Спор о конструктивной защите



В разделе “Флот” был опубликован ряд статей, внушающих определенное опасения за неокрепшие умы подрастающего поколения. Понятно, что на дворе весна, и скоро наступит ЕГЭ, но никто не запрещает учиться мыслить логически прежде, чем бросаться перемножать первые попавшиеся цифры.


Не считать там, где надо, и считать там, где нельзя. Для ведения строгих расчетов необходимы не менее строгие исходные данные. И чем сложнее система, тем больше различных факторов, влияющих на результат. Невозможно делать научные расчеты, не имея точных сведений о компоновке боевого корабля, распределению нагрузок на его палубах и платформах, без конкретных значений статей нагрузки, без учета удлинения корпуса и формы обводов его подводной части.

На любительском уровне расчет точных параметров невозможен. Этим должны заниматься те, в чьи профессиональные обязанности входят такие расчеты.



Мы можем делать лишь общие выводы и находить потенциальные пути решения проблем, ориентируясь на известные факты о похожих конструкциях. Не владея всеми коэффициентами и исходными данными, публиковать результаты с точностью до третьего знака после запятой — верный признак подтасовки фактов и лженауки.

Простейший пример: расчет надежности систем вооружений корабля по схеме ГЭУ — СУО — УВП. Автор расчета вряд ли догадывался, что при стрельбе из установки Mk.41 требуется воздух под давлением 225 фунтов на кв. дюйм (15 атм.) и непрерывное охлаждение забортной водой — 1050 галлонов в минуту. Вооружение “Берка” немедленно выйдет из строя при повреждении помпы и основного компрессора HFC-134a.

Но это никак не было учтено в представленных расчетах.

Надежность системы снижается у всех современных кораблей. Это не удивительно. Для вывода из строя дальней ПВО крейсера «Кливленд» нужно либо уничтожить все 6 АУ 127-мм, либо 2 КДП, либо энергетику (подача электричества на приводы КДП и АУ). Уничтожение одного КДП или нескольких АУ не приводит к полному отказу системы.


Повреждение главного распределительного щита или отсека с предохранителями немедленно ставило на грань гибели крейсер эпохи ВМВ. Так что не нужно выдавать желаемое за действительное. Критически важные системы имеются на любом корабле — что сейчас, что 70 лет назад. И они имеют более прочную взаимосвязь, чем могло показаться снаружи.

Роль электроэнергии в боеспособности кораблей ВМВ несоизмеримо меньше, т.к. даже при отключенном электропитании возможно продолжение огня при ручной подаче снарядов и грубом наведением средствами оптики…


Вращать руками 300-тонную башню желающих не находилось. Впрочем, они бы при всём желании не развернули даже универсальную АУ крейсера “Кливленд”.

Спор о конструктивной защите


…бронированные предки могли всего лишь стрелять из пушек в пределах видимости. А современные корабли универсальны и в состоянии уничтожать цели в сотнях километров от себя. Такой качественный скачок сопровождается и определенными потерями, в числе которых усложнение вооружения и как следствие снижение надежности, рост уязвимости и повышенная чувствительность к сбоям.



Гироскопические колонки и многотонные аналоговые компьютеры кораблей времен ВМВ выходили из строя от малейших сотрясений.

Тот, кто брался сравнивать надежность оружия кораблей разных эпох, как-то учитывал разницу между чувствительной механикой гироскопических приборов КДП и современными микросхемами, предельно устойчивыми к сильным ударам и вибрациям? Нет? Тогда на какую “научность” может претендовать такой “расчет”?

Сегодня выбывание корабля из активного ведения боя может быть всего лишь выключение его РЛС.


В прежние времена, когда обесточивался корабль, моряки могли вручную палить из 20-мм зениток. Современные эсминцы также имеют автономные средства ближней ПВО. Вместо примитивных “Эрликонов” — автоматы “Фаланкс” с собственной РЛС управления огнем, смонтированной на едином лафете.



Из боя он выйдет не скоро. Современный эсминец готов сражаться до последнего живого матроса. На его борту 70 комплектов “Стингеров” (если кому-то покажется, что это смешно, сравните возможности ПЗРК с характеристиками RIM-116 или “Кинжала”).

Автономные “Фаланксы”. Автоматические “Бушмастеры” с ручным наведением. Наконец, от поврежденного эсминца могут отделиться “независимые боевые модули” — два вертолета, способные искать подлодки и стрелять по надводным целям “Хэллфайрами” и “Пингвинами”.



Трогательным моментом стало знакомство с “рациональной” схемой бронирования, предложенной постоянным участником дискуссии с ником Alex_59. Он не растерялся и рассчитал локальную защиту для современного эсминца типа “Берк”. Из расчета — 10% стандартного водоизмещения, 788 тонн броневой стали.

То, что получилось, на иллюстрации:



Казалось бы, все очевидно: 788 тонн потрачены в пустоту. “Защита” получилась в виде мелких “лоскутов”, не способных прикрыть даже четверти площади борта. Однако далее выяснилось следующее: в 3D-пространстве каждый из прямоугольников является параллелепипедом. Попросту — ящиком без дна, с толщиной боковых стенок 62 мм.

В итоге получилось целых СЕМЬ отдельных цитаделей. Вы серьезно?

Например, для чего разделять два машинных отделения (каждый со своей внутренней траверзной переборкой), если можно просто объединить их в единый защищенный отсек. А вес внутренних траверзных переборок потратить на защиту промежутка между отсеками (чтобы туда ничего не залетело).

То же самое касается защиты УВП, арт. погреба и боевого информационного центра. Я уже не говорю о бронировании станин “Фаланксов”, в чем вообще отсутствует всякий смысл.



Зачем городить многочисленные 60-мм траверзы и цитадели, если указанные 800 тонн можно потратить на сплошную 60-мм защиту бортов (длина цитадели 100 м, высота пояса 8 м) и двумя траверзами, замывающими цитадель.

Иначе мы приходим к парадоксальному выводу. Всего лишь 700-800 тонн (10% от стандартного водоизмещения современного эсминца) достаточно для обеспечения сплошной защиты обеих бортов, от КВЛ до верхней палубы. При толщине броневых плит 60 мм, что вполне достаточно, чтобы предотвратить проникновение в корпус любой ПКР стран НАТО (“Отомат”, “Гарпун”, “Экзосет”) и защитить корабль от обломков сбитого “Брамоса”.

И как всё это согласуется с выводами того же автора?

Любая попытка натянуть броню на эти объемы приводит к такому утончению бронирования, что оно превращается в фольгу.


Попробуйте погрызть 60-мм “фольгу” из крупповской цементированной стали. С твердостью по Бриннелю свыше 250 единиц. Чтобы вам стало понятнее: по той же шкале древесина имеет твердость 1-2 единицы, медная монета — 35. Примерно такое же соотношение имеют их пределы прочности.

Для чего цитадель? Морякам есть что защищать, кроме БИЦ, УВП и двух МО. Навскидку:

— матросские кубрики и офицерские каюты личного состава;
— помпы и компрессоры;
— посты борьбы за живучесть;
— погреб авиационных вооружений (40 малогабаритных торпед, авиационные ПКР “Пингвин” и УР “Хэллфайр”, блоки НУРСов и др. авиационное вооружение);
— упомянутые УВП, механизмы и турбины ЭУ;
— три электростанции с распределительными щитами и трансформаторами;
— воздуховоды, электрические кабели и линии обмена данными между постами эсминца…

Есть еще один неучтенный момент. Помимо 130 тонн кевлара противоосколочной защиты, начиная с эсминца “Мэхэн”, янки устанавливают в корпусе пять дополнительных броневых переборок толщиной в 1 дюйм (25 мм). Крышки пусковых ячеек УВП также имеют защиту из 25-мм плит.

Теперь смотрите, какой интересный фокус. Сколько сотен тонн удастся сэкономить, если включить броневые плиты в силовой набор корпуса?

Что касается вечных вопросов к горизонтальной защите и возможности выполнения “горки” с последующим ударом в палубу, то разве кто-то сказал, что палуба всегда имеет худшую защиту, чем борта?



Для этого достаточно обеспечить завал бортов, что автоматически уменьшит площадь палубы. И просто заново перепроектировать корабль. Кстати, сам по себе маневр "горка" тоже не сахар, его выполнение возможно лишь на дозвуковых скоростях.

Примеры с “Атлантом” и “Арли Берком” изначально некорректны. Создатели этих кораблей не рассчитывали устанавливать конструктивную защиту, и все попытки рассчитать броню не имеют никакого смысла. Для этого, повторюсь, нужен новый корабль. С другой компоновкой (подобной той, что на рисунке), другим удлинением корпуса и полностью перестроенной надстройкой.

Что касается спора о процентом соотношении броневой защиты в статьях нагрузки корабля, то он также не стоит свеч. Все примеры с “Ташкентом”, “Юбари” и пр. некорректны. Потому что статьи нагрузки — функция переменная. И зависит от приоритетов конструкторов.

Французские крейсеры “Дюпюи-де-Лом” и “Адмирал Шарнэ” при водоизмещении 4700 и 6700 тонн несли по 1,5 тыс. тонн брони (21% и 25%, соответственно). Что касается объемов для размещения электроники — покажите современный фрегат с тремя паровыми машинами, бронированными КДП, башнями (с 200-мм защитой) и экипажем 500+ человек.
Автор:
Олег Капцов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

127 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти