Беспилотные «Фальконы» и воздушные операции за гранью психологического фактора



Появления полноценного беспилотного авиационного комплекса 6-го поколения, способного выполнять полный спектр решаемых сегодня лётчиками боевых задач, стоит ожидать не ранее окончания второй половины XXI века. Эксплуатационный срок одних только F-35A/B/C был недавно продлён до 2070 года, не говоря уже о таких машинах, как малозаметный стратегический бомбардировщик-ракетоносец B-21, разрабатываемый по программе LRS-B. Примерно столько же или даже дольше прослужат наши Т-50 ПАК-ФА, которые гораздо новей и совершенней «Рапторов» и «Лайтнингов». Но уже сегодня предпринимаются самые дерзкие попытки создания передовых тактических дронов на базе хорошо зарекомендовавших себя многоцелевых истребителей 4-го поколения, наработки чего уже воплощаются в жизнь на примере сетецецентрической увязки бортового радиоэлектронного оборудования (включая комплекс управления вооружением) ударного БПЛА MQ-9 «Reaper/ER» c оборудованием обмена тактической информацией истребителя F-35A. Но по причине того, что данные беспилотники имеют серьёзный недостаток для совместного со сверхзвуковыми истребителями оперативного выполнения боевой задачи, — низкую максимальную скорость (до 400 км/ч), специалисты из исследовательской лаборатории ВВС США решили прибегнуть к очень простой, на первый взгляд, но действенной концепции.


Представители лаборатории сообщили о планах проведения модернизации беспилотных истребителей-мишеней QF-16 под единую систему обмена данными и управления с многоцелевыми истребителями 5-го поколения семейства F-35, где QF-16 и другие версии «Фалькона» будут выступать а качестве ведомых на ТВД истребителей. Согласно амбициозной концепции «Loyal Wingman» (с англ. — «верный ведомый»), которая уже примерно десяток лет блуждает среди американских военных ведомств, вся информационная составляющая, отслеживаемая бортовым РЛПК и различными пассивными датчиками ведомой машины, должна в полном объёме и со всеми деталями передаваться по радиоканалу связи на ведущий борт. Навигационная информация, состояние БРЭО и силовой установки, а также визуальная обстановка вокруг ведомого должны с высочайшим разрешением отображаться на многофункциональных индикаторах и нашлемной системе целеуказания пилота-оператора, в данном случае на F-35. Такая тактическая «связка» предусматривает несколько широкоугольных ТВ-камер высокого разрешения на борту самолёта, размещённых на верхней, нижней, боковых, передней и задней проекциях; также не забываем и про сверхзащищённый кодированный несущий радиоканал, по которому эта информация и будет передаваться пилоту-оператору. К примеру, в зоне действия наземного комплекса радиоэлектронной борьбы «Красуха-4» качество связи между ведущим и ведомым может снизится до показателей, при которых продолжение выполнения воздушной операции может стать невозможным. Более-менее нормальная связь между двумя самолётами в этом случае может поддерживаться на ограниченных расстояниях. В качестве единственного эффективного средства защиты от радиоэлектронного противодействия противника на F-35 может применять устройство направленного широкополосного радиоканала сантиметрового диапазона MADL. Но есть в применении связки «F-35 — модернизированный QF-16» и множество положительных моментов.

Во-первых, это полное отсутствие какого-либо психологического фактора, который мог бы повлиять на выполнение операции беспилотным истребителем. На пилотируемой машине всё абсолютно по-другому: на психологическое состояние лётчика может легко повлиять любое, порой даже незначительное, боевое происшествие: близко прошедшая очередь трассирующих 30-мм снарядов ЗАК в ночи с одновременным «пищанием» системы предупреждения о получении предупреждения о «захвате» самолёта МРЛС противника, вынуждающие на резкий манёвр, все эти непредвиденные моменты всегда являются помехой для слаженного выполнения боевой миссии. В концепции «Loyal Wingman» лётчик F-35, переведший свой «Лайтнинг» в режим следования рельефу местности, может корректировать или управлять полётом ведомого QF-16, а также удалённо управлять его вооружением в режиме компьютерной онлайн-игры, значительно меньше рискуя собственной жизнью. Единственное — беспокойство за F-16, напичканный тоннами дорогого высокоточного оружия.

Во-вторых, это двукратное увеличение боевой нагрузки самым различным ракетно-бомбовым вооружением, которые может применяться не только по целеуказанию ведомого F-16, но и по целеуказанию ведущего F-35. А это уже дополнительное преимущество, выраженное в высокой целевой канальности авиационной связки «Лайтнинг II Фалькон». Общая боевая нагрузка двух машин на задании может достигать 18500 кг, вооружение будет размещено на 19 точках подвески двух самолётов. Кроме того, если ведущий F-35A будет утерян, F-16 сможет перейти в режим автопилота, либо под управление другого F-35A, что сохранит воздушный арсенал.

В-третьих, в качестве ведомого самолёта может использоваться не только модернизированная версия самолёта-мишени QF-16, но и совершенно новые модификации поколения «4++», среди которых может быть F-16C Block 60. Установленная на нём БРЛС с АФАР AN/APG-80, состоящая из 1000 ППМ, может обнаруживать цель типа «истребитель» (ЭПР 3 кв. м) на удалении до 150 км, сопровождать на проходе 20 воздушных целей и обстреливать ракетами AIM-120C-7/8 до 8 воздушных целей. АФАР позволяет производить точное картографирование рельефа местности и реализовать обнаружение и поражение малоразмерных наземных целей в низковысотном режиме полёта.

Подытожить можно одно: совместное применение малозаметных многоцелевых истребителей F-35A с различными беспилотными версиями F-16C резко поднимет боевую эффективность истребительных эскадрилий ВВС США. Работа машин в тандеме поднимет боевую устойчивость F-35A во время проведения подавления ПВО противника, либо при авиаударе по точечным объектам, защищённым различными современными ЗРК. Атакующий «ХАРМами» ведомый F-16С может обстрелять наземные средства ПВО в резком «прыжке» из низковысотного полёта, а загруженная подлетающими AGM-88 МРЛС наземного ЗРК может не успеть отреагировать на приближающийся из неожиданного направления ведущий F-35A, который сбросит ещё несколько единиц ВТО, к примеру, — высокоточные планирующие бомбы GBU-39SDB. Для зенитно-ракетного комплекса с полуактивным радиолокационным наведением и одним многофункциональным радиолокатором подсвета такая тактика может иметь «неприятные» последствия (С-300ПС и др.); уточню: лишь в том случае, если она применяется только против одного дивизиона с одним РПН 30Н6, при участии же полноценной ЗРС в составе 4-6 дивизионов «взломать» С-300ПС будет гораздо труднее.

Существует ещё одна хитрая тактика ВВС США, которую они могут применять в совместных действиях F-35A и F-16C — использование ракеты-приманки «MALD-J», которая способна имитировать эффективную поверхность/площадь рассеяния (ЭПР) многих самолётов тактической авиации и ВТО. Данная ложная цель может создать огромные сложности для селекции реально ракетоопасных воздушных объектов наземными РЛС систем ПВО, а также «перегрузить» пропускные способности многофункциональной РЛС зенитно-ракетного комплекса, что может привести к поражению последнего.

Единственная видимая ответная мера — создание и принятие на вооружение более производительных зенитно-ракетных систем с отличными всеракурсными возможностями ведения огня не только на уровне системы, а и на дивизионном уровне, с чем неплохо справится очередное детище «Концерна ВКО «Алмаз-Антей» — ЗРК С-350 «Витязь».
Автор:
Евгений Даманцев
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

32 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти