«MALD-J»: слегка «поумневший» потомок линзы Люнеберга. Тактические ограничения раскрученной ракеты-приманки


Процесс размещения ракеты-приманки «MALD-J» на точке подвески стратегического бомбардировщика B-52H


Согласно сообщению информационно-аналитического ресурса «Военный паритет» за 12 июля 2016 года, сославшегося на западные источники, ВМС США заключили с компанией «Рэйтеон» 35-миллионный контракт на модернизацию малоразмерных ракет приманок/дронов радиоэлектронной борьбы ADM-160 «MALD-J». Впервые поднявшись в воздух 17 лет назад, опытный образец ракеты-приманки/имитатора постоянно совершенствовался, благодаря чему нынешняя модификация обладает в 2 раза увеличенной дальностью полёта (с 450 до 925 км), а также более продвинутой элементной базой комплекса РЭР и РЭБ. Первая информация об обретении оперативной готовности перспективной ракеты ракеты-приманки поступила в СМИ flightglobal.com 16 декабря 2014 года, когда тактическая авиация Корпуса морской пехоты США успешно испытала последнюю версию изделия. И сейчас на программу «MALD-J» в ВВС, ВМС и КМП США делаются невероятно большие ставки, порой даже достигающие таких стратегически важных проектов, как «JASSM-ER»/«LRASM», ведь ракету планируется применять в наиболее ответственных воздушных операциях, включая СВКНО, где средства ПВО-ПРО противника способны частично или полностью купировать МРАУ американского флота и ВВС при использовании последними стандартных видов высокоточного вооружения.


«MALD-J» же должна усложнить работу наземных и воздушных средств ДРЛО и РЭР до такой степени, когда вычислительные средства обзорных радиолокационных комплексов, бортовых РЛС истребителей и МРЛС зенитно-ракетных комплексов будут перегружены, а их операторы психологически подавленны из-за огромной численности воздушных имитаторов американской авиации, которая превысит пропускную способность любого типа современной РЛС.

Да, такая концепция действительно является одним из важнейших залогов успешной военной операции, но столь ли эта ракета совершенна, как это преподносит отделение по маркетингу и продажам компании «Raytheon»?

«ОТБОР» ЦЕЛЕВЫХ КАНАЛОВ И ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ РЭБ — ЭТО ЛИШЬ ПОЛДЕЛА, КОГДА В ИГРУ ВСТУПАЮТ СОВРЕМЕННЫЕ СИСТЕМЫ РЭР

Способность «MALD-J» «воровать» важные целевые/целеуказательные каналы многофункциональных РЛС (подсвета и наведения) и обзорных комплексов действительно создаёт огромные трудности для расчётов даже современных зенитно-ракетных комплексов, а также операторов самолётов ДРЛОиУ, поскольку «умный» дрон-имитатор может очень точно повторять эффективную поверхность рассеяния большинства современных средств воздушного нападения, что отлично путает селекционные возможности РЛС. Но реальная эффективность от новых американских «обманок» может быть достигнута лишь в связке со стратегическими крылатыми ракетами типа «Томагавк», а также тактическими AGM-158A/B и «Таурус», которые могут следовать к цели, ориентируясь лишь по GPS-модулю и собственной ИНС с применением тепловизионно-оптических корреляционных датчиков. Возможность автономного полёта с пассивными системами навигации на траектории и наведения говорит о том, что эти ракеты не использую активного радиолокационного наведения и никак не отличаются от имитирующих их ЭПР ADM-160 «MALD-J». Совершенно другая ситуация наблюдается во время применения «MALD-J» для имитации самолётов тактической и стратегической авиации.

Крылатые ракеты «MALD-J» исполнены в компактном угловатом фюзеляже длиной чуть более 2 м из композиционных материалов. Присутствует радиопрозрачный обтекатель, под которым установлены пассивная антенна комплекса РЭР и многочастотный излучатель отражённых имитирующих электромагнитных волн миллиметрового, сантиметрового, дециметрового и метрового диапазонов с мощным усилителем. Перед моделированием определённой частоты и мощности излучателя, которые соответствуют типу облучающей РЛС противника и задаваемому уровню ЭПР для имитации «MALD-J», бортовые антенны РЭР ракеты-приманки идентифицируют и сохраняют параметры облучающего сигнала, после чего данные поступают в генерирующее устройство. В итоге на индикаторах РЛС противника появляются маркеры целей, соответствующие ЭПР заранее выбранного летательного аппарата (F-15SE или F-22A «Raptor»). Но всё это лишь до включения бортовой РЛС истребителя, комплекса РЭП и систем обмена тактической информацией.

Режимы работы этих комплексов значительно более разнообразны, нежели спектр имитационных излучений передатчика «MALD-J», что легко перехватывается и селекционируется современными средствами радиоэлектронной разведки, включая наземные комплексы «Тамара», «Валерия», а также воздушного — Ту-214Р. Все эти средства имеют современные компьютеризированные вычислительные базы с физическими накопителями, на которых установлен регулярно обновляемый список излучающих систем противника (РЛС, средства связи, РЭП, радиовысотомеры и т.д.), а поэтому отличить ADM-160 от истребителя будет вполне возможно, что потребует от боевой авиации ОВС НАТО, в момент вхождения в зону вероятного действия наших СРТР, находиться в режиме радиомолчания с выключенными средствами РЭБ и бортовыми радарами, лишь получая тактическую «картинку» от удалённых средств РТР. Но в условиях, когда наши ВВС обладают такими машинами, как Су-35С и Су-30СМ, выключенные БРЛС американских истребителей приведут к непременному поражению.


Антенный пост СРТР «Валерия» с кольцевой пассивной ФАР размещён на телескопической гидравлической стреле высотой более 20 м, что даёт дополнительные возможности по обнаружению низковысотных радиоизлучающих воздушных объектов на удалении 35—40 км


Этот факт показывает, что применительно к имитации тактической авиации, «MALD-J» является достаточно малоэффективным беспилотным авиационным комплексом, оперирование которого может быть быстро вычислено на фоне частотного многообразия илучающих комплексов современных истребителей и бомбардировщиков. Но американцы продолжают бороться за амбициозную программу, и здесь на руку приходятся сетецентрические возможности оборудования американских многоцелевых истребителей поколений «4++/5». Наиболее высокий сетецентрический уровень сегодня наблюдается в ВМС и подразделениях ВВС США, оснащённых многоцелевыми истребителями F-35A/B/C, F/A-18E/F/G и F-22A, причём палубная авиация флота в последнее время получила неплохой отрыв в плане системной увязки. Если «Рапторы» имеют стандартную шину обмена данными по каналу «Линк-16», то палубные F/A-18E/F, «Гроулеры», F-35B/C и E-3D, в соответствии с концепциями морской противовоздушной и противокорабельной обороны «NIFC-CA» и «ADOSWC», получают специализированное связное оборудование с каналами «MADL» («Small Data Pipe») и «TTNT» (субканал «Link-16/CMN-4»).

Радиоканал «TTNT» находится в дециметровом диапазоне волн и способен эффективно действовать на несколько сотен километров. Представьте ситуацию: имеется эскадрилья «Супер Хорнетов», несущая на подвесках около 30 «MALD-J» и несколько противокорабельных «LRASMов». Поставлена задача прорыва ПВО КУГ/АУГ ВМС Китая с последующим уничтожением прикрывающих авианосец ЭМ Типа 52D. Для создания эффекта внезапности, F/A-18E/F будут приближаться к китайской АУГ с выключенными БРЛС, одновременно запустив для «загрузки» корабельных средств ПВО пару десятков «MALD-J», имитирующих ЭПР как «Супер Хорнетов», так и ПКР «LRASM». В то время, как ракеты-приманки поднимутся на высоту, доступную для обнаружения китайскими общекорабельными РЛО и МРЛС, реальные F/A-18E/F с боевыми ПКР осуществят атаку, а затем либо вступят в воздушный бой с палубными J-15S, либо начнут возврат на авианосец базирования. Естественно, что до подлёта «MALD-J» на расстояние менее 25 км операторы китайских КЗРК не смогут распознать отсутствия американских «Супер Хорнетов» и «LRASMов» в главном отвлекающем звене, поскольку телевизионно-оптические визиры на эсминцах, ввиду атмосферного фактора, не распознают точного типа целей. А затем, в оставшиеся пару минут будет очень непросто отличить 10 настоящих ПКР от 20 ракет-приманок.

Вся операция будет осуществлена с помощью корректировки действий по каналу «TTNT» с борта удалённого «Эдвэнсед Хокая» или борта F-35B/C, без исходящих пакетов информации от атакующих «Супер Хорнетов». Это не позволит китайским радиотехническим средствам отличить американские истребители от ракет-приманок.

Миллиметровый канал «MADL» (11 — 18 ГГц) также может сыграть большую роль в проведении подобного рода операций. Антенны для его работы точнонаправленные, что вполне позволит вести и двухсторонний мгновенный обмен информацией во время работы ракет-приманок «MALD-J». Его дальность всего несколько десятков километров, но запеленговать с помощью РЭР его не так просто: мощность сигнала очень низкая.


Два этих канала тактического информационного обмена демонстрируют, что с помощью современного сетецентрических способностей в некоторых случаях можно исправить множественные недостатки различных систем вооружения, включая ракету-приманку ADM-160 «MALD-J». Но это не говорит о том, что недочёты этой ракеты полностью ликвидированы. Её носители не смогут летать с выключенными бортовыми РЛС во всех боевых ситуация, так как во время превосходящей численности и технических возможностей боевой авиации противника, необходимость работы радиолокатора возникнет у всех без исключения «Супер Хорнетов» или других машин, и наличие летающих обманок будет мгновенно вскрыто.

Кроме этого, максимальная скорость «MALD-J» не превышает 1200 км/ч, что не позволяет ей имитировать сверхзвуковые летательные аппараты, а дальность в 925 км придаёт лишь некоторые тактические преимущества в проведении воздушных операций на небольшой удалённости от наиболее активной части ТВД. Тыловых зон крупных государств небольшая ракета-приманка просто не достигнет. Инфракрасная «светимость» реактивных газов ТРД гораздо ниже, чем у «JASSM-ER» или «Томагавка», а поэтому на малых дистанциях она будет сильно отличаться от других средств воздушного нападения, собственно как и в телевизионном канале за счёт меньших геометрических размеров и ярко выраженного воздухозаборника двигателя.

Эффективность данной ракеты приманки всего в несколько раз выше, чем у обыкновенной линзы Люнеберга, скрывающей настоящую ЭПР истребителей 5-го поколения в мирное время, немного скрашивают ситуацию установленные системы РЭБ и РЭР, но для использования против развитых систем воздушно-космической обороны с приданными комплексами РЭР и оптико-радиотехнической разведки данный «рэйтеоновский» дрон ещё абсолютно не дорос. В дальнейшем будем отслеживать программу модернизации «MALD-J» на примере новых версий ракеты для флота «MALD-N» и ракеты с расширенными способностями обмена данными «MALD-X».

Источники информации:
http://forum.militaryparitet.com/viewtopic.php?id=8011
http://irbis-nbuv.gov.ua/cgi-bin/irbis_nbuv/cgiirbis_64.exe?C21COM=2&I21DBN=UJRN&P21DBN=UJRN&IMAGE_FILE_DOWNLOAD=1&Image_file_name=PDF/Nitps_2011_2_14.pdf
Автор:
Евгений Даманцев
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

22 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти