Как мы в союзе с турками французов били на море

Как мы в союзе с турками французов били на море


Великая французская революция 1789 года стала переломным этапом в историческом развитии человечества, вызвавшим в конце XVIII века новое обострение военно-политической обстановки в Европе. Против Франции выступили все правящие европейские династии. Их целью являлось уничтожение Французской республики и восстановление во Франции монархии Бурбонов. Однако в первой половине 1792 года французские войска перешли в наступление и вскоре сами встали на путь агрессии. Весной 1796-го они вторглись в Северную Италию, устремив свои взоры на Ионические острова.

Греческие жители Ионического архипелага обратились к русскому императору Павлу I с просьбой о принятии их под его покровительство. Однако что-либо противопоставить устремлению французов Россия не могла. В результате в 1797 года французы заняли о. Корфу и другие острова архипелага.


В складывающихся обстоятельствах Павел I был склонен присоединиться к антифранцузской коалиции в их борьбе за "спасение тронов" и направить свой флот в Средиземное море. Удостоверившись в том, что Турция не имеет агрессивных намерений против России, император стал предпринимать шаги к сближению с Оттоманской Портой для совместных действий против общего врага.

Интенсивные приготовления французских армии и военного флота в Тулоне и поступающие сведения об их планах высадиться в Египте, склонили турецкое руководство к принятию предложения российского кабинета о создании оборонительного союза и о направлении эскадры Черноморского флота для содействия и усиления турецких сил.

Решение об участии российских морских сил в коалиционной войне было оформлено в виде императорского рескрипта от 25 июля 1798 года на имя командующего Черноморским флотом вице-адмирала Ф.Ф. Ушакова. В нем говорилось о необходимости немедленно отправиться с эскадрой в район Дарданелл и в случае получения приказа следовать «с турецким флотом против французов, хотя бы то и далее Константинополя случалось"'.

12 августа эскадра Черноморского флота, включавшая шесть лучших своих линейных кораблей, семь фрегатов, трех авизов и, с посаженными на них 1700 солдатами Севастопольского гарнизона под общим командованием Ушакова, покинула Севастополь и направилась к Босфору.

Как мы в союзе с турками французов били на море


Таким образом, еще до официального подписания союзного договора Россия и Турция приняли решение объединить свои флоты, как наиболее мобильные силы, для противодействия армии и флоту Франции. Следует отметить важный политический прецедент: две державы, имевшие давние и острые противоречия, решили вступить друг с другом в тесный военный союз, тем самым на практике подтвердив возможность сотрудничества во имя общих интересов в регионе. Турецкий министр иностранных дел (реиз-эфенди) Атыф Ахмет по этому поводу отмечал: "Одно добро меж тысячами бед, что произвела на свет революция французская, есть, конечно, отвращение враждования и недоверчивости меж двух империй Порты и России. Россия для Порты есть наинадежнейшая защита, и целость Порты есть наинужнейшее дело для безопасности России. Характеры обоих государей, польза обеих наций нас связывают, и мы теперь только в натуральной связи нашей объяснились".

В полдень 25 августа 1798 года российская эскадра вошла в Константинопольский канал и бросила якоря в Буюк-Дере, напротив дома российского посланника. Турки встречали русские корабли дружелюбно, о чем Ушаков известил в своем донесении Павла I.

С прибытием русской эскадры в Константинополь начались переговоры с участием турецкого, русского и английского полномочных представителей о совместных действиях трех держав против французов. На конференциях 28 и 30 августа 1798 г. был составлен план военных действий морских сил коалиции на Средиземном море, по которому русско-турецкая эскадра должна была освободить от французов Ионические острова, чтобы завладеть стратегически важным пунктом в Средиземном море - о. Корфу - и тем самым обезопасить балканские владения турок. Части эскадры предписывалось следовать к Родосу, а затем к берегам Египта, для действий совместно с английской эскадрой командора Сиднея Смита по блокаде Египетской армии Бонапарта.

Другая английская эскадра, которой командовал контр-адмирал Нельсон, должна была блокировать Мальту, захваченную французами 1 июня по пути их следования к Египту. Таким образом, суть разработанного плана сводилась к тому, чтобы уничтожить французские сухопутные и морские силы на Ионических островах и Мальте, господство над которыми позволяло последним контролировать обстановку в центральной и северо-восточной части Средиземного моря, а также блокировать египетскую армию Бонапарта, оставшуюся без морского прикрытия и транспортных судов после Абукирского сражения (21-23 июля 1798 г.).

Для реализации намеченного плана русскую эскадру объединили с турецкой, в составе которой было четыре линейных корабля, шесть фрегатов, четыре корвета и четырнадцать канонерских лодок. Командовал турецкой эскадрой вице-адмирала Кадыр-бей. Стоит отметить, что общее командование объединенной русско-турецкой эскадрой не было определено. Каждая эскадра подчинялась своему адмиралу. В то же время турецкий султан счел необходимым указать Кадыр-бею "почитать русского вице-адмирала яко учителя", по существу определив главенствующее положение Ушакова. Что неудивительно, если вспомнить сколько раз Ушаков «учил» турков.

Снабжение эскадры возложили на турецкую сторону. В итоге в составе русско-турецкой эскадры было 10 линейных кораблей, 13 фрегатов, 7 малых судов и 14 канонерских лодок. Кроме этого, в Севастополе подготовили к выходу очередной отряд из двух новых 74-пушечных кораблей. С английской стороны для взаимодействия с объединённой русско-турецкой эскадрой выделялась эскадра Нельсона, которая находилась в Неаполе после Абукирского сражения.

Взятие Ионических островов планировалось осуществить путем высадки на них десанта, набранного на албанском берегу, Янине и Морее. Общее количество солдат в десанте, согласно султанскому повелению, должно было достигнуть 17 тыс. человек. С целью идеологической подготовки вице-адмирал Ушаков обратился к населению захваченных французами островов, и призвал поддержать коалиционные силы в борьбе за их освобождение.

В конце сентября 1798 года началось развертывание союзной эскадры в Средиземном море. Согласно имевшейся договоренности, к Родосу направлялись четыре фрегата и десять канонерских лодок под общим командованием А.А. Сорокина. Главные же морские силы коалиции тремя колоннами пошли к берегам Морей.

Союзной эскадре в Средиземном море противостояли французские разрозненные отряды, которые были сосредоточены на Корфу, Мальте и в Тулоне в составе 13 кораблей и 11 фрегатов. При этом большую часть из них составляли малопригодные к ведению боя венецианские и мальтийские 64-пушечные корабли. Основные же силы франко-испанского флота располагались в портах Атлантического океана - Бресте и Кадисе, проход через Гибралтарский пролив им закрывала эскадра Сен-Винцента.

Захват Ионических островов русско-турецкой эскадрой планировалось осуществлять последовательно, начав с юго-востока, не оставляя в тылу вражеских опорных пунктов, которые могли бы помешать обеспечению эскадры. Для этого было решено разделить объединенную эскадру на несколько мелких отрядов, которые направились к отдельным островам. Порядок взятия этих островов определялся ордерами вице-адмирала Ушакова командирам отрядов, назначенных им из числа русских офицеров.

Освобождение Ионических островов начались 28 сентября высадкой на о. Цериго морского десанта с кораблей отряда под командованием И.А. Шостака. К 1 ноября, после взятия о. Санта Мавра, французы потеряли уже четыре из семи островов. Успех был достигнут благодаря атаке соединенной эскадры с целью захвата береговых укреплений с морских направлений.

Как мы в союзе с турками французов били на море


Впереди четко обозначилась главная цель - мощная крепость Корфу, которая считалась ключом к Адриатике. Было ясно, что взять столь мощную крепость с ходу не возможно, для этого необходимы были весьма значительные силы и тщательная подготовка. Поэтому Ушаков решает организовать морскую блокаду Корфу для подготовки к штурму.

Тем временем, 23 декабря 1798 года между Россией и Турцией был окончательно оформлен союзный оборонительный договор, послуживший юридической основой действиям соединенной эскадры. Штурм Корфу последовал утром 18 февраля 1799 года. В результате решительной атаки, продолжавшейся не более 12 часов, бастионы Корфу захватили вначале с моря, а затем - с суши. Штурм крепости Корфу вошел в историю как образец тщательно продуманной и логически завершенной военно-морской операции. Этой победой Ушаков вписал яркую страницу в историю нашего флота и внес заметный вклад в развитие мирового военно-морского искусства.

Как мы в союзе с турками французов били на море


После взятия Корфу в руках союзников оказался важнейший средиземноморский стратегический пункт. Активизировалось национально-освободительное движение на юге Италии. "Сия весть, - отмечалось в реляции российского посланника в Неаполе В.В. Мусина-Пушкина-Брюса от 29 марта на имя Павла I, - произвела в Сицилии важные действия. Почти все провинции вооружены и желают выступить против неприятеля. Кардинал Руффо решился идти в Салерно".

Покорение Корфу завершило собой освобождение Ионических островов от французов и позволило силам коалиции полностью контролировать ситуацию в Средиземном море. Война вступала в новый этап, в котором основные боевые действия переносились на сухопутный европейский театр. Флот в общей стратегии теперь рассматривался как вспомогательная сила, призванная содействовать армии в блокаде побережья и военно-морских баз противника, а также в доставке войск к местам боевых действий.

В период стратегического развертывания союзных войск в Европе российское правительство, учитывая просьбы партнеров по коалиции, перед соединенной эскадрой поставило следующие задачи:
1. Содействовать неаполитанской армии в освобождении Королевства Обеих Сицилии.
2. Блокировать порт и крепость Анкона.
3. Содействовать прекращению коммуникаций противника в Адриатическом море.
4. Содержать отряд судов у о. Кандия для усиления в случае необходимости английской эскадры в Египте.
5. Учредить новое правление на Ионических островах.

Следует отметить, что установление на освобожденных Ионических островах "нового правления" было не свойственно флоту. Впервые это поручалось не дипломатам, а командующему эскадрой, что свидетельствовало о возрастании роли и значения флота во внешней политике, а также о мировом авторитете Ушакова. Под руководством русского адмирала на Ионических о-вах начало создаваться первое национальное греческое государство нового времени. При непосредственном участии русского адмирала была составлена и отправлена на утверждение российскому и турецкому монархам конституция будущей республики.

Как мы в союзе с турками французов били на море


Вопреки устоявшемуся мнению о том, что якобы за самовольное создание на Ионических о-вах республики Ушаков попал в опалу, следует отметить, что на самом деле его деятельность была одобрена Павлом I. Об этом свидетельствовал его рескрипт от 15 июля, в котором говорилось: "Находя меры, упомянутым адмиралом в Корфу, принятые и представленные Порте, согласующимися с предположениями нашими, Мы оные одобряем".

В апреле 1799 года началось наступление войск коалиции в Северной Италии под командованием Суворова, который попросил Ушакова об установлении морской блокады Анконы (порт на восточном побережье Италии), ибо через нее французские войска получали подкрепление и нарушали коммуникации союзников в Адриатике.

В ответ на просьбу Ушаков предпринял маневр силами соединенной эскадры. 1 апреля к Бриндизи (порт на юго-востоке Италии) для совместных действий с ополчением кардинала Руффо, был отправлен небольшой отряд из четырех российских фрегатов, шхуны, неапольского фрегата, четырех турецких канонерских лодок и корвета с десантными войсками, которыми командовал капитана 2 ранга А.А. Сорокин. 23 апреля для блокады Анконы направлена эскадра, состоявшая из трех линейных кораблей, четырех фрегатов, трех авизов и корвета, под общим командованием контр-адмирала П.В. Пустошкина.

Во исполнение распоряжений адмирала Ушакова, отряд судов объединённой русско-турецкой эскадры капитана Сорокина, посланный к неаполитанским провинциям ''для освобождения берегов Пулии от французов и для истребления их изо всех мест, при берегах находящихся", во второй половине апреля подошел к порту Бриндизи, захваченному в конце февраля французским десантом, высаженным с корабля "Женере". Французский гарнизон при появлении небольшого отряда без сопротивления покинул крепость и на мелких судах ушел в Барлетту. Чтобы не упустить инициативы, Сорокин решил, не задерживаясь, преследовать противника вдоль побережья в направлении Марфедонии.

Рейд соединенного отряда по адриатическому побережью Италии характеризовался высокой мобильностью и маневренностью. С 30 апреля по 8 мая Сорокину удалось дойти до Марфедонии и завладеть ею. Высадив в Марфедонии десант, Сорокин поручил его командовавшему фрегатом "Счастливый", капитан-лейтенанту Г.Г. Белли, и направил вглубь территории для соединения с ополчением кардинала Руффо, для совместного похода на Неаполь. Отряд Белли состоял из 510 человек, среди которых было 15 офицеров, 117 матросов, 312 унтер-офицеров и солдат, 36 артиллеристов с шестью пушками и 30 человек с неаполитанского фрегата. К июню он подошел к окрестностям Неаполя и встал лагерем в 35 милях от столицы. Здесь и произошла его встреча с Руффо.

Как мы в союзе с турками французов били на море


За короткое время десантный отряд прошел через весь Апеннинский полуостров, разбив остатки французских войск и приведя в повиновение королю местное население. Присутствовавший при отряде кавалер Мишуру с восторгом писал об этом адмиралу Ушакову: "Всего за 20 дней небольшой русский отряд возвратил моему государству две трети королевства".

В начале июня отряд Белли получил подкрепление от Сорокина в количестве 95 человек под командованием двух офицеров. Соединившись с ополченцами кардинала Руффо, отряд начал подготовку к штурму Неаполя, в котором располагалось до 12 тыс. человек французского гарнизона и неаполитанских якобинцев.

3 июня без предварительной артиллерийской подготовки, войска, в авангарде которых находился отряд капитан-лейтенанта Белли, пошли на штурм. При взятии Неаполя союзниками особо была выделена роль российского десантного отряда Белли. "Корпус российского войска, - писала королева Мария-Каролина, - завоевал королевство и столицу".

Другой отряд, под командованием Пустошкина, 5 мая подошел к Анконе и заблокировал гарнизон крепости из двух тысяч человек и находившиеся в порту три линейных корабля, фрегат, бригантину и более двадцати торговых судов и военных транспортов. Пустошкину удалось выявить систему обороны крепости и порта и сделать вывод о возможности их взятия при усилении эскадры малыми десантными судами и сухопутными войсками. Об этом он сообщил адмиралу Ушакову и генерал-фельдмаршалу Суворову, которые одобрили его замысел. В результате налаженного взаимодействия между союзными морскими и сухопутными силами, к концу мая к Анконе из Корфу прибыло подкрепление: 270 российских гренадер, 21 морской канонир и 180 турецких галонджи (морских солдат) под командованием майора А.Ю. Гамана. Австрийское командование по согласованию с Суворовым, со своей стороны, отрядило к Анконе корпус во главе с генералом Клейнау.

С получением подкрепления Пустошкин приступил к организации блокады Анконы с моря и суши. Опираясь на опыт взятия Ионических островов, он призвал местное население содействовать союзной эскадре в изгнании французов, после чего высадил десант в районе городка Песаро. Освободив его, десантный отряд быстро приблизился к Анконе и вытеснил французов из укреплений Фано и Сенегале. Фано был сдан практически без боя, а Сенегале 6 июня пришлось брать штурмом. В результате противник отступил в Анкону, оставив на поле боя до 30 человек убитыми. Войска майора Гамана потеряли троих убитыми и 15 ранеными.

Отряд Пустошкина полностью овладел инициативой, и шансы на успех оказались достаточно высоки. Однако, учитывая просьбу контр-адмирала Нельсона о помощи русско-турецкой эскадры для противостояния в Средиземном море мощному франко-испанскому флоту, Ушаков отдал Пустошкину распоряжение о немедленном возвращении на Корфу.

С уходом соединенных морских сил французы за короткое время вновь овладели Фано и Сенегале. Но необходимость продолжения блокады Анконы заставила адмирала Ушакова 24 июня отправить туда новый отряд под командованием капитана 2 ранга Н.Д. Войновича, состоявший из трех российских и одного турецкого фрегатов, бригантины, турецкого корвета и малого военного судна. По прибытии к Анконе, отряд разбил неприятеля, захватил крепость Фано и взял в плен 553 человека. Совместно с повстанцами отряд взял в осаду и саму Анкону.

В это же время союзные войска под предводительством Суворова продвигались по Северной Италии. К концу июня вся Италия, кроме узкой полосы Генуэзской Ривьеры и нескольких крепостей, была в руках союзников. Суворов составил план дальнейшего наступления на Ривьеру и продвижения войск по Лигурийскому побережью через Лион на Париж.

Успехи союзной армии в Северной Италии и объединенной эскадры в районе Ионических островов и Южной Италии уверили австрийцев и англичан в невозможности французской армии вернуть утраченные позиции в этих районах. Поэтому, учитывая свои интересы, Англия и Австрия за спиной России решили изменить общий стратегический план ведения войны. Суть его была в том, чтобы вывести русские войска из Италии в Швейцарию, высадить англо-русские войска в Голландии, очистить центральную Европу от французов, после чего совместными усилиями наступать на Францию.

В конце мая - начале июня 1799 г. этот план был утвержден британским монархом и доведен через кавалера Мартона до министра иностранных дел Австрии барона Тугута, после чего венский двор дал на него свое согласие. Таким образом, в то время, когда Александр Суворов планировал наступать на Генуэзскую Ривьеру, за его спиной был уже составлен план по выводу российских войск в Швейцарию.

Как мы в союзе с турками французов били на море


Противоречия, возникшие между союзниками, заметно ослабляли коалицию и порождали недоверие между ее участниками. Как отмечал адмирал Ушаков, "англичане только хитрят... да и прежде делали только одно помешательство... Они стараются всякого больше отвлекать от деятельностей, не могучи успеть в своих предприятиях..."

Ситуация значительно осложнилась с появлением превосходящего франко-испанского флота в Средиземном море. Нельсон в беседе с русским дипломатом Акимом Лизакевичем признался, что он самостоятельно не может ему противостоять и потому запросил помощи у Ушакова. Тот, идя навстречу Нельсону, 24 июля вышел из Корфу с эскадрой в составе шести российских кораблей, трех фрегатов, четырех авизов, а также четырех турецких кораблей, трех фрегатов, одного корвета и кирлангича, имея на судах 3 тыс. человек из албанских войск, и 3 августа подошел к Мессине. В этот же день в Палермо пришел из Портсмута отряд русских кораблей вице-адмирала П.К. Карцева.

В день прибытия Ушаков получил письмо Суворова с извещением о необходимости блокады побережья Генуи, куда отошла французская армия генерала Моро, после неудачной попытки объединиться с войсками генерала Макдональда. По мнению Суворова, занятые ими позиции в местечке около Савоны и в заливе Вадо, представляли значительное препятствие к их взятию без помощи эскадр.

Однако выделенные Нельсоном три корабля, фрегат и два кутера не справлялись с поставленной задачей. Поэтому Ушаков в тот же день отправил к Генуе отряд в составе двух кораблей и двух авизов под командованием Пустошкина, а в Неаполь отрядил сорокинский отряд из трех фрегатов. Выполняя самостоятельную задачу, Пустошкин тесной блокадой генуэзского побережья и активными действиями на коммуникациях нанес значительный ущерб противнику. С прибытием 21 августа объединенной эскадры в Палермо выяснилось, что вражеский флот уже покинул Средиземное море. Перед союзным флотом оставалась одна задача - взятие Мальты, где с сентября 1798 года находился в блокаде четырехтысячный французский гарнизон, с тремя кораблями и таким же количеством фрегатов.

Важным моментом в истории взаимодействия союзных флотов России, Турции и Англии явилось совещание, состоявшееся 24 августа. На нем было продемонстрировано преимущество подходов русского адмирала к вопросам взятия приморских крепостей. Так если позиция Нельсона была в том, что бастионы о. Мальты невозможно атаковать кораблями и приступать к их штурму без многочисленного десанта, то Ушаков твердо придерживался мнения о необходимости взять крепость именно штурмом или, по меньшей мере, «устрашить» противника.

В Неаполе Ушаков, сформировав отряд морского десанта из 800 человек с приданным к нему неаполитанским регулярным войском из 1500 человек, 19 сентября отправил его для взятия Рима. Однако Нельсон, за спиной Ушакова, также отправил к Риму линейный корабль "Минотавр" под командованием Трубриджа, который, подойдя к Чивитавеккьи, предложил французскому генералу Гарнье сдать Чивитавеккью и Рим на почетную капитуляцию и вскоре ее заключил. На основании подписанной капитуляции, 1400 человек французского гарнизона и местные якобинцы покинули Рим. Тем не менее, марш русских моряков к Риму пришлось продолжить во избежание разграбления города. Вступление морского десанта в Рим было по воспоминаниям современников с восторгом встречено местными жителями. К этому времени на театре войны произошли кардинальные изменения. 4 августа Суворов разбил при Нови 40-тысячную армию генерала Жубера. Русские войска намеревались наступать на Генуэзскую Ривьеру, но англичане и австрийцы настояли на своем плане военных действий, и уже 6 августа русско-австрийские войска, к необычайному удивлению французов, по повелению австрийского императора, прекратили их преследовать и отошли назад, на исходные позиции, которые занимали до сражения. 28 августа Суворов со своими войсками отправился в Валенсу, а затем Швейцарию.

С уходом Суворова из Италии французы вновь перешли в наступление в районе Пьемонта и генуэзских областях. 14-15 сентября российские войска, которыми командовал генерал-лейтенант А.М. Римский-Корсаков, потерпели поражение под Цюрихом. В этих условиях Павел I решил выйти из коалиции, в связи с чем 8 октября им был подписал указ о возвращении эскадры Ушакова в Черное море, а 11 октября - об отзыве войск Суворова из Европы. В конце 1799 г. эскадра адмирала Ушакова отошла из Италии на Корфу. С этого времени началось свертывание российских сил в Средиземном море.

В результате длительных русско-турецких переговоров 21 марта 1800 г. была заключена Константинопольская конвенция и утверждена новая конституция Республики семи соединенных островов, которые юридически закрепили результаты боевой деятельности соединенной русско-турецкой эскадры. Таким образом, впервые в новой истории было создано национальное греческое государство под протекторатом Турции и российским покровительством. Последняя получила возможность сохранять на Корфу свое военно-морское присутствие, что позволяло ей занимать стратегически выгодный пункт в Средиземном море и оказывать влияние на европейские дела. Это явилось одним из реальных результатов участия нашей страны в коалиционной войне против Франции.

Как мы в союзе с турками французов били на море


К лету 1800 г. разрозненные силы русской эскадры были собраны на Корфу для подготовки к возвращению на Родину. 6 июля эскадра Ушакова покинула Ионические о-ва и 26 октября пришла в Севастополь. На этом и закончилась знаменитая Средиземноморская экспедиция.

Источники:
Овчинников В. Адмирал Ушаков и его время. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2003. С.309-321
Сацкий А. Федор Федорович Ушаков. // Вопросы истории. 2002. № 3. С. 57-65.
Овчинников В. Привел неприятеля в самое слабое состояние. // Морской сборник. 1995. №8. С. 81-85.
Чернышев А. Русский флот в войнах с наполеоновской Францией. М.: ВЕЧЕ, 2012. С.69-93
Ганичев В. Ушаков. М.: Молодая гвардия, 1990. 321-344.
Автор: Инженер-технарь


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 13
  1. poma 6 апреля 2016 06:48
    Пошли и сделали.
    Великие люди, пример грамотного командира. Пример предательства "союзников". Пример того, как надо действовать самостоятельно.

    Правда императора тогдашнего за "своеволие" англичашки наказали.
    1. Zoldat_A 6 апреля 2016 11:28
      Цитата: poma
      Великие люди, пример грамотного командира. Пример предательства "союзников". Пример того, как надо действовать самостоятельно.

      А когда нас "союзники" не предавали? Я такого в истории России не помню... Сначала русские им нужны, чтобы прикрыть их, чтобы их по полю как бильярдные шары не раскатали. А потом - нож в спину...

      Привет Америке - план операции "Немыслимое", "Дропшот" и далее по списку....
  2. qwert 6 апреля 2016 06:49
    Мы с турками в одном строю. belay Чего только не бывает в истории.
    Наверное нет другой нации с кем мы бы воевали больше чем с турками, и кто больше них пакостил нашей стране.

    Кадыр-бею "почитать русского вице-адмирала яко учителя", по существу определив главенствующее положение Ушакова. Что неудивительно, если вспомнить сколько раз Ушаков «учил» турков. - понравилось. Уж Ушаков реально учил турков. Их и сейчас бы не мешало немного поучить по-Ушаковски

    А про создание Ушаковым республики на островах, есть в старом ПРЕКРАСНОМ фильме "КОрабли штурмуют бастионы". Сейчас такие фильмы. увы не снимают"
  3. parusnik 6 апреля 2016 08:07
    Славная страница, нашей истории..А главное,для того времени данная операция была проведена быстро и эффективно..
  4. kagorta 6 апреля 2016 08:53
    ави́зо - существительное, средний род, несклоняемое. Так что писать "трех авизов" это не правильно, правильно трех авизо. wink
  5. kvs207 6 апреля 2016 09:24
    Цитата: qwert
    А про создание Ушаковым республики на островах, есть в старом ПРЕКРАСНОМ фильме "КОрабли штурмуют бастионы". Сейчас такие фильмы. увы не снимают"

    Есть и прекрасная книга Ценского "Флот и крепость". Кстати, в ней описаны случаи, когда русские защищали пленённых французов от расправы над ними турками.
  6. alexej123 6 апреля 2016 12:31
    Спасибо за статью. С детства, много раз перечитывал книгу Л.Раткневского "Генералиссимус Суворов" и "Адмирал Ушаков". Скачал книгу Ганина, никак не могу до неё "добраться".
  7. ALEA IACTA EST 6 апреля 2016 15:34
    Блестящая операция бессмысленной войны.
  8. iouris 6 апреля 2016 16:08
    Павла, который рассматривал вопрос о присоединении к континентальной блокаде против Британии и союзе с Францией, Англия уничтожила (табакеркой).
    Урок: в политике нет вечных друзей, вечных врагов и вечных средств достижения политических целей. "Вечным" является сам процесс выживания крупных государств в геополитической войне.
  9. voyaka uh 6 апреля 2016 18:22
    А я не знал, что был период такой дружбы между
    Россией и Турцией.
    Значит не все потеряно.
  10. киргиз 6 апреля 2016 19:25
    Я не понял целей всей операции, сделали все отлично но не понял зачем.
    1. тихоокеанец 8 апреля 2016 23:02
      Цитата: киргиз
      Я не понял целей всей операции, сделали все отлично но не понял зачем.

      Цель проста - наказать Наполеона. Дело в том, что после коронации, кажется в 1797, Павел I официально стал магистром Мальтийского ордена. А Наполеон по пути в Египет захватил Мальту. Это так - вчерне. На самом деле там было намного больше предпосылок для конфронтации с Первой Республикой (Францией).
      Так, что у России с Турцией появился общий враг - Франция (у царя из-за Мальты, а у султана из-за Египта).

      Р.S. Позднее у нас еще и в Адриатике появилось владение: в 1803-4 гг Д.И.Сенявин захватил Рагузскую область, население которой приняло российское подданство. Это нынешнее побережье Хорватии. Жаль, что потеряли эту территорию после Эрфуртского "мира"

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня