Русский флот после Петра I. Часть II. Эпоха Анны Иоанновны

Русский флот после Петра I. Часть II. Эпоха Анны Иоанновны


После смерти Петра II перед собравшимся в Москве Верховным Тайным советом с сенаторами и высшими военными чинами встал вопрос: кого возводить на российский престол? Называли первую жену Петра Великого царицу-монахиню Евдокию Лопухину, младшую дочь царя-преобразователя Елизавету Петровну, двухлетнего сына умершей старшей дочери Анны, герцога Голштинского, трех дочерей царя Иоанна Алексеевича. Однако ни у кого из них не было бесспорного права на престол. Была даже сделана попытка выдвинуть кандидатуру невесты покойного — княжны Екатерины Долгорукой. Но все претенденты были в спорах отвергнуты. Тогда князь Дмитрий Голицын заявил, что, коль мужское потомство Петра Великого пресеклось, то престол нужно передать старшей линии, то есть к дочерям сводного брата Петра — царя Иоанна Алексеевича. Старшая из них, Екатерина Мекленбургская, как жена иностранного принца, "притом человека сумасбродного", была, говоря современным языком, забаллотирована "из-за неудобства". Выбор был сделан в пользу второй царевны, вдовствующей герцогини Курляндской — Анны. Решавшие судьбу российского трона с предложением Голицына согласились, но предложили, со своей стороны, направить вместе с приглашением на царствование "ограничительные пункты", которые Анна якобы должна была соблюдать, сидя на троне.

Такое "гарантийное" послание составили быстро и с фельдъегерями направили в Курляндию. Какие же условия выдвигались российскими верховниками? Запрещалось без согласия Верховного Тайного совета: начинать войны, заключать мир, вводить подати, жаловать в чины штатские и военные выше ранга полковника, гвардии и прочим войскам быть под ведением Верховного тайного совета, у дворян жизнь имения и чести не забирать без суда, производить; а также государственные доходы в расход не употреблять и всех поданных в своей милости содержать, а в случае неисполнения этих условий «то лишена будет короны российской».


Анна, естественно, без всяких колебаний дала согласия на "кондиции" и заверила их подписью: "По сему обещаю, без всякого изъятия содержать. Анна". На переезд в Москву она тут же потребовала десять тысяч рублей. 15 февраля 1730 г. Анна прибыла в первопрестольную, где в Успенском соборе ей "и отечеству" присягнули высокие чины России. И лишь один отказался от этой процедуры — адмирал Сиверс, публично заявивший, что "корона ее императорскому величеству цесаревне Елизавете принадлежит!"

Тем не менее, сторонники Верховного Тайного совета ликовали: всё складывалось так, как они задумали. Но уже 25 февраля 800 представителей дворянства подали Анне прошение создать комиссию, которая бы пересмотрела проекты, представленные в Верховный Тайный совет, и смогла установить такую форму правления, которая бы угодила большинству. Члены совета потребовали от императрицы совместного обсуждения поданной просьбы. Анна неожиданно отказалась от этого. Ее поддержали гвардейские офицеры. В итоге новоиспеченная императрица отказалась от подписанных ею ранее "кондиций" и на глазах у изумленных царедворцев разорвала заверенный своей подписью документ.

Русский флот после Петра I. Часть II. Эпоха Анны Иоанновны

Став самодержавной императрицей, Анна начала политику возвышения иностранцев и опалы русской знати. Первыми пострадали Долгорукие, двое из них были казнены. Затем пришло время и Голицыных. Из представителей бывшего Верховного тайного совета в целых остались только Г. Головкин и А. Остерман. Старая аристократия подвергалась ссылкам и заключениям в крепости. Их место при дворе стали занимать немцы. Срочно из Курляндии был вызван Э. Бирон, любимец Анны, возведенный ею в обер-камергеры и в Андреевские кавалеры. На первый план вышли Левенвольды, один из которых, сформировал новый гвардейский полк — Измайловский, названный по подмосковному селу, облюбованном Анной. Во главе армии встали также иноземцы — Б. Миних и П. Ласи.

Анна Иоанновна вернула Сенату прежнее название ("правительствующего"), а Верховный Тайный совет заменила на трехчленный Кабинет министров, в котором находились Г. Головкин, А. Остерман и князь А. Черкасский. Заслугой А. Остермана явилось внимание к печальному состоянию российского флота. Уже летом 1730 года он добился высочайшего указа, которым указывалось, чтобы корабельный и галерный флоты содержались должным образом и были готовы к военным действиям. В 1732 году А. Остермана стал председателем вновь созданной Воинской морской комиссии для улучшения флота, в которую вошли опытные моряки: Н. Сенявин, П. Бредаль, Т. Сандерс, В. Дмитриев-Мамонов и граф Н. Головин, получивший должность генерал-инспектора флота.

Комиссия разработала регламентацию и штаты флота. Нововведения коснулись Адмиралтейств-коллегий, которая стала состоять из президента, 4-х постоянных членов, а кроме того двух советников. При ней восстанавливались прокурор и обер-фискал для обеспечения надзорной деятельности за действиями лиц по хозчасти, экзекутор и канцелярия под началом обер-секретаря. Из 11 бывших контор для упрощения делопроизводства создали четыре экспедиции: комиссариатскую; интендантскую, по заведованию верфями и строениями; экипажскую, заменившую адмиралтейскую контору, и артиллерийскую. Руководство каждой экспедицией осуществлял один из членов Адмиралтейств-коллегий, называвшийся соответственно — генерал-кригс-комиссар, генерал-интендант, генерал-экипажмейстер и обер-цейхмейстер. Один советник коллегии заведовал морской академией и другими флотскими учебными заведениями, а второй — фабриками и заводами.

Каждая из экспедиций являла собой коллегиальное учреждение с президентом в основных портах страны — Кронштадте, Ревеле, Астрахани и Архангельске. Комиссия сократила число морских чинов. По новому штату определялись следующие офицерские чины: генерал-адмирал, адмирал, вице-адмирал, контр-адмирал, капитан 1 ранга в чине полковника, лейтенант в чине майора, мастер в чине капитана и мичман в чине поручика. Было определено и количество кораблей на флоте: 27 линейных кораблей, 6 фрегатов, 2 прама, 3 бомбардирских корабля и 8 пакетботов. Также был изменен флаг. Взамен трех ранее использовавшихся (белого, синего и красного) вменялся один, с синим Андреевским крестом на белом фоне. На галерах устанавливался красный флаг с "косицами", имевший в крыже на белом поле тоже Андреевский синий крест. Главным, что сделала комиссия, было то, что наконец-то определились расходы на флот: ежегодно по 1 020 000 рублей, не учитывая ''особенных и исключительных" затрат.

Русский флот после Петра I. Часть II. Эпоха Анны Иоанновны

Комиссией была произведена и реорганизация: все служащие на флоте сводились в две дивизии, состоявшие из 36 рот. В 1733 году в них включили и два новых солдатских полка, а годом позже учредили "особенный" корпус морской артиллерии. Все штурманские чины выделялись в отдельную штурманскую роту. Это впоследствии положило начало корпусу штурманов. Предложенные комиссией документы были "высочайше" одобрены и подписаны в 1732 г. Строптивца П. Сиверса, который впал в немилость императрицы и был сослан жить в свою деревню, в мае 1733 года на посту президента Адмиралтейств-коллегий сменил Н. Головин, получивший чин адмирала. Но лишь только он начал вводить утвержденные на флоте преобразования, как политическая обстановка потребовала использования флота в боевых действиях.

Россия вмешалась в дела Польши. При избрании преемника почившего в Бозе короля Польши Августа II Франция, настроенная враждебно к нашей стране, пожелала поставить на освободившийся престол Станислава Лещинского, приходящегося тестем французскому королю Людовику XV. Россия и Австрия выдвинули своего претендента — курфюрста Саксонского Августа, сына умершего Августа II. Под давлением Франции одна часть сейма, собравшегося в Варшаве, избрала Лещинского, другая — Августа. Тогда Россия продемонстрировала силу и ее войска заняли Варшаву, Лещинский был вынужден бежать в Данциг, надеясь там морем получить помощь Франции. В феврале 1734 года русская армия под командованием П. Ласи, а затем сменившего его фельдмаршала Б. Миниха, осадила Данциг с суши. Для содействия войскам было решено, весной отправить эскадру.

В середине мая эскадра адмирала Т. Гордона, состоявшая из 14 линейных кораблей, 5 фрегатов, 2 бомбардирских кораблей и нескольких мелких судов, взяв на борт транспортных судов осадную артиллерию и боевое снабжение для армии Миниха, вышла из Кронштадта в направлении Данцига. Во время пути на русской эскадре от встречных голландских судов узнали об отсутствии у Данцига кораблей французского флота, после чего адмирал Гордон, дал указание отряду транспортов выгрузить артиллерию у Пиллау. Корабли же, держась мористее, прикрывали выгрузку.

1 июня 1734 года русская эскадра прибыла к Данцигу. На следующий день три российских корабля, обстреляли стоявшие здесь три французских корабля. 4 июня эскадра вновь подвергла обстрелу корабли противника, а кроме того крепость Вексельмюнде и лагерь французов около нее. Обстрел продолжался несколько дней. 9 июня начались переговоры, после которых крепость Вексельмюнде сдалась. В качестве призов были взяты французские корабли: фрегат "Бриллиант", гукор и прам. В числе трофеев оказались 168 пушек и огромные боевые запасы. После падения Вексельмюнде, Лещинский спешно покинул Данцига, который вскорости взяли русские войска.

Русский флот после Петра I. Часть II. Эпоха Анны Иоанновны


Как свидетельствуют флотские историки, действия российского флота у Данцига выявили его всестороннюю слабость. "Ветхость кораблей и ненадежность вооружения выразились в ходе плавания и боя большим количеством важных повреждений в корпусе и рангоуте судов, и даже в орудийных станках и самих орудиях. Не лучшим образом себя показали и экипажи, пополненные рекрутами. Известно, что после Персидского похода Петр I предполагал возобновить боевые действия с турками за выход к Черному морю. Для этого на Дону под управлением вице-адмирала М. Змаевича началось большое строительство кораблей. Однако подготовка к войне прекратилась в связи со смертью императора. К 1733 году стали накаляться отношения с Турцией. Кабинет министров 7 сентября предписал вице-адмиралу М. Змаевичу завершить в спешном порядке достройку заложенных в 1723 году кораблей и судов и построить дополнительно 20 галер с тем, чтобы к 1734 году все они были спущены на воду.

Как только Россия урегулировала наследственный вопрос в Польше, она в 1735 году объявила войну Турции. Поводом к этому послужили опустошительные набеги на Украину совершаемые крымскими татарами — вассалами Оттоманской империи. Война с черноморским противником велась совместно с войсками союзной Австрии, действовавшими на Дунайском театре.

В конце марта 1736 года началась осада Азова. На помощь российским войскам с верховий Дона подошли корабли, составившие к началу мая Азовскую (Донскую) флотилию в составе 35 галер, 15 прамов, 29 каиков, а также нескольких судов, доставивших к крепости артиллерию и другие военные грузы. 13 мая контр-адмирал П. Бредаль на галере произвел разведку устья реки и укреплений Азова. Затем отряд из 6 прамов под общим командованием лейтенанта Н. Костомарова занял позицию, преграждавшую доступ вражеским судам к крепости с моря. После этого начался обстрел цитадели. За два дня непрестанной бомбардировки по батареям противника и по крепости было израсходовано свыше 2 тыс. снарядов.

Весной 1737 года к Азову прибыло 500 лодок, вмещавших от 40 до 45 человек каждая, и построенных в течение зимы 1736-1737 года. Они предназначались для совместных действий флотилии и войск под командованием генерал-фельдмаршала П. Ласи, на побережье Азовского моря. В середине мая, приняв на лодки 14 пехотных полков, П. Бредаль, возведенный в начале 1737 года в вице-адмиралы, стал со своей флотилией подниматься по реке Кальмиус, где располагались войска П. Ласи. Пройдя 10 верст вверх, моряки навели плавучий мост, по которому русские войска перешли на другой берег. В это же время с судов выгрузили доставленные для армии продовольствие и снаряжение. 9 июня флотилия прибыла в Гениченск, ставший в кампанию 1737 года базой российских кораблей. Отсюда отряды судов отправлялись к берегам Азовского моря, нередко вступая в бои с кораблями противника. 26 августа флотилия Бредаля вернулась в Азов для зимней стоянки.

В кампанию 1738 года, 15 июня, не дойдя до Гениченска, флотилия Бредаля встретила превосходящие силы турок. Вице-адмирал, выбрав удобное место, приказал спешно сгрузить с лодок продовольствие, приткнуть суда к прибрежным отмелям и устроить на возвышенном берегу батареи, для обеспечения защиты стоянки. На следующий день 30 турецких галер напали на флотилию. После двухчасовой артиллерийской дуэли с батареями, неприятельские суда были вынуждены удалиться к своему флоту, так и не причинив судам флотилии потерь и повреждений. Попытки уничтожить русские суда турки предпринимали и в последующие два дня, но они оказались безуспешными.

19 июня вице-адмирал П. Бредаль, по причине ухудшения здоровья, оставил флотилию и по суше отбыл в Азов. Вместо него руководителем флотилии поставили капитана Д. Толбухина. Однако действия российских судов были связаны постоянным присутствием рядом кораблей противника. 15 июля состоялось решение "консилиума" офицеров флота о сожжении кораблей флотилии и возвращении в Азов сухим путем. К такому выводу они пришли, когда стало ясно видно, что турецкий флот окончательно блокировал выход в море. Лодки были сожжены, а их артиллерия и боеприпасы посуху доставлены в Азов.

Русский флот после Петра I. Часть II. Эпоха Анны Иоанновны


Еще в январе 1737 года для содействия армии генерал-фельдмаршала Б. Миниха, действовавшей в районе Днепровского лимана и у Очакова, было решено построить в Брянске более 500 судов, в основном дубель-шлюпок. Летом из Брянска вниз по Днепру отправилось 355 разных судов. Таким образом, была организована вторая флотилия — Днепровская. Для ее укомплектования Адмиралтейств-коллегия направила 4650 матросов, солдат и мастеровых.

2 июля 1737 г. войска Б. Миниха штурмом взяли турецкую крепость Очаков. Она стала базой Днепровской флотилии для обеспечения защиты Днепровского лимана со стороны моря. Командовать флотилией назначили вице-адмирала Наума Сенявина. В начале осени контр-адмирал В. Дмитриев-Мамонов доносил императрице, что из отправленных из Брянска 335 судов к месту назначения прибыли 16 дубель-шлюпок, из которых 10 требовали ремонта, да два кончебаса. Остальные суда пришлось оставить у днепровских порогов, так как их невозможно было через них провести, остальные суда из-за мелководья не дошли и до порогов. Но уже к октябрю удалось привести к Очакову еще 30 судов.

Потеряв свою крепость, турки всеми силами старались ее вернуть. 3 октября, противник предпринял наступление на Очаков, направив к цитадели 40-тысячное войско и 12 галер. Усилиями гарнизона и огнем судовой артиллерии удалось не только остановить врага, но и "заставить отступить с уроном". В дальнейшем действия флотилии сводились к обстрелу турецких войск, подходящих к крепости.

Значительным количеством судов пополнилась флотилия в 1738 года. При Очакове, Кинбурне и других местах на Днепре находилось около 600 дубель-шлюпок, кончебасов, запорожских лодок, байдаков, шлюпок и мелких ботов. У Усть-Самары — свыше 250 различных гребных судов. Но в начале лета началась эпидемия чумы. 24 мая от нее скончался вице-адмирал Н. Сенявин. Командование флотилией перешло к контр-адмиралу В. Дмитриеву-Мамонову. Из-за свирепствовавшей болезни он приказал оставить Очаков и Кинбурн, взорвав эти крепости. Их гарнизоны вместе с командами флотилии на 347 судах поднялись вверх по Днепру. Осенью, спасаясь от эпидемии, флотилия перешла к острову Хортица и к Усть-Самаре. В январе от чумы скончался контр-адмирал В. Дмитриев-Мамонов. Его сменил капитан в ранге полковника Я. Барш, произведенный в марте 1739 года в контр-адмиралы. Тем не менее, в боевых действиях флотилия уже не участвовала. Лишь в сентябре, две шлюпки с запорожскими казаками, пришедшими из устья Днепра в Днепровский лиман для разведки вражеских сил при реке Березань, захватили турецкое судно и 25 человек пленных.

18 сентября 1739 года в Белграде состоялось заключение русско-турецкого мира. Несмотря на успехи армии Б. Миниха, которая взяла мощную крепость Хотин и заняла Молдавию, Россия приняла невыгодные для себя мирные условия, согласно которым она вернула туркам Очаков и Кинбурн, хотя удержала за собой Азов (правда, без права его укреплять), а также территории между реками Буг и Днепр без права на Азовское море, на котором она не могла иметь не только военных, но и коммерческих судов.

Русский флот после Петра I. Часть II. Эпоха Анны Иоанновны


15 октября указом императрицы в связи с заключением мирного договора были упразднены Донская и Днепровская флотилии, а значительная часть их судов уничтожена, личный состав перевели на север. Время царствования Анны Иоанновны в отечественной истории принято считать периодом упадка государственной и культурной жизни. Впоследствии за ним закрепилось название "бироновщины" — по фамилии фактического правителя Бирона, герцога Курляндского и Семигальского. Однако даже Бирон не смог разрушить отлаженный механизм на российском флоте, созданный неординарным Петром Великим. Реформы 1730-1740 гг. лишь на небольшой срок улучшили состояние флота. Дальнейшее его развитие, строительство, усовершенствование пришлись на эпоху правления дочери Петра I — Елизаветы.

Источники:
Чернышев А. Великие сражения русского парусного флота. М.: Яуза, Эксмо. 2010. С.58-67.
Веселаго Ф. Краткая история русского флота. М.: Военмориздат, 1939. С. С.57-78.
Арсеньев В. Флот во времена Петра Второго и Анны Иоанновны // Морской сборник. 1995. №7. С. 75-79.
Березовский Н. Российский императорский флот. 1696-1917. М.: Русский мир, 1996. С.81-89.
Карпов А., Коган В. Азовский флот и флотилии. Таганрог: Сфинкс, 1994 С.73-77.
Автор: Инженер-технарь


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 19
  1. Yarik 17 июня 2016 06:02
    Ммм...весла у галеры.Ими кто орудует?Несоразмерно как-то.Нет?
  2. bober1982 17 июня 2016 07:18
    Когда говорят что ...... Время царствования Анны Иоанновны в отечественной истории принято считать периодом упадка государственной и культурной жизни..... бироновщина,то в этом случае используется старый советский пропагандистский штамп.
    Время правления Анны Иоанновны - это время успешного развития государства.
    1. V.ic 17 июня 2016 10:46
      Цитата: bober1982
      Время правления Анны Иоанновны - это время успешного развития государства.

      ...в направлении угодном Европе, при полном пренебрежении интересов собственно РИ.
      1. bober1982 17 июня 2016 11:10
        Это если начитаться псевдо-исторических романов Пикуля
        1. V.ic 17 июня 2016 13:32
          Цитата: bober1982
          Это если начитаться псевдо-исторических романов Пикуля

          Не нравится творчество Пикуля В.С., тогда перечитывайте «Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета в современном русском переводе под ред. М.П. Кулакова и М.М. Кулакова». И снизойдет на Вас благодать и будет Вам "щастье". Там кстати очень достоверные сведения: "Авраам родил Исаака; Исаак родил Иакова; Иаков родил Иуду и братьев его ... 15 Елиуд родил Елеазара; Елеазар родил Матфана; Матфан родил Иакова" Видите: вот ведь мужики были, без баб обходились!
          1. bober1982 17 июня 2016 14:25
            Творчество Пикуля мне не нравится,но почему в этом случае надо перечитывать Библию,да ещё в таком сомнительном и мутном переводе?
            1. V.ic 17 июня 2016 15:17
              Цитата: bober1982
              почему в этом случае надо перечитывать Библию,

              Так ведь не "псевдо", зато на все времена! Можете ещё /имеете право/ "Вики" перечитывать или "Исповедь на заданную тему" подписанную Е.Б.Н. Куда уж Пикулю до Е.Б.Н.! Кто есть первый /!даже личного музея не удостоился!/ и кто есть второй...
      2. ism_ek 17 июня 2016 15:13
        Анна Ионановна последняя на 100% русская царица. За это ее не любили последующие Романовы, и переписывали историю. В Николае Втором русской крови было 0,78%, у его отца - Александра Третьего - 1,56% (женат на датской принцессе), у Александра Второго - 3,13% (женат на принцессе Гессен-Дармштадской), у Николая Первого - 6,25% (женат на прусской принцессе).
        1. Боцман_Палыч 17 июня 2016 15:36
          А черепа и носы соответствовали ?
        2. Комментарий был удален.
        3. Serg 122 18 июня 2016 19:24
          Цитата...
          Анна Ионановна последняя на 100% русская царица. За это ее не любили последующие Романовы, и переписывали историю. В Николае Втором русской крови было 0,78%, у его отца - Александра Третьего - 1,56% (женат на датской принцессе), у Александра Второго - 3,13% (женат на принцессе Гессен-Дармштадской), у Николая Первого - 6,25% (женат на прусской принцессе).

          Мне вот интересно: Откудова у вас такая ТОЧНАЯ информация, да и ещё с сотыми долями?! Вы жили в то время? Лично проводили забор крови? Или так, в лужу пузыри? fool
          1. ism_ek 21 июня 2016 14:13
            Слово "кровь" имеет несколько значений, в частности (цитирую словарь Ожигова)
            О близком родстве, родовых связях или общем происхождении. Узы крови. Родные по крови. Мы с тобой одной крови. Моя к. в тебе течёт. Родная, своя к. (о близких родственниках).
      3. Бифитер 17 июня 2016 22:35
        Цитата: V.ic
        Цитата: bober1982
        Время правления Анны Иоанновны - это время успешного развития государства.

        ...в направлении угодном Европе, при полном пренебрежении интересов собственно РИ.

        В чем же интересы империи были ущемлены?
        Миних практически разгромил Крымское ханство предвосхитив успехи Потемкина.
        Правда искусством ведения войны в безводных крымских степях предстояло ещё овладеть. В 18 веке в Европе традиционно доминировала Франция, Россия в своей борьбе против Турции опиралась прежде всего на Австрию и на Англию.Союзные отношения с этими мощными державами развивались по крайней мере в течение ста лет.
    2. RoTTor 20 июня 2016 19:17
      Последняя РУССКАЯ императрица, незаслуженно оболганная придворными писателями и лже-историками.
    3. RoTTor 20 июня 2016 19:17
      Последняя РУССКАЯ императрица, незаслуженно оболганная придворными писателями и лже-историками.
  3. qwert 17 июня 2016 07:22
    Как все это напоминает сегодняшние дни. Казалось бы Россия уже умела строить линкоры и фрегаты, однако на верьфях идет вялое строительство гребных и двухмачтовых кораблей, а также прочих мелких судов. Так и сейчас. Казалось бы могли строить корабли первого ранга, а строим исключительно корветы. Причем неспешно. Как много зависит от того кто у руля...
    1. Kenneth 17 июня 2016 07:50
      Предлагаете построить пару стопушечных линкоров.
    2. Alexey RA 17 июня 2016 18:56
      Цитата: qwert
      Так и сейчас. Казалось бы могли строить корабли первого ранга, а строим исключительно корветы.

      Казалось бы - это как раз верный термин. smile
      Простой вопрос - с какой ГЭУ строить корабль 1 ранга? На выбор: или АЭУ, или Коломенские дизеля, или... а всё, нет больше никаких "или". Вариантов только два.
      В перспективе маячат отечественные ГТД, но по ним сроки готовности первой турбины гуляют с точностью до пары лет, и первая серия уже расписана на уже заложенные и стоящие без ГЭУ фрегаты.
    3. Бифитер 17 июня 2016 22:37
      Цитата: qwert
      Как все это напоминает сегодняшние дни. Казалось бы Россия уже умела строить линкоры и фрегаты, однако на верьфях идет вялое строительство гребных и двухмачтовых кораблей, а также прочих мелких судов. Так и сейчас. Казалось бы могли строить корабли первого ранга, а строим исключительно корветы. Причем неспешно. Как много зависит от того кто у руля...

      Россия держава континентальная. Большой флот нам не нужен.
  4. parusnik 17 июня 2016 08:06
    Несмотря на успехи армии Б. Миниха, которая взяла мощную крепость Хотин и заняла Молдавию, Россия приняла невыгодные для себя мирные условия...Ради милого дружка и сережку из ушка..Ради Австрии поступились своими интересами..Очень тесно мы тогда с австрияками дружили..Спасибо, хороший обзор..
    1. Бифитер 17 июня 2016 22:40
      Австрийцы довольно лихо турок колотили. В лице Евгения Савойского.
  5. Mestny 17 июня 2016 09:09
    Цитата: Kenneth
    Предлагаете построить пару стопушечных линкоров.

    Да нет, он предлагает #Путинуходи.
    Всё как обычно,по принципу "вода камень точит".
  6. Sergej1972 17 июня 2016 09:19
    Иван Алексеевич был не сводным, а единокровным братом Петра Первого. У них был общий отец, Алексей Михайлович. Многие комментаторы и публицисты почему-то называют сводными единокровных (общий отец) или единоутробных (общая мать) братьев и сестёр. Это неправильно. Сводные братья и сёстры не являются биологическими родственниками. Просто их родители состоят в браке.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня