Последняя попытка спасти империю Романовых

Последняя попытка спасти империю Романовых Программа П. А. Столыпина не исчерпывалась коренными реформами русской деревни. Большое значение имели меры, направленные на улучшение быта рабочих, введение государственного страхования. Для Столыпина было очень важным, чтобы, попадая из деревни в город, работник сразу попадал в нормальную среду, устраивался в ней. Поэтому большое внимание уделялось мерам, направленным на улучшение благосостояния рабочих, на защиту их прав, чтобы не было притеснений со стороны работодателей.

В результате многие квалифицированные рабочие затем вспоминали годы перед войной как благословенные времена. Так возник миф о прекрасной жизни рабочего класса «при царе» (он касался квалифицированной, малочисленной верхушки этого класса).


Также Пётр Аркадьевич работал над реформой местного самоуправления, реформой судебной системы, развитием земства в западных губерниях. Все они были нацелены на защиту личных прав граждан, их собственности. Граждане Российской империи получали права защищать своё мнение, свои права, собственность. В эти реформы входили законы о свободе вероисповедания и неприкосновенности личности, об отмене стеснений прав для отдельных категорий граждан. Фактически была провозглашена свобода веры, что имело большое значение для России, где притесняли староверов и ограничивали евреев.

Столыпин понимал, что эти два отдельных «мира» — староверов и евреев, грозят взорвать страну. В частности, многие ущемлённые в своих правах молодые евреи шли в революционные партии, и их процент среди революционеров был весьма высок. Как отмечал сам Столыпин: «…стоит поставить вопрос об отмене в законодательном порядке некоторых едва ли не излишних ограничений в отношении евреев, которые особенно раздражают еврейское население России и, не внося никакой реальной пользы для русского населения, […] только питают революционное настроение еврейской массы» (Коковцов В. Н. Из моего прошлого. Воспоминания 1903—1919 гг. Кн. 1. — М.: Наука, 1992). В схожем положении были и староверы, которые упорным трудом создали национальный капитал и финансировали революционное движение в стране.

Таким образом, Столыпин хотел «умиротворить» две социальные группы, которые были революционно настроены по отношению к империи Романовых. Направить их огромную энергию, накопленную за большое время, в созидательное, мирное русло, а не на революцию, как это произошло в реальности.

Кроме того, Столыпин пытался уничтожить «плацдарм революции» в Финляндии и русифицировать Великое княжество, сделать частью единой империи. Великое княжество Финляндское являлось особым регионом Российской империи и имело широкую автономию от центральной власти, чем и воспользовались революционеры. Столыпин отмечал 5 мая 1908 года: «революционеры, перешедшие границу, находили себе в Финляндии, на территории русской империи, самое надёжное убежище, гораздо более надёжное, чем в соседних государствах, которые с большой охотой приходят в пределах конвенций и закона на помощь нашей русской полиции». В 1908 году он добился того, чтобы финляндские дела, затрагивающие интересы России, рассматривались в Совете министров. 17 июня 1910 года царь Николай II утвердил разработанный правительством Столыпина закон «О порядке издания касающихся Финляндии законов и постановлений общегосударственного значения», которым значительно урезалась финляндская автономия и усиливалась роль центральной власти в Финляндии.

Таким образом, важнейшими делами Столыпина во внутренней политике стали аграрная реформа, комплекс реформ, которые должны были снять внутренние социальные и национальные противоречия, установить гражданский мир, усилить русификацию национальных окраин. В центре всех реформ была аграрная реформа, которая должна была решить главную и старую проблему России — крестьянский вопрос. Столыпин понимал, что без коренного переворота в крестьянской массе (основной части населения империи), в основном носителе русской «матрице»-культуре, империю Романовых не спасти, не вернуть её на собственный цивилизационный путь (проект Святой Руси, Града Китежа). Крестьяне должны быть заинтересованы в развитии империи, что придаст России новый импульс в политике, культуре и хозяйстве.

Также Столыпин проявил понимание Большой Игры. Он выступил главным противником союза России с Францией, и особенно Англией, нашим давним врагом. Пётр Аркадьевич понимал, что интересы России и Англии расходятся самым коренным образом. Британцы были нашими главными геополитическими противниками и в Европе, и в Азии, постоянно натравливая на нас соседей. Они часто использовали русских как «пушечное мясо», решая свои стратегические задачи. В частности, во время войн с Наполеоном. В начале XX столетия британцы пытались стравить русских с германцами. Германская империя, показывая удивительные результаты в развитии экономики и вооруженных сил (особенно флота), бросала вызов Британской империи. Германские товары теснили английские по всему миру, а германский флот в будущем мог стать сильнее британского. В Лондоне опасались, что Германия возглавит Европу. Поэтому Англия стала поддерживать антигерманский настрой Франции, которая жаждала реванша за поражение 1870-1871 гг. А Франция имела союзный договор с Россией. При союзе русских с англичанами и французами распад Европы на два враждебных блока и серьёзное столкновение между ними становились неизбежными. Таким образом, Западная Европа быстро шла к большой войне.

России же в её состоянии ввязываться в такую войну было категорически нельзя. Гораздо разумнее было найти общий язык с Германией. Германская империя была нашим важнейшим торговым партером, рынком сбыта сельскохозяйственной продукции и источником технологий, оборудования, машин. Кроме того, Берлин во время схватки России с Японией явно проявлял знаки внимания, выказывал готовность к дружбе и стратегическому союзу. Такая ось, Берлин — Петербург, решала самые главные стратегические задачи. Во-первых, Англии и Франции труднее было развязать большую войну. Лишившись русского «пушечного мяса», французские и британские стратеги сто раз подумали, а стоит ли начинать войну с мощным Вторым рейхом?

Во-вторых, Россия получала мощный тыл в Западной Европе и могла бы занять внутренними проблемами, делами на Востоке. Если бы Российская империя избежала ловушки большой войны, она выиграла время, о котором говорил Столыпин: «Дайте государству 20 лет покоя внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России».

Таким образом, Пётр Аркадьевич был жестким сторонником мирной линии во внешней политике. Россия должна была изо всех сил избегать втягивания в большие конфликты, выигрывая время для внутреннего укрепления и преобразования, занимаясь подавлением вируса революции, своим хозяйством и населением. С учётом груза накопившихся за время правления Романовых проблем, большая война для империи была самоубийством. Столыпин это отлично понимал. Как и стремление хозяев Запада любой ценой втянуть Россию в такую войну, столкнуть с Германской империей, и решить за счёт русских и немцев свои проблемы, уничтожить главных геополитических конкурентов.

Летом 1911 года Столыпин провидчески отмечал: «…Англия… считая себя первой державой мира и стремясь к тому, чтобы всегда играть первую скрипку в международном концерте, вне всякого сомнения, боится того, чтобы Россия, постоянно улучшая своё экономическое и военное положение, не помешала бы ей в её колониальной политике. Больше всего Англия боится того, чтобы Россия не проникла в Индию, хотя Россия не имеет никаких желаний захватить Индию… Англия не может не чувствовать, что эксплуатация таких стран, как Индия и другие, рано или поздно может закончиться, и тогда она не только не будет играть первой скрипки… но и перестанет быть той великой империей, каковой является в данное время. Поэтому Англия больше всех ненавидит Россию и будет искренне радоваться, если когда-нибудь в России падет монархия, а сама Россия не будет больше великим государством и распадётся на целый ряд самостоятельных республик… Ни любви, ни уважения во Франции к России нет, но вместе с тем Франция, ненавидя и боясь Германии, совершенно естественно стремится к тому, чтобы быть связанной с Россией военными союзами и договорами» (С. Рыбас. Столыпин. М., 2009).

Всё произойдёт, как и предполагал Пётр Аркадьевич. В Первую мировую войну наши «партнеры» — англичане и французы, будут использовать русских как «пушечное мясо», воевать с немцами «до последнего русского солдата». Когда в войне наметится стратегический перелом, французы и британцы, которые с самого начала не собирались делиться с Россией плодами общей победы, поддержат революционный порыв верхушки Российской империи («февралистов»), которые свалят самодержавие. Затем западные «союзники» поддержат развал Российской державы на массу новых «самостийных» государств в 1917-1918 гг., и только большевики сорвут замыслы хозяев Запада по полному раздроблению и уничтожению русской цивилизации.

Поэтому Столыпин выступал за разумный союз с Германией, чтобы Россия, удерживая позиции на Западе, внутренне укреплялась и шла на Восток, туда, где могли продавать свои товары. Простор для деятельности был огромным — Персия, Монголия, Корея, Китай, Япония и т. д. Столыпин был приверженцем русской национальной политики на мировой арене. Он не хотел, чтобы русских использовали как «пушечное мясо».


Однако последняя попытка спасти империю Романовых провалилась. У Столыпина не было исторического времени, ему мешали как революционеры, либералы, масоны, так и консерваторы. И главное — Пётр Аркадьевич выступил против самой логики развития проекта «Третий Рим». Он пытался спасти общество, которое уже не могло, да и не желало спасаться. Более того, основные движущие силы империи — прозападная правящая верхушка (политическая, военная, административная, финансово-промышленная элита), русская буржуазия, как прозападная, так и национальная (старообрядцы), либеральная интеллигенция, крестьянство, революционеры и националисты всех мастей, выступили против самодержавия. Столыпин в России выступил как «один в поле воин». Он сделал многое, но спасти империю не мог.

Пётр Столыпин ещё мог некоторое время оттягивать неизбежное. Для этого необходимо было удержать Российскую империю от вступления в войну против Германии. Это был шанс. Однако хозяева Запада также всё отлично видели и понимали. Столыпина устранили. Его не раз пытались убить, но судьба хранила великого русского государственника. 1 сентября 1911 года террорист смертельно ранил Столыпина. 4 сентября Пётр Аркадьевич скончался.

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

109 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти