Повышение живучести советских войск в наступательных операциях Отечественной войны



Обеспечение живучести войск в период Второй мировой войны имело значительное влияние на успех ведущихся боевых действий. Это одна из важнейших и достаточно сложных проблем военного искусства, роль ее еще более выросла с появлением ядерного и высокоточного оружия.


В широком понимании живучесть - это способность войсковых формирований сохранять и поддерживать свою боеспособность и продолжать выполнение боевых задач при активном противодействии противника. Во Второй мировой основными путями достижения высокой живучести войск являлись: улучшение технического оснащения войск, повышение боевых качеств техники, оружия (прочность конструкции, износоустойчивость, неуязвимость от огня, приспособление к местности и др.) и эффективного их боевого использования; совершенствование организационно-штатной структуры войсковых формирований; развитие искусства организации и ведения боевых действий и операций; улучшение видов боевого обеспечения; своевременное восполнение потерь; воспитание личного состава; обучение командиров, штабов и войск.

Техническое оснащение - это совокупность мероприятий, направленных на создание и обеспечение войск новой боевой техникой и вооружением, обладавших лучшими огневыми возможностями, маневренными качествами, повышенной устойчивостью к воздействию различных средств поражения и надежной защитой личного состава. В годы войны, наши ВС обладали вооружением, большей частью, находящимся на уровне лучших мировых образцов. Немалую роль в достижении высокой живучести техники и вооружения сыграло умелое осуществление мер защиты их личного состава. Это достигалось, например, путем совершенствования броневой защиты танков от поражения снарядами, сокращением удельного веса легких танков, а также оснащением войск различными самоходно-артиллерийскими установками. Известно, что техника и оружие лишь создают материальные возможности для достижения высокого уровня живучести войск. Чтобы превратить их в действительность, нужны большие усилия и умение воинов, непосредственно применяющих оружие и технику в бою. Отечественная война дала много примеров тому, как искусное владение воинами техникой позволяло нашему танку или противотанковому орудию уничтожать 3-4 танка, а самолету обивать 2-3 машины противника. Именно так 4-я танковая бригада полковника М.Е. Катукова нанесла в октябре 1941 года под Мценском поражение противнику, имевшего многократное превосходство в силах. Имея 56 танков и искусно применяя засады, они уничтожили 133 танка и 49 орудий врага и на несколько дней остановили продвижение на Москву двух германских танковых дивизий. В современных условиях глубокое освоение новой боевой техники и эффективное использование ее боевых возможностей имеют еще более возросшее значение для повышения живучести войск. Что, к сожалению, сейчас, при переходе на 12 месячный срок службы для солдат-срочников, не всегда может быть достигнуто.



Живучесть предполагает наличие рациональной организационно-штатной структуры (ОШС) войсковых частей и соединений. Военный опыт показал, что основными направлениями совершенствования ОШС являлись: повышение огневой и ударной мощи и маневренных возможностей войсковых формирований; повышение возможности продолжать боевые действия при наличии значительных потерь, создание устойчивых органов управления. Важно отметить целесообразное соотношение личного состава в боевых, обслуживающих и тыловых подразделениях.

Унификация и качественное улучшение ОШС войсковых формирований различных родов войск стали основой для разработки и использования новых, усовершенствованных способов ведения наступательного боя (операции), способствовавших снижению потерь наших войск и повышению их живучести в бою.

Развитие организационной структуры проследим на примерах стрелковых, бронетанковых и механизированных войск и артиллерии. В стрелковых войсках оно шло по пути наращивания их огневой мощи, ударной силы и маневренности. По личному составу, например, стрелковая дивизия сократилась почти наполовину, но значительно увеличилось количество огневых средств: минометов к июлю 1942 года, в сравнении с тем же месяцем 1941-го - более чем вдвое - с 76 до 188, артиллерийских орудий соответственно - с 54 до 74, автоматов - с 171 до 711 и пулеметов - с 270 до 449. Дивизия получила на вооружение 228 противотанковых ружей. В результате ее огневая мощь значительно возросла. Если в июле 1941-го дивизия производила из своего штатного стрелкового оружия Л 40 450 выстрелов в минуту, то в июле 1942 года - 198470. Вес артиллерийского залпа за этот же период возрос с 348 кг до 460, а минометного - более чем втрое - с 200 кг до 626.

Все это уже в тот период времени позволило стрелковой дивизии успешно бороться с вражескими огневыми средствами и живой силой, снижая его огневую мощь и сохраняя на более длительное время свою живучесть. В декабре 1942 года в РККА был введен единый штат для стрелковых дивизий. В третьем периоде войны на основе возросших экономических возможностей и приобретенного опыта он вновь претерпел изменения. В итоге вес артиллерийско-минометного залпа дивизии увеличился к концу 1944 года в сравнении с июлем 1942-го с 1086 до 1589 кг, а в конце войны он достиг 2040 кг. Одновременно с этим повысилась подвижность и маневренность дивизии.

В интересах лучшего руководства войсками к концу 1943 года был в целом завершен процесс восстановления корпусной организации стрелковых войск. Одновременно улучшилась структура общевойсковых армий. Все это позволяло им сохранять живучесть и длительное время вести наступление.
Большие изменения произошли в военные годы в организации войсковых соединений бронетанковых и механизированных войск. Опыт первых советских наступательных операций 1941-1942 годов настоятельно подтвердил необходимость наличия крупных танковых соединений, которые способны стремительно действовать во вражеской оперативной глубине и являются малоуязвимыми от огня неприятельской артиллерии и авиации, т.е. длительное время сохранять боеспособность.

Весной 1942 года в РККА началось формирование танковых корпусов, а с осени - механизированных. К осени были созданы 4 танковые (1, 3, 4 и 5-я) армии смешанного состава. Однако вследствие того, что стрелковые дивизии, обладавшие меньшей, чем танковые соединения, подвижностью, отставали в ходе боевых действий от них, боевые возможности советских танковых армий снижались. К тому же затруднялось управление войсками.

Повышение живучести советских войск в наступательных операциях Отечественной войны


Важную роль в увеличении маневренности, ударной силы и повышении на этой основе живучести танковых армий сыграла унификация их организационно-штатной структуры, предполагавшая создание однородных танковых армий путем включения в их состав, как правило, 2-х танковых и 1-го механизированного корпуса, а также самоходно-артиллерийских, истребительно-противотанковых, зенитных, минометных, инженерных и тыловых частей. Располагая средствами огневой поддержки и прикрытия главных сил с воздуха, танковые армии указанной организации приобрели большую самостоятельность и боеспособность. К летней кампании 1943 года было закончено формирование пяти танковых армий, имеющих однородный состав, а в январе 1944-го и шестой.

Развитие и совершенствование организационной структуры артиллерии также влияло на повышение живучести войск. От надежности подавления и уничтожения противника огнем во многом зависело снижение степени его противодействия нашим наступающим войскам и уменьшение их потерь. В ходе войны, начиная с конца 1941 года, шел непрерывный процесс увеличения количества и улучшения качества орудий, минометов, а также совершенствовалась организационная структура войсковой артиллерии. К декабрю 1944 года общее число стволов орудий и минометов в дивизии, в сравнении с июлем 1941-го, возросло со 142 до 252. Наличие в составе дивизий значительного количества штатной артиллерии обеспечивало боевым действиям стрелковых полков надежную поддержку. В штаты стрелковых корпусов ввели артиллерийский полк (бригаду), полк реактивной артиллерии (М-13) и зенитный дивизион.


К апрелю 1943-го была организована армейская артиллерия, куда вошли пушечный, истребительно-противотанковый, минометный и зенитный артполки, а в 1944-м - армейские пушечные артиллерийские и истребительно-противотанковые бригады, зенитные артиллерийские дивизии. Таким образом, насыщение артиллерией стрелковых дивизий, корпусов и общевойсковых армий повышало их огневую мощь, увеличивало живучесть в боях и операциях.

Еще большие изменения прошли в артиллерии РВГК. В начале войны она состояла из дивизионов и полков и насчитывала до 8% от общей численности артиллерийских средств. Осенью 1942 года начался процесс укрупнения артиллерийских формирований РВГК путем создания артиллерийских дивизий, гаубичных, артиллерийско-противотанковых бригад и тяжелых гвардейских минометных полков, а с апреля 1943 и артиллерийских корпусов. В итоге к 1944 году в нашей армии насчитывалось 6 арткорпусов, 26 артдивизий и 20 отдельных артиллерийских бригад, 7 гвардейских минометных дивизий, 13 гвардейских минометных бригад и 125 гвардейских минометных полков. Если до зимы 1941-го было сформировано 49 истребительно-противотанковых полков, то к началу 1944 года - 140. Одновременно с этим было развернуто 40 новых истребительно-противотанковых артбригад. К завершению 1943 года общее их число достигло 508. К 1945 году артиллерия РВГК составляла практически половину артиллерии Сухопутных войск.



Сосредоточение значительного количества артиллерийских стволов на главных направлениях увеличило надежность подавления и уничтожения неприятельских группировок, в особенности их огневых средств. В итоге наши наступающие войска несли меньшие потери, что значительно увеличило их живучесть, позволило сократить сроки прорыва вражеской обороны и вести стремительное наступление.

Повышению живучести войск в большой степени способствовало также развитие организационной структуры и боевых возможностей авиации. Если ранее она распределялась по фронтам и общевойсковым армиям, то с 1942 года стала объединяться в воздушные армии, подчиненные командующим войсками фронтов. Одновременно началось формирование авиационных корпусов РВГК. Был произведен переход от соединений смешанного состава к однородным: истребительным, штурмовым и бомбардировочным. В результате повысились их боевые и маневренные возможности, облегчилась организация взаимодействия с наземными соединениями. Массированное применение авиации в нужном районе привело к усилению поражения группировок противника, снижению его сопротивления наступавшим соединениям и объединениям, а в результате, к уменьшению потерь и повышению живучести наших войск.

Также в годы войны была усовершенствована и организационная структура частей и соединений противовоздушной обороны. Они получали на вооружение в возрастающих количествах новые зенитно-артиллерийские орудия, зенитные пулеметы и радиолокационную технику, что в итоге улучшало прикрытие наземных войск от вражеских авиаударов, снижало потери среди бойцов, техники и способствовало повышению боеспособности общевойсковых формирований.

Большое влияние на повышение живучести войсковых формирований имело искусство организации и ведения боя и операции. В подготовительный период важную роль играло умелое размещение элементов боевого порядка (оперативного построения) войск, пунктов управления, органов тыла и материально-технических средств. Ход войны подтвердил тот факт, что построение войск в боях и операциях должно всемерно способствовать осуществлению важнейшего принципа военного искусства - сосредоточению усилий в решающем месте в требуемый момент, и проводиться в соответствии с условиями сложившейся обстановки, особенно с учетом характера вероятного воздействия противника, емкости операционного направления и содержания, выполняемых войсками задач.

Одним из основных мероприятий по повышению живучести является фортификационное оборудование районов расположения войск, пунктов управления и тыла. В годы войны большое развитие получило инженерное оборудование и маскировка исходных районов для планируемого наступления. Создавалась разветвленная сеть траншей и ходов сообщения, которые обеспечивали сохранение войск перед началом наступления.



Важную роль для живучести войск играло повышение устойчивости пунктов управления и связи, защита их от разведки и поражения неприятелем. Это достигалось при помощи целого комплекса мероприятий: создания работоспособных штабов и иных органов полевого управления и резервных средств связи; укрытого размещения, надежной охраны и обороны пунктов управления; тщательной маскировки и строгого соблюдения установленного режима работы радиосредств.

Чтобы ввести врага в заблуждение относительно расположения истинных пунктов управления, развертывались ложные пункты. Оперативная маскировка, как известно, призвана путем обмана врага затруднить ему обнаружение и нанесение ударов силами авиации и артиллерии по важнейшим объектам. Одним из ее эффективных способов, как показал опыт войны, являлось создание и содержание сети ложных позиций, прежде всего, артиллерии и зенитных средств, ложных районов расположения (сосредоточения) войск с широким использованием в них имитационных комплектов боевой техники, показом работы ложных радиостанций и действий войск. Широко применялись дезинформация противника, ложные перегруппировки, демонстрационные действия и другие оперативно-тактические мероприятия. В Шяуляйской операции (октябрь 1944 года), например, командование 1-го Прибалтийского фронта произвело в короткие сроки скрытую перегруппировку четырех общевойсковых, двух танковых армий, 2-х танковых и одного механизированного корпусов в район Шяуляя. В целях создания правдоподобной картины, сосредоточения крупных группировок войск на направлении ложного удара, в район Елгавы были перегруппированы части 3-й ударной и 22-й армий. В результате основные силы группы армий «Север», в том числе три танковых корпуса германских войск, сконцентрировались на направлении ложного удара, что обеспечило успешное проведение операции. Аналогичных примеров в годы войны можно найти немало.

Особый интерес представляет вопрос о влиянии искусства ведения операций на живучесть войск. Сущность этой взаимосвязи в том, что более совершенное искусство ведет к сохранению сил и возможностей войск и является существенным условием претворения в жизнь намеченных замыслов и выполнения оперативных задач. Особенно наглядно это продемонстрировано в операциях по прорыву неприятельской обороны, наращиванию усилий войск и осуществлению маневра имеющимися силами и средствами в период наступательных действий. При прорыве сплошной позиционной обороны противника войска несли наибольшие потери, что резко снижало их боеспособность, а, следовательно, и живучесть. Поэтому большое значение приобрели поиски наиболее эффективных методов прорыва неприятельской обороны и форм оперативного маневра, главным образом, посредством артиллерийского, авиационного и танкового ударов, а также быстроте продвижения пехоты.

Тяжелые условия начала войны, потери РККА в боевой технике снизили ударную силу и мобильность наших соединений и объединений. Попытки провести наступление на превосходящего в силах противника с ходу и на широком фронте, предпринятые в 1941-ом, успеха не имели. Это требовало нового подхода к ведению наступления. Опыт войны показал, что для его организации необходимо создавать, как минимум, тройное превосходство над врагом, детально планировать огневое поражение противника, сопровождать огнем наступавшие соединения на всю глубину прорыва.

Во время контрнаступлений под Москвой стала более отчетливо просматриваться идея нанесения главного удара фронта двумя-тремя армиями, однако высокое массирование сил и средств в районе участка прорыва еще не было достигнуто. Это объяснялось ограниченными сроками подготовки контрнаступления в трудных зимних условиях, затрудняющих проведение фронтовых перегруппировок и вывод войск на благоприятные направления. Идея сосредоточения усилий на одном направлении стала находить практическое воплощение в армейских операциях. Так, командующий 31-й армией генерал В.А. Юшкевич нанес удар на узком участке (6 км) силами трех из пяти дивизий. Примерно так же на Западном фронте поступили генерал-лейтенанты В.И. Кузнецов и К.К. Рокоссовский.



Для развития тактического успеха в оперативный период проведения операции стали создаваться армейские подвижные группы (по ПУ-43 г. они именовались эшелонами развития успеха). И хотя подвижные группы были малочисленны и состояли из войск, имевших различные скорости передвижения, все же их проникновение в глубину увеличивало темп наступления, сокращались потери, повышалась живучесть войск.

Наиболее ощутимо искусство организации и осуществления прорыва повлияло на повышение живучести войск в контрнаступлении под Сталинградом, где принцип массирования сил и средств проявился в форме сосредоточения усилий двух-трех армий и имеющихся фронтовых средств на выбранных для прорыва направлениях. Благодаря массированию сил и средств против слабых участков неприятельской обороны, удалось создать достаточно высокую плотность войск и выгодное соотношение: по пехоте 2-3:1, по артиллерии 3-4:1, по танкам 3:1 и более. Группировки, созданные на основных направлениях, обладали сильным первоначальным ударом и могли развивать наступление. Эта операция достаточно полно описана в статьях и книгах, поэтому отметим лишь, что к концу первого дня (19 ноября) стрелковые дивизии смогли продвинуться на 10-19 км, а танковые корпуса на 26-30 км, и на пятый день (23 ноября) вышли в район Калач, Советский, закрыв «котел» для 22 германских дивизий и 160 отдельных вражеских частей.



Начиная с лета 1943 года, условия прорыва обороны противника усложнились в связи с ростом ее глубины, возрастанием плотности войск и инженерных заграждений. Враг перешел от очаговой к сплошной, глубоко эшелонированной обороне. Для успешного ведения наступления и сохранения живучести войск потребовалось изыскивать более совершенные способы осуществления прорыва. Решение этой задачи шло по нескольким направлениям. Эшелонировались боевые порядки соединений и частей, создавались более высокие артиллерийские плотности, увеличивалась продолжительность артподготовки и сила авиаударов по объектам в тактической глубине. Особое значение для повышения живучести войск, осуществлявших прорыв обороны, сыграл переход к более мощной поддержке атаки методом одинарного огневого вала. Важным мероприятием, способствующим снижению потерь и повышению темпов продвижения войск, явилось широкое использование огня орудий сопровождения, особенно САУ, для уничтожения в ходе прорыва уцелевших противотанковых орудий и неприятельских огневых точек. Это позволило не отвлекать танки для борьбы с вражескими противотанковыми средствами, и обеспечило возможность более успешно громить очаги сопротивления, мешавшие наступлению пехоты.

Во втором периоде войны увеличение глубины и прочности тактической зоны неприятельской обороны очень остро обозначило проблему завершения прорыва обороны и дальнейшего развития наступательных действий в оперативную глубину. В ходе ее решения стремились найти новые способы. Если под Сталинградом развитие тактического успеха в оперативный производилось вводом в сражение подвижных групп армий, то под Курском - подвижных групп фронтов, включавших одну-две танковые армии.

Одним из условий, способствовавших успешному прорыву неприятельской обороны и повышению живучести войск в третьем периоде войны стало дальнейшее совершенствование подготовки наступления силами авиации и артиллерии. Время артиллерийской подготовки уменьшилось до 30-90 минут, а эффективность возрастала за счет количества огневых налетов и плотности огня. Увеличилась глубина ее проведения. Например, в 27, 37, 52-ой армиях, в период Ясско-Кишиневской операции она достигала восьми километров. В Висло-Одерской операции большинство армий подавляли противника в пределах всей первой полосы обороны, а наиболее важные объекты и на второй. Поддержка атаки производилась одинарным и двойным огневым валом.

В Берлинской операции артподготовка проводилась на глубину 12-19 км, а артиллерийская поддержка огневым валом возросла до 4 км, т.е. захватывала первые две позиции. Новым важным мероприятием, способствовавшим сохранению своих сил и успешному прорыву, стало артиллерийское наступление ночью.



В третьем периоде войны возникла необходимость обеспечивать живучесть войск при отсутствии оперативных пауз между операциями, когда на решение задач в первой из них расходовалось значительная часть сил и средств, а времени для их восстановления было очень мало. Все это потребовало лучшего планирования боевых действий. Первые и последующие наступательные операции стали более тесно увязываться между собой. Повышению живучести сухопутных войск способствовало завоевание нашей авиацией господства в воздухе. На это расходовалось до 40% всех самолетовылетов. Резко возросла также плотность бомбовых ударов при проведении авиационной подготовки атаки. Если в операциях 1943 года она не превышала 5-10 тонн на 1 кв. км, то в 1944-1945 годах она достигала уже 50-60 тонн на 1 кв. км, а порой и больше; в Берлинской операции - 72, а во Львовско-Сандомирской операции - 102 тонны на 1 кв. км.

В период наступления наши войска успешно отражали контрудары противника. Этому способствовало глубокое построение армий, создание мощных подвижных отрядов заграждения и артиллерийско-противотанковых резервов, в составе которых, кроме противотанковой артиллерии, были САУ и танки. Искусство отражения контрударов заключалось также в организации более четкого взаимодействия между войсками армии в осуществлении маневра силами и средствами с не атакованных участков, привлечении авиации к ударам по основным силам контрударной группировки. Так было, к примеру, в ходе отражения немецких контрударов 65-й и 28-й армий, в ходе второго этапа Белорусской операции и войсками 2-го и 3-го Украинских фронтов - в Будапештской операции. Особое значение имело стремительное наращивание усилий наступающих войск и выход в тыл и на фланги контратакующих группировок. Таким образом, умелое отражение контрударов противника приводило к сохранению боеспособности и повышению живучести войск для преследования и уничтожения отступающего врага.

Большое влияние на повышение живучести общевойсковых формирований в 1944-1945 годах играло искусное использование танковых армий в роли подвижных групп фронтов. Они наносили глубокие массированные удары, умело осуществляли маневр по обходу крупных группировок и сильно укрепленных районов, с ходу преодолевали промежуточные рубежи и водные преграды и т. д. Их успешные действия в оперативной глубине помогали общевойсковым армиям без больших издержек добиваться поставленных целей.

Примером могут служить действия 2-й гв. танковой армии в Восточно-Померанской операции. Ведя наступление, армия столкнулась с упорным сопротивлением фашистов в районе Фрайен-вальде, Мариенфлесс. Тогда, прикрывшись на этом фронте частью сил, главными силами - 9-м и 12-м гв. танковыми корпусами, используя успех 3-й ударной и 1-й гв. танковой армий, она 2 и 3 марта осуществила обходной маневр. В результате армия, не потеряв ни единого танка, овладела 5 марта городом Наугард, вышла в тыл крупной фашистской группировки, оказывавшей сопротивление 61-й армии, и способствовала ее разгрому. Хорошо известен также успешный маневр 3-й гв. танковой армии в тыл силезской группировки противника в январе 1945 года.

Как видим, в годы войны проблема сохранения живучести войск решалась целым комплексом взаимосвязанных факторов. Это обеспечивало боеспособность соединений и объединений и давало им возможность вести длительное время непрерывные бои и операции.

Источники:
Лотоцкий С., и др. История войн и военного искусства. Воениздат, 1970, с. 393-399.
Группа авторов. Операции Советских Вооруженных Сил в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг., т. IV. М.: Воениздат, 1958. С. 149-157.
Радзиевский А. Танковый удар. М.: Воениздат, 1977. С. 84-99, 146-153.
Радзиевский А. Пути достижения живучести войск в наступательных операциях. // Военная мысль. 1977. №6. С. 14-23.
Светлишин Н. Войска ПВО страны в Великой Отечественной войне. М: Наука, 1979. С.213-245
Автор:
Инженер-технарь
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

33 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти