Мифы американской стратегии господства «Third Offset» в мечтах скоукрофтского «гения» Джеймса Хасика (часть 2)

История повторилась позднее, а именно в ноябре 2015 года, на учениях «Malabar-2015», но уже с нашим «Палтусом» Б-898 («Синдгудхвай») в составе ВМС Индии. ДЭПЛ смогла беспрепятственно «уничтожить» очередную американскую МАПЛ SSN-705 «City of Corpus Christi» (класс «Лос-Анджелес»), из чего становится всё яснее, что наши и шведские, а также 6 немецких малошумных подлодок типа 212А будут достойными соперниками. Но наших пока меньше в БФ, да и всплывать придётся чаще, так как они не являются воздухонезависимыми. А, как мы знаем, выход на перископную глубину чрезвычайно опасен на участке театра военных действий, где ведётся регулярное патрулирование противолодочной авиацией противника, поскольку современные поисковые БРЛС с АФАР AN/APS-137D(V)5, установленные на P-8A «Poseidon», обладают синтезированной апертурой, позволяющей обнаруживать мельчайшие конструктивные элементы подлодок, включая перископы и различное антенное оборудование на мачтовых устройствах на дальностях до 50—80 км. По этой причине действовать в окрестностях острова Гронхольм, долго не раскрывая своего присутствия для натовской морской авиации, у двух «Палтусов» вряд ли получится.

Но есть и такие стороны применения «Выборга» и «Дмитрова», которые способны принести БФ ощутимый успех в плане защиты от британских или американских многоцелевых атомных подводных лодок типа «Трафальгар», «Астьют» и «Лос-Анджелес», которые вполне могут зайти в Балтийское море для нанесения ударов крылатыми ракетами «Томагавк» в глубь нашей территории. Данные подлодки с 95%-ной вероятностью, как мы знаем из учений, не смогут обнаружить тихие и небольшие ДЭПЛ, и будут легко уничтожены торпедами из 6 533-мм ТА. Здесь можно сказать о том, что «Астьюты» и «Трафальгары» могут запустить «Томагавки» и от берегов Дании или Норвегии, но это минус 600—700 км дальности полёта.



Уникальная сверхтихая дизель-электрическая подводная лодка пр.677 «Лада». Помимо 6 стандартных 533-мм торпедных аппаратов, подлодка имеет сдесятирённую универсальную вертикальную пусковую установку для ПКР 3М55 «Оникс» и всех модификаций крылатой ракеты «Калибр», включая стратегическую 3М14. Все 3 строящиеся и испытуемые подлодки («Санкт-Петербург», «Кронштадт» и «Великие Луки») предназначены для Северного флота ВМФ России, в то время как военно-политическая обстановка уже несколько лет диктует острую необходимость в пополнении подводной компоненты Балтийского флота


ДЭПЛ проекта 877 имеют ещё одну возможность, которая отсутствует у натовских неатомных субмарин. Их 533-мм торпедные аппараты могут осуществлять запуск стратегических крылатых ракет 3М14 «Калибр» по стратегическим объектам любой европейской страны из подводного положения. Все ДЭПЛ/ДСЭПЛ флотов стран НАТО способны применять лишь противокорабельные ракеты UGM-84 «Sub-Harpoon». Но вопрос по-прежнему остаётся открытым: количество действующих в Балтийском море ДЭПЛ ОВМС НАТО в 10 раз больше, чем у нас, а «анаэробная» автономность подводного хода некоторых из них больше в 20-25 раз. Единственным выходом является ускорение программы разработки высокоэффективной воздухонезависимой энергетической установки (ВНЭУ) для неатомных подлодок пр. 677 «Лада».

«Лады» оснастят перспективной ВНЭУ на базе электрохимического генератора (сходство с концепцией немецких U-212), но с генерированием водорода методом распада дизельного топлива. Работы в этой области ведёт ЦКБ «Рубин». По словам генерального директора «Рубна» Игоря Вильнита, модульная конструкция нового агрегата позволит устанавливать его не только на параллельно строящиеся подлодки, но и производить замену на уже находящихся в составе флота подлодках. Ходовые испытания передовой энергетической установки начнутся в Балтийском море уже в этом году.

В конце своей статьи Хасик начинает просто «блистать» своими глубокими познаниями в области современных систем ПВО, а также комплексов активной защиты бронетехники. Он предлагает ударом одной управляемой авиабомбы с полуактивным лазерным наведением уничтожить смешанное зенитно-ракетное подразделение, развёрнутое «возле моста». Но данное решение и близко не соответствует реалиям современной тактики боя. Во-первых, ни один смешанный зенитно-ракетный дивизион (под командованием здравого человека) не будет представлять собой плотное сосредоточение ЗРСК, ЗРАК, ПЗРК и установок зенитной артиллерии на маленьком «пяточке» земли у въезда на мост. Все средства ПВО будут расположены на оптимальном друг от друга расстоянии для возможности взаимоприкрытия одних ЗРСК другими: так, «Тор-М2», находящийся у въезда на мост имеет «мёртвую зону» в 1 км, на случай, если он пропустит ПРЛР или УАБ, в 300—500 метрах позади может находиться ЗРАК «Панцирь-С1», который благополучно «добьёт» подлетающее ВТО. Дополнительные средства ПВО (операторы ПЗРК и зенитно-артиллерийские комплексы) могут быть разбросаны в радиусе 1—2 км в разные стороны от въезда на мост. Представьте себе, какой тип боевой части должен быть у этой УАБ, чтобы уничтожить такое объединение ПВО. Не тактический ли ядерный боеприпас или высокочастотный электромагнитный генератор? Занимательно. Только зачем тогда бомбе лазерное наведение?

Впрочем, и на этот вариант у нас есть ответ, и не один. Для уничтожения подобных «умных» авиабомб наши специалисты разработали боевой ЭМИ-генератор «Ранец-Е». Специализированный защищённый ПБУ, размещённый на шасси «МАЗ», оснащается мощным параболическим зеркалом с высокочастотным электромагнитным излучателем. Сфокусированный луч способен фактически «прожигать» электронику любого перспективного средства воздушного нападения на дальности около 15 км и делать её правильное функционирование невозможным на удалении до 40 км. Известно, что «Ранец-Е» может комплектоваться 45 и 50 dB антенной с углами излучения 60 и 20 градусов соответственно. Но и это ещё не всё. Любые управляемые авиабомбы, даже в количестве пары десятков, могут быть перехвачены непосредственно зенитно-ракетными самоходными комплексами, которым эти бомбы и предназначаются. Все современные комплексы («Тор-М1», «Тор-М2», «Панцирь-С1») способны сбивать подобные объекты на расстоянии до 5—12 км (в зависимости от ЭПР). А если в районе будет действовать ещё и С-300ПМ/С-400, — то подобная бомба не подлетит к гипотетическому «мосту с зенитками» и на 20 км. Видимо Хасик перечитал зашоренной западной литературы про операцию «Буря в пустыне», где «невидимые» «Найтхоки» в сухую уничтожали укрепрайоны и бункеры иракской армии, которые прикрывались лишь устаревшими ЗРСК «Оса» и «Шилками».

Далее Хасик предлагает бороться с «русскими танками у Фульдского коридора» с помощью сброса кассетных бомб с самоприцеливающимися боевыми элементами с ИКГСН (Хасик называет их «сенсорными взрывателями»). Только при чём здесь Фульдский коридор? В списке задач Генштаба ВС России, даже в случае конфликта с НАТО в Восточной Европе, нет планов марш-броска 20-й общевойсковой армии в центр Западной Европы к французской границе, где придётся «возиться» с многотысячными подразделениями ОВС НАТО, вооружёнными современными противотанковыми комплексами «Спайк», «Джавелин» и дронами с тактическими ракетами «Бримстоун» на борту. Главная задача нашей армии — удержать белорусско-польскую границу, Калининградскую область, не дать «поднять голову» частям НАТО в прибалтийских государствах, остановить вероятные манёвры противника на территории Украины, кстати, вместе с деятельностью ВСУ. «Расшатыванием» стратегической глубины НАТО в Западной Европе займутся наши стратегические бомбардировщики Ту-160, «снаряжённые» сотнями СКР «Калибр», которые должны удачно преодолеть все рубежи противовоздушной обороны альянса. Последнюю рассмотрим в завершении статьи. А сейчас вернёмся к натовским кассетным бомбам и российским танкам.

Тот факт, что наши танковые бригады будут действовать под прикрытием войсковой ПВО, а также авиации ПВО России неподалёку от границы, ракетно-бомбовые удары штурмовой авиации ОВВС НАТО будут носить эпизодический характер. Сценарий, когда звено британских или немецких тактических ударных истребителей «Tornad GR.4» будет проводить беспрепятственное бомбометание по нашей бронетехнике, здесь не пройдёт. Из этого становится понятно, что для борьбы с нашими СВ натовская тактическая авиация будет вынуждена задействовать высокоточное ракетное вооружение с дальностью более 150 км, чтобы не входить в зону поражения нашей противовоздушной обороны. В качестве примера такого вооружения перед нами сразу возникает тактическая крылатая ракета большой дальности «TAURUS-M».

Крылатая ракета «TAURUS-M» является кассетной модификацией известной бетонобойной «TAURUS KEPD 350». Ракета оснащается мощным ТРД P8300-15 Williams International тягой 680 кгс. Он придаёт ракете скорость полёта от 650 до 1050 км/ч в режиме следования рельефу местности на высоте 20-30 м. Прямоугольное сечение корпуса и применение композиционных материалов в несколько раз уменьшает радиолокационную сигнатуру «TAURUS-M», что предоставляет возможность к локальному прорыву ПВО, организованной комплексами С-300ПМ. Ведь такая низковысотная «стелс»-ракета может проникнуть даже через зону обзора НВО 76Н6Е на дальностях более 30 км, в местах наиболее сложного рельефа и т.д., а дивизионы «Трёхсоток» не могут быть расставлены через каждые 20 км в районе проведения боевых действий. Уничтожить «TAURUS-M» могут и ЗРСК «Тор-М2», прикрывающие танковое подразделения; но иногда всё может пойти и по худшему сценарию: перегруженная перехватом дронов войсковая ПВО может не успеть среагировать на малозаметный «TAURUS», тогда вся надежда остаётся на увеличение возможностей комплексов активной защиты (КАЗ) наших танков.

На сегодняшний день очень небольшое количество основных боевых танков Западного военного округа оснащено комплексами активной защиты, но работы в этой области ведутся ежедневно. Так, в сентябре 2015 года, стало известно об установке КАЗ «Арена-Э» на некоторые ОБТ Т-72Б3 ЗВО. Модернизированная «Арена-Э» получила несколько антенных постов миниатюрных МРЛС для обнаружения и «захвата» подлетающих к танку/БМП ПТУРСов, что увеличило живучесть и надёжность комплекса. Основные ТТХ остались прежними: максимальная скорость поражаемой цели — 2520 км/ч, дальность обнаружения атакующего снаряда — 50 м, азимутальный сектор защиты — 270 град., угломестный сектор составляет от -6 до +20 град. И именно в малом угломестном секторе перехвата заключается проблема всех существующих КАЗ, поскольку самоприцеливающиеся боевые элементы (СПБЭ) кассетной БЧ ракеты «TAURUS-M» опускаются к цели с углами, близкими к 90 градусам,- уничтожить их обычными КАЗ не предоставляется возможности. Но не будем мыслить столь пессимистично: войсковые «Торы» и «Панцири» почти не оставляют шансов на «прорыв» нашего воздушного пространства со стороны западного агрессора, стрельбы на полигоне Капустин Яр десятки раз это подтверждали.

СТРУКТУРА ОБЪЕДИНЁННОЙ СИСТЕМЫ ПВО НАТО ИМЕЕТ ВЕСЬМА ШАТКИЕ ПОЗИЦИИ ПЕРЕД СВКНО ВС РОССИИ

Возвращаясь к обещанному ранее обзору потенциала Объединённой системы ПВО НАТО в Европе, стоит заметить, что любая стратегическая воздушно-космическая наступательная операция (СВКНО) Североатлантического альянса против России продлится ровно столько, сколько Западу потребуется для полного ощущения и осознания всех экономических и военно-политических «прелестей» от ответных действий нашей стороны. В ядерное противостояние конфликт вряд ли перерастёт, а техническая невозможность полного разрушения производственной и военной инфраструктуры нашей страны сведёт противостояние к ограниченному «выпаду» блока НАТО с далеко идущими для него же последствиями.

На балтийском и на черноморском оперативных направлениях ПВО и ПРО НАТО формируется на базе двух региональных противоракетных комплексов «Aegis Ashore» (близ польского г. Редзиково и румынского Девеселу), а также прикрывающих их зенитно-ракетных комплексов ПВО/ПРО «Patriot PAC-2/3». В центральной части Восточной Европы имеется 1 дивизион ЗРК С-300ПС Воздушных сил Словакии, ну и около 15 аналогичных украинских комплексов. В Чёрное и Балтийское моря могут быть дополнительно направлены несколько «Иджис»-эсминцев УРО класса «Арлей Бёрк» и ракетных крейсеров класса «Тикондерога», которые станут передовым позиционным районом ПРО «SM-3» вместе с «Ашорами». Но, справедливости ради, отмечу, что эти корабли можно считать первыми претендентами из звена ЕвроПРО на уничтожение нашими ПКР и торпедным вооружением ДЭПЛ, особенно в Чёрном море, где господство ЧФ и морской авиации России наиболее выражено.


Что касается «Пэтриотов», то они обладают весьма ограниченными возможностями по борьбе с крылатыми ракетами и другими низколетящими целями (НЛЦ). Многофункциональные радиолокаторы подсвета и наведения AN/MPQ-53 не размещаются на универсальных вышках, что ограничивает радиогоризонт комплекса 30—33 километрами по КР, летящей на высоте 60 м (С-300 и С-400 благодаря 25-метровой вышке 40В6М имеют радиогоризонт 38—40 км по подобной цели). Кроме того, «Patriot PAC-3» с его противоракетами ERINT «заточен» под борьбу с оперативно-тактическими баллистическими ракетами в условиях радиопротиводействия низкой средней интенсивности, при перехвате крылатой ракеты ЗУР ERINT будет подлетать к ней по нисходящей траектории: в зону обзора активной радиолокационной головки самонаведения будут попадать все наши источники радиоэлектронной борьбы (самолёты и дроны РЭБ и т.д.). Максимальная скорость поражаемых целей для «Patriot PAC-3» составляет примерно 5800 км/ч (почти в 2 раза меньше, чем у С-300ПМУ-1), что создаст определённые трудности не только при уничтожении новых гиперзвуковых ракет типа «Циркон», но и существующих высокоскоростных, малозаметных и маневренных «Искандеров». «Иджис Ашор», разрабатываемый для борьбы исключительно с баллистическими целями, просто «не потянет» «стелс»-ракеты 9М728 ОТРК «Искандер-К» и целый «рой» подобных «Калибров». Теоретически, они бы могли использовать в сухопутных «Иджис Ашорах» свой «передовой актив» — ЗУР большой дальности RIM-174 «SM-6 ERAM» c АРГСН, которая бы получала целеуказание от самолётов системы «AWACS». Её дальность приближается к 240 км, по НЛЦ — около 180, но представьте себе, сколько необходимо сухопутных УВПУ Mk 41, расставленных «забором» через каждые 150 км вдоль линии, проходящей через территории восточных стран НАТО, чтобы надёжно защитить воздушное пространство альянса от «прорыва» сотен тысяч российских стратегических крылатых ракет. Не менее 20—25 объектов «Ашор», что обойдётся примерно в 5 млрд. долларов, но всё равно не будет гарантировать стопроцентной защищённости.


ЗУР-перехватчик дальнего радиуса действия RIM-174 «SM-6 ERAM» оснащается активной радиолокационной головкой самонаведения от ракеты класса «воздух-воздух» AIM-120C AMRAAM, благодаря чему все «Иджис»-корабли, а в перспективе и «Иджис Ашор» способны вести перехват либо загоризонтных низковысотных целей, либо целей скрываемых естественными формами рельефа. Учитывая, что наземная конструкция противоракетного комплекса «Иджис Ашор» с МРЛС AN/SPY-1D расположена на высоте 15—20 м, для поражения загоризонтных крылатых ракет потребуется внешнее целеуказание с самолётов Е-3С, боевое дежурство которых над Восточной Европой будет очень непростым в условиях работы российской истребительной авиации с комплексами РЭБ на борту


Из всего делаем однозначный и малоприятный для НАТО вывод о том, что, какую бы «Великую Китайскую стену» из «Ашоров» и «Пэтриотов» американцы не возводили в Восточной Европе, их противовоздушные и противоракетные качества не позволят добиться комплексной обороны от ответных действий наших ВС на Европейском ТВД. В ту же очередь, возможности нашей ПВО и ПРО, на вполне удовлетворительном уровне обеспечивают сохранность большей части стратегически важных промышленных предприятий и военных объектов, особенно в центре государства, а также создают благоприятные условия для действий сухопутных войск России в приграничных районах, где присутствует опасность работы штурмовой и ударной авиации противника. Достигнуто это не только в связи географическим фактором гигантской площади РФ, но и благодаря более продвинутой технологической базе средств ПВО. С поступлением в ВКС России 8-канальных зенитно-ракетных комплексов С-350 «Витязь», ПВО России приобретёт улучшенные «всеракурсные способности» на уровне дивизиона для борьбы со «сложными» КР, атакующими с различных направлений.

Общая же оценка результатов вероятного применение стратегии Пентагона «Third Offset» в Прибалтике и Восточной Европе не позволяет Западу питать себя какими-либо иллюзиями относительно господства НАТО в этом регионе. Это прекрасно понимают в Вашингтоне и Брюсселе, а поэтому «громкая» статья Джеймса Хасика, упомянутая в начале нашего обзора, — настоящий пропагандистский «зомб» ведущей западной прессы.
Автор:
Евгений Даманцев
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

32 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти