Битвы при Лонато и Кастильоне

Надо ввязаться в бой, а там будет видно.
Наполеон Бонапарт


220 лет назад, 3-5 августа французские войска под командованием Наполеона разбили австрийские войска под началом генерал-фельдмаршала фон Вурмзера в сражениях при Лонато и Кастильоне. Австрийское верховное командование перебросило дополнительные войска на Итальянский фронт и попыталось остановить наступление Наполеона и деблокировать Мантую, однако первое наступление австрийцев для освобождения Мантуи провалилось. 5 августа 1796 года в генеральном сражении при Кастильоне Вурмзер был разбит армией Наполеона.

Обстановка на Итальянском фронте


Победа при Лоди позволила французской армии под командованием Наполеона занять всю Ломбардию по линии реки Адда. Часть французских войск под началом Мюрата 29 июня 1796 года заняла Ливорно, ликвидировав там базу английского флота. Генерал Ожеро занял Болонью. Бонапарт в середине июня лично занял Модену, затем наступила очередь Тосканы, хотя герцог Тосканский был нейтрален в этой войне. Обеспечив свой тыл устройством магазинов по левому берегу реки По, французский главнокомандующий 30 мая перешел через Минчио, отбросил войска австрийского генерала Больё и после серии блестящих маневров заставил его отступить в Тироль. 4 июня французская армия осадила Мантую. Теперь вся Северная Италия была в руках Наполеона.

Мантуя считалась ключом к Италии. Гарнизон ее составлял 13 тыс. человек и имел запасы продовольствия на 2,5 месяца. Считавшаяся неприступной крепость была прикрыта с севера и востока озерами, а с юга на запад — поросшими камышом болотами, проходимыми лишь по пяти имевшимся плотинам. Взять её было сложно, однако и блокировать можно было небольшими силами. Выдвинув дивизию Массена заслоном против войск Больё, отошедших к северу, Наполеон блокировал Мантую и, получив осадные орудия из Милана и Феррары, приступил к постепенной осаде крепости. Большая часть французских войск расположилась вдоль реки Адидже, тем самым осуществляя прикрытие осады крепости. Дальнейшие боевые действия австрийцев и французов в течение восьми месяцев протекали в борьбе за Мантую, которую австрийцы пытались деблокировать.

Тем временем Наполеон вступил в конфликт с верховным руководством. Захватив и наложив контрибуцию на богатейшие области Северной Италии, Наполеон смог позволить себе широкие жесты. 20 мая 1796 года главнокомандующий Итальянской армией объявил солдатам, что половину жалованья они будут получать в звонкой монете. Ни в одной из армий Республики так не платили. Он решил это единолично, ни у кого не спросив разрешения. В Париже эта чрезмерная самостоятельность вызвала раздражение, но в Итальянской армии, естественно, решение Наполеона было встречено на «ура».

Еще ранее, 13 мая, Наполеон получил от Директории приказ о том, что армия, действующая в Италии, будет разделена на две самостоятельные армии. Одна, действующая на севере, будет возглавлена генералом Келлерманом, вторая, под командованием генерала Наполеона, численностью в 25 тыс. солдат, должна идти на Рим и Неаполь. Это приказ пришёл после победы при Лоди (10 мая) и полностью противоречил планам Наполеона и общей военно-стратегической ситуации. Наполеон сообщил в Париж, что разделять Итальянскую армию противоречит интересам Республики. Он заявил кратко и понятно: «Лучше один плохой генерал, чем два хороших». И в присущем ему стиле пошёл на обострение ситуации: «Положение армии Республики в Италии таково, что вам необходимо иметь командующего, пользующегося полным вашим доверием; если это буду не я, вы не услышите от меня жалоб… Каждый ведет войну как умеет. Генерал Келлерман более опытен, чем я: он поведет ее лучше; вдвоем мы будем вести ее плохо». Наполеон угрожал отставкой.

Директория не могла принять отставку блестящего генерала, который принёс Франции неожиданную победу в Италии. Тем более, что армии Журдана и Моро, на которые французское правительство делало основную ставку в войне Австрии, терпели неудачи. Единственной армией, которая быстро продвигалась вперёд и регулярно доносила о громких победах, приковавших внимание всей Европы, была ранее самая захудалая Итальянская армия. Победы Наполеона укрепили позиции и престиж Директории. Кроме того, Директория представляла крупную, в основном новую, спекулятивную, паразитическую буржуазию и во внешней политике желала тоже, что и внутри страны: обогащения в виде территориальных захватах, грабежа областей и контрибуций. А Итальянская армия единственная посылала не только известия о победах и вражеские знамена, но и золото. К примеру, армии Журдана и Моро не только не присылали золото, более того, их армии требовали больших расходов. При финансовом кризисе, коррупции поразившей всю Францию, жадности членов правительства и всего управленческого аппарата, это обстоятельство имело важнейшее значение. За золото Наполеону могли простить очень многое. Так, через несколько дней после вступления в Милан комиссар Саличетти сообщал Директории, что завоеванные области, не считая Модены и Пармы, уже заплатили 35,5 миллионов. Поэтому правительство Директории не могло принять отставки такого успешного генерала. При другом командующем поток золота мог прекратиться.

Таким образом, Наполеон всё верно просчитал и остался командующим единой Итальянской армии. Приказ о разделении армии в Италии был забыт.

Силы и планы сторон

У Наполеона в это время было около 56 тыс. человек, из которых 10 тыс. располагались в тылу, охраняя крепости и коммуникации и 11 тыс. под Мантуей. Французские войска были развернуты на широком фронте в 120 км. Сообщение с Миланом обеспечивалось вновь сформированной дивизией Соре, наблюдавшей за горными перевалами от Сало и далее. Блокада Мантуи была возложена на дивизию Серюрье. Дивизия Массены занимала Верону и Пескьеру и наблюдала пространство от Гардского озера до реки Адижа; Ожеро был на реке Адидж, между Вероной и Леньяго; дивизия Деспинуа и кавалерия стояли у Ровербеллы, составляя резерв. Дивизия убитого в бою Лагарпа была расформирована, и ее личный состав распределен между другими дивизиями. Таким образом, для действий в поле у Наполеона оставалось около 35 тысяч человек.

С учётом череды поражений австрийской армии в Италии, гофкригсрат (придворный военный совет) решил усилить Итальянскую армию. Войска сняли с Рейнского фронта. Пассивность Журдана на германском направлении позволила австрийскому верховному командованию усилить свои войска на итальянском театре военных действий, перебросив сюда армию генерала Вурмзера. К 20 мая на Итальянский фронт подошли 16 батальонов и 8 эскадронов, затем из состава Рейнской армии прибыл талантливый полководец Дагоберт фон Вурмзер с 19 батальонами и 18 эскадронами. Он принял в конце мая от Больё командование армией. К 20 июля у Вурмзера была 50-тыс. армия, не считая гарнизона Мантуи (13 тысяч человек). Вурмзер, по указанию гофкригсрата, должен был предпринять наступательную операцию для деблокады Мантуи и вытеснения французов из Ломбардии.

Битвы при Лонато и Кастильоне

Командующий австрийской армией Дагоберт Сигизмунд фон Вурмзер

Вурмзер планировал наступление четырьмя колоннами на широком фронте, собираясь в дальнейшем соединить их для действия под Мантуей. Колонна генерала Кваждановича (17 тыс. солдат и 52 орудия) должна была наступать западнее озера Гарда с целью перерезать сообщение французских войск с Миланом. Колонне Меласа (15 тыс. человек и 52 орудия) приказано было двигаться восточнее озера в направлении Риволи. Колонна Давидовича (10 тыс. солдат с 60 орудиями) направлялась вдоль левого берега реки Адидже, а колонна Мессароша (5 тыс. человек и 18 орудий) была выдвинута на Бассано и Виченцу в демонстративных целях. Сам Вурмзер двигался с колонной Меласа. Таким образом, Вурмзер раздробил свою армию, его войска должны были соединиться лишь при встрече с основными силами врага. Наполеону представлялся удобный случай действовать по внутренним операционным линиям и сосредоточить превосходящие силы по сравнению с каждой из отдельных колонн противника. Французский командующий, действуя быстро и решительно, мог разбить врага по частям.

Битвы при Лонато и Кастильоне

Первое наступление Вурмзера. 1796 год. Источник: В. В. Бешанов. Шестьдесят сражений Наполеона

Первое австрийское наступление на Мантую. Сражения при Лонато и Кастильоне

Подготовка австрийской армии к наступлению не осталась тайной для французов, однако намерения их еще не были ясны. 28 июля австрийские колонны начали наступательный марш. Первоначальные действия Кваждановича были успешны. Под натиском противника французы очистили Сало и горные проходы, ведущие в долину реки По. 30 июля войска Кваждановича уже заняли Брешию. Они перехватили дорогу Милан—Мантуя и передовыми частями продвинулись к Монтепиаро. Таким образом, Кважданович стал на сообщениях французской армии. В дальнейшем Кважданович, наступая на юго-восток, собирался соединиться с Вурмзером и окружить французскую армию.

Для того чтобы задержать движение колонны Вурмзера на главном направлении, Наполеон направил дивизию Массены. Но войска Вурмзера отбросили её. На помощь Массена была выдвинута дивизия Ожеро, однако австрийцы отбросили и её. 29 июля колонна Меласа-Вурмзера с боем заняла Риволийское плато. Положение становилось крайне опасным для французской армии, и тут Наполеон совершил свой маневр, который, по мнению военных исследователей, мог бы сам по себе обеспечить ему бессмертную славу, даже если бы тогда он был убит.

Получив донесения о неудачах французских войск у Сало и Риволи, был собран военный совет, на котором большинство высказалось за отступление за реку Олио, но Ожеро советовал перейти в наступление. Наполеон принял решение атаковать противника. Наполеон планировал в ночь с 30 на 31 июля снять осаду Мантуи, бросить осадный артиллерийский парк и собрать как можно больше сил для нанесения удара по корпусу Кваждановича, выставив заслоны против колонны Меласа. Французский главнокомандующий начал сосредоточение своих сил у Лонато и Монтекиаро. Причем переброшенные сюда части Ожеро и Кильмена, продвинувшись вперед, вытеснили австрийцев из Брешии, а Соре вновь занял Сало, обеспечив сообщение французов с Миланом.

Тем временем Вурмзер праздновал победу. Он спокойно вошел в Мантую, сняв с неё, таким образом, осаду. Там австрийский главнокомандующий узнал, что Наполеон со всеми силами ушёл на восток. После некоторых колебаний Вурмзер вышел из крепости, отбросив заслон французов под начальством Валетта. Затем он переправил через Минчио колонны Меласа и Мессароша — в тыл французской армии. В результате войска Наполеона оказались между войсками Вурмзера и Кваждановича. Признав свое положение весьма рискованным, Наполеон даже думал об отступлении, но после совещания с генералами сохранил прежний план: сначала нанести удар по Кваждановичу. Против Вурмзера у Монтекиаро оставлены были дивизии Ожеро и Кильмена.

3 августа Наполеон бросил оставшиеся у него войска против Кваждановича к северу от Лонато и разбил противника. Одна из колонн сдалась, остальные отошли на север. Затем Наполеон повернул свою армию против Вурмзера. Австрийский главнокомандующий, узнав о неудаче Кваждановича, тем не менее решил атаковать врага и развернул свои войска в боевой порядок у Кастильоне.

Сражение при Кастильоне началось 5 августа 1796 года около 6 часов утра. Наполеон сковал основные силы австрийцев в центре и на правом фланге, а главный удар нанес по их левому крылу противника. К 9 часам действовавшая на главном направлении дивизия генерала Вердье овладела господствующей высотой Медоле и, установив на ней артиллерию, открыла фланкирующий огонь по основным силам австрийской армии. Австрийцы упорно отбивались, но выход им во фланг и тыл передовых частей дивизии генерала Серюрье, подошедшей от Мантуи, и одновременный удар с фронта всей французской армии — решили исход сражения. Австрийцы отступили.

Битвы при Лонато и Кастильоне

Сражение у Кастильоне

Итоги

Потерпевшая поражение австрийская армия Вурмзера отступила в северном направлении, потеряв 3 тыс. человек и 20 орудий. Таким образом, более передовая тактика французов — колонны в сочетании с рассыпным строем — показала свое превосходство над устаревшей линейной тактикой австрийцев. В то время как Вурмзер распределил свои войска равномерно по всей линии, не выделив даже резерва, Наполеон произвел концентрацию сил и средств на главном направлении. Сильный фронтальный удар в сочетании с маневром во фланг и тыл противнику обеспечили ему победу.

Австрийское командование распылило свои силы, действовало медленно, нерешительно, что привело к поражению всей наступательной операции. Наполеон, наоборот, действовал решительно и быстро. Он правильно расставил цели: решил снять осаду Мантуи и бросить свой осадный парк, что разгромить наступающие войска противника по частям. Сосредоточив силы на одном направлении, он разбил и отбросил армию противника. Затем французские войска снова обложили Мантую.

После снятия осады с Мантуи, из крепости был выслан австрийский отряд для преследования войск Серюье. Однако в связи с неудачей армии Вурмзера, отряд этот отошел к Мантуе. Остатки армии Вурмзера ушли в Тироль. Общие потери австрийцев в первой попытке деблокировать Мантую составили 13 тыс. человек и 71 орудие. Французы потеряли 4 тыс. человек, а также 187 осадных пушек, брошенных под Мантуей — это была самая тяжелая и невосполнимая потеря. Однако, кроме отражения наступления противника, эта победа дала огромные моральные преимущества.

Наполеон всегда это учитывал: «Австрийская армия после своего поражения все еще состояла из 40 000 человек, но отныне один батальон Итальянской армии обращал в бегство четыре неприятельских, и повсюду французы захватывали пушки, пленных и предметы военного снаряжения. Вурмзер, правда, снабдил припасами гарнизон Мантуи. Он вывел оттуда бригады Рокковина и Вукасовича, которые заменил свежими войсками, но он увел с собой только половину своей прекрасной армии, притом ничто не может сравниться с деморализацией этой армии и потерей ею боеспособности после понесенных неудач».

Как отмечал историк А. З. Манфред: «В кампании 1796-1797 годов Бонапарт проявил себя блестящим мастером маневренной войны. Принципиально он продолжил лишь то новое, что было создано до него армиями революционной Франции. То была новая тактика колонн, сочетаемых с рассыпным строем и умением необычайной быстротой передвижения обеспечивать на ограниченном участке количественное превосходство над противником, умение концентрировать силы в ударный кулак, пробивающий сопротивление неприятеля в его слабом месте. Эта новая тактика уже применялась Журданом, Гошем, Марсо; она была уже проанализирована и обобщена синтетическим умом Лазара Карно, но Бонапарт сумел вдохнуть в нее новую силу, раскрыть таившиеся в ней возможности».

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 19
  1. parusnik 3 августа 2016 07:23
    Таким образом, более передовая тактика французов — колонны в сочетании с рассыпным строем ...А Суворов Александр Васильевич видимо по старинке воевал...Типа пуля-дура, штык-молодец..У Бонопарта учился...
    1. Morrrow 3 августа 2016 11:38
      А где он до Наполеона применял рассыпной строй и ударные колонны?
      1. Riv 3 августа 2016 14:23
        Кинбурн. Рымник. Варшава. Требия. Много где.
        Что же касается рассыпного строя - Суворов вероятно первым в истории военного дела выделил в войсках группы снайперов. Первое упоминание о них - в приказе войскам резервного корпуса 1774 г. Здесь Суворов требует иметь в каждом капральстве шесть «выберных стрелков», которые «...должны стрелять на наездников».
        Там же: "В поле варвары побеждаютца: страшными им пехотными кареями; исходящими из него картечами и мелкою (т. е. ружейной) пальбою..."
        Riv
        1. Morrrow 3 августа 2016 15:49
          В Кинбурне все полки были развёрнуты в две линии. Не применялись колонны с рассыпанным строем нигде до французов. Все кто это делал перечислены в статье
          1. Riv 3 августа 2016 16:50
            Вы порете чушь. Заткните ей рот, чтобы не визжала.
            Кинбурн - это узкая коса, на оконечности которой стояла крепость. Там тупо негде развернуться в линию, или цепь, не говоря уж о том, чтобы это мог сделать полк. Под "линией" Суворов понимал в диспозиции порядок атак, а не линейный строй.
            Вообще идти линией на полевые укрепления противника (а под Кинбурном турки успели выкопать траншеи) - безумие.

            ЗЫ: и побольше r в никнейме. Еще больше! Так пафоснее и школьнясьтее.
            Riv
          2. Riv 3 августа 2016 17:45
            Не поленюсь и "Науку побеждать" открыть.

            Равно сему другая линия: атака! Обе части на прежних местах, тако же отдельная часть. Заходить колонною для деплояды фронтов, ежели есть место.

            Стрелки, в свои места! Карей — строй колонны! — Исполнение то же, как выше о колоннах.

            И вот то, что мне запомнилось и почему я снова устав сей гуглить полез:

            Есть безбожные, ветреные, сумасбродные французишки. Они воюют на немцев и иных колоннами. Если бы нам случилось против них, то надобно нам их бить колоннами же.
            Riv
            1. Morrrow 5 августа 2016 10:26
              Последнее предложение относится к 1798 году. Уже после. Что касается Кинбурна, то наверное вы правы. Но это надо смотреть ещё. Но Кинбурн как вы понимаете не совсем полевое сражение. В статье же речь идёт о принципиальном отказе от линейной тактики. Т.е французы возвели всего на уровень стратегии. Что касается книжек типа науки побеждать, то это все теоретизирование. У французов этим занимался генерал Бурде задолго до Суворова.
            2. Morrrow 5 августа 2016 10:46
              Кстати, первенство к построению колонн все равно принадлежит французам. Помимо Бурде, их ещё применяли в Канаде, но это все разовые эксперименты на стратегию не влияющие. Карно же возвёл это все на уровень стратегии
  2. Morrrow 3 августа 2016 11:42
    Вот это мастерство! Любой другой уже бы погиб при такой стратегической обстановке! А Кутузов бы удрал уже не только в Ниццу, но и до Парижа бы отступал.
    1. Верден 3 августа 2016 21:12
      Цитата: Morrrow
      Вот это мастерство!

      Мастерство - бить противника, оказывающего тебе активное противодействие, имеющего серьёзное численное превосходство. В описываемом сражении нет ни того, ни другого. Вообще, без своих лучших полководцев - Ланна, Бернадотта, Моссена и даже "неаполитанского петуха" Мюрата - Наполеон стоил не так много, как пытаются представить некоторые историки.
      1. Cartalon 3 августа 2016 22:08
        угу а без Наполнена этих полководцев вообще ни кто бы знать не знал
        1. Верден 4 августа 2016 00:29
          Цитата: Cartalon
          угу а без Наполнена этих полководцев вообще ни кто бы знать не знал

          Вы бы хоть историю подучили, что ли. Моссена побеждал, когда о Наполеоне ещё никто и не слышал. Суворову проиграл, но Римского-Корсакова, тем не менее, разбил. Бернадотт, ещё до провозглашения империи, стал военным министром Франции.
          1. Cartalon 4 августа 2016 06:30
            и чем же Массена до Итальянского похода прославился и много ли военных министров Франция вы наизусть помните?
            1. Верден 4 августа 2016 16:21
              Цитата: Cartalon
              и чем же Массена до Итальянского похода прославился

              А чем до итальянского похода прославился Наполеон?
              много ли военных министров Франция вы наизусть помните?
              Бертье, Даву, Араго, Кавеньяк, Клемансо, Мажино... Достаточно, или продолжить?
            2. Morrrow 5 августа 2016 10:37
              Наполеон до Итальянского похода бескровно взял Тулон и успешно оборонял Альпы в 1795
          2. Morrrow 5 августа 2016 10:36
            Массена хорошо провёл только 1798 год. У Наполеона не только битв больше, у него даже успешных дипломатических сделок было больше, чем у Массены побед. А Ланн в итальянской кампании был полковником.
      2. Morrrow 5 августа 2016 10:17
        Прочитайте ещё раз статью. Сколько было у Вурмзера и Альвинци
      3. Morrrow 5 августа 2016 10:31
        Все эти перечисленные генералы ничего не понимали в военной науке. По крайней мере не они создали оперативное искусство, а Наполеон. Почитайте Чандлера. А про Массену и Бернадотта ничего смешнее не читал. Никакого отношения к славе Наполеона они не имеют.
  3. Riv 3 августа 2016 14:12
    Не "Массены". Андре Массена, с ударением на последнем слоге. Не склоняется.
    Riv
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня