Как подавили восстание Болотникова

Гибель Лжедмитрия не остановила Смуту. Гражданская война продолжалась, охватывая новые земли, появились новые самозванцы. В первый же месяц своего правления Василию Шуйскому пришлось подавлять несколько попыток выступлений московских городских низов. В Москве опасались, что за свержение самозванца и избиения поляков войну начнет польский король Сигизмунд. Поэтому из нескольких тысяч польских гостей и наемников Лжедмитрия, уцелевших после майского восстания в Москве, отпустили только простолюдинов, а знатных людей оставили в качестве заложников, дав хорошее содержание и распределив под надзором по разным городам. Шуйский нарушил дипломатический этикет и задержал даже находившееся в Москве польское посольство Гонсевского.

Однако эти опасения оказались напрасными. Польше самой приходилось туго. Поляки начали войну со Швецией и отбили у неё в Ливонии город Пернов (Пярну). Кроме того, запорожские казаки во главе с гетманом Сагайдачным совершили ряд удачных рейдов и разграбили Кафу и Варну. Это разозлило османов и они объявили войну Речи Посполитой. Правда, основные силы турецкой армии были связаны войной с Персией и против Польши выслали вспомогательные войска, и поляки отразили нападение. В самой Польше часть магнатов недовольных политикой короля подняли бучу. Страну охватила гражданская война. Поэтому полякам пока было не до Москвы.


Таким образом, Москва проглядела более серьёзную угрозу — внутреннюю. Ведь проблемы, которые вызвали Смуту, не были разрешены. И внешняя угроза играла хоть и важную, но не главную роль. Провинция была возмущена: Боярская дума избрала царя без необходимой поддержки всех земель. Выходило так, что бояре убили «доброго царя» и захватили власть, передав престол «боярскому царю». Провинция бурлила: срок сыска беглых увеличили до 15 лет; служилые воспоминали щедрые пожалования Лжедмитрия; жители юга опасались репрессий и террора (как при Годунове) за помощь самозванцу; волновалось казачество, активно поддерживавшее лжецаря; Шуйский избавлялся от сторонников Лжедмитрия, рассылая их подальше от столицы, многих отправили на южное порубежье.

Летом 1606 года стихийные восстания охватили весь юг страны, который будоражили слухи о «спасении доброго царя Дмитрия». Центром борьбы против нового царя в Северной земле стала «столица» первого самозванца — Путивль. Здесь восставшие посадские люди крестьяне избрали «большим воеводой» прибывшего к ним с отрядом Ивана Болотникова. Иван Болотников, по наиболее распространенной версии, был холопом князя Телятевского. Он ещё в молодости бежал от своего хозяина в степь к казакам, здесь попал в плен к татарам и был продан в рабство туркам. Несколько лет он провёл в рабстве, на галерах в качестве гребца. После неудачного для турок морского боя с христианскими кораблями был освобождён и направился в Венецию, где проживал в немецком торговом подворье. Отсюда, услышав рассказы о начале Смуты в Русском государстве, Болотников двинулся через Германию и Польшу в Россию. Слухи «о чудесном спасении» московского царя Дмитрия привлекли Ивана в Самбор, где у жены Юрия Мнишека Ядвиги скрывался московский беглец Михаил Молчанов, бывший соратник Лжедмитрия I. Молчанов украл некоторые царские регалии, включая золотую печать, которая в то время заменяла царскую подпись, и представлялся царем. Этот авантюрист представился Болотникову царем, спасшимся после майского переворота в Москве. Новый самозванец долго беседовал с Болотниковым, а затем снабдил письмом к князю Григорию Шаховскому и отправил в Путивль в качестве своего личного эмиссара и «большого воеводы».

По сути, гражданская война вступила в активную фазу. В войске Болотникова были основные сословия и социальные группы Русского государства: крестьяне и холопы, северские, терские, волжские и запорожские казаки, представители дворянства. Кроме того, восстание поддерживали и представители аристократии, среди них князь Григорий Шаховский и черниговский воевода Андрей Телятевский, бывший хозяин Болотникова.

Летом 1606 г. 30-тыс. войско Болотникова двинулось на Москву. Были захвачены крепости Кромы и Елец, богатые арсеналы которых пополнили запасы восставших. Правительственные войска под началом воевод князей Воротынского и Трубецкого потерпели поражение под Кромами и Ельцом. Многие воины из царских войск переходили на сторону восставших. Используя ошибки царских воевод, повстанцы стремительно продвигались к Москве. В войско Болотникова вливались всё новые и новые отряды восставших крестьян. Более того, по пути в Москву к Болотникову примкнули крупные отряды служилых дворян, которые выступили против боярского царя Шуйского. Старший рязанский воевода Прокопий Ляпунов и младший — Григорий Сумбулов, привели рязанское ополчение, стрелецкий сотник Истома Пашков — крупный отряд служилых людей. Восстали Тула, Кашира, Калуга, Можайск, Вязьма, Владимир и Астрахань. На Волге бунтовали мордва и мари (черемисы), они осадили Нижний Новгород.

Восставшие по пути на Москву подошли к Коломне. В октябре 1606 года посад Коломны был взят ими приступом, но кремль продолжил сопротивление. Оставив небольшую часть своих сил в Коломне, Болотников направился по Коломенской дороге в Москву. В селе Троицкое Коломенского уезда ему удалось разбить правительственные войска. 22 октября армия Болотникова расположилась в селе Коломенское под Москвой. Здесь он построил острог (крепость), и стал рассылать по Москве и разным городам грамоты, призывая поддержать законного государя Дмитрия Ивановича и возбуждая обделенных и бедноту против богатых. «Вы все, боярские холопи, побивайте своих бояр, берите себе их жен и всё достояние их, поместья и вотчины! Вы будите людьми знатными, и вы, которых называли шпынями и безыменными, убивайте гостей и торговых людей, делите меж собой их животы! Вы были последние — теперь получите боярства, окольничества, воеводства! Целуйте все крест законному государю Дмитрию Ивановичу!» Поэтому путь войска Болотникова сопровождался жуткими погромами, люди отвечали террором на террор, воевали так, как будто кругом чужие (царские войска на охваченных восстаниями территориях действовали схожим образом).

Ополчение Болотникова продолжало расти, из него выделялись отдельные отряды, преимущественно из холопов, которые своими набегами и разбоями держали столицу в осадном положении. В ноябре к Болотникову примкнули казаки Илейки Муромца. Он был ещё одним самозванцем, выдавал себя за царевича Петра Фёдоровича, в действительности никогда не существовавшего сына царя Фёдора I Ивановича. Москвичи уже готовы были подчиниться Болотникову, прося только показать им царевича Дмитрия, и даже начали с ним переговоры. Обрадованный Болотников слал гонцов в Путивль. Мол, пусть «царь» скорее приезжает, победа близка. Но Дмитрий так и не явился. Многие стали выражать сомнение в существовании Дмитрия и переходили на сторону Шуйского.

Тем временем Шуйский не сидел на месте и активно готовился к контрудару. Предместья и слободы Москвы были укреплены. Войска воевод Скопина-Шуйского, Голицына и Татева расположились у Серпуховских ворот, откуда наблюдали за вражеским лагерем. Между Москвой и окрестными городами было налажено сообщение, войска охраняли дороги. Из Твери и Смоленска в ноябре подошли подкрепления, которые в значительной части были составлены из дворян и посадского населения. Одновременно Шуйский активно торговался с дворянской частью восставшего лагеря. Ляпуновы и Пашков ненавидели Шуйского, но боялись бунта «черни».

Войско Болотникова выросло до 100 тыс. человек (его отряды действовали на огромной территории), но его боевые качества упали. Среди восставших стало много холопов, бродяг, крестьян, которые не имели боевого опыта, были плохо вооружены и организованы. Казаки и дворяне — два боевых ядра войска, их презирали. Однако и они противостояли друг другу. В итоге в самом войске Болотникова произошел раскол: один лагерь составили дворяне и боярские дети, другой — холопы, казаки и прочий люд. У последних в предводителях был Иван Болотников, у первых — Истома Пашков и братья Ляпуновы. Между вождями возникли разногласия, в результате на сторону Шуйского перешли сначала Ляпуновы, а затем Истома Пашков. Шуйский тем временем основательно укрепил Москву, сформировал новую армию из ополчений других городов. Кроме того, Шуйский переманил многих дворян из лагеря Болотникова, суля им награду и чины.

Видя, что ситуация ухудшается и силы Шуйского всё растут, Болотников решился на атаку. 26 ноября он попытался взять Симонов монастырь, но был разбит царскими войсками под началом молодого и талантливого полководца, племенника царя Михаила Скопина-Шуйского. В решительный момент боя лагерь восставших покинул крупный дворянский отряд Пашкова, это решило исход битвы в пользу царского войска. Войска Болотникова закрепились в Коломенском лагере. Скопин-Шуйский осадил болотниковцев, начал обстрел. Царь Василий попытался договориться с самим Болотниковым, обещал высокий чин, но вождь восставших отказался идти на мир. После трехдневного артиллерийского обстрела пестрое воинство Болотникова не выдержало и побежало. Часть казаков закрепилась у деревни Заборье, где 2 декабря восставшие снова были разбиты. Казаки атамана Беззубцева перешли на сторону Скопина-Шуйского. Их царь Василий простил. Остальных пленных взятых в бою или во время бегства вешали или оглушив дубинами, топили. Болотников бежал в Серпухов, а затем Калугу, Илейка Муромец отошел к Туле.

Таким образом, восставшие так и не смогли взять столицу. В решающем сражении болотниковцы были разбиты царскими воеводами, чему способствовала измена дворянских отрядов, перешедших на сторону царя Василия Шуйского.

Как подавили восстание Болотникова


В Калуге Болотников собрал около 10 тыс. человек. Его осадили царские войска. Однако главным воеводой был бездарный брат царя Иван Шуйский. В итоге осада Калуги затянулась с декабря 1606 года до мая 1607 года. Восставшие оборонялись умело и отчаянно, отбивали приступы, делали дерзкие вылазки, нанося большой урон царским войскам. Царские воеводы решили сжечь деревянную крепость и, мобилизовав окрестных крестьян, начали подвоз дров, которыми обкладывали стены. Однако восставшие разгадали этот план и взорвали «подмёт», убив и искалечив большое количество царских ратников. В это время другие повстанцы пытались деблокировать Калугу, но были разбиты. Так, отряд Мезецкого, отправленный из Путивля Шаховским на выручку Болотникова, был разбит войском Ивана Романова на р. Вырке.


Позже к Болотникову попытались пробиться войска Телятевского и Лжепетра. 1 мая 1607 г. донские и украинские казаки разбили царские войска на реке Пчельне. Воспользовавшись замешательством среди осадного войска, Болотников сделал вылазку и разбил царских воевод, которые отступили, бросив артиллерию и обоз. Часть царских войск перешла на сторону восставших. Только полк Скопина-Шуйского отошел в полном порядке. После этого Болотников перебрался в Тулу, где была более мощная каменная крепость, и соединился с другими отрядами повстанцев.

Затем Болотников начал 2-й поход на Москву. Однако царь Василий не сидел сложа руки. Была объявлена мобилизация «даточных» людей («даточные» — ратники, призываемые от посадских и крестьянских общин) по всей стране, и лично возглавил большую армию, которую формировали в Серпухове. Очаги восстания постепенно давили. Бунтовщиков отбросили от Нижнего Новгорода. А. Голицын под Каширой разбил Телятевского. Появление вместо ожидаемого «доброго царя» Дмитрия какого-то неизвестного Петра, который развязал террор в отношении противников, многих остудило, восставшие города успокаивались, приносили повинную. В мае царское войско двинулось навстречу восставшим. В походе участвовал сам царь, а отдельными полками командовали Михаил Скопин-Шуйский, Пётр Урусов, Иван Шуйский, Михаил Туренин, Андрей Голицын, Прокопий Ляпунов и Фёдор Булгаков.

Болотниковцы попытались обойти основные силы царской армии и идти на Москву, но обойдя Каширу, восставшие встретились с флангом царского войска у реки Восьмы. 5-7 июня 1607 г. произошла битва. Болотниковцы имели преимущество в силе — 30-38 тыс. воинов. Однако тульский воевода предал Болотникова и с 4-тыс. отрядом перешел на сторону царских войск. А рязанские отряды Ляпунова зашли в тыл войску Болотникова. Это вызвало панику у болотниковцев и они отступили. Часть войск Болотникова была отрезана и пленена, пленных казнили. После Восемской битвы войско Болотникова было отброшено к Туле.

Царь Василий Шуйский послал за Болотниковым несколько полков во главе с Михаилом Скопиным-Шуйским. На подступах к Туле Болотников решил дать сражение на речке Вороньей, повстанцы закрылись засеками и долго отбивали натиск царской конницы. Обе стороны понесли серьёзные потери. Однако стрельцы совершили обходной маневр, болотниковцы дрогнули и побежали, многих перебили во время погони. Болотников потерял в этих битвах половину войска — около 20 тыс. человек. С оставшимися он заперся в Туле. Таким образом, Болотников потерпел решительное поражение и утратил стратегическую инициативу.

30 июня к Туле подошёл и сам царь Василий с основным войском. Современники сообщали о том, что царское войско насчитывало 100-150 тыс. человек. У Болотникова и «царевича Петра» осталось не более 20 тыс. человек. Осадные орудия начали обстреливать город с обоих берегов. Однако Тула имела мощные укрепления, и у Болотникова осталось наиболее боеспособное ядро восставших. Поэтому осажденные продержались до октября 1607 года. На раннем этапе осады защитники города совершали вылазки и храбро оборонялись. Все попытки царских воевод взять город штурмом оказывались неудачными.

Тогда царские войска по идее муромского сына боярского Ивана Кровкова решили перекрыть плотиной реку Упу ниже города, чтобы Тула оказалась затопленной. На правом, заболоченном берегу была сооружена дамба размером «с полверсты», которая должна была во время осеннего паводка не позволить реке разлиться по низменности, но вызвать резкий подъем уровня воды. Действительно, осенний паводок полностью отрезал город от внешнего мира, превратив его в заболоченный остров посреди полностью залитой водой равнины. Были испорчены многие боеприпасы, а также хлебные и соляные запасы, хранившиеся в погребах. Вскоре в Туле начался страшный голод и эпидемия, которые обострили внутренние противоречия среди повстанцев. Восставшие пытались взорвать плотину, но тот же Кравков предупредил Шуйского, и попытка не удалась.

Болотников на протяжении осады не раз посылал гонцов к Михаилу Молчанову и Григорию Шаховскому, однако без успеха. А царь Василий столкнулся с новой угрозой. Объявился новый самозванец — Лжедмитрий II, который уже успел захватить Северщину, Брянщину и Верховскую землю. Болотникову были предложены переговоры об условиях капитуляции города. Шуйский обещал сохранить свободу руководителям и участникам восстания. Достигнутое соглашение было скреплено торжественной клятвой, и 10 октября 1607 года Тула открыла царскому войску свои ворота.

Царь Василий обманул вождей восстания. Шуйский поспешил объявить, что прощение распространяется лишь на рядовых «тульских сидельцев», а не на предводителей восстания. Туляков действительно помиловали, мятежные дворяне отделались ссылками. Шаховского постригли в монахи. «Царевич Петр» был повешен. Болотникова отправили к Каргополь и тайно утопили. Многих рядовых повстанцев разослали по городам, а тех, кто оказался в Москве, без шуму и пыли, удавили.

Таким образом, крестьянскую войну московское правительство погасило, мобилизовав практически все резервы и ответив террором на террор. Однако Шуйский, распустив большую часть армии и думая, что смута идёт к завершению, просчитался. Всё только начиналось. Появился второй Лжедмитрий, к которому примкнули остатки болотниковцев. Снова активизировалась Польша.



Продолжение следует…
Автор:
Самсонов Александр
Статьи из этой серии:
Смута

Народный герой Кузьма Минин и Смута
Как убили Лжедмитрия I
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

35 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти