Был ли Спартак одарённым полководцем?



Не так давно на сайте была опубликована статья о восстании Спартака. В комментариях возник спор о таланте Спартака как полководца. Этот вопрос так и остался открытым, хотя в целом является достаточно интересным и, по большому счету, мало освещённым. По истории восстания Спартака имеется довольно обширная литература, в которой италийское движение рабов I в. до н. э. рассматривается во многих аспектах, за исключением, пожалуй, именно анализа с точки зрения военного искусства, здесь серьезной литературы и статей крайне мало.


Известно, что Спартак располагал хорошо вооруженной и оснащенной армией численностью примерно 70 тыс. человек. Она была устроена по римскому образцу, имела в своем составе легкую и тяжеловооруженную пехоту, конницу, разведчиков и посыльных, располагала значительным обозом и мастерскими для изготовления оружия. Система постоянного обучения, твердое соблюдение распорядка лагерной и походной жизни, ночные посты и караулы, высокий уровень дисциплины сделали армию рабов на долгое время неуязвимой. Армия восставших прошла с победными боями два раза по всему Апеннинскому полуострову, причем сам Спартак проиграл при этом лишь одно крупное сражение — последнее. Именно поэтому обращает на себя внимание стратегия и тактика Спартака. Именно поэтому интересно рассмотреть те события в военно-историческом ракурсе и попытаться по возможности выяснить, какое место занимал Спартак в ряду одаренных полководцев древности.

Спартак, как указывает в своем труде «Парфия и Рим» А.Г. Бокшанин, был бывшим наемником римской армии, и, следовательно, прекрасно знал все ее недостатки, ее неповоротливость в сложных условиях местности и медлительность, растянутость на походном марше. Он освоил тактику ведения боя в горной и пересеченной местности (за что Флор называл его горным разбойником), лишая римскую армию возможности использовать метательную технику и силу тяжеловооруженной пехоты в открытом бою. А ведь именно к этому времени возросла роль баллист и катапульт в полевом сражении, появились машины, облегченные и поставленные на колеса, на что, к примеру, обращает внимание А.А. Строков в своей «Истории военного искусства». К тому же со времен Мария римская армия была наиболее сильна в открытых полевых сражениях. Спартак навязал ей войну в горных условиях и сразу же полностью захватил стратегическую инициативу в свои руки.

При рассмотрении этого важнейшего элемента стратегии прежде всего необходимо затронуть вопрос об общем стратегическом плане Спартака. Относительно этого плана в исторической литературе существует несколько точек зрения. Одни историки, ссылаясь на Аппиана, считают основной целью походов Спартака разгром Рима. Другие, придерживаясь версии Плутарха, полагают, что Спартак стремился лишь к тому, чтобы вывести рабов из пределов Италии. Третьи, к примеру, Л.Б. Ратнер, в статье «К вопросу о причинах разногласий в армии Спартака», не отрицая плана вывода рабов из Италии, высказывают мнение, что «при благоприятных обстоятельствах Спартак не отказывался от похода на Рим с целью отмщения врагам-поработителям и нанесения им возможно большего ущерба». В целом следует отметить два момента в действиях Спартака: обход Рима и стремление избежать столкновений с римскими войсками. Обход Рима на первый взгляд вызывает недоумение. Ведь при первом походе к Альпам Спартак, имея многочисленную армию, мог пойти на Рим, но он держался вдали от него. Во втором походе, когда он повернул обратно на юг, его армия опять была отделена от Рима Апеннинами, хотя теперь, после поражения обоих консулов, она могла беспрепятственно пойти на Рим.

Был ли Спартак одарённым полководцем?


В разных статьях и книгах авторы часто ищут ответ на вопрос: что же помешало Спартаку двинуться на Рим? Но ни один из них не попытался ответить на вопрос: зачем Спартаку нужно было идти на Рим? Предположим, он осадил бы Рим. Но можно ли ему было надеяться, что римские граждане не окажут ему достаточного сопротивления, что из Испании в тот же час не двинется на Рим победоносный Помпей, а из Азии не поспешит возвратиться Лукулл, успешно сражавшийся с Митридатом? Напротив, каждый из них постарается сделать это как можно быстрее хотя бы для того, чтобы, подавив мятежников, продиктовать свои условия сенату, что впоследствии и пытались сделать Красс и Помпей, не распуская свои армии. Взятие Рима, связанное с большими потерями, в сущности ничего не давало, так как город Рим — это еще не все государство, и римских легионеров для борьбы с беглыми рабами можно было навербовать в любой из областей, не занятых повстанцами. Длительная осада города могла свести на нет все усилия по сплочению и организации войска и превратить его из монолитной массы в отдельные группы мятежников и грабителей. К тому же осада городов была нехарактерна для военной тактики того времени, и это делали подчас очень неумело. Ганнибал, например, как пишет С.И. Ковалев в «Истории Рима», целых восемь месяцев осаждал Сагунт.

Вероятнее всего, Спартак с самого начала отбросил мысль о нападении на Рим. Сделать такой вывод позволяет еще и то обстоятельство, что ни один античный автор не упоминает о наличии в его армии осадных орудий. Их отсутствие ясно указывает на общий стратегический замысел Спартака: вывести как можно большее число рабов из пределов Италии. Об этом же говорят и маршруты его походов. Таким образом, имея перед собой вполне определенную задачу, Спартак старался избегать столкновений с врагом и вступал в бой лишь при непосредственной угрозе противника или в случае, если тот препятствовал продвижению армии восставших.

С этой целью Спартак успешно применял тактику маневрирования. Чтобы избежать преследования, он часто выступал ночью. Вот один из примеров. Когда, по словам С. Фронтина, претор Вариний преградил путь мятежникам, намереваясь дать генеральное сражение, то Спартак перед своим лагерем вбил столбы, к которым привязал трупы вооруженных воинов, так что «для смотрящих издали они представляли вид военной стражи», а в лагере велел разжечь побольше костров. Введя римлян в заблуждение, он ночью увел свои войска».

Продолжительные переходы Спартак совершает с исключительной быстротой, лишний раз доказывающей организованность его войска. У Саллюстия есть изложение дальнейшей борьбы с Варинием. Найдя хорошего проводника из числа пленных, Спартак, скрываясь с войском в Пицентских, а затем в Эбуринских горах, прибыл к Устьям Луканским, затем на рассвете на форум Анния, что явилось полной неожиданностью для местных жителей. Маневр очень искусный, неожиданный даже для жителей, не говоря уже о римских войсках, которые в тот же день пытались «сдержанным шагом и в молчанье» атаковать пустующий лагерь восставших.

Можно сказать, что Спартак побеждал римлян тем, что избегал невыгодных сражений. Однако его тактика отнюдь не носила оборонительного характера, а заключалась в выжидании удобного момента для нападения на врага. В борьбе с претором Клодием армия Спартака совершила неожиданный спуск с Везувия и внезапно напала на римское войско. Этот эпизод очень ярко описан у Плутарха. Исследователи, говоря о военном таланте Спартака, не раз приводили в пример столь блестящий маневр. Кстати, по мнению некоторых историков, восставшие спустились не с внешней стороны Везувия, а через внутренние расщелины.



Спартак нередко пользовался таким тактическим приемом, как засада. Есть мнение, что после побега из гладиаторской школы Спартак устроил засаду и разбил римский отряд. Плутарх пишет об этом следующее: «Прежде всего гладиаторы бросились на пришедший из Капуи отряд». Такое нападение более всего возможно из засады. Плутарх сообщает еще об одной засаде Спартака, когда тот подстерег советника Коссиния и «едва не взял его в плен, в то время как он купался возле Салин». Когда Коссинию удалось бежать, Спартак немедленно завладел его обозом и, преследуя по пятам, после «ожесточенной резни» захватил лагерь. Пал и сам Коссиний.

Любопытно, что Спартак сразу после боя захватывает римский обоз. Источники упоминают об этом же факте и в сражении с Геллием. Слишком большой обоз был ошибкой римских командующих: он связывал армию, делал ее менее подвижной. В рассказах античных авторов часто можно встретить сообщения, что Спартак захватил лагерь то одного, то другого полководца.

Особенно нужно подчеркнуть умение Спартака бить противника по частям. Эту тактику вождь восставших применил уже в боях с Варинием. Плутарх пишет, что рабы, прежде всего, вступили в бой с одним из помощников Вариния, Фурием, и разбили его, а затем та же участь постигла и другого помощника, Коссиния.

Еще больших успехов Спартак добился в сражениях с консулами, выступившими против него в 72 г. до н. э. Когда Спартак двигался через Апеннинские горы к Альпам, то, как пишет Аппиан, «один из консулов опередил его и закрыл путь к продвижению, а другой догонял сзади». У римских полководцев, несомненно, был план окружить и уничтожить восставших рабов. Тогда Спартак, узнав от разведчиков, что впереди Лентулл, остановился и вступил в решительный бой с Геллием, который его преследовал. Геллий, очевидно, не успел сгруппировать свои силы (возможно, что его армия в походе слишком растянулась) и потерпел жестокое поражение. Затем Спартак, сконцентрировав все силы на одном направлении удара, разбил легатов Лентулла и захватил весь обоз. Кассий с десятитысячным войском бросился навстречу Спартаку, двигающемуся к Альпам. В завязавшемся сражении войско Кассия было разбито, а сам он едва успел спастись. Как видим, Спартак, с успехом применяя тактику разгрома противника по частям и сосредоточение сил для нанесения решающего удара, одерживал блестящие победы.



Римляне были так напуганы поражениями консулов, что при очередных выборах командующего никто не соглашался выставить свою кандидатуру. Тогда командование армией взял на себя известный богач Марк Красс. «Многие из знати отправились вместе с ним в поход благодаря его известности и по дружбе с ним». Войско на этот раз было скомплектовано не из новобранцев, как у Вариния, а из солдат, уже имеющих боевой опыт. В армии консулов Красс поднял дисциплину такой мерой наказания, как децимация (казнь по жребию каждого десятого, бежавшего с поля боя) и сразу же учел трудности, вызванные большим обозом, восполняя, по-видимому, нехватку продовольствия и фуража у местного населения. Его армия преследовала Спартака по пятам. Однако Красс не спешил давать Спартаку сражение, опасаясь за исход боя, несмотря на вверенные ему восемь легионов, что, с учетом всех вспомогательных войск, составляло 80 тыс. человек. Заметим, что у Помпея в Испании, в войне против Сертория, было в распоряжении всего шесть легионов. Кроме того, Красс понимал, что Спартак за два года сумел превратить свое войско в высокоорганизованную и дисциплинированную армию, всегда готовую к сражениям.

Как разумный полководец, пытающийся достичь победы малой кровью, Красс в столь невыгодных для себя условиях принимает вполне правильное решение: лишить Спартака свободы передвижения. Он перекрыл наиболее узкое место в южной части Италии, равное 15 км, ров, над которым возвёл стену «большой высоты и прочности», создав таким образом первую своего рода укрепленную линию. Подобные укрепления впоследствии применил Цезарь при знаменитой осаде Алезии, после чего они заняли прочное место в римской военной тактике и стратегии.

Однако Спартак преодолел эти фортификационные сооружения Красса и ушел в глубь Апеннинского полуострова. Для того чтобы лучше понять этот успех Спартака, надо вспомнить, что он имел довольно значительную конницу. Кроме того, он знал не только тактику римлян, но и был знаком с основами ведения боя варварами, поскольку в свое время сражался в войсках фракийских племен против римлян. Как известно, варварские племена широко применяли конницу. В связи с этим к середине 1 в. до н. э. римская тактика несколько изменилась. М. Марков в «Истории конницы» пишет, что «римляне, подобно галлам и германцам, перемешивали отряды конницы с легкой пехотой и чаще, нежели прежде, к каждому всаднику присоединяли по легковооруженному воину, которого он, в случае надобности, перевозил на лошади за собою. Такого рода соединение конницы с легкой пехотой в особенности усматривается у Цезаря».

Существует мнение, что Спартак использовал тот же прием и при прорыве укреплений Красса. К этому его могло вынудить то обстоятельство, что ему пришлось пожертвовать частью конницы, чтобы заполнить телами убитых животных ров. Спартак тщательно готовился к этой операции и только тогда, когда «у него собралось достаточно всадников, прорвался со всем войском через окопы». Учитывая многочисленную информацию в различных статьях и книгах (на это обстоятельство впервые обратил внимание Т. Моммзен, писавший об «обученных кавалерийских частях» в армии Спартака) о формировании Спартаком конницы, можно смело говорить о том, что в армии восставших ей придавалось очень большое значение. И если считать, что конница в армии Спартака применялась как самостоятельный род войск, то станет вполне понятной та быстрота, с какой передвигался Спартак, и его неуловимость, которая приводила в отчаяние римских полководцев. Широкое применение конницы позволило Спартаку очень долго владеть инициативой. К слову, еще в сражениях при Каннах (216 г. до н. э.), Ганнибал с успехом использовал свою более многочисленную конницу, которая не только отбросила слабую римскую конницу, но и участвовала в окружении и уничтожении основных сил римской тяжеловооруженной пехоты, хотя по численности римские войска превосходили армию Ганнибала.



Для Красса прорыв укреплений был полной неожиданностью. Он сгоряча даже написал в сенат, чтобы на помощь прислали Помпея. До этого римский полководец применял осторожную тактику, избегая сражений, хотя и выступил против Спартака для того, чтобы, разгромив рабов, сделать себе политическую карьеру. Но, понимая, что, не дав крупного сражения, он может лишиться политического престижа, Красе принял решение не уклоняться более от встречи.

Спартак же теперь оказывается в исключительно неблагоприятных условиях. На восточном побережье Италии, в Брундизии, высадился с войсками наместник Македонии Лукулл, с севера спешно приближается вызванный сенатом Помпеи, с юга наступает Красс. Чтобы не допустить объединения римских войск, Спартак принимает единственно правильное решение: дать бой Крассу. Он выстраивает свое войско в боевой порядок. О правильном строе спартаковской армии пишут все античные авторы. Инициатива боя принадлежала Спартаку.

Очень любопытен замысел этого сражения. Зная, что шансы на успешное завершение сражения на открытой местности у мятежников невысокие, Спартак решает использовать психологический прием: убить Красса в ходе боя и этим вызвать замешательство среди римлян, оставшихся без полководца. Для достижения этой цели, Спартак в самом начале боя во главе наиболее подготовленного и хорошо вооруженного отряда врезался в ряды римского войска и попытался пробиться к Крассу. Именно так рассказывает Плутарх. Однако из-за огромной массы сражающихся и раненых добраться до римского полководца не получилось. Отряд, при этом оторвался от своих основных сил и был окружен. Спартак погиб.



Подобный случай не единственный в истории. Еще Кир Младший пытался использовать этот прием в сражении с Артаксерксом при Кунаксе в 401 г. до н. з. Как рассказывает Ксенофонт, Киру удалось ранить Артаксеркса, но сам он при этом погиб. Крупнейшее восстание рабов под предводительством Спартака потерпело поражение. Основные причины неудачи восстания заключались в том, что Римская империя была еще достаточно сильна, рабовладельческий способ производства продолжал развиваться и отнюдь не исчерпал своих возможностей. Одной из главных причин военного поражения Спартака, является то, что ему не удавалось перерезать коммуникации врага, так как римляне в любом месте Апеннинского полуострова могли найти базу для продовольствия и фуража. К тому же Спартак не мог осуществить на ограниченной территории Италии широкий стратегический маневр и, в конце концов, был вынужден дать бой Крассу на открытой местности, чтобы не оказаться окруженным тремя римскими армиями. Собственно, с такими же трудностями столкнулся в Италии и Ганнибал.

Нет никакой необходимости говорить обо всех причинах поражения восстания. Наша задача заключается в том, чтобы показать, как искусно проводил Спартак сражения. Скрытность, быстрота, маневр сочетались у него с внезапностью нападения, частыми засадами, умением бить противника по частям, блестящим выходом из окружения и мужеством в открытом бою. Маневрирование крупными силами, кстати, впервые после войны с Ганнибалом, применение конницы как самостоятельного рода войск, стремление к овладению стратегической инициативой — вот что характеризует Спартака как стратега и тактика. Можно утверждать, что военное искусство Спартака сыграло определенную роль в развитии военного дела в древнем Риме, и Спартак предвосхитил многие военные реформы Цезаря.

Источники:
Филдс Н. Восстание Спартака: Великая война против Рима: 73-71 гг. до н. э. М.: Эксмо, 2012. С.14-94.
Лобов В. Военная хитрость. М.: Логос, 2001. С.38-40.
Ковалёв С. История Рима. СПб.: ООО «Издательство «Полигон», 2002. С. 2015-224, 476-480.
Протасова С. Античная традиция о спартаковском восстании // Ученые записки МГУ. №143. С.18-23.
Строков А. История военного искусства. М.: Воениздат. 1966. С.39-41.
Горсков В. Военное искусство Спартака // ВИЖ. 1973. №8. С. 87-89.
Бокщанин А. Г. Парфия и Рим. М.: Издательство Московского государственного университета, 1966. С.51-53.
Автор:
Инженер-технарь
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

94 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти