Советские военспецы в Испании



18 июля 1936 года радио Сеуты сообщило: «Над всей Испанией безоблачное небо». Это был условный сигнал к началу фашистского мятежа против правительства Испанской республики. Профашистски настроенные генералы во главе с Франко предполагали одним ударом покончить с республикой, но усилиями патриотов этот план был сорван. Решительно настроенные жители городов, возглавляемые партиями левого толка, захватили арсеналы, штабы и казармы мятежников в Мадриде, Барселоне, Валенсии, Астурии, а также в Стране Басков и во многих других районах, подавив мятеж на большей части территории Испании. Тогда на помощь мятежникам пришли итальянские и немецкие фашисты. В Испанию были срочно переброшены марокканские войска и Иностранный легион, новейшие танки, самолеты и орудия. Получив подкрепления, франкисты развернули широкие наступательные действия против республиканцев одновременно с севера и юга, имея главной целью захват Мадрида, с падением которого они связывали свержение республиканского строя. Гражданская война переросла в войну патриотических и левых сил Испании против европейского фашизма.


Небольшие, плохо обученные и слабо вооруженные отряды простых рабочих и крестьян под командованием выборных, малоопытных начальников были вынуждены сражаться с преобладавшими в силах профессиональными войсками мятежников и интервентов. Неся большие потери от авиации и танков противника, республиканцы вынуждены были отступить.

В этих условиях наиболее важной и трудноразрешимой проблемой для сформированного в начале сентября 1936 года республиканского правительства Народного фронта под руководством социалиста Ларго Кабальеро была организация регулярной армии. Лидеры анархистов и некоторых других партий, входивших в Народный фронт, считали, что республике не нужна регулярная армия, что ее вполне могут защитить отряды милиции, действующие партизанскими методами. Они отрицали необходимость единого командования, штабов, строгой военной дисциплины, упорно противились всякой попытке организации и централизации руководства военными операциями и строительству оборонительных укреплений на подступах к столице.

21 сентября, несмотря на упорное сопротивление, отряды милиции под давлением численно превосходивших кадровых войск мятежников и интервентов вынуждены были оставить Македа, а 27 сентября - Толедо, находящийся в 70 км от Мадрида. Оказавшись в тяжелых условиях борьбы с интервентами и вооруженными профашистскими силами, республиканское правительство попыталось приобрести оружие у соседней Франции, а также у Англии и США, но получило отказ. Тогда правительство Ларго Кабальеро обратилось за помощью к руководству Советского Союза, с которым Испания в то время не имела нормальных дипломатических отношений.

В ответ на просьбу в Барселону прибыл генеральный консул СССР В.А. Антонов-Овсеенко, а несколько позже в Мадриде приступили к работе посол М.И. Розенберг, военный атташе комбриг В.Е. Горев, военно-морской атташе капитан 1 ранга Н.Г. Кузнецов, авиационный атташе полковник Б.Ф. Свешников. Затем в Мадрид приехал корпусной комиссар Я.К. Берзин - главный военный советник при республиканском правительстве, и вместе с ним группа общевойсковых, артиллерийских, авиационных и других специалистов-добровольцев.

Перед советскими специалистами стояла задача: как можно скорее разобраться в обстановке на фронте и активными действиями помочь республиканскому командованию наладить эффективное управление войсками, укрепить мадридский участок фронта, создать из разрозненных отрядов и колонн милиции регулярную армию.

По предложению главного военного советника комдив К.А. Мерецков, обладавший большим военным опытом и способностями войскового организатора, был назначен советником начальника генерального штаба и вместе с испанскими товарищами занялся формированием резервных частей республиканской армии.

Советские военспецы в Испании


Следует сказать, что в Испании военными министрами обычно были не генералы, а политические деятели, поэтому фактически главнокомандующим вооруженными силами являлся начальник генштаба. Он лично разрабатывал важнейшие оперативные планы и докладывал их в совете министров. Руководящий состав генштаба, да и всего центрального военного аппарата, был укомплектован офицерами старой армии. Среди них было немало преданных республике людей, но встречались и равнодушные, а порой и скрытые сторонники Франко. Наличие в генштабе и военном министерстве фашистских агентов, недисциплинированность и бюрократизм тормозили строительство новой армии. К этому надо добавить, что республиканская армия не имела подготовленных общевойсковых штабов, вследствие чего было плохо налажено взаимодействие войск на поле боя.

В начале октября, получив значительное количество танков, самолетов и артиллерии, франкисты перешли в наступление. Прорвав слабо укрепленные позиции республиканцев, они 18 октября подошли к Мадриду. Республиканское командование растерялось и не приняло необходимых мер к организованному отпору врагу. Командующий Центральным фронтом генерал Асенсио на заседании правительства заявил, что количество и качество техники противника делают продолжение борьбы бессмысленным, и он снимает с себя ответственность за оборону Мадрида.

Тогда дело обороны столицы практически взяли в свои руки советские специалисты Я.К. Берзин, В.Е. Горев, К.А. Мерецков, X.У. Мамсуров, Н.Н. Воронов, Б.Ф. Свешников, хотя официально руководили испанские коммунисты во главе с Хосе Диасом и Долорес Ибаррури. Были приняты меры для превращения столицы в неприступную крепость. Был составлен план устройства оборонительных сооружений в городе и организовано их спешное строительство.

После тщательного ознакомления с положением дел на фронте и в тылу В.Е. Горев, К.А. Мерецков, Б.М. Симонов и другие наши военные специалисты по поручению республиканского командования вместе с испанскими соратниками разработали план основных мероприятий по организации новой Народной армии. Главный военный советник доложил его республиканскому правительству. Одобренный военным министром, этот план был направлен в войска и в тыловые органы для выполнения.

«Война входит в критическую фазу, отмечалось в этом документе, мятежники добились на Центральном фронте превосходства и захватили в свои руки инициативу... Основные вопросы обороны сводятся к организации существующей армии, созданию и подготовке резервов, подготовке комсостава, организации партизанских действий во франкском тылу, организации разведки и контрразведки. Основная же текущая задача это - мобилизация всех средств для организации военной промышленности и усиления обороны Мадрида». Далее излагались конкретные задачи по обучению, управлению, организации армии, подготовке командного состава, укреплению политического сознания бойцов, по производству вооружения и боеприпасов, усилению Центрального фронта, и особенно обороны Мадрида.


В октябре 1936 года был учрежден Генеральный военный комиссариат, советником при котором назначен дивизионный комиссар И.Н. Нестеренко. Военные комиссариаты были сформированы во фронтах, соединениях, частях, военных школах, различных учреждениях.

В городе Альбасете - центре формирования новых войск, закипела работа по формированию первых испанских, а также интернациональных бригад. Вопреки противодействию ряда высших офицеров, первая бригада, укомплектованная подразделениями 5-го коммунистического полка под командованием Э. Листера, прибыла на фронт и уже 29 октября получила боевое крещение под Сесеньей. Вскоре были созданы и введены в бой еще пять пехотных бригад. При активном участии Луиджи Лонго, Франца Далема и многих других деятелей левых сил, а также советских добровольцев, были в спешном порядке сформированы 11, 12, 13-я и другие интернациональные бригады и части Народной армии, в последующем активно участвовавшие в отражении ожесточенных атак фашистов на Мадрид.



В октябре в испанские порты вошли первые транспорты с советскими самолетами, танками, оружием и боеприпасами. На них прибыли также советские добровольцы - танкисты и летчики. Предполагалось, что наши командиры, механики-водители и летчики будут выполнять роль инструкторов в испанских учебных лагерях. Однако крайне тяжелая обстановка, которая сложилась в этот период на мадридском участке Центрального фронта, вынудила республиканское командование в срочном порядке сформировать из советских специалистов и курсантов-новобранцев маршевое танковое подразделение под командованием капитана Поля Армана и бросить его в бой против рвавшихся к Мадриду войск мятежников и интервентов. Это позволило остановить неприятеля и выиграть драгоценное время, необходимое для подхода резерва. Примерно в таком же положении оказались и советские летчики.

В ноябре в Испанию прибыла еще одна большая группа наших летчиков и танкистов с боевой техникой и вооружением (танками Т-26 и истребителями И-15). В это время войска мятежников вновь потеснили республиканцев, вплотную подошли к столице и завязали бои на ее окраинах. На защиту Мадрида вместе с республиканскими бригадами, еще не завершившими формирование, были брошены танковая бригада генерала де Пабло (комбриг Д. Г. Павлов) и эскадрильи генерала Дугласа (комбриг Я.В. Смушкевич), костяк которых составляли советские добровольцы. Вместе с бойцами и командирами Народной армии и воинами интернациональных бригад советские танкисты и летчики смогли отстоять столицу республики.

Защитники Мадрида отразили четыре крупных наступления франкистов. В знаменитом сражении под Гвадалахарой, Народная армия наголову разбила итальянский экспедиционный корпус. В том, что Мадрид выстоял, большая заслуга воинов бригад Народной армии, интернациональных бригад, в особенности наших танкистов и летчиков, среди которых следует назвать имена Михаила Петрова, Поля Армана, Павла Цаплина, Кузьмы Осадчего, Василия Новикова, Павла Рычагова, Сергея Денисова, Виктора Хользунова, Ивана Лакеева и многих других, ставших впоследствии Героями Советского Союза. Отмечая вклад советских добровольцев в становление республиканской армии, американский историк Д. Кеттел писал: «До прибытия русских штаба армии не было, были лишь вооруженные массы без организации, без координации действий и планов. Вскоре после прибытия русских произошло радикальное изменение всей системы обороны. За шесть месяцев была создана армия, сумевшая нанести поражение современной итальянской армии под Гвадалахарой и, почти три года сдерживать продвижение армии Франко, обученной немцами и итальянцами и усиленной дивизиями Муссолини».

После гвадалахарского поражения, Гитлер и Муссолини резко усилили поставку Франко военного снаряжения. В Испанию направляются также новые интервенционные части. Для того чтобы сорвать крупное наступление противника на Мадрид, республиканская армия 15 декабря 1937 года начала операцию по освобождению расположенного в горах города-крепости Теруэля. В результате решительного натиска пехотинцев и танкистов оборона франкистов была прорвана, Теруэль окружен и, несмотря на упорное сопротивление фашистов, 24 декабря занят республиканцами.

Советские танкисты действовали на наиболее угрожаемых участках фронтов. Роты танков БТ-5 отважно контратаковали врага, поражая орудийно-пулеметным огнем его пехоту, артиллерию и танки. Недостаток в технике вынуждал республиканское командование перебрасывать танки и самолеты с одного участка фронта на другой. Бывали дни, когда танкисты одной роты участвовали в пяти-семи атаках, расходуя до шести боекомплектов. А те немногие самолеты, которыми располагали народные воздушные силы, непрерывно находились в воздухе.



Большую работу по формированию и обучению республиканских войск провели советники при командующих фронтами, ВМФ, армиями и соединениями М.С. Шумилов, Р.Я. Малиновский, Е.С. Птухин, П.Л. Романенко, Н.Г. Кузнецов, Н.И. Бирюков, А.П. Фомин, Н.Н. Нагорный и другие.

Советский Союз оказывал испанской Народной армии большую помощь боевой техникой, вооружением и снаряжением. По официальным данным, наша страна поставила республиканской Испании более 800 военных самолетов, 362 пулеметно-пушечных танка, 100 броневых машин, более 1550 артиллерийских орудий и 15000 пулеметов, 500000 винтовок, а также много боеприпасов и иного военного снаряжения, медикаментов и продуктов питания.

Среди примерно трехсот советских военных инженеров и техников, прибывших в Испанию, были высококвалифицированные специалисты по эксплуатации и ремонту самолетов, танков, артиллерийского и инженерного вооружения, средств связи, а также технические советники по промышленному производству военной техники и боеприпасов. Они готовили республиканские самолеты и танки к бою, обучали испанцев воевать на советской технике, налаживали производство и ремонт самолетов, броневиков, вооружения.

Уже в октябре - ноябре перед республиканским командованием и советскими военными специалистами остро встала задача как можно быстрее наладить восстановление поврежденной в боях техники и вооружения, организовать учебные центры по ускоренной подготовке танковых, артиллерийско-стрелковых и авиационных специалистов. Это оказалось далеко не легким делом, поскольку тяжелая промышленность Испании была развита слабо. Кроме того, испанская армия была оснащена небольшим количеством устаревших французских танков, самолетами различных типов и разнокалиберной артиллерией и не имела ни полевых ремонтно-эвакуационных, ни других технических средств, способных обеспечить быстрое устранение боевых повреждений. Советские специалисты смогли организовать текущий, и даже средний ремонт в полевых условиях, на неприспособленных аэродромах, используя для этого автофургоны с прицепами, укомплектованные примитивным оборудованием. Не хватало запасных частей, и ремонтники под огнем противника разбирали сгоревшие на поле боя танки, чтобы снять с них годные детали и узлы. Каждая боевая машина была на вес золота, и одни и те же танки и самолеты ремонтировались десятки раз. Восстанавливать латанные и перелатанные машины стоило больших трудов. Но ремонтники возвращали их в строй.

Много находчивости проявили инженеры и техники, чтобы создать ремонтно-эвакуационные подразделения из мадридских, барселонских и валенсийских рабочих, а также организовать службу технического обеспечения молодой республиканской армии. Несмотря на трудные условий работы советские и испанские инженеры усовершенствовали методы сборки, обслуживания и ремонта боевых машин и вооружения. Была решена еще одна важная задача - создано предприятие для снабжения полевых ремонтных баз запасными агрегатами и деталями и восстановления сильно поврежденных машин в заводских условиях. В 30 км от Мадрида, в городе Алкала-де-Энарес, при самом активном участии инженеров Петра Глухова, болгарки Полины Недялковой и техников Ивана Бачешкина, Дмитрия Решетцова, Александра Костикова испанские рабочие в предельно короткий срок создали хорошо оснащенную разнообразным производственным и испытательным оборудованием Центральную танкоремонтную базу, которая вскоре стала головным танкоремонтным предприятием республики.



На этой базе производили капитальный ремонт танков Т-26 и БТ-5, их двигателей и всех других танковых агрегатов и приборов, а также средств связи, оптики и вооружения, реставрировали и изготовляли самые разнообразные детали для танков. Здесь же разрабатывались памятки, инструкции и плакаты по боевому применению, обслуживанию и полевому ремонту советской техники и вооружения. На барселонском машиностроительном заводе, в картахенском, альбасетском, валенсийском и мадридском арсеналах и мастерских был организован ремонт стрелкового и артиллерийского вооружения.

Жестокая блокада фашистами республиканского побережья Испании и фактическое закрытие франко-испанской границы привели к полному прекращению доставки вооружения Народной армии. В этих критических условиях республиканскому правительству пришлось срочно создавать собственную военную промышленность. База для этого была очень скудной. Из десяти имевшихся в стране крупных военных предприятий пять оказалось в руках фашистов. Большинство руководящего инженерно-технического персонала бежало к Франко или за границу.
Самую действенную помощь республиканцам в быстром налаживании промышленного производства самолетов, бронемашин, вооружения и боеприпасов вновь оказали советские специалисты. Они помогли рабочим барселонских заводов «Испано-Суиза де аутомобилес», «Элисальдо» и «Форд мотор Иберика» наладить капитальный ремонт самолетов, а также производство запасных частей к ним. С середины 1937 года эти заводы уже выпускали самолеты И-15, а несколько позже и самолеты И-16. Недалеко от Аликанте в горах были вырыты туннели, где разместился завод по ремонту и изготовлению самолетов И-16. В городе Реусе был налажен выпуск истребителей И-15.



«Одной из самых больших наших забот во время войны, - пишет в своих воспоминаниях бывший командующий республиканской авиацией Игнасио Идальго де Сиснерос, - была организация производства новых самолетов и их ремонт. Благодаря помощи, оказанной нам Советской Россией, мы смогли наладить это дело». В середине 1937 года в мастерских валенсийской судоверфи «Унион наваль де Леванте» под руководством танкового инженера Николая Алымова на базе советского грузового автомобиля ЗИС-5 в сжатые сроки была построена броневая машина с пулеметным вооружением, которая стала основным типом бронемашин Народной армии.

Для нужд военной промышленности на металлургическом заводе в городе Сагунто при участии военного инженера Андриана Воробьева был освоен выпуск броневого листа. Огромную помощь испанцам в налаживании производства артиллерийского и стрелкового вооружения и боеприпасов оказали советские инженеры и техники Михаил Парфенов, Николай Михайлюк, Семен Стоклицкий, Михаил Завражнев и многие другие. При непосредственном участии инженеров Ивана Маркова и Андрея Куликова в Барселоне был создан крупный патронный завод. Производство снарядов и патронов было налажено на многих мелких и крупных заводах и в мастерских ряда городов. Однако Народная армия продолжала испытывать острую нехватку боеприпасов для стрелкового оружия. Тогда советские инженеры-оружейники предложили вторично использовать стреляные гильзы, как это делалось в нашей стране в годы гражданской войны. По их совету испанские рабочие создали фронтовые бригады и группы по сбору гильз. На заводах Мадрида, Сабаделя и Барселоны был организован переобжим гильз для дальнейшего их использования в патронном производстве.

Нельзя не сказать о советских инструкторах и военных советниках, войсковых инженерах и техниках, которые активно участвовали в ускоренной подготовке молодых командиров для стрелковых, танковых, артиллерийских и пулеметных подразделений молодой революционной армии. Наши танкисты и летчики, составлявшие костяк интернациональных танковых и авиационных частей и подразделений республиканской армии, щедро делились со своими испанскими побратимами военными знаниями и боевым опытом. С помощью советских переводчиков обучали их умению владеть передовой военной техникой, правильно ее применять, постоянно поддерживать в боевой готовности. При содействии советских добровольцев были созданы учебные центры, лагеря и школы, которые дали республике большой отряд офицеров. Опытные советские военные инженеры помогли республиканскому командованию организовать в вооруженных силах службы автобронетанкового, авиационного и артиллерийского обеспечения.

В рядах Народной армии в те годы сражались 772 советских летчика, 351 танкист, 222 общевойсковых советника, 100 артиллеристов, 77 военных моряков, 339 других военных специалистов и 204 переводчика (всего 2065 человек).



Источники:
Платошкин Н. Гражданская война в Испании. 1936-1939 гг. М.: Олма-Пресс, 2005. С. 122-178.
Прицкер Д. Подвиг Испанской республики 1936-1939. М.: Соцэкгиз, 1962. стр. 198-202.
Пожарская С. Генералиссимус Франко и его время// Новая и новейшая история. 1990. № 6. С. 164-185.
Ветров А. Советские добровольцы в армии республиканской Испании. // ВИЖ. 1973, №3.С. 71-77.
Михайленко В. Новые факты о советской военной помощи в Испании. // Уральский вестник международных исследований. 2006. № 6. С. 18-46.
Автор:
Инженер-технарь
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

49 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти