«Этот фильм взят в качестве трофея»

«Этот фильм взят в качестве трофея»


Стержневым фактором, определившим советскую государственную политику в области женского вопроса, стали идеологическая концепция о паритетной роли женщины в обществе и экономические интересы государства в условиях роста промышленного производства и становления социалистического строя. Женщине было предложено наравне с мужчиной стать активным строителем новой жизни, осваивая многочисленные профессии, в том числе и те, которые ранее считались исконно мужскими.


Именно участие в производстве явилось решающим условием, определившим социальный статус и равенство женщины, а деятельность партийных и государственных органов была направлена на решение производственных задач, где женщина рассматривалась лишь как объект мобилизационной политики. Все это окончательно привело к формированию особой советской модели гендерного равенства, предусматривающей в первую очередь равенство физических возможностей полов.

Начавшийся процесс трансформации роли советских женщин в обществе чрезвычайно важен для изучения о точки зрения социально-культурной антропологии, поскольку женщины являлись одной их главных движущих сил этой тенденции. А также в связи с формированием в сознании и умах советских людей совершенно нового образа — «новой советской женщины», продиктованного идеологическими установками партии и внедряющегося в сознание людей всеми доступными, визуальными и вербальными средствами.

Однако в нынешней историографии проблемам отечественного кинопроизводства в годы войны отведено мало страниц. И самое обидное, что исследователи почти не изучают особую роль женщины в истории кино, которая видоизменялась в условиях военного времени.



«Великая сила искусства», «великая сила кино» — вот, без сомнения, те лозунги, которые использовала советская идеологическая пропаганда, раскрывая насущные задачи страны советским кинематографистам. Только кино как наиболее массовый и любимый населением вид искусства было в состоянии не только поднять общий дух только что освобожденного региона, но и способствовать мобилизации моральных сил всех советских людей на борьбу с грозным врагом, укреплению национального единства, воспитанию и утверждению мужества, оптимизма, активизации восстановительных работ. Вот как об этой задаче говорил Григорий Александров: «Нуждами фронта и тыла с первых дней войны жила и наша художественная кинематография. Был пересмотрен план производства художественных и документальных фильмов. Из него изъяли все произведения, которые не имели прямого отношения к теме защиты Родины».

«Что значит хорошая картина в эпоху Отечественной войны? Это прежде всего поэтическая картина, во-вторых, картина, имеющая в своей природе некоторую историческую и поэтическую доподлинность», — говорил Сергей Герасимов.

Хотя в кинопрокате на первое место в это время выдвинулась кинохроника как самый оперативный вид кино, художественные киноленты пользовались огромной зрительской симпатией. Иван Пырьев в 1945 году, оценивая художественные фильмы, снятые в годы войны, отмечал: «Картины современные, сделаны о людях и днях той великой эпохи, в которой мы живем, что еще более усугубляет достижения 1944 года. Неслучайно, например, что в театре нашем нет художественных произведений на те темы, о тех людях, о которых рассказывает большинство наших картин 1944 года: «Большая земля», «Зоя», «Жила-была девочка», «В шесть часов вечера после войны», «Родные поля», «Иван Никулин — русский матрос», «Дни и ночи», «Малахов курган». Ни в театре, ни в литературе таких произведений нет. «Нашествие» у нас в кинематографии получилось более удачным и полноценным».



У зрителей большой любовью пользовалась названная выше в цитате кинокартина «В шесть часов вечера после войны», снятая в 1944 году кинорежиссером И. Пырьевым, передающая удивительное ощущение приближающейся Победы. Народ обожал фильмы этого режиссера и блиставшую в них актрису Марину Ладынину.



В кинопрокате появились и первые трофейные ленты. Советские зрители смогли увидеть немецкую музыкальную киноленту «Девушка моей мечты» (Die Frau meiner Traume) со звездой австро-немецкой оперетты и музыкальной комедии Марикой Рекк в главной роли. Любопытный факт: в советском кинопрокате конца 1940-х — начала 1950-х годов этот фильм предваряла заставка «Этот фильм взят в качестве трофея», и он имел ограничение «Дети до 16 лет не допускаются». Оригинальность показу добавляло то, что фильм не переозвучивали, а запустили в прокат с немецкой речью, снабдив его русскими субтитрами.

Появление двух названных кинофильмов было весьма символичным. Сняты обе киноленты были в 1944 году: одна в Германии, другая — в СССР. И хотя кинорежиссеры, конечно же, не договаривались о соперничестве между собой, появление этих кинолент стало своего рода идеологическим противостоянием. Главные героини фильмов, женщины, казалось бы, имели одинаковые проблемы и переживания: о любви, о женском счастье. Но какие они разные!


Главная героиня фильма «Девушка моей мечты» Юлия Кестер (актриса Марика Рекк) стала звездой, но постоянные ухаживания назойливых поклонников заставляют её сбежать из своей вполне благополучной жизни лишь в одной шубе, накинутой на комбинацию. В конце фильма главная героиня находит всё же своё счастье, но этот путь к такому вожделенному для всех женщин счастью представлен в фильме совершенно по-иному, нежели в советских кинофильмах.

Совершенно по иному показана женская судьба зенитчицы Вари Панковой (актриса Марина Ладынина) и артиллериста Васи Кудряшова (актер Евгений Самойлов) в фильме «В шесть часов вечера после войны». Молодые люди при расставании поклялись друг другу встретиться после войны в шесть часов вечера в определённом месте. И когда эта встреча в конце фильма произошла, то все советским людям так дали знать, что жизнь и любовь — это цепь долгих и тяжких испытаний, борьбы за жизнь, за своё счастье.

Эти две женские судьбы как два антипода, как две стороны одного и того же взгляда на жизнь и на понимание того, какое место должна занимать женщина в нем. Образы главных героинь — Марики Рекк и Марины Ладыниной — тоже как бы противопоставлены. С одной стороны, достаточно легковесная, даже, может быть, немного вульгарная Юлия Кестер — актриса из ревю (разве это профессия для женщины — ремарка советской идеологической пропаганды). А с другой — образ женщины-зенитчицы Вари Панковой, смелой, мужественной, серьезной женщины, которая идёт на фронт и способна на любую (мужскую!) работу и готова умереть ради победы. Эти два образа, по замыслу советской пропаганды, должны были вызывать у советских зрителей слёзы.

В случае с Юлией Кестер — слезы сострадания за униженное положение женщины в буржуазном обществе, где она не имеет права выбора своей судьбы и жизни, не может обрести настоящую любовь. А вот Варя Панкова должна была вызывать слезы гордости: за свое мужество, зато, что в своей советской стране она свободна и вольна сама решать, как ей жить, бороться, наравне с мужчинами на фронте и добиваться своего женского счастья.

Обидно лишь одно, что в советском понимании женское счастье может прийти лишь через лишения и страдания, через силу, мужество и терпение, и этот путь тернист и тяжел. Увы, но именно в этом и заключалась истинное понимание советской модели гендерного равенства, где женщины наравне с мужчинами обладают способностью выдерживать все физические нагрузки, Именно такая, «сильная» (в первую очередь физически!) женщина и нужна была новому советскому обществу.

Однако советская идеологическая пропаганда в данном случае дала сбой. Зритель полюбил невероятно красочное немецкое трофейное кино о «сладкой» жизни. Это было именно то, чего так не хватало в военное время. Хотя можно предположить, что именно поэтому данная кинолента и появилась в советском кинопрокате. В тяжелых условиях войны и восстановления эта картина должна была стать некой отдушиной, своеобразным иллюзорным иным миром, позволяющим хотя бы на час забыть о тяготах военного времени. Женщины копировали фасоны одежды и прически главной героини, Ну, а для мужской аудитории сцена, когда актриса Рекк специально распахивала свою великолепную шубу, чтобы показать не менее великолепное бельё, стало своего рода сенсацией, ведь других «эротических» сцен в советском кино тогда ещё не было.

Совершенно иная женская история лежит в основе фильма «Она защищает Родину», ставшего шедевром киноиндустрии тех лет. Эту ленту снял режиссёр Фридрих Эрмлер по сценарию Алексея Каплера на Центральной объединенной киностудии, премьера которой состоялась 20 мая 1943 года.



Сначала зрители видят на экране картину истинного счастья женщины, которая видит смысл своей жизни в своём муже и ребёнке. Но этот смысл теряется, когда начинается война и самые близкие, обожаемые и любимые люди оказываются убитыми немецкими захватчиками, а все друзья и родные главной героини Прасковьи уходят в партизаны. Она остаётся один на один со своим горем. Кульминационный момент фильма: Прасковья наклоняется над ведром с водой и видит своё измождённое, чужое, состарившееся лицо — она от пережитого мгновенно превратилась в старуху. Потом её взгляд переносится на лежащий неподалёку топор и постепенно в её голове происходит просветление. Она находит новый смысл своей жизни в том, чтобы отомстить захватчиками за жизнь своего ребёнка, погибшего под колесами вражеского танка. Интересно, что великая русская актриса Вера Марецкая смогла передать все эти переживания с такой глубиной и ясностью, с такой силой и правдой, что не нужно было никаких слов и ненужных заштампованных фраз о мести. К Прасковье идут и другие колхозники, которые совместными усилиями стали готовиться к нападению на немецкий обоз.

Трагизм и боль пронизывают картину, а сострадание за женскую судьбу звучат как призыв ко всем советским женщинам того времени: мстить врагу за детей, за мужа, и брата, за поруганную землю, за слезы и боль потерь, утраченную любовь и надежду.

Кинематограф военных лет не так часто выбирал в качестве главных героинь женщин. Но уж если выбирал, то выполнение поставленных идеологических задач было полным. В годы войны на экраны страны вышли киноработы Виктора Эйсмонта «Фронтовые подруги» (Ленфильм, 1941 год),



«Жила-была девочка» (Союздетфильм, 1944 год),



Юлия Райзмана «Машенька» (Мосфильм, киностудия в Алма-Ате, 1942 год),



Лео Арнштама «Зоя» (Союздетфильм, 1944 год),



Леонида Трауберга «Актриса» (ЦОКС, Алма-Ата, 1943 год).



И что характерно, в большинстве своем образы женщин, которые были созданы на экранах этих кинолент, полностью отвечали всем идеологическим установкам советского государства.

Так постепенно формировался отточенный образ санитарки или партизанки, которые становятся в фильмах обязательно героинями.



Ещё один появившийся новый образ женщины, которая ждёт своего мужа в тылу, неразрывно связан со знаменитым стихотворением Константина Симонова «Жди меня».

Разрыв с довоенной традицией был окончательно закреплен в кинематографе военных лет.

Со своей задачей советский кинематограф военной поры справился. Создатели практически всех кинофильмов (за исключением ленты «Актриса» — возможно, здесь сыграло роль то, что главная героиня фильма — певица оперетты) были удостоены Сталинских премий.

Однако искусство — не настоящая жизнь, и во многом люди хотят видеть несколько иллюзорный мир, то есть готовы обманываться. Но этот визуальный обман, как ни жёстко это звучит, должен быть совершён по всем правилам. Иначе зрители не поверят в такое кино, а уж если поверили, то обычно они говорят: «Это — хорошее кино». Но всматриваясь в черно-белые кадры фильмов о войне, можно наблюдать за тем, как люди и сегодня, по прошествии стольких лет после войны, продолжают переживать за нелегкие женские судьбы военного лихолетья. И слезы по-прежнему наворачиваются на глаза у зрителей, а сердце сжимается в груди, когда на экранах предстают образы простых женщин военной поры, их нелёгкие женские судьбы. Женские образы из фильмов периода войны, хотя и подверженные идеологическим штампам и установкам той эпохи, — это уже не игра, это настоящие исторические свидетельства сурового военного времени.

Именно поэтому, даже если историй героинь вымышлены, фильмы о том военном времени несоизмеримо обладают высочайшей культурной и духовной ценностью. С огромной убедительностью режиссёры и актёры смогли передать неповторимый колорит времени, надежды и горести простых людей, которые смогли с честью пережить тяжелейшее испытание выпавшее на долю их поколения. И нельзя переоценить художественную ценность данных киноработ, поскольку война задела практически каждую семью, каждого человека в нашей стране, и поэтому при создании таких художественных фильмов на режиссёров ложилась огромная ответственность показать военному поколению его же войну со всей правдивостью.

Конечно, советская эпоха и военное время обладали своими характерными идеологическими штампами и установками. Но бесспорно одно: борьба за жизнь — глубочайшая и важнейшая тема творчества. А женские образы в кинематографе военной эпохи — это дань памяти и уважению тому подвигу, который совершили женщины в годы войны.
Автор:
Полина Ефимова
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

17 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти