Морское соперничество Англии и Голландии. Сражение при Лоустофте

Морское соперничество Англии и Голландии. Сражение при Лоустофте

Хендрик ван Миндерхут «Сражение при Лоустофте»


В природе у хищника есть своя территория, на которой он обитает, охотится и которую защищает от других хищников. У человека грань между разумной достаточностью и неуемными потребностями зачастую становится весьма условной. Английская и Голландская Ост-Индские компании были самыми настоящими хищниками, государствами в государстве, живущими по своим правилами и не признающими правил чужих. Их торговые интересы простирались практически на весь исследованный к началу XVII века мир. Но, впрочем, даже в том громадном для воображения и сознания вчерашних обывателей средневековья мире этим двум хищникам с вежливыми улыбками и джентльменской учтивостью уже было мало места. Когда же его совсем не осталось, непримиримые противоречия привели Англию и Голландию к целой серии войн во второй половине XVII века.

Как два соседа решили заняться крупным бизнесом


Путь Великобритании к неофициальному, но весьма ласкающему самолюбие титулу «Владычицы морей» был долгим и тернистым. Вначале это была долгая и настойчивая борьба с испанскими идальго, чьи битком набитые золотом галеоны бороздили моря и океаны. И морские традиции упорных островитян рождались под скрип мачт «Золотой лани» и в клубах дыма Гравелина. Испанская империя не спеша, постепенно, сдавала позиции. Однако Англии уже мало было простого пиратства. Хорошо налаженная торговля, опирающаяся на сеть фортов и опорных пунктов, могла приносить большие и, главное, стабильные доходы в вечно зияющую голодной пастью казну.

Англичане подошли к делу масштабно, поскольку таковыми были их материальные претензии. В 1600-м была основана Английская Ост-Индская компания. Она получила монопольное право торговли со всеми странами бассейна Индийского и Тихого океанов. Деятельность компании регламентировалась специальной хартией, которая выдавалась на определенный временный срок. Потом действия хартии продлевались, в нее вносились коррективы и дополнения. Руководили компанией совет директоров и собрание акционеров. Впоследствии управление обзавелось различными комитетами, которые отвечали за отрасли деятельности. Уже в первой четверти XVII века Ост-Индская компания владела многочисленными торговыми факториями в Индонезии. В 20-х гг. этого же века начинается активное проникновение англичан в Индию. Оттуда экспортировался большой ассортимент дефицитных колониальных товаров, который закупался у индусов за серебро и золото. Нюанс заключался в том, что еще во времена королевы Елизаветы I вывоз золотой и серебряной монеты из Англии был запрещен. Однако Ост-Индская компания неоднократно проводила через парламент разрешения на определенные траты этого «стратегического ресурса» и благодаря дешевизне индийских товаров получала огромные прибыли.

Главными соперниками британцев были все-таки не испанцы, все более слабеющие на морях, а близкие соседи. На противоположном берегу Ла-Манша находились провозгласившие себя в 1581 г. независимыми от короны Габсбургов Нидерланды. Опытные мореходы, люди смелые и предприимчивые, голландцы знали, как извлечь пользу из выгодного расположения своей страны. 9 апреля 1609 г. между Испанией и ее мятежными провинциями было подписано перемирие. Однако государством, полностью признанным как независимое, Нидерланды станут только в 1648 году. В короткий период страна становится одним из крупнейших центров торговли Западной Европы – реки, текущие по территории Нидерландов, позволяли перевозить товары из голландских портов вглубь материка.

Голландская Ост-Индская компания, аналог и прямой конкурент английской, была основана в 1602 г. Ей была предоставлена 21-летняя монополия на торговлю с заморскими странами. Кроме того, компании было позволено вести войны, заключать дипломатические договоры, вести собственную политику в колониях. Она получала все необходимые силовые атрибуты: флот, армию, милицию. Фактически это было государство в государстве, прообраз современных транснациональных корпораций. Она управлялась советом из 17 наиболее влиятельных и состоятельных купцов, в чьи полномочия входило определение внутренней и внешней политики компании. Голландская экспансия была динамичной и бодрой: с 1605 г. начинается подчинение богатых выгодными для торговли ресурсами Молуккских островов, в 1619 г. в Индонезии основывается Батавия, фактически будущий центр местных колониальных владений. В 1641 г. была взята под контроль Малакка, а в 1656 – остров Цейлон. В 1651 г. на мысе Доброй Надежды основывается Капстад. Под контролем голландцев оказываются многие ключевые пункты на длинном пути из Азии в Европу.

Морское соперничество Англии и Голландии. Сражение при Лоустофте

Колониальный городок Новый Амстердам

Не обошло их деловое и практичное внимание и Америку. В 1614 г. на острове Манхэттен основывается форт, а впоследствии город – Новый Амстердам. К середине XVII в. за весьма короткий срок еще недавно провинциальные Нидерланды сложились как одна из ведущих колониальных держав. Доходы от торговли были, мягко говоря, весомыми – пряности, шелк, хлопчатобумажные ткани, кофе продавались по искусственно вздутым ценам. Нормы прибыли от тех же пряностей доходили до колоссальных отметок в 700–1000%. В 1610 г. в Нидерланды был впервые завезен китайский чай, и доходы от его продажи стали вскоре одним из основных источников благосостояния.

Амстердамская торговая биржа была крупнейшей в Европе, а голландский флот насчитывал к середине XVII столетия почти 20 тыс. кораблей. Бурно развивалось рыболовство, китобойный промысел был организован у берегов арктического Шпицбергена, обилие ввозимого сырья стимулировало развитие обрабатывающей промышленности и мануфактуры. И благосостояние румяных жителей Соединенных провинций продолжало бы преумножаться, если бы не одно маленькое, но весьма досадное обстоятельство. С другой стороны Ла-Манша находились не менее предприимчивые, авантюрные и к тому же воинственные господа, которые тоже были отягощены мыслями о наполнении своих немалого размера сундуков. И рано или поздно их дороги должны были пересечься и отнюдь не в добрый час.

Бури над островом

Морское соперничество Англии и Голландии. Сражение при Лоустофте
Лорд-протектор Англии, Шотландии и Ирландии Оливер Кромвель


Жизнь на острове, расположенном напротив обширных голландских гаваней, тоже напряженно пульсировала. 1 июня 1642 г. Парламент подал королю Карлу I свои знаменитые «19 пунктов», суть которых сводилась к ограничению королевской власти и расширению полномочий парламента. Раздавшееся вширь пуританское купечество и примкнувшие к ним хозяева мануфактур настоятельно требовали подобающего им места под солнцем. Поиздержавшаяся в кутежах и войнах, но бережно сохранившая собственную спесь аристократия этого, естественно, никоим образом не желала. Конфликт был неизбежен, и 22 августа 1642 г. король поднял свой штандарт в Ноттингеме. Так началась гражданская война, которая, как и все подобные войны, отличалась подчеркнутой жестокостью и полным отсутствием компромиссов и диалогов. Она длилась без малого пять лет, пока в феврале 1647 г. укрывшийся в Шотландии король не был любезно выдан оппонентам за скромные 200 тыс. фунтов.

30 января 1649 г. Карл I окончательно лишился не только короны, но и части тела, предусмотренной для ее ношения. Однако мир и спокойствие не вернулись в Англию. Разогнав по углам роялистов и сочувствующих им, в своих руках сконцентрировал практически единоличную власть Оливер Кромвель, недавний ревностный борец с абсолютизмом. И вскоре он начал так же ревностно, с пуританской истовостью, бороться со всем, что казалось ему неугодным. Неугодными оказались ирландцы со своим преступным, по мнению господина Кромвеля, католицизмом, и в августе 1649 г. парламентская армия высадилась на Зеленый остров и уже через три года взяла его под полный контроль, не особо церемонясь с местным населением. Затем в 1650 г. английские войска вторглись в Шотландию, разбив сторонников ищущего реванша сына Карла I, Карла II, у Данбара. В честь этой победы была выбита памятная медаль, подчеркивающая важность события. Следующая подобная регалия будет отчеканена только спустя более полтора века – в ознаменование сражения при Ватерлоо.

Во время гражданской войны в Англии Нидерланды формально сохраняли нейтралитет, полностью используя эту выгодную позицию для улучшения своего торгового и экономического положения в мире. В Соединенных провинциях нашли себе приют многие бежавшие из Англии аристократы, тут же обосновался сын казненного короля Карл II и его мать Генриетта Мария Французская. Конечно, в самой Англии зрело недовольство такой двусмысленной позицией, а сами Нидерланды скоро стали восприниматься как оплот недобитой контры.

При этом расчетливый Кромвель не спешил ссориться с таким выгодным соседом. С целью распутывания целого клубка накопившихся противоречий в Голландию было направлено посольство во главе с Исааком Дорислаусом, бывшим прокурором парламентской армии, родившимся и долгое время жившим в Нидерландах. Именно он как знаток местных подводных течений должен был прозондировать почву для возможного союза между двумя странами, где Англия ведущее место тактично оставляла себе. Когда посол уже прибыл в Гаагу, произошел кровавый инцидент. 11 мая 1649 г. Дорислаус ужинал в одном из трактиров. Туда ворвалась группа «активистов», из скромности надевшая на себя маски и для убедительности вооруженная шпагами. Сопровождая свои действия выкриками о мести за казнь Карла I, они попросту убили английского посла. Голландская сторона спустила все на тормозах, поскольку, как предполагается, одним из «активистов» был сын казненного короля, а роялисты пользовались значительной поддержкой местной знати.

Однако Кромвель не отступал – идея об альянсе протестантских государств, Англии, Нидерландов и Швеции, под несомненным главенством первой сильно увлекла его. В таком составе можно было померяться силами даже со всемогущими Габсбургами. Британский лидер направляет новое посольство – уже во главе с главным судьей Сент-Джоном. Не отличающийся чрезмерным дипломатическим тактом, новый посол выложил предложения Лондона в таком ключе, что голландцы, прожженные торгаши, знатоки поиска выгоды и просто деловые люди, сразу зафиксировали своим «менеджерским визиром» все английские уловки. Хитромудрость предложения островитян о «тесном альянсе» была столь очевидна, что вызвала смущение, плавно переходящее в возмущение. Инициатива Кромвеля была расценена как бесцеремонная попытка заставить Нидерланды оплачивать британские внешнеполитические прожекты, оставаясь при этом мальчиком на побегушках. Такая несолидная роль была совершенно не с руки солидным амстердамским господам, и они, недовольна ворча, устами Генеральных штатов согласились на оформление только торгового союза, но не более. Миссия бывшего судьи не удалась. Однако всем известно, что, кроме дипломатических, имеются более простые и в ряде случаев более убедительные способы осуществления внешнеполитических замыслов. И оба флота готовы были этим планам способствовать.

Первая проба сил

К 1650 г. английский торговый флот был гораздо скромнее своего голландского конкурента и насчитывал немногим более 5 тыс. единиц. Но в отношении военно-морских сил можно было наблюдать совершенно иную картину. Морские традиции, заложенные еще в царствование «королевы-беса», продолжали жить и укрепляться. В стране имелось пять собственно королевских верфей, не считая множества частных. Англичане четко понимали грань между кораблем коммерческим и кораблем военным. В 1610 г. королевская верфь Вулвича строит 55-пушечный «Принсесс Ройял», имеющий три артиллерийские палубы. Тяжелые орудия были размещены на нижнем деке, а легкие – на среднем и на верхней палубе. Первоначальная компоновка из четырех мачт была вскоре признана избыточной, и корабль стал трехмачтовым. Так появилось классическое парусное вооружение класса «корабль».

В 1637 г. в том же Вулвиче строится 102-пушечный «Соверен оф зе Сиз» («Повелитель морей»), считающийся первым настоящим линкором в истории кораблестроения. В 1645 г. строится первый полноценный фрегат – 32-пушечный «Констант Уорвик», имеющий, как и «Соверен оф зе Сиз», три мачты, но только одну артиллерийскую палубу. Значение появления этих кораблей было сопоставимо и даже превосходило по масштабу строительство лордом Фишером его легендарного «Дредноута». Англичане первыми поняли все превосходство новых типов кораблей над устаревающими галеонами, пинасами и флейтами. В 1651 г. королевский флот уже насчитывал 21 линейный корабль (тогда их называли кораблями 1–3 рангов) и 29 фрегатов (корабли 4–6 ранга). Некоторое количество кораблей находилось в постройке, а всего вместе с представителями других классов Ройял Нэви мог выставить не меньше 150 боевых кораблей.

Иначе складывалась ситуация у голландцев. Их торговый флот был без преувеличения крупнейшим в мире и насчитывал почти 20 тыс. кораблей. Но по-настоящему военных среди них было очень мало. Предприимчивые и бережливые, голландцы пытались совместить в одном корабле военные и коммерческие составляющие. Большую часть голландского военного флота составляли переоборудованные купеческие суда со всеми вытекающими из этого последствиями. Корабли Соединенных провинций, как правило, имели меньшую осадку, чем английские (сказывалось изобилие мелководных гаваней), и более округлые обводы из-за своего коммерческого предназначения. Это не очень хорошо отражалось на скорости, маневренности и, естественно, вооружении. К началу первой англо-голландской войны Нидерланды не располагали ни одним кораблем, сопоставимым с «Соверен оф зе Сиз». Только в 1645 г. голландцы построили 53-пушечный «Бредероде», который являлся исключительно военным кораблем. Он же и стал флагманом. Административное управление флотом было весьма громоздким – формально Нидерланды делились на 7 провинций, пять из которых имели собственные Адмиралтейства и своих собственных адмиралов. В случае начала войны совет считавшегося главным Амстердамского адмиралтейства избирал вице-адмирала для командования всем флотом страны, который потом сам назначал младших флагманов и старших офицеров. Фактически это была уже архаичная для XVII века система выбора военного вождя.

Общее количество военных кораблей голландского флота к началу первой войны с Англией не превышало 75 единиц. Проблема состояла еще и в разбросанности этих ограниченных сил по разным регионам – голландцам приходилось защищать свою торговлю в самых удаленных уголках известного тогда мира.

Вернувшись в Англию, Сент-Джон, чтобы оправдать результаты свей «блестящей» миссии, начал на каждом углу рассказывать, что, дескать, подлые голландцы сами спят и видят, как бы повоевать с благородными и кроткими англичанами. Эти темпераментные и искренние высказывания легли на давно вспаханную и отменно культивируемую почву. Призывы проучить «жадных купчишек» уже высказывались не шепотом в кулуарах парламента, а с его трибуны. Но англосаксы не были бы англосаксами, если бы не попробовали организовать занимательный спектакль. Самим объявить войну только из того, что их не взяли в союзники, было как-то не совсем солидно, зато можно вынудить это сделать интересующую сторону. И господин Оливер Кромвель издал, а парламент предсказуемо одобрил 9 октября 1651 г. так называемый Навигационный акт, согласно которому ввоз всех колониальных товаров в Англию может производиться только на английских кораблях. Ввоз соленой рыбы мог быть осуществлен, только если она выловлена в английских водах. На иностранных кораблях разрешалось ввозить лишь продукцию, изготовленную непосредственно в этих странах, – то есть в основном сельхозтовары и ремесленную продукцию. Нарушители постановления суда подвергались конфискации.

Принято считать, что издание Навигационного акта явилось прямым поводом для войны между Англией и Голландией. Однако это не совсем так. Согласно отчету английского парламента в 1650 г. общая сумма товарооборота между двумя странами не превышала 23–24 тыс. фунтов – для колоссальных размахов голландских коммерческих операций это была капля в море. Подлинным поводом для вооруженного столкновения был стремительно накапливающийся ворох проблем, конфликтов и столкновений между торговыми интересами обеих «корпораций» – Британской и Голландской Ост-Индскими компаниями. Двум динамично развивающимся и растущим хищникам было уже мало места для обычной конкуренции. Их жажда и аппетиты сталкивались между собой в Азии, Индии и Африке.

Конфликт был неизбежен. В 1652 г. ситуация стала просто взрывоопасной. Англичане направо и налево раздавали каперские свидетельства, участились захваты голландских купеческих кораблей. Для форсирования ситуации был восстановлен древний, но весьма дерзкий эдикт короля Иоанна 1202 года, согласно которому в английских водах все суда спускали свои флаги перед английским. В середине мая 1652 г. возвращающийся в Нидерланды конвой был встречен небольшой английской эскадрой. Требования англичан, чтобы голландцы отсалютовали первыми, быстро перешли в «рупорную» дискуссию с использованием боцманских эпитетов, где словесный залп голландцев был более широк и заборист, поскольку англичане ввели в диалог артиллерию. После обмена пушечными «любезностями», в результате которых имелись убитые с обеих сторон, голландцы на всякий случай отсалютовали, но инцидент остался не исчерпанным. Еще не восстановились после столь напряженного палубного брифинга голосовые связки, как произошло новое более масштабное столкновение.

Голландская эскадра под командованием Мартена Тромпа курсировала у берегов Англии в количестве 42 вымпелов с целью обеспечения безопасности возвращающихся из колоний торговых судов. 29 мая 1652 г. Тромп подошел к Дувру, объясняя свои действия неблагоприятной погодой, и встал на якорь. Дальнейшие события имеют несколько трактовок. Согласно одной, английский губернатор, испугавшись голландцев, приказал сделать несколько предупредительных выстрелов с берега, на что те ответили огнем из мушкетов. Другая повествует о продолжении спора, «кто в морях главный». К месту стоянки Тромпа подошла английская эскадра адмирала Блейка, который в ультимативном порядке потребовал салюта от голландцев, подкрепив свою просьбу предупредительными выстрелами. Тромп ответил, и выяснение отношений быстро переросло в то, что вошло в историю, как сражение при Дувре. Бой длился до темноты, и, хотя голландцы превосходили англичан числом почти в два раза, островитянам удалось отбить у противника два корабля. Оба командующих потом обменялись гневными письмами, полными взаимных упреков, что, впрочем, не помешало дальнейшей эскалации боевых действий.

28 июля, наконец, последовало долгожданное объявление войны между двумя странами. Первая англо-голландская война длилась почти два года. Боевые действия происходили не только в водах Северного и Средиземного морей, но и в отдаленных колониальных регионах. Поначалу успех сопутствовал голландцам, однако в 1653 г. их флот потерпел два серьезных поражения. 12–13 июня Тромп был разбит «морским генералом» Джорджем Монком у банки Габбард. Во время сражения англичане в отличие от голландцев старались держаться четкой кильватерной колонной, хотя выходило это не у всех. Их противники сражались по старинке. Итогом была потеря 6 и захват 11 голландских кораблей при весьма несущественных потерях в людях у англичан. 10 августа того же года последовал в целом не удачный бой у Схевенингена, где Мартен Тромп был сражен пулей с английского корабля. Морская торговля несла колоссальные убытки: с начала войны голландцы лишились почти 1600 торговых судов, катастрофически снизился ввоз рыбы. Голландские купцы уже намозолили себе пальцы о костяшки счетов вычислительными операциями по изучению убытков, и они готовы были мириться. Черт с ним, с этим Навигационным актом и правом салюта, зато бизнес не рухнет. 8 мая 1654 г. между двумя странами подписывается Вестминстерский мир, согласно которому Нидерланды признавали Навигационный акт.

Приобретения Англии в войне, кроме морального удовлетворения, были незначительными. Любопытно, что уже в 1657 г. в Парламенте всерьез обсуждали возможность отмены Навигационного акта, поскольку из-за него цены на колониальные товары взлетели в десятки раз. Английская морская торговля была тогда слишком слаба и не могла соперничать с голландской. Поскольку первая англо-голландская война не решила ни одной проблемы между двумя странами, и их взаимная конкуренция не только не утихла, а наоборот, обострилась, – начало второй войны было лишь делом времени.

Реставрация в Англии и вторая англо-голландская война

3 сентября 1658 г. умер Оливер Кромвель, оставив Англию разоренной войнами и налогами. Погрязшая в долгах страна оказалась на пороге очередной гражданской войны. Власть сосредоточилась в руках военных, а точнее, самого популярного из них, Джоржа Монка. Он действовал решительно: 6 февраля 1660 г. вступил в Лондон, 21 февраля разогнал всем уже надоевший парламент (как часто военные, приходящие к власти, не отказывают себе в удовольствии проводить столь увлекательную процедуру!). А потом объявил, что восстанавливает монархию в Англии. 8 мая 1660 г. вернувшийся из эмиграции Карл II был провозглашен королем в присутствии уже «правильного» парламента. Поначалу все были в восторге – даже голландцы, поскольку признавали за собой большие заслуги в деле восстановления «законного монархического порядка» в Англии. Да и Карл II не вызывал опасений. Новый монарх начал свое правление с масштабных сокращений и «реформирования» армии, в результате чего от 80 тыс. кромвелевских ветеранов в строю осталось едва более 4 тысяч. Однако противоречия в колониальной политике обострялись, и толчком к новой войне с голландцами стали откровенно разбойничьи действия островитян в Африке.

«Золотая гора» и британский рейд в Африку

В 1660 г., уже при Карле II, была основана Королевская Африканская компания, акционерами которой были крупные лондонские купцы и члены королевской фамилии. Главой корпорации, которая зарабатывала своим учредителям на жизнь работорговлей и ремеслом, которое принято называть пиратством, стал герцог Йоркский. От соратника отца, Руперта Пфальцского (он же герцог Камберлендский), охочего до авантюр, Карл II узнал занимательную историю, согласно которой где-то в Гамбии находится скала, состоящая из чистого золота. Подобные байки были не редкостью в то богатое на географические открытия время: чего стоят только разорительные поиски Эльдорадо, в поисках которого сбил себе ноги не один испанец. Англичане решили проверить информацию, и в 1661 г. контр- адмирал Роберт Холмс отправился с пятью кораблями в Африку, к берегам Гамбии. Бравый адмирал не обнаружил ни золотой горы, ни даже золотого холма, зато разорил попавшийся по пути форт, принадлежавший герцогу Курляндскому, и основал на африканском берегу уже собственный опорный пункт. Встретившимся голландским судам недвусмысленно намекали на то, что хозяевами местных вод будут англичане.

По возвращении Роберт Холмс был вознагражден и в 1663 г. отбыл к африканским брегам уже в составе 9 кораблей. Приказ, выданный Холмсу, ясно гласил: «Убить, захватить и уничтожить того, кто посмеет помешать нашим действиям». Разумеется, имелись в виду голландцы. В течение 1664 г. англичане осуществляют откровенные нападения на голландские колонии в Гвинее, кульминацией которых был штурм 1 мая голландской колониальной столицы Гвинеи Кейп-Коаст, где была взята большая добыча. Все это смахивало уже на полноценный разбой и военные действия. В сентябре 1664 г. в Америке англичане взяли под контроль голландский Новый Амстердам. В ответ на это осенью 1664 г. в гвинейские воды направляется голландская эскадра адмирала де Рюйтера для восстановления статус-кво. Разорив в отместку ряд английских поселений, в конце зимы 1665 г. де Рюйтер получил приказ возвращаться в Англию – обстановка стремительно скатывалась к войне.

Новая война. Сражение у Лоустофта

Известия о действиях де Рюйтера в Африке вызвало волну возмущения в британском парламенте. Лорды считали совершенно справедливым, что только им позволено нападать на кого угодно, как угодно и сколько угодно. Мероприятия голландцев по защите своих американских владений были признаны преступными и вызывающими, и 4 марта 1662 г. Карл II объявил войну Нидерландам. Когда первый гнев рассеялся, выяснилось, что практичные голландцы заключили военные союзы с Данией, Швецией и Францией. А вот у англичан с союзниками была напряженка. Денег на войну у островитян не было – на одно лишь снаряжение флота требовалось не менее 800 тыс. фунтов. Из банкиров лондонского Сити и скупого парламента удалось вытрясти не более 300 тыс. В довершение всех бед на столицу Англии обрушилась чума.

Морское соперничество Англии и Голландии. Сражение при Лоустофте
Якоб ван Вассенар, барон Обдам


В таких сложных обстоятельствах англичане решили, что война должна кормить войну, и собирались поправить свое материальное положение за счет массового захвата голландских торговых кораблей. В начале июня 1665 г. из Голландии вышла эскадра лейтенант-адмирала (командующего объединенным флотом) Якоба ван Вассенара, барона Обдама, в составе 107 кораблей, 9 фрегатов и 27 кораблей других классов. Среди этого количества 92 корабля были вооружены 30 пушками и более. Численность экипажей насчитывала 21 тыс. человек при 4800 орудиях. Эта эскадра должна была встречать возвращающиеся из колоний торговые корабли и препятствовать английской блокаде побережья. 11 июня 1665 г. голландцы обнаружили английский флот из 88 кораблей, 12 фрегатов и 24 кораблей других классов (4500 орудий, 22 тыс. человек экипажа). Командование осуществлял младший брат Карла II герцог Йоркский. Английский флот был четко поделен на авангард, кордебаталию и арьергард. Английские корабли были лучше вооружены и оснащены. В построении голландского флота царила полная неразбериха, поскольку отряд каждой провинции шел под командованием своего адмирала. Штиль препятствовал сближению флотов, и противники вскоре встали друг против друга на якорь.

13 июня противники, пользуясь ветром, начали сближение. Голландский командующий весьма неровными колоннами повел вверенные ему корабли на запад, стремясь выиграть ветер и поставить авангард противника в два огня. Англичане повернули на противника тремя колоннами и отрыли огонь. Перестреливаясь на довольно большом расстоянии, обе стороны прошли сквозь огонь и развернулись. На этой фазе сражения у англичан был потерян один корабль, который сел на мель и был взят голландцами на абордаж. Для второго прохода оба командующих решили построить свои флоты кильватерными колоннами, однако английский строй был более четок и ровен с более равномерными расстояниями между мателотами. Голландская колонна представляла скорее неорганизованную толпу – часть кораблей попросту мешали друг другу стрелять. Англичане же громили своего противника мощными продольными залпами. Под метким огнем строй голландцев еще больше смешался.

Попытка флагмана барона Обдама 76-пушечного «Эендрагта» взять на абордаж корабль герцога Йоркского, 80 пушечный «Ройял Чарльз», была успешно отбита, хотя многие офицеры, стоящие на палубе рядом с английским командующим, были убиты книппелями, в изобилии применявшимися голландцами. В разгар сражения меткое ядро попало в крюйт-камеру «Эендрагта» (по другой версии, голландцы небрежно обращались с порохом), и флагман Обдама взлетел на воздух. Это стало переломным моментом сражения. Централизованное командование было утрачено, и теперь каждый «провинциальный» отряд действовал по своему усмотрению. Строй голландской эскадры окончательно нарушился, многие корабли начали попросту покидать свои места и выходить из боя. К 7 часам голландский флот начал отступление, быстро утратившее организованность. В развернувшемся преследовании англичанам удалось пленить или сжечь 17 кораблей (9 захвачено, 1 взорван, 7 пленены). Англичане потеряли в общей сложности два корабля, взятых на абордаж. В людях потери составляли у голландцев 4 тыс. убитых и раненых и 2 тыс. пленных. Англичане лишились 250 убитых и 340 раненых. Потери голландцев были бы еще большими, если бы не вице-адмирал провинции Зеландия Корнелис Тромп, которому удалось организовать прикрытие отступления своей эскадрой.

Вторая англо-голландская война продлилась до 1667 г. и, как и первая, не решила проблем между двумя государствами. По результатам заключенного 21 июля 1667 г. мира в Бреде голландцы получили некоторые послабления в Навигационном акте: их корабли могли теперь беспрепятственно перевозить немецкие товары – однако лишались всех территорий в Северной Америке. Взамен они получили компенсацию в Южной – в виде колонии Суринам. А голландский город Новый Амстердам стал теперь английским Новым Йорком. Англо-голландское морское соперничество продолжалось почти до конца XVII столетия, пока не окончилось победой Англии.
Автор: Денис Бриг


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 15
  1. qwert 16 июня 2016 07:24
    Кромвель похож на Вашингтона, который на долларовой банкноте. Случайность?
    А в целом, жаль, что ни Голландии, ни Испании не удалось покончить с английским флотом. Мировая история могла бы быть совсем другой.
  2. netvrz 16 июня 2016 08:23
    Как и четыре века назад, так и сейчас островитяне представляют собой хорошо организованную шайку мерзавцев, считающих себя пупом земли, а всех остальных пылью под ногами.
  3. parusnik 16 июня 2016 08:31
    Денис, спасибо...Продолжение, видимо не за горами..?
  4. Михаил Матюгин 16 июня 2016 08:48
    Статья хороша ! Кстати очень чётко видно что свобода слова, человеколюбие, пацифизм, права человека - это сказки для дурачков, а главным для "ведущих мировых демократий" всегда были их торговые интересы капитала.
  5. sibiryak10 16 июня 2016 08:51
    Отличное повествование! Как всегда, интересно, живо, красочно.
    Оказывается, следование кораблей в линейном строю тоже было когда-то революционным решением!
    А я только и знал, что это устаревший порядок, как рассказывалось в фильме про Ушакова :)
    Понятно теперь, почему Английское Адмиралтейство карало за отступление от линейной тактики (из того же фильма) - эта тактика принесла Англии не одну победу, а те флоты, кто её не использовал, проигрывали.
    1. Alexez 16 июня 2016 10:20
      Линейное размещение кораблей - это логичное следствие вытекающее из тогдашней тактики применения корабельной артиллерии и не является "ноу хау" бритов. Подавляющее большинство пушек располагалось в портах по бортам. Соответственно, чтобы нанести больший урон, необходимо было встать бортом и дать залп, который, кстати выглядел ни как в кино типа бабах всем бортом, если так бабахнуть корабль просто перевернется, а половина команды получит контузию. Залп продолжался не менее 30 секунд, прицеливание было просто невозможным - качка, команда "пли" с капитанского мостика до артиллеристов передавалась по цепочке, плюс поджигание фитилем запала и его горение... вобщем долго все было. А тактика применения основывалась на теории больших чисел, т.е. чем больше ядер летит в противника тем больше вероятность нанесения ему урона, соответственно четкий линейный строй с минимальной дистанцией между кораблями обеспечивал максимальную плотность огня!
  6. anodonta 16 июня 2016 08:56
    Спасибо Денис за хорошую статью! good Конечно, в идеале, следовало цикл статей об англо-голландских войнах XVII века написать, ведь голландцы оказались самым "крепким орешком" на пути Англии к титулу "Владычицы морей". Если меня память не подводит, англичане в тех войнах потерпели целый ряд сокрушительных поражений. Единственно, что спасло англичан от полного поражения, так это изменения во внешней политике Франции. "Лягушатники" вторглись на территорию Нидерландов, тем самым нападением с суши сокрушив главного морского врага Англии. А сами воевать на море оказались неспособны. Ну, да ладно, "не боги горшки обжигают"! Статье жирный плюс! smile
    1. Kenneth 16 июня 2016 10:05
      А как же победы Дюкена над сами де Рюйтером. И еще
      Англичан конечно пару раз отметелила, но на грани поражения они точно не были.
  7. Maegrom 16 июня 2016 09:15
    Спасибо за интересную статью.
    Просьба пояснить:
    1)(9 захвачено, 1 взорван, 7 пленены) в чем разница между захватом и пленом?
    2) Каким образом и за счет чего Голландия по сути свела вничью вторую войну?
    Мне кажется не совсем корректным называть корабли 4-6 рангов фрегатами по ряду причин:
    1) они строились для использования в первую очередь в первую очередь для морского боя, а не крейсерской войны.
    2) зачастую они имели большие надстройки, снижающие мореходные мореходные качества;
    3) Их такелаж уступал классическим фрегатам 18-19 вв.
    Один из ярких примеров - наш корабль "Орел"
    1. Alexez 16 июня 2016 10:47
      1)(9 захвачено, 1 взорван, 7 пленены) в чем разница между захватом и пленом?

      Разница в том, что захват - это абордаж, а пленение - это добровольный спуск флага.
  8. Чёрный кот 16 июня 2016 09:44
    Спасибо за статью,очень жду продолжения.
  9. Kenneth 16 июня 2016 10:01
    Статья хороша. Фамилия автора просто обязывает писать хорошие статьи на морскую тематику. Англичане кстати молодцы. Размотали противника обладающего сравнительно лучшей экономической базой за счет отлично продуманного вложения средств во флот. Кстати голландцы были не меньшими торгашами и беспринциными тварями чем их оппоненты.
  10. Cartalon 16 июня 2016 10:15
    По хорошему голландцы и не проиграли эти войны, просто с после коронации Вильгельма оранского в Англии, перестали поддерживать флот на уровне великой державы
  11. qwert 16 июня 2016 11:11
    Денис, вы бы не могли подобно остальным авторам приводить список первоисточников?
  12. Алекс 16 июня 2016 14:06
    Денис, спасибо, было как всегда интересно и познавательно.
  13. Plombirator 16 июня 2016 15:02
    Цитата: Maegrom
    2) Каким образом и за счет чего Голландия по сути свела вничью вторую войну?

    Спасибо за отзыв и за вопрос. Одна из главных, если не основная, причина "миролюбия" поиздержавшегося Карла II состояла во все более ухудшающемся финансовом положении самой Англии. Вторая половина войны велась просто в долг - деньги брались у банковских домов в долг. В 1666 году Адмиралтейство уже не могло содержать флот в полном объеме - часть экипажей была списана на берег.В принципе, голландцы были настроены ещё бодро, однако сближения с Англией начала искать Франция, а это южный сосед Нидерландов. Поэтому, когда Карл II предложил переговоры, голландцы охотно согласились, хотя были на них крайне не уступчивы, зная, в какой ситуации оказался противник. Огорчил англичан и рейд де Рюйтера в июне 1667 г. к их берегам с последующими высадками и сожжением столь ценных для бриттов линкоров. Но и наглеть Нидерландам чрезмерно тоже не было резона, поскольку англо-французский союз уже начал потихоньку вырисовываться.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня