Боевые операции Рено де Шатильона. Часть первая

В наше время мало кому известно имя этого деятеля эпохи Средневековья, а те, кто о нём знают, в большинстве (вслед за писателем-фантастом Киром Булычёвым) считают эту весьма неоднозначную личность «мерзавцем №1 на Ближнем Востоке». Рено де Шатильона или в другом прочтении Рейнальда де Шатийона (годы жизни 1124-1187, правитель Трансиордании в 1177-1187 гг.) принято характеризовать как авантюриста, рыцаря-разбойника и морального дегенерата, противопоставляя его Саладину, который обычно описывается как «благородный герой ислама».


Уникальный прижизненный портрет Саладина, написанный около 1185 г. хр.э. и сохранившийся в труде Исмаила Аль-Джазари. (Источник изображения: https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/a/ae/Portrait_of_Saladin_%28before_A.D._1185%3B_short%29.jpg/895px-Portrait_of_Saladin_%28before_A.D._1185%3B_short%29.jpg ).



Однако стремление очернить князя Рено восходит ещё к его средневековым противникам и при ближайшем рассмотрении оказывается набором пропагандистских клише, взятых из мусульманских хроник. В то же время его европейские христианские современники ни в его действиях, ни в его облике не находили ничего «демонического» или «мерзкого». Больше того, европейские христианские очевидцы видели в нём очень достойного, можно сказать, гениального военачальника, и одного из наиболее принципиальных и умелых противников Саладина.

Боевые операции Рено де Шатильона. Часть первая

Не сохранилось ни одного прижизненного изображения Рено де Шатильона, но он вполне мог выглядеть именно так - известно, что он любил сочетать европейское вооружение с одеянием бедуина, и его воины, подобно тамплиерам, сражались в белых сюрко с красными крестами.
(Источник изображения: http://magicjournal.ru/content/uploads/2015/04/templ.jpg)


Рено де Шатильон родился во Франции в семье рыцаря среднего достатка; в 23 года принял участие в крестовом походе короля Людовика VII, остался в Сирии и добился расположения у Раймунда де Пуатье, правителя княжества Антиохия. После смерти старого князя высокий, прекрасно сложенный, физически очень сильный рыцарь и явно очень харизматичный (его описание сохранилось, например, в труде такого выдающегося хрониста как Вильгельм Тирский) закрутил роман с его молодой вдовой и вскоре женился на ней, внезапно став, таким образом, князем-регентом Антиохии (при старшем сыне почившего правителя).

Казалось бы, ну что ещё надо для счастья? Однако полная приключений жизнь этого человека, как оказалось, только начиналась. Византийский император Мануил Комнин (1118-1180, на троне с 1143), являвшийся верховным сюзереном княжества Антиохия, втянул его в противостояние с Киликийской Арменией, пообещав щедро оплатить военные издержки. В итоге князя-регента, серьёзно вложившегося в военные расходы (в т.ч. даже взявшего кредит у ростовщиков), византийцы банально «кинули», ничего не заплатив. Разозлённый Рено де Шатильон решил силой отомстить за коварство византийцев, причём необычным способом. И тут первый раз проявилось его полководческое дарование – он очень умело проводил не только сухопутные, но и морские десантные операции, а ближайшим византийским владением к княжеству Рено был Кипр. В глубокой тайне граф подготовил несколько судов, погрузил на них воинов и, выбрав время, когда византийской эскадры не было поблизости, осуществил дерзкую операцию, высадившись на этом острове. Полученная добыча с лихвой компенсировала весь долг, и эскадра антиохийского консорта с триумфом вернулась в гавань Латтакии (да-да, той самой, функционирующей до сих пор и получившей известность в современной России благодаря "сирийскому экспрессу").


Государства крестоносцев и их противников в Леванте в XII веке.
(Источник изображения: http://explorethemed.com/Images/Maps/Crusade_2.jpg)


Однако император Мануил Комнин вовсе не считал «инцидент исчерпанным»; он собрал большую армию и выступил на Антиохию. Войну удалось погасить лишь при посредничестве иерусалимского короля Бальдуина III (на троне в 1143-1163), но Рено был вынужден вернуть добычу и совершить церемонию вымаливания прощения.

После этого, вместо спокойного сидения на троне Антиохии, князь-регент, даже не имея финансовых возможностей собрать крупное войско, стал вести «малую войну» против соседних «сарацинских» земель. Здесь он с успехом в течение нескольких лет проявил свой талант как мастера действий небольшими силами в дерзких рейдовых операциях, доведя местных эмиров до состояния «белого каления». Однако в 1161 году (в возрасте 37 лет) он с отрядом с 120 всадников и 500 пехотинцев всё же попадает в окружение многочисленных и мобильных войск мусульман. В этом сражении проявилось ещё две черты характера Рено де Шатильона – даже увидев безнадёжность положения, он не бросил своих пехотинцев и не бежал; а, участвуя в бою, сражался до конца, не собираясь сдаваться, хотя в итоге и был захвачен живым.


Бой отряда крестоносцев, окружённого «сарацинами».
(Источник изображения: http://www.demotivationalposters.org/image/demotivational-poster/0908/the-crusades-demotivational-poster-1249333213.jpg).


Его победители, зная о том, что это князь-регент одного из крупнейших государств крестоносцев, и зная о его храбрости и компетентности в воинском искусстве, запросили чудовищный выкуп за его свободу – на что и он сам, и аристократия княжества ответили отказом. За время, проведённое в заточении, князь Рено выучил арабский язык, изучил Коран и Сунну, и хорошо узнал традиции и обычаи мусульман. Однако это вовсе не привело ни к его переходу в ислам (на чём настаивали его тюремщики, даже предлагая ему в этом случае крупное феодальное владение), ни добавило симпатий к этой религии. В итоге, после долгих 15 лет заточения мусульмане постепенно всё же снизили сумму выкупа – с 300.000 золотых динаров до 120.000, - и князь-регент последним из христианских пленных рыцарей покинул тюрьму Халеба (Алеппо). Эта, всё ещё гигантская для той эпохи сумма, была собрана из различных источников, но основную часть внёс король Иерусалима Бальдуин IV.

Возвращаться в Антиохию князю не было никакого смысла – его неверная жена умерла, на трон взошёл законный наследник, и Рено поступил на службу к правителю Иерусалимского королевства. В 1177 году он в составе армии Бальдуина IV участвует в знаменитой битве при Монжисаре, и, видимо, является одним из тех военачальников, которые помогают юному королю одержать блистательную победу над намного большей мусульманской армией. И по всей видимости, Бальдуин IV ни разу не пожалел о выплаченном за Рено выкупе.

Тут бывшему консорту Антиохии улыбнулась вновь удача – зная о его талантах и способностях к рейдовым операциям, юный король делает его сеньором стратегически важного княжества Трансиордания через брак со Стефанией де Мильи (ок.1150-1197), потерявшей к тому времени уже двух мужей. Это княжество (Oultrejordan) охватывало в то время большую, слабозаселённую территорию от Мёртвого до Красного моря, т.е. современный южный Израиль, земли библейских племён Эдома и Моава.


Руины замка крестоносцев Krak-de-Moab, «Твердыня моавитян», у арабов - Аль-Керак; находится в настоящее время на территории Иордании, у деревни Кхаракка (Источник изображения: https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Karak_Castle_2.jpg?uselang=fr) .


Эта сеньория занимала господствующее положение между Египтом и Аравией, а её 7 замков (важнейшими из которых были Крак-де-Моав, Мон-Ройаль и Валь-Муиз), выстроившись в линию от Мёртвого моря через Вади-эль-Араба до Эйлатского залива, надёжно перекрывали караванные пути между соседними мусульманскими регионами. Правитель Иерусалима знал, кого назначить туда, и стратегическая сеньория оказалась в руках компетентного военачальника, имевшего опыт рейдовых операций в пустынных местностях, и к тому же великолепно знающего местные условия и традиции. То значение, которое придавалось в Иерусалимском королевстве Трансиордании, подчёркивает тот факт, что ей долгое время владел отец Стефании барон Филлип де Мильи, ставший великим магистром Ордена тамплиеров – т.е. явно случайные лица этими важными землями не управляли.


Руины замка крестоносцев Krak-de-Mont-Real, «Твердыня на Королевской горе», у арабов Аш-Шаубак, расположены в 50 км. к юго-востоку от Мёртвого моря. В настоящее время находятся на территории Иордании. (Источник изображения:
https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Jordanien_Shobak.jpg?uselang=fr ).


Традиционно Рено де Шатильона считают этаким рыцарем-разбойником, безумным сорви-головой, грабителем караванов ради наживы. На самом деле, это совершенно не так – если он и был безумцем, то именно храбрым в бою, и при этом очень компетентным военачальником. Дело в том, что если бы новоиспечённый властитель Трансиордании хотел именно приобретения богатств, то ему было бы выгодно продолжать миролюбивую в целом политику его предшественников на троне – когда за определённую плату мусульманские купеческие и паломнические караваны могли свободно проходить через южную часть Иерусалимского королевства. Однако «князь Керака» не просто так был доверенным лицом и одним из лучших полководцев Бальдуина IV. На основании имеющейся информации можно однозначно утверждать, что Рено де Шатильон вёл чётко продуманные и в основном согласованные с иерусалимским королём военные операции, создававшие (по их же признанию) очень большие проблемы для экономических и военных интересов мусульманских противников Иерусалимского королевства.


Руины крепости крестоносцев Le chateau de Val-Moise, «Замок в долине Моисея», у арабов – Аль-Хабис; расположены в 100 км. к северу от порта Акабы, в Вади-Муса. В настоящее время находятся на территории Иордании, недалеко от известного города-некрополя Петра. (Источник изображения: https://commons.wikimedia.org/wiki/File:20100926_petra058.JPG?uselang=fr).


Можно предположить, что Бальдуин IV и князь Рено вместе разработали дерзкий план по осуществлению стратегической операции против государства Саладина. Конечно, никаких документов об этом не сохранилось, но это подтверждает простой факт: в течение 13 лет, с 1174 по 1187 годы, иерусалимский король и сеньор Трансиордании совместно всячески укрепляли уже имевшиеся и строили новые замки и форты, потратив на это сумму в 140.000 золотых динаров. Согласитесь, эта деятельность по своему долгосрочному характеру и размаху несколько не похожа на банальную феодальную прихоть? А вот предположение о том, что так иерусалимцами одновременно создавались и серьёзный оборонительный рубеж, блокировавший сообщение между тремя мусульманскими регионами, и сеть ресурсных баз, позволявших производить операции, как против Египта, так и против территории современной Саудовской Аравии, вполне реально.

Важным шагом против мусульманского господства в регионе стала операция Рено де Шатильона по захвату города-порта Айла (современные Акаба-Эйлат). В декабре 1170 года силы Саладина высадились на острове Грей (Остров Фараонов) у современной Акабы и захватили небольшой форт крестоносцев, который так и назывался Иль-де-Грей. Мусульмане расширили крепость, переименовав её в Айлу, разместили там крупный гарнизон и заблокировали выход Иерусалимского королевства к Красному морю. Таким образом, единственный христианский порт, куда могли приставать купеческие суда из Омана, Ирана и Индии с товарами Востока, был уничтожен, и так была восстановлена торговая монополия египетского купечества на торговлю с портами Индийского океана.

И вот, в 1181 году, вспомнив свой опыт морской операции, властитель Трансиордании решил восстановить власть европейских крестоносцев над Эйлатским портом. Он собрал кораблестроителей, закупил древесину и построил 5 кораблей (при этом как-то сохраняя тайну от массы агентов Саладина!), которые прошли «ходовые испытания» на Мёртвом море. После этого галеры были разобраны и на верблюдах, вместе с небольшим войском, переправлены к Эйлатскому заливу. Там корабли были вновь собраны, и мусульманская крепость-порт была осаждена (в ноябре 1181 года) также и с моря. Позволю напомнить, что речь идёт о событиях XII века, казалось бы, дремучее Средневековье, и якобы тупицы рыцари-крестоносцы.

"Сарацины" сразу же ясно представили себе цель, которую преследовал Рено де Шатийон. Вот как пишет об этом мусульманский летописец Абу Шама в «Книге двух садов в известиях двух династий»: «…Принц Арнод планировал захватить крепость Айлу, какая высится у залива и перекрывает вход к морю; проникнуть как можно дальше в это море, чье побережье граничит с их странами. Отряд, который двинулся по берегу к Хиджазу и Йемену, должен был перекрыть дорогу паломникам, совершающим хадж, и преградить вход в долину Мекки. Франки собирались захватить на море купцов Йемена и торговцев Адана, занять побережье Хиджаза и овладеть всей Освящённой Землей Пророка, нанеся арабскому полуострову самый жестокий из ударов!…». Так началась одна из наиболее дерзких рейдовых операций крестоносцев, целью которой был поход на земли современной Саудовской Аравии. Если мусульмане неоднократно ставили своей целью захват Иерусалима, то христиане впервые решили совершить поход на Мекку и Медину. По словам арабских очевидцев, "мир ближневосточного ислама застыл в ужасе".

Продолжение следует…
Автор:
Михаил Матюгин
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

32 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти