Бой с тенью. Новаторы и консерваторы

Бой с тенью. Новаторы и консерваторы


Помните, что ковчег построил любитель. Профессионалы построили “Титаник”.


Любая работа легка человеку, который не обязан её выполнять, поэтому такое количество изобретений принадлежит энтузиастам. Пока генералы готовятся к прошедшим войнам, а дипломированные специалисты предлагают отказаться от “высоких технических рисков”, эти люди двигают вперед прогресс.

«Все, что могло быть изобретено, уже изобретено», — заявил Чарльз Дьюер, чиновник американского патентного бюро (1899 г.).

Досадные суждения допускал сам лорд Кельвин, например, “летательные аппараты тяжелее воздуха невозможны” (1895 г.). Двумя годами позже он заявил, что “у радио нет будущего”.

А помните, что ответили американские генералы Хайраму Максиму? “Ваш Мэксим-ган — всего лишь непрактичная игрушка”.

Конъюнктурщики и карьеристы всех мастей запортачили немало полезных проектов. Но особо тяжкие последствия имели просчеты на военном флоте, стоившие жизни тысячам моряков.

Только настоящие профессионалы могли додуматься до концепции британского линейного крейсера. Практически ничем не защищенная “лохань”, которой предстояло ходить грудью на пулемет биться на равных с дредноутами. В качестве компенсации были предложены меры активной защиты, в виде увеличенной скорости (на 5 узлов по сравнению с обычным ЛК).

Ну, и они своего добились.


Слева — "Дерфлингер", справа — британский "Инвинсибл"


Судьба до поры хранила эти корабли, но часом истины для них стал Ютланд. Один за другим на воздух взлетели “Куин Мэри”, “Инвинсибл” и “Индифатигэбл”. Ввиду мгновенной гибели британских ЛКР из всего экипажа сумели спаслись единицы. Потери разнились от 1026 чел. на “Инвинсибле” до 1266 на “Куин Мэри”.

Надо ли говорить, что из всех тяжелых кораблей британцев жертвами сражения стали лишь три ЛКР?



Практика подтвердила очевидную абсурдность идеи “скорости в обмен на защищенность”.

О чем думал тот, кто инициировал постройку “Инвинсибла”? Чтобы побыстрее “пропихнуть” проект и сложить часть прибыли в карман. О чём еще думать на таких должностях?

Впрочем, что мы все о британцах…

Свои дегенераты имелись в третьем рейхе. Конструкторам “Блом унд Фосс” удалось невозможное. При наличии всех необходимых средств, современной промышленности и богатейшего опыта в проектировании крупных кораблей они умудрились построить худший тяжелый крейсер довоенных лет. Фашистам еще повезло, что они не попали под действия вашингтонских ограничений. Иначе их творение могло просто не слезть со стапеля.

Будучи в 1,5 раза крупнее “вашингтонцев”, крейсер “Адмирал Хиппер” ничем не выделялся по огневой мощи и обладал наихудшей защищенностью среди всех американских, японских и итальянских тяжелых крейсеров. Вдобавок немецкий экскремент (не путать с экспериментом!) обладал уникальной особенностью. Он разваливался прямо на ходу, что вынуждало иметь на борту пару сотен гражданских механиков, электриков и инженеров, доводя экипаж “Хиппера” до невероятных 1800 чел.!

Бриты и немцы были не одиноки.

Досадную ошибку допустили самураи. Кто-то из сынов Аматэрасу предложил разместить в незащищенных помещениях на верхней палубе 24 кислородных “лонг-лэнса”. Каждая торпеда содержала 490 кг взрывчатки и 980 литровый баллон с чистым кислородом. В результате, единственное попадание гарантировано превращало крейсер в пылающую развалину. Благодаря беспечному хранению, “лонг-лэнсы” нанесли больше ущерба крейсерам Императорского флота, чем их противнику.



В конструкции кораблей все подчинено требованиям обеспечения мореходности, остойчивости и других, не менее важных параметров. Лишнему весу взяться не откуда. Но открытое хранение кислородных торпед — это нечто. С таким успехом можно отказаться от погребов и барбетов, просто высыпав снаряды на палубу рядом с башней.

При полном водоизмещении 15 тыс. тонн у японцев не нашлось дополнительной сотни тонн на защиту ТА и торпед. Важный, смертельно опасный элемент конструкции был оставлен на открытом месте, лишенный всякой защиты. А вы говорите: специалисты...


"Микума" после детонации торпедного боезапаса, Мидуэй, 1942 г.


Безумное решение стоило жизни “Фурутаке”, “Микуме”, “Тёкай”, “Судзуе” и тысячам их моряков. Единственным, кому повезло, был тяжелый крейсер “Могами”. За пару часов перед боем его экипаж выбросил все торпеды за борт, что дало возможность выжить и вернуться на базу.

Пока японцы экспериментировали со своими торпедами, французы и итальянцы вступили в беспощадную гонку за скоростью. Параметр важный, но далеко не единственный. И никто не обратил внимания, что на практике скорость в большинстве случаев определяется погодой, состоянием поверхности моря, а также ресурсом и качеством тех. обслуживания механизмов. Потому в бою на практике обещанных 40 узлов может и не быть. И тогда станет понятно, на чём сэкономили конструкторы: прочности силового набора, мореходности, живучести и составе вооружения кораблей.

После окончания войны на смену гениальным создателям “Инвинсибла” и “Хиппера” пришли их достойные преемники.

Те, кто построил “Шеффилд”, который сгорел от неразорвавшейся ракеты. Явный абсурд? А одни думали, серьезно.

В другой раз, йеменские бармалеи притащили бетономешалку и намешали 200 кило аммиачной селитры с алюминиевой пудрой (далеко не самое эффективное ВВ, со скоростью детонации около 4 км/с). Подвезли мешок к USS Cole и отправили всех неверных к шайтану. В результате не самого сильного взрыва снаружи у борта суперэсминец за $1 млрд. долл. полностью вышел из строя. Не спасла ни локальная защита кевларом, ни автоматическая система локализации повреждений. Корпус разворотило. Потери экипажа “Коула” оказались эквиваленты потерям на броненосце “Орел” (выдержал 76 попаданий).



И вот сейчас, когда вопрос касается повышения защищенности кораблей, сторонники традиционного подхода предлагают обратиться за советом к создателям “Шеффилда” и “Коула”! Да, с таким же успехом можно проконсультироваться у домохозяек.

Те, кто проектировал и те, кто заказывал такие корабли, не думали ни о чем, кроме личной выгоды. Традиционный подход, минимум технических рисков, максимум прибыли, минимум издержек, резерв водоизмещения, возможность решить все проблемы самым простым путем.

Вот что движет этими людьми. Романтики там нет.

Дабы не прослыть воинствующим дилетантом, стоит признать, что любая инновация требует тщательного расчета при воплощении в жизнь. В частности, это касается разговора о возвращении брони на корабли. Автор намеренно не делает смелых прогнозов. Внутри цикла статей он указал лишь на потенциальную возможность подобного решения и возможные преимущества. Все дальнейшие расчеты должны вестись людьми, в чьи должностные обязанности входят подобные задачи. Существующие выводы сделаны на основе многочисленных исторических примеров. Если имеются сомнения, обратитесь к создателям "Тонэ" и "Миоко", громоздких бронированных кораблей, которые по сегодняшним меркам существовать не могли.

Энтузиазм не подразумевает круглого невежества. Для оформления каких-либо выводов необходимо как минимум увлекаться вопросом и разбираться в указанной проблеме. Наконец, здравый смысл и непостижимая вечная логика. Впрочем, всё это меркнет на фоне некомпетентности многих “специалистов”. Которым в силу различных причин либо некогда, либо вообще неинтересно то, чему они посвятили жизнь. Спрашивать их мнения бесполезно. Они заняты рутинной работой и уверены, что инициатива может быть наказуема. Уже не говоря о пресловутых “генералах, что готовятся к прошлым войнам” или “эффективных менеджерах”, единственная задача которых — генерировать прибыль.

В тексте были использованы идеи Kars’а.
Автор:
Олег Капцов
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

140 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти