Минные заградители „Буг" и „Дунай"

Минные заградители „Буг" и „Дунай"


Успешный опыт использования морского минного оружия в ходе русско-турецкой войны 1877-1878 гг. вызвал повышенное внимание со стороны командования российского военного флота к разработке тактических приемов ведения миной войны и методам постановки минных заграждений. Предполагалось устраивать минные заграждения двух видов. Заграждения первого вида устанавливались в акваториях своих баз, береговых укреплений и портов. Их задача заключалось в препятствовании выходу вражеских корабельных соединений на удобные для действия корабельной артиллерии позиции. Эти заграждения устанавливались в большинстве случаев заблаговременно, зачастую в мирное время на основе гидрографических замеров, и были управляемыми с береговых минных станций. Заграждения второго вида планировалось производить в ходе активной фазы войны в акваториях неприятельских портов, в районах сбора и маневрирования вражеских эскадр, а также на морских транспортных коммуникациях. Эти поля нужно было устанавливать скрытно, без предварительных гидрографических исследований водных районов. Также они должны были быть автономными, т.е. детонировать автоматически при соприкосновении с корпусом вражеского корабля или судна.

Проблема автономности была снята с появлением усовершенствованных гальваноударных мин системы Герца. Установка же активных минных заграждений, осуществляемых на ходу корабля через равные промежутки времени и на заданную глубину, стала возможной благодаря ряду оригинальных изобретений, сделанных офицерами отечественного флота в конце XIX века. Все это открыло дорогу к созданию специального минного заградителя.


Вопрос о постройке минных транспортов для Черного моря впервые подняло Военное министерство. В начале 1889 г. оно предложило для усиления защиты черноморского побережья построить два судна, способных перевозить и устанавливать мины заграждения. Специально для этого министерство финансов открыло в июне того же года кредит из средств особого секретного фонда в размере 800 тыс. руб. на строительство двух минных транспортов и 324 тыс. на увеличение запаса мин заграждения. Разработку проекта поручили Морскому ведомству, а 13 сентября Морской технический комитет (МТК) получил задание на составление чертежей и спецификаций. В целях экономии и сокращения сроков постройки решили использовать паровые машины и котлы, снятые с парохода «Опыт» (бывшая «круглая» яхта «Ливадия»); именно это обстоятельство явилось определяющим при выборе основных характеристик судов - водоизмещение 2885 т, длина 87,8, ширина 13,4, осадка (кормой) 5,6 м.

Ознакомившись с основными элементами проекта, командование Черноморского флота справедливо отметило, что эти одновинтовые, слишком длинные и глубокосидящие суда не будут отвечать задачам постановки минных заграждений. Оно в общих чертах сформулировало главные требования к транспортам для постановки мин в Черном море. Двухвальная установка, углубление не более 4,6 м, скорость в полном грузу (13 уз) и маневренность, достаточные для действий в составе эскадры. На основании этого Морское министерство отклонило первоначальный проект МТК и приказало составить программу для заказа кораблей частному заводу, исходя из следующих предпосылок: водоизмещение около 1200 т, двухвинтовая механическая установка, скорость 15 уз, стоимость каждого не выше 400 тыс. руб.

В разработанном МТК новом техническом задании, утвержденном 20 февраля 1890 г., отмечалось, что транспорт должен иметь такие размеры, чтобы удовлетворять все предъявляемые к нему требования, но при этом не выходить за рамки 400 тыс. руб. Таким образом, подрядчику предлагалось построить два судна с отношением длины к ширине не более шести и осадкой не свыше 4,5 м. Метацентрическая высота около 0,9 м при половинном запасе угля и мин заграждения; две паровые машины тройного расширения суммарной мощностью, достаточной для достижения 14 уз; запас угля на 1000 миль полного хода; артиллерийское вооружение - шесть 47- и четыре 37-мм орудия с боекомплектом соответственно 3000 и 4000 патронов, минное - 350-500 мин с якорями; предусматривалось вспомогательное парусное вооружение с развитым рангоутом и, как следствие, характерные «клиперные» образования форштевня с небольшим бушпритом.

Минные заградители „Буг" и „Дунай"


В начале марта 1890 г. задание разослали сразу нескольким заводам - Нюландскому (Норвегия), Бергзундскому (Стокгольм), Бурмейстер ог Вайн (Копенгаген) и Крейтона (Або). Через три недели к участию в конкурсе подключили шведское акционерное общество Мотала. Первые варианты проектных разработок и условия на постройку Главное управление кораблестроения и снабжения (ГУКиС) получил в мае. Проект Мотала оказался лучшим, тем не менее, МТК, после рассмотрения сразу же возвратил его для исправления. Полученные после переработки чертежи и спецификации были утверждены. 29 сентября доверенный представитель Мотала инженер А.Г. Весблад и начальник ГУКиСа вице-адмирал В.И. Попов подписали контракт на постройку в Гетеборге на Линдгольменской верфи двух минных транспортов и доставку их на Черное море. Стоимость каждого определялась в 40,3 тыс. фунтов стерлингов, включая расходы на доставку; первый транспорт общество обязалось построить в течение 12, второй - 15 месяцев со дня подписания контракта. Проектное водоизмещение при осадке кормой 4,57 м (95 т угля и 425 мин) составляло 1360 т, длина по ватерлинии-62,18, ширина на миделе без обшивки- 10,36 м.

Десять водонепроницаемых переборок, доходивших до жилой палубы, разделяли корпус на 15 изолированных отсеков; в его средней части на протяжении 36 м предусматривалось двойное дно. Энергетическая установка состояла из двух паровых машин тройного расширения, суммарной индикаторной мощностью 1400 л.с. и четырех цилиндрических котлов с общей нагревательной поверхностью 423,6 кв. м. Оговаривалось, что при полном водоизмещении и естественной тяге в котлах скорость на приемочных испытаниях должна быть не менее 13 уз. Предусматривавшая проектом довольно развитая водоотливная система, состоявшая из трех частей, включала две центробежные помпы Гвина, три Даунтона и две паровые донки Вортингтона. Для размещения 425 мин заграждения предусматривалось четыре трюма - три в носовой части, один в кормовой, позади машинного отделения; кроме того, 120 мин с якорями размещались в кормовой части жилой палубы, вдоль бортов. Артиллерийское вооружение состояло из десяти пушек Гочкиса: шести 47-мм одноствольных, размещенных по бортам, в том числе четыре в спонсонах, и четырех 37-мм пятиствольных (по две в носовой части верхней палубы и на крыльях мостика).

Минные заградители „Буг" и „Дунай"


Все подготовительные работы завершились в основном к началу 1891 года. К этому времени закончилась разбивка на плазе, изготовление 43 т листовой стали и 59 т проката, что позволило в январе начать сборку корпуса первого транспорта, а в феврале приступить к постройке второго. К 10 марта на первом стапеле уже находились киль, штевни и все 106 шпангоутов; для второго транспорта установили киль и около 40 шпангоутов. Постройка этих сравнительно небольших судов не представляла особых трудностей для такого предприятия с развитой промышленной базой, как общество Мотала. Работы велись успешно и быстро до апреля 1891 года, но затем приостановились из-за массовой эпидемии гриппа. В связи с этим руководство общества обратилось в ГУКиС с просьбой продлить сроки постройки судов. Причину признали уважительной, отсрочив готовность первого транспорта на два, а второго на полтора месяца.

18 мая 1891 года транспорты зачислили в списки судов Черноморского флота под именами «Буг» и «Дунай». В начале лета завершилось в основном формирование корпуса «Буга», 2 июля приступили к испытанию отсеков на водонепроницаемость. 21 августа на верфи в присутствии русского посла в Швеции Зиновьева состоялась торжественная церемония установки закладных досок. В тот же день спустили на воду «Буг». На «Дунае» в то время продолжались стапельные работы, а 3 октября начались испытания на водонепроницаемость. Спуск на воду состоялся 13 ноября.

Минные заградители „Буг" и „Дунай"

Предъявленный 20 ноября 1891 года к сдаче «Буг» через четыре дня с приемочной комиссией на борту вышел на мерную милю у Гетеборга. В неблагоприятных погодных условиях (ветер пять, волнение четыре балла) транспорт совершил четыре пробега со средней скоростью 13,11 уз, индикаторная мощность машин достигла 1510 л. с., расход угля оказался значительно меньше контрактного- 463 г/л. с.-ч. 25 ноября проводились испытания в форсированном режиме с искусственной тягой в котлах - средняя скорость 14,20 уз при индикаторной мощности 1932 л. с. Удостоверившись в том, что фирма выполнила все условия договора, комиссия 26 ноября подписала документы о завершении испытаний. После непродолжительной подготовки к переходу нанятый обществом Мотала, капитан шведского торгового флота В. Карлсон вывел «Буг» из Гетеборга 6 декабря и через 19 дней благополучно привел его в Севастополь. После нескольких контрольных выходов в море комиссия Севастопольского военного порта нашла судно в полной исправности. 2 января 1892 года корабль вошел в состав действующих судов Черноморского флота.

Постройка «Дуная» завершилась в начале 1892 году. На ходовые испытания он вышел 3 февраля со 110 т угля и примерно с такой же осадкой, что и «Буг». При естественной тяге в котлах транспорт показал на мерной миле среднюю скорость 13,39 уз, развив индикаторную мощность 1558 л. с.; расход угля составил 531 г/л. с.ч. В тот же день механизмы испытывались на искусственной тяге - мерную милю транспорт прошел со средней скоростью 14,76 уз при индикаторной мощности 2079 л. с. После завершения программы испытаний «Дунай» начали готовить к переходу, однако, 3 марта при выходе в море для уничтожения девиации в машинном отделении ошибочно дали задний ход, в результате чего транспорт врезался кормой в берег. К счастью, грунт в том месте оказался мягким, судно сразу же сняли с мели и поставили в Линдгольменский док. Поврежденными оказались обшивка и лопасти винтов. Устранение последствий аварии задержало выход из Швеции на три недели. Только 25 марта «Дунай» покинул рейд Гетеборга и 12 апреля прибыл в Севастополь. Через два дня его перевели в Николаев, где после повторных испытаний 20 апреля состоялась приемка портовой комиссией. Начав 1 июня кампанию, корабль через девять дней прибыл в Евпаторию, где вступил в состав Практической эскадры Черного моря.

Первые же месяцы службы транспортов выявили некоторые недоработки: так, например, оказалось недостаточным освещение внутренних помещений; кроме того, табель комплектации каждого судна предусматривал девять офицерских должностей, но кают было только семь. В течение 1892-1893 гг. Севастопольскому военному порту удалось устранить эти просчеты.

Минные заградители „Буг" и „Дунай"


В кампанию 1892 года на транспортах испытывались приспособления различных систем для постановки мин; в журнале МТК по минному делу от 22 декабря отмечалось, что способ лейтенанта В.Л. Степанова «более скорый и удобный на волнении», и его следует признать «наилучшим как по быстроте, так и по правильности постановки мин». В ходе экспериментов, проводившихся в районе Севастополя, было установлено, что новое приспособление позволяет работать на скорости 10 уз с периодом постановки десять мин через 30 м. Для переоборудования транспортов применительно к методу Степанова МГШ выделил 30 тыс. руб.

Несколько следующих кампаний «Буг» и «Дунай» провели в составе Практической эскадры, занимаясь обучением личного состава минным постановкам в различных условиях. В связи с обострением русско-турецких отношений в 1897 году, учебные занятия пришлось прекратить. Впервые транспорты приняли на борт полные запасы боевых мин, которые в случае начала боевых действий следовало установить в районе Босфора. Однако на сей раз конфликт решился дипломатическим путем.

В 1905 г. «Буг» принял участие в севастопольском восстании матросов. Днем 15 ноября 1905 года поднял красный флаг и направился к выходу из Южной бухты, чтобы присоединиться к восставшим кораблям. Однако прорваться к «Очакову» было невозможно, и минный транспорт остался в бухте. На его борту в это время находилось до 300 боевых мин. Некоторые авторы (Мельников Р., Шигин В.) указывают, что П. Шмидт шантажировал правительство тем, что в случае обстрела крейсера откроет огонь по «Бугу». Детонация порядка 100т. взрывчатых веществ, находящихся на минном транспорте, могла иметь серьезные последствия для кораблей, находящихся в бухте, портовых сооружений и в целом для Севастополя. Как бы то ни было, когда начался обстрел мятежного крейсера с трех броненосцев и береговых батарей, команда «Буга» из опасения взрыва находившихся в трюмах мин, открыли кингстоны и затопили свой корабль посредине Южной бухты. В большинстве последних публикаций отсутствует информация о том, что «Буг» поддержал «Очаков». Однако место затопления транспорта говорит все-таки в пользу версии авторов советского времени.

Минные заградители „Буг" и „Дунай"


Судоподъемные работы начались в 1906 году. В октябре удалось оторвать корпус от грунта и повернуть на ровный киль, а в мае 1907 г. судно окончательно подняли и поставили в док. В процессе восстановительного ремонта (1907-1909 гг.) в мастерских Севастопольского порта «Буг» переоборудовали для обслуживания черноморских маяков - артиллерию и минные стеллажи убрали, а трюмы переделали для хранения гидрографического имущества. В официальных бумагах его называли маячным транспортом.

Прошел капитальный ремонт и «Дунай». В августе-декабре 1913 года на нем заменили часть конструктивных элементов жилой и верхней палуб, ростры, флоры в междудонном пространстве под котлами и часть переборок угольных ям, перебрали трубки холодильников. Из артиллерийского вооружения на заградителе осталось шесть 47-мм орудий, а минное включало 350 мин образца 1908 г. В годы первой мировой войны «Дунай» входил в состав отряда судов обороны северо-западной части Черного моря. «Буг» (с августа 1915 года - посыльное судно) в следующем году как вспомогательное включили в состав только что сформированного дивизиона сетевых заградителей. Изменилось и артиллерийское вооружение: на «Буге» установили два 75- и четыре 47-мм орудия (к 1917 г. из четырех последних осталось только одно), на «Дунае» - два 57- и четыре 47-мм, а также четыре пулемета (в 1917 г. артиллерию сняли, оставив только пулеметы).

С весны 1917 года оба судна без команд находились на приколе в Севастополе. В 1919 году Белая Гвардия включила их в состав своего флота. «Буг» использовался в роли вспомогательного крейсера (три 75-мм орудия), а отремонтированный «Дунай» - как портовое судно. 12 ноября 1920 года, незадолго до прихода в Севастополь Красной Армией, «Буг» в результате навигационной ошибки наскочил на камни в районе Ак-Мечети и затонул на небольшой глубине. Позднее его подняли, но восстановление признали нецелесообразным, и в июле 1924 года он был передан Черноморской фондовой комиссии для разборки.

Минные заградители „Буг" и „Дунай"


«Дунай» более чем на два десятилетия пережил своего собрата. После Гражданской войны он в качестве минного заградителя (76-мм пушка Лендера и пулемет) вошел в состав Минной обороны Морских Сил Черного моря и 31 декабря 1922 года получил название «1 мая». В 1924 г. его перевели в класс гидрографических судов, а еще через восемь лет переименовали в «Гидрограф».

4 ноября 1941 года "Гидрограф" покинул Севастополь и на буксире сторожевого корабля "Петраш" вышел в Туапсе. В три часа дня корабли вблизи Ялты были атакованы германскими бомбардировщиками. Гидрографическому судну удалось избежать прямых попаданий, однако из-за повреждений, полученных от близких взрывов бомб, на судне возникла течь. Борьба за живучесть не дала желаемых результатов, поступление воды продолжалось и «Гидрограф» затонул в 19 милях восточнее Ялты. Потерь среди личного состава не было.

Минные заградители „Буг" и „Дунай"


«Буг» и «Дунай» были первыми минными заградителями специальной постройки в отечественном флоте. Их создание стало важной вехой развития отечественных минно-тральных сил. Опыт постройки и эксплуатация этих, вполне удачных кораблей, впоследствии воплотился в известных заградителях - «Амур» и «Енисей».

Источники:
Самаров А. Петров Ф.Развитие минного оружия в русском флоте. Документы. М.: Военмориздат ВММ СССР, 1951. С.260-275
Бережной С. Минный транспорт „Дунай" // Корабли и вспомогательные суда Советского ВМФ (1917-1927 гг.). М.: Воениздат, 1981, С. 57-58.
Архипов М. Минные заградители „Буг" и „Дунай". // Морской флот. 1989. №3. С.48-54.
Яровой В. Минные транспорты „Буг" и „Дунай". // Судостроение. 1980. №1. С. 66-69
Шигин В.. Неизвестный лейтенант Шмидт. - “Наш современник”, 2001, № 10. С.48-54.
Автор: Инженер-технарь


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 11
  1. амурец 4 августа 2016 09:01
    Спасибо!Интересно!<<Проблема автономности была снята с появлением усовершенствованных гальваноударных мин системы Герца. Установка же активных минных заграждений, осуществляемых на ходу корабля через равные промежутки времени и на заданную глубину, стала возможной благодаря ряду оригинальных изобретений, сделанных офицерами отечественного флота в конце XIX века. Все это открыло дорогу к созданию специального минного заградителя.>> А опыты по постановке активных минных эаграждений,дали положительный результат под Порт-Артуром,когда погибли японские броненосцы Хатсусе и Яшима.
    1. Alexey RA 4 августа 2016 12:43
      Цитата: амурец
      А опыты по постановке активных минных эаграждений,дали положительный результат под Порт-Артуром,когда погибли японские броненосцы Хатсусе и Яшима.

      К сожалению, первую активную минную постановку, завершившуюся крупным успехом, в РЯВ провели японцы, подловив Макарова на шаблонности тактики.
      1. амурец 4 августа 2016 13:51
        Цитата: Alexey RA

        К сожалению, первую активную минную постановку, завершившуюся крупным успехом, в РЯВ провели японцы, подловив Макарова на шаблонности тактики.

        Да!Не обсуждается.Согласен.
  2. kvs207 4 августа 2016 09:49
    Отличная статья.

    что способ лейтенанта В.Л. Степанова
    Жаль, что Степанов - человек, могущий принести много пользы России, погиб в русско-японскую.
  3. qwert 4 августа 2016 10:23
    Цитата: kvs207
    Жаль, что Степанов - человек, могущий принести много пользы России, погиб в русско-японскую.

    И Верещагина и Макарова и много кого еще жаль. Государь берег других людей, а талантливых самородков, не имеющих нужных титулов и рода, считал разменной монетой. Типа "бабы еще нарожают". Если не ошибаюсь, фраза как раз прозвучала во время русско-японской войны.

    А в плане минного оружия, если не ошибаюсь, Россия была впереди планеты всей.
    1. амурец 4 августа 2016 12:32
      Цитата: qwert
      А в плане минного оружия, если не ошибаюсь, Россия была впереди планеты всей.

      Не ошибаетесь!Адмирал Колчак после того как его отстранили от командования ЧФ ездил в США и Англию делиться опытом по применению минного оружия,так как это был опытный специалист-минёр и он участвовал в создании минно-артиллерийской позиции под Петроградом в 1914 году и под его руководством разрабатывалась и производилась блокада пролива Босфор на Чёрном море в годы ПМВ. Сейчас найдутся недовольные,что здесь упомянут Колчак,но из песни слова не выкинуть.Специалистом тактике применения активных минных постановок он был прекрасным.
      1. Alexey RA 4 августа 2016 13:06
        Дык... с якорными минами у Колчака действительно было всё хорошо. А вот с самодвижущимися - не очень. В бою 13-14 июня 1916 года ЭМ под командованием Колчака устроили цирк, стреляя торпедами с 1 кабельтова и удивляясь - почему они не взрываются.
        "Новик" выпустил с дистанции 1 кабельтов 2 торпеды, которые попали в "Герман", но не взорвались. Точно так же не взорвалась и 2 торпеды, выпущенные "Громом". Этот эсминец отошел на расстояние 3 кабельтова и выпустил третью торпеду. Она попала в корму "Германа" и взорвалась.
        1. амурец 4 августа 2016 13:58
          Цитата: Alexey RA
          Дык... с якорными минами у Колчака действительно было всё хорошо. А вот с самодвижущимися - не очень. В бою 13-14 июня 1916 года ЭМ под командованием Колчака устроили цирк, стреляя торпедами с 1 кабельтова и удивляясь - почему они не взрываются.

          Тоже согласен.Я просто упустил из виду,что торпеда в те времена тоже называлась самодвижущейся миной.К англичанам и американцам Колчак ездил именно как специалист по активным минным постановкам и якорным минам,тем более что РИ передала мины и кажется документацию на якорные мины.
  4. Гюнтер 4 августа 2016 16:29
    Цитата: qwert
    ..!Типа "бабы еще нарожают". Если не ошибаюсь, фраза как раз прозвучала во время русско-японской войны.

    Русофобы приписывают данную фразу и Петру I, и Меншикову, и Екатерине II, и Николаю II и разумеется Георгию Жукову, в реальности принадлежит авторам фильма «Пётр Первый»(1937-38г.)
    Людоедская фраза не в русской традиции и письмо императрицы Александры Фёдоровны Николаю II от 17 августа 1916 года это подтверждает.
    Удивляют некоторые чудаки на ВО, которые не прочитав дневники Николая II(или Е.Радцига "НиколайII в воспоминаниях приближённых") лепят чешую, про то как НиколайII день через день тиранил кошек и собак(с воронами))))
  5. Fei_Wong 4 августа 2016 18:24
    Цитата: Alexey RA
    Цитата: амурец
    А опыты по постановке активных минных эаграждений,дали положительный результат под Порт-Артуром,когда погибли японские броненосцы Хатсусе и Яшима.

    К сожалению, первую активную минную постановку, завершившуюся крупным успехом, в РЯВ провели японцы, подловив Макарова на шаблонности тактики.

    Не столь эпично, как на той же "шаблонности тактики", выражаясь вашими словами, подловили тех же японцев. Для их меньшего флота потери были куда более серьёзны и болезненны. Тем более - ДВА новых эскадренных броненосца, величайшая ценность по тем временам для любой державы.
    1. Alexey RA 5 августа 2016 10:25
      Цитата: Fei_Wong
      Не столь эпично, как на той же "шаблонности тактики", выражаясь вашими словами, подловили тех же японцев.

      Полностью согласен - японцы наступили на те же грабли.
      В их защиту можно сказать только то, что они не предполагали постановку русскими МЗ вне пределов террвод - японцы считали, что нарушать международное морское право могут лишь они. А нас-то за шо? smile
      Цитата: Fei_Wong
      Для их меньшего флота потери были куда более серьёзны и болезненны. Тем более - ДВА новых эскадренных броненосца, величайшая ценность по тем временам для любой державы.

      Ну, новейшим там был лишь "Хацусе". "Ясима" был уже устаревшим.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня