Если бы финны захотели, или Ещё раз о Зимней войне



Советско-финляндская война (1939-1940 гг.), безусловно, занимает особенное место в истории нашей страны, и ее необходимо рассматривать во взаимосвязи с той ситуацией, которая сложилась в мире к тому времени. Начиная с весны и до осени 1939 года, обстановка накалялась, чувствовалось приближение войны. Руководство США, Великобритании и Франции считало, что Германия нападет на СССР. Однако Германия к такому шагу еще не была готова, а вскоре заключила военный союз с Италией, направленный не только против СССР, но и против Англии, Франции и Польши. Чтобы приличнее выглядеть в глазах мировой общественности, англо-французские политики решили начать переговоры с СССР, в ходе которых советская сторона добивалась заключения военного соглашения о предотвращении фашистской агрессии. Для реализации этого разработали план развертывания советских войск и участвовавших в переговорах стран по совместному отражению возможной агрессии. Тема плана обсуждалась на заседании военных миссий в середине августа 1939 года. Наша военная делегация предложила разработать и подписать военную конвенцию, точно определявшую количество выделяемых дивизий, танков, самолетов и морских эскадр для совместных действий договаривающихся сторон. Видя, что делегации Британии и Франции не собираются подписывать такую конвенцию, СССР вынужден был завершить дальнейшие переговоры.


Стремясь исключить возможность войны на два фронта (в Европе - с Германией и на Востоке - с Японией), СССР принял предложение немцев о заключении пакта о ненападении. Польша, возлагавшая все надежды на англичан и французов, отказалась от сотрудничества с нашей страной и оказалась практически одинокой, став легкой добычей агрессора. Когда после нападения Германии польская армия оказалась на грани катастрофы, советские войска предприняли поход в Западную Украину и Западную Белоруссию, и за 12 дней продвинулись местами до 350 километров. Смещение советской границы на запад положительно сказалось на стратегическом положении нашей страны. Повышению обороноспособности Советского Союза способствовало также и подписание пактов о взаимопомощи с прибалтийскими государствами осенью 1939 года.

Если западную границу удалось обеспечить, то на северо-западном участке обстановка оставалась сложной. Еще до революции Финляндия была частью Российской империи, а ранее (более шести столетий) находилась под господством Швеции. В борьбе России и Финляндии вопрос за выход к Балтийскому морю приобретал для первой жизненно важное значение. В 1700 году Петр I начал Северную войну со Швецией, длившуюся до 1721 года. В результате ее победоносного завершения к России отошли Карелия, Выборг, Кексгольм, южное побережье Финского залива, Рижский залив и многие острова. Победив Швецию, Петр I великодушно уступил ей Финляндию, однако отношения государств опять оказались напряженными, и в 1808 году между ними началась война, в итоге Финляндия полностью отошла к России на правах автономного княжества со своей конституцией и сеймом. Но эти права были затем урезаны царским правительством, и Финляндия превратилась в одну из окраин Российской империи.

Провозглашенное после революции право наций на самоопределение дало Финляндии действительную возможность стать самостоятельным, независимым государством. Ознакомившись с постановлением финляндского сейма от 6 декабря 1917 года о провозглашении Финляндии независимым государством и обращением его правительства о признании этого, ВЦИК 4 января 1918 года признал независимость Финляндии. Новое финское правительство свое недоверие к России перенесло на Советскую Республику. 7 марта 1918 года оно заключило договор с Германией, после поражения которой в первой мировой войне переориентировалось на Антанту. Касаемо нашей страны правительство Финляндии сохраняло враждебный настрой и уже в мае порвало отношения, а в дальнейшем открыто и замаскировано вело против Советской России борьбу.

Победы Красной Армии в Гражданской войне и над интервентами побудили финнов заключить 23 октября 1920 года с Советской Россией мирный договор. Но все равно отношения оставались напряженными, о чем свидетельствует предпринятое в 1922 году авантюрное нападение вооруженных «добровольческих» отрядов шюцкоров на землю Советской Карелии. Нельзя назвать хорошими отношения и в последующем. П. Свинхувуд (президент Финляндии с 1931 по 1937 год), заявлял, что любой враг России должен быть другом Финляндии.

На финской территории спешными темпами началось строительство дорог, аэродромов, разнообразных укреплений, военно-морских баз. На Карельском перешейке (чуть более 30 км. от Ленинграда) наш сосед, используя иностранных специалистов, построил сеть оборонительных сооружений, которые более известны под именем линии Маннергейма, а летом 1939 года здесь же прошли крупнейшие в финской истории военные маневры. Эти и другие факты свидетельствовали о готовности Финляндии к войне.

Если бы финны захотели, или Ещё раз о Зимней войне


Советский Союз же хотел мирным путем укрепить северо-западные границы, однако не исключался и военный путь достижения этой цели. Советское правительство инициировало в октябре 1939 года переговоры с Финляндией по вопросам обеспечения взаимной безопасности. Вначале советское предложение о заключении с нашей страной оборонительного союза было отклонено финским руководством. Тогда правительство СССР внесло предложение отодвинуть границу, проходящую по Карельскому перешейку, на несколько километров к северу и передать в аренду Советскому Союзу полуостров Ханко. За это финнам предложили территорию в Карельской ССР, которая по своей площади в несколько десятков раз (!) превышала обменную. Казалось бы, с такими условиями можно согласиться. Однако и подобное предложение было отклонено, прежде всего, из-за того, что Финляндии оказывали помощь Англия, Франция и еще ряд других государств.

О возможности решения проблемы военным путем говорит проведенное заблаговременно развертывание соединений Красной Армии. Так, 7-я армия, сформированная приказом наркома обороны Советского Союза от 14 сентября 1939 года в районе Калинина, днем позже была передана Ленинградскому военному округу (ЛВО) в оперативное подчинение. К концу сентября эта армия начала выдвижение к границам Латвии, а к декабрю она была уже на Карельском перешейке. 8-я армия, которую развернули на базе Новгородской армейской группы, к ноябрю передислоцировалась под Петрозаводск, а к декабрю ее соединения уже стояли у границы с Финляндией. 16 сентября 1939 года в составе ЛВО формируется Мурманская армейская группа, которую через два месяца переименовали в 14-ю армию. Несложно заметить, что одновременно с переговорами происходило развертывание и сосредоточение войск, завершенное в целом к 28 ноября 1939 года.

Итак, войска ЛВО пополнили, развернули и сосредоточили вблизи Финляндии, но финны не желают подписывать договор. Необходим был только повод, чтобы начать войну. Следует оговориться, что боевые задачи нашим войскам поставили еще 21 ноября 1939 года. Согласно директивы ЛВО № 4717 от 21 ноября, 7-й армии после получения особого приказа требовалось совместно с авиацией и Краснознаменным Балтийским флотом (КБФ) разгромить финские части, овладеть укреплениями, стоящими на Карельском перешейке и выйти на рубеж ст. Хитола, ст. Антреа, Выборг; после этого вместе с 8-й армией, ведущей наступление на сердобольском направлении, развивая успех, выйти на рубеж Лахта, Кювянск, Хельсинки.

Поводом для войны стали провокации на границе. Были эти провокации со стороны финнов или с нашей, сейчас однозначно сказать трудно. В ноте Советского Союза от 26 ноября 1939 года, например, правительство Финляндии обвинялось в обстреле артиллерией, вызвавшим человеческие жертвы. В ответ финское руководство опровергло выдвинутые против нее обвинения и предложило создать независимую комиссию для проведения расследования инцидента.

На наши требования отвести свои войска вглубь своей территории финны выдвинули аналогичные требования отвода советских войск на 25 км. 28 ноября последовала новая нота, где заявлялось, что, исходя из продолжающихся провокаций и наглых финских требований, СССР считает себя освобожденным от обязательств мирного договора 1920 года. Нота была напечатана в газете «Правда» от 28 и 29 ноября 1939 года. Кроме того, в эти дни на страницах газеты помещаются различные сообщения, подтверждающие провокации финской военщины. Так, в «Правде» от 29 ноября была опубликована статья «Новые провокации финляндской военщины», где говорилось, что, по информации, полученной из штаба ЛВО, 28 ноября в 17 часов на перешейке между п-ми Рыбачьим и Средним пять финских солдат, заметив двигавшийся вдоль границы наш наряд, обстреляла его и пыталась захватить. Наряд стал отходить. Действиями подошедшей с нашей стороны группы финны были отогнаны вглубь своей территории, при этом взяли в плен трех солдат. В 18 часов в сторону СССР пять раз выстрелили из винтовки. Наши не отвечали. Ночью 30 ноября войскам ЛВО приказали перейти государственную границу.




На что рассчитывало руководство СССР? Прежде всего, в Советском Союзе не планировали начинать большую войну, что подтверждается первоначальным составом войск – всего четыре армии. Находясь в рамках красивой, но не подкрепленной фактами теории о мировой солидарности рабочего класса, советское правительство наивно ожидало, что как только наши войска пересекут государственную границу, финский пролетариат поднимется против своего буржуазного правительства. Зимняя война доказала ошибочность подобных надежд, однако вера в пролетарскую солидарность, вопреки логике, оставалась в сознании многих вплоть до Отечественной войны.

После начала боевых действий руководство Финляндии передало через шведское посольство в Москве сообщение советскому правительству о готовности возобновить переговоры. Но В.М. Молотов отклонил это предложение, сообщив, что СССР теперь уже признало временное народное правительство Финляндской Демократической Республики (ФДР), которое было создано на территории нашей страны из эмигрантских представителей финских левых сил. Естественно, что это правительство было готово подписать необходимый договор с нашей страной. Его текст был размещен в газете «Правда» 1 декабря 1939 года, а днем позже договор о взаимопомощи и дружбе между СССР и ФДР был подписан и объявлен советскому народу.

А на что надеялось правительство Финляндии? Безусловно, оно хорошо осознавало, что если не сможет договориться, то военное столкновение будет неминуемо. Поэтому, напрягая все силы, готовилось к войне. Однако военные специалисты считали эту подготовку недостаточной. Уже после окончания Зимней войны подполковник И. Ханпула писал, что лица, осуществлявшие «в хорошие годы» подготовку к войне, не сочли нужным усилить мощь финских вооруженных сил, испытывавших в ходе боевых действий нехватку даже оружия и боеприпасов, за эти ошибки финские солдаты заплатили на Карельском перешейке своей кровью. Руководство Финляндии полагало, что на их северном театре войны наступление можно осуществить только в зимний или летний период. За направления выше Ладожского озера оно вообще не беспокоилось, так как было уверено, что финская армия подготовлена лучше советских войск, которым придется воевать на чужой территории и преодолевать огромные трудности, связанные с обеспечением, в то время как за мощными укреплениями, перекрывающими Карельский перешеек, финские войска продержатся до весенней распутицы. К этому моменту правительство Финляндии надеялось получить необходимую поддержку от европейских стран.

Планы советского генштаба по разгрому войск противника были следующими: активными действиями на северном и центральном направлениях сковать финские войска и не дать возможности получения финнами военной помощи от западных держав (а угроза высадки войск других государств существовала); главный удар должны были нанести войска 8-й армии в обход линии Маннергейма, вспомогательный - 7-й армией. На все это отводилось не более 15 дней. Операция включала три этапа: первый - разгром финнов в предполье и достижение главной оборонительной полосы; второй - подготовка к прорыву этой полосы и третий - полный разгром финских армий на Карельском перешейке и захват рубежа Кексгольм, Выборг. Планировалось достичь следующих темпов наступления: на первых двух этапах от 2 до 3 км, на третьем от 8 до 10 км в день. Однако, как известно, на самом деле все было иначе.

Финское командование сосредоточило главные силы на Карельском перешейке, расположив здесь 7 из 15-ти пехотных дивизий, 4 пехотные и 1 кавалерийскую бригады, а, кроме того, части усиления. Все эти силы вошли в состав Карельской армии генерала X. Эстермана. Севернее Ладожского озера, на петрозаводском направлении, стоял армейский корпус генерала Э. Хеглунда, включавший в себя две усиленные пехотные дивизии. Кроме того, к декабрю к Вяртсилю была переброшена группа войск генерала П. Талвела. Ухтинское направление перекрывала группа войск генерала В. Туомпо, а в Заполярье, на Кандалакшском и Мурманском направлениях, Лапландская группа генерала К. Валенкуса. Всего советским войскам противостояло до 600 тыс. финских солдат, порядка 900 орудий, 64 танка, все эти силы поддерживал финский флот (29 кораблей) и ВВС (порядка 270 боевых самолетов).



В составе ЛВО (командующий К.А. Мерецков) развернули 4 армии: в Заполярье - 14-я в составе 2-х стрелковых дивизий; в Карелии - 9-я из 3-х стрелковых дивизий; к востоку от Ладожского озера - 8-я из 4-х стрелковых дивизий и на Карельском перешейке - 7-я армия, поддерживаемая силами КБФ.

Боевые действия по разгрому противника обычно делят на 2 периода. Первый отсчитывается от начала наступления соединений РККА 30 ноября 1939 года и заканчивается 11 февраля 1940 года. За этот период войска, действовавшие в полосе от Баренцева моря до Финского залива, сумели продвинуться на глубину 35 -80 км, закрыть доступ Финляндии в Баренцево море и преодолеть полосу заграждений Карельского перешейка глубиной от 25 до 60 км и подойти к линии Маннергейма. В ходе второго периода была прорвана линия Маннергейма и захвачен город-крепость Выборг, завершился он 12 марта 1940 года заключением мирного договора.

В 8 ч 30 мин 30 ноября после получасовой артподготовки войска РККА пересекли границу и, встречая незначительное сопротивление, к ночи продвинулись на 4-5 км. В дальнейшем с каждым днем возрастало сопротивление противника, но наступление продолжалось на всех направлениях. В целом свою задачу выполнили лишь войска 14-й армии, занявшие за 10 дней город Петсамо, а также п-ова Рыбачий и Средний. Перекрыв Финляндии путь к Баренцеву морю, они продолжили пробиваться вглубь территории. Войска 9-й армии, ведущие наступление в тяжелейших условиях бездорожья, за первую неделю смогли продвинуться вглубь на 32-45 км, а 8-я армия за 15 дней на 75-80 км.

Особенность заполярного театра военных действий осложняло использование крупных войсковых сил и боевой техники. Наступать представлялось возможным только на некоторых отдельных направлениях, что разобщало войска и нарушало взаимодействие между ними. Командиры плохо знали местность, что давало противнику возможность заманивать советские части и подразделения туда, откуда не было возможности вернуться обратно.

Финское командование серьезно опасалось выхода частей РККА в центральные районы страны с севера. Чтобы этого не допустить, на эти направления срочно перекинули дополнительные силы. Большей частью это были прекрасно подготовленные и укомплектованные лыжные части и отряды. Лыжная подготовка наших войск оказалась слабой, к тому же имевшиеся у нас спортивные лыжи были непригодны для использования в реальных боевых действиях. В итоге части и соединения 14, 9 и 8-й армий вынуждены были перейти к обороне, кроме того, часть войск оказалась окруженной и вели тяжелые бои. 7-я армия вначале также успешно развивала наступление на своем участке, но его ход был сильно замедлен полосой инженерных заграждений, начинавшихся непосредственно от границы и имевших глубину от 20 до 65 км. Эта полоса была оборудована несколькими (до пяти) линиями заграждений и системой опорных пунктов. В ходе боев было разрушено 12 железобетонных сооружений, 1245 дзотов, более 220 км проволочных заграждений, порядка 200 км лесных завалов, 56 км созданных рвов и эскарпов, до 80 км надолб, почти 400 км минных полей. Однако войска правого фланга уже 3 декабря сумели пробиться к главной полосе линии Маннергейма, в то время как остальные соединения армии достигли ее только 12 декабря.



13 декабря войсками был получен приказ на прорыв линии Маннергейма, являвшейся системой сильно укрепленных полос и позиций. Основная полоса имела глубину до 10 км, и включала 22 узла обороны и многочисленные опорные пункты, состоявшие каждый из 3-5 дотов и 4-6 дзотов. 4-6 опорных пунктов составляли узел сопротивления, обычно простирающийся по фронту на 3-5 км и глубиной до 3-4 км. Опорные пункты, доты и дзоты были соединены ходами сообщения и траншеями, имели широко развитую систему противотанковых препятствий и разнообразных инженерных заграждений. Вторая полоса располагалась в 3-5 км от главной, и имела почти 40 дотов и около 180 дзотов. Она была оборудована подобно основной, но с меньшим инженерным развитием. У Выборга находилась третья полоса, включавшая две позиции с множеством дотов, дзотов, инженерных заграждений и опорных пунктов.

Войска 7-й армии надеялись с ходу прорвать основную полосу линии Маннергейма, но результатов в этой попытке не добились, при этом понесли серьезные потери. Отразив атаки Красной Армии, противник пытался перехватить инициативу, проведя ряд контрударов, но безуспешно.

В конце года Главное командование (ГК) Красной Армии отдало приказ прекратить атаки и заняться тщательной подготовкой прорыва. Из войск 7-й армии, пополненной новыми соединениями, сформировали две армии (7-ю и 13-ю), которые вошли в состав созданного Северо-Западного фронта. Директивой ГК от 28 декабря 1939 года определялись способы подготовки войск, некоторые вопросы тактики и организации управления войсками, заключавшиеся в следующем: обеспечить ознакомление прибывающих подразделений с условиями боевых действий и не бросать их неподготовленными в бой; не увлекаться тактикой быстрого продвижения, а наступать только после тщательной подготовки; для разведки и внезапных ударов создавать лыжные отряды; вступать в бой не толпой, а ротами и батальонами, эшелонируя их в глубину и обеспечивая над врагом трехкратное превосходство; не бросать пехоту в атаку, пока не будут подавлены вражеские доты на переднем крае обороны; атака должна проводиться после тщательной артиллерийской подготовки, орудиям надо вести огонь по целям, а не по площадям.

Осуществляя эти указания, командование фронта развернуло подготовку к прорыву: войска тренировались на специально созданных учебных полях, оборудованных дотами и дзотами, подобными тем, какие предстояло реально штурмовать. Одновременно был разработан план операции, на основании которого войскам фронта предстояло прорвать оборону на 40-километровом участке смежными флангами армий. К этому моменту Северо-Западный фронт обладал более чем двукратным превосходством в пехоте, почти трехкратным в артиллерии и многократным в авиации и танках над противником.

11 февраля после длившейся почти три часа артподготовки, войска фронта начали наступление. Атака стрелков и танков была поддержана артиллерийским огневым валом на глубину 1,5 -2 км, а блокирование и уничтожение дотов осуществляли штурмовые группы. Первыми прорвали оборону части 123-й дивизии, вклинившиеся за первый день на 1,5 км. Наметившийся успех развил второй эшелон корпуса, затем в прорыв ввели армейские и фронтовые резервы. В результате к 17 февраля главная полоса линии Маннергейма была прорвана и финны отошли на вторую полосу. Советские войска, перегруппировавшись перед второй полосой обороны, возобновили наступление. 28 февраля, вслед за длившейся полтора часа артиллерийской подготовкой, они дружно атаковали вражеские позиции. Противник не выдержал натиска и начал отход. Преследуя его, войска РККА вышли к городу Выборгу и штурмом овладели им в ночь на 13 марта 1940 года.



С прорывом советскими армиями линии Маннергейма финское руководство осознало, что без западной поддержки поражение неизбежно. Теперь у финнов два варианта: принять условия СССР и заключить мир либо запросить военную поддержку у Британии и Франции, т. е. заключить с этими государствами военное соглашение. Лондон и Париж усилили дипломатическое давление на нашу страну. Германия же убедила правительства Швеции и Норвегии в том, что если они не смогут убедить Финляндию принять условия СССР, то они сами могут стать зоной военных действий. Финны вынуждены были возобновить переговоры. Итогом их стал мирный договор, заключенный 12 марта 1940 года.

Его условия полностью перечеркнули возможные упреки в том, что наша страна хотела лишить Финляндию суверенитета и восстановить границы царской России. Настоящей целью Советского Союза действительно было укрепление советских северо-западных границ, безопасность Ленинграда, а также нашего незамерзающего порта в Мурманске и железной дороги.

Общественность осуждала эту войну, что видно по некоторым публикациям в прессе тех лет. Однако ряд политиков вину за развязывание войны возлагают и на финское правительство. Известный государственный деятель Финляндии Урхо Кекконен, почти 26 лет (1956 -1981 гг.) бывший президентом этой страны, подчеркивал, что войны несложно было избежать, достаточно было тому правительству Финляндии проявить понимание интересов Советского Союза и самой Финляндии.

Источники:
Соколов Б. Тайны Финской войны. М.: Вече.2002. С. 8-49, 309-352.
Мельтюков М. Народный фронт для Финляндии? (к вопросу о целях советского руководства в войне с Финляндией в 1939-1940 гг.) // Отечественная история. 1993. № 3 С. 95-101
Ващенко П. Если бы Финляндия и СССР. // ВИЖ. 1990. №6. С.27-34.
Килин Ю. Взгляд из Карелии на "Зимнюю войну". // Международная жизнь. 1994. №3. 1994. С 46-50.
Группа авторов. История второй мировой войны 1939-1945 гг . Т. 3. М.: Воениздат, 1974. С. 356-362.

Автор:
Инженер-технарь
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

112 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти