Сражения при Сохочин-Колозомб и Чарново

Наступление французской армии

Перед первым столкновением с французской армией армия Каменского располагалась на следующих позициях: корпус Беннигсена у Пултуска, корпус Буксгевдена у Остроленки, корпус Эссена у Бреста, и прусские войска Лестока у Страсбурга. Русские авангарды стояли: графа Остермана у Чарнова, Барклая де Толли у Сохочина и Колозомба, и Багговута у Зегрже.

7 декабря 1806 года французский император Наполеон Бонапарт прибыл в Варшаву, 9 декабря — французские войска начали общее движение. Наполеон решил окружить и уничтожить русскую армию в районе Голымина (северо-западнее Пултуска), где, по ошибочным данным французской разведки, она находилась. Исходя из этого замысла, левое крыло французской армии, корпуса Бернадота и Нея, сводный кавалерийский корпус Бессьера, двинулось от Торна к Страсбургу, чтобы отрезать прусские войска от русских, а затем атаковать правый фланг и тыл русской армии. Центр, пехотные корпуса Сульта и Ожеро, двигались от Плоцка к Сохочину и Колозомбу. Правое крыло с самим Наполеоном, корпус Ланна, гвардия и кавалерия Мюрата, двинулось из Варшавы к Чарнову.


Барклай де Толли доложил о движении противника от Плоцка. Русский главнокомандующий Каменский решил выбить корпуса Ожеро и Сульта за Вислу. Он приказал корпусу Беннигсена идти от Пултуска к Сохочину и Колозомбу, переправиться через Вкру и атаковать врага. Корпус Буксгевдена делился на две части: 5-я и 7-я дивизии Тучкова и Дохтурова шли из Остроленки к Вкре и составляли правое крыло Беннигсена; 8-я и 14-я дивизии Эссена 3-го и Анрепа направлялись левым берегом Нарева к Попову, чтобы охранять левое крыло армии и территорию между Бугом и Наревом. Корпусу Эссена 1-го приказали выступить из Бреста и установить связь с дивизиями Эссена 3-го и Анрепа. Движение наших войск началось 10 (22) декабря.


Источник карт: А. И. Михайловский-Данилевский. Описание второй войны императора Александра с Наполеоном, в 1806 и 1807 годах

Первые бои. Дело при Сохочине

Вечером 10 декабря казачьи дозоры отряда Барклая перешли с правого берега Вкры на левый, и передовые отряды французских корпусов Сульта и Ожеро вышли к реке. Наши войска разрушили переправы, у Колозомба соорудили редут. Здесь стояли 3-й егерский полк и 2 эскадрона Изюмского гусарского полка Лошкарева и Глускова. Командовал сам Барклай де Толли. У Сохочина расположился 1-й егерский полк Давыдовского и 3 эскадрона гусар под началом майора Потапова. Тенгинский мушкетерский полк Ершова располагался в лесу между Колозомбом и Сохочиным.

Утром 11 декабря французская пехота начала переправу на плотах. Русские егери открыли огонь и отбили первую атаку. Пополнив передовые подразделения, французы снова попытались форсировать реку. Вторую атаку также отбили. Ожеро организовал третью атаку и одновременно двинул часть войск на правый фланг, чтобы зайти за левое крыло русского отряда. Французы форсировали реку в месте, где не было наших войск, начали строить мост. Здесь же на другой берег переплыла часть французской конницы. Эскадрон наших гусар под началом поручика Глускова смял первые ряды противника. Однако остановить врага не было возможности. Все больше французской пехоты и конницы переходило на наш берег.

Барклай приказал егерям отходить, такой же приказ получил Давыдовский у Сохочина. Наши войска стали отходить к Новемясто. Французы атаковали редут и захватили 6 орудий, первые свои трофеи в этом походе. Французы попытались окружить Тенгинский полк, который сначала вел огонь, не давая французам причалить к нашему берегу, а затем двинулся к Сохочину, чтобы соединиться с Давыдовским. Однако тенгинцы с ружьями наперевес, с музыкой и барабанным боем, опрокинули противника и прорвались к своим.

В это время егеря Давыдовского также отбивали атаки французских войск. Они отбили все попытки французов переправиться через реку. Французские войска понесли большие потери. Бойцы 1-го егерского полка были лучшими в русской армии по стрельбе. Перед войной полк стоял в Карельских лесах и Давыдовский активно отрабатывал навыки стрельбы, и егеря достигли такого совершенства в стрельбе, что практически каждый выстрел достигал цели. Сам Давыдовский в этом бою получил легкое ранение. Получив приказ Барклая отходить, егеря Давыдовского соединились с Тенгинским полком и отступили к Новемясту, где все силы Барклая де Толли объединились.

Таким образом, состоялся первый серьёзный бой русских и французов в этой кампании. Как отмечал Барклай де Толли «несколько батальонов долго удерживали быстрое нападение целых корпусов неприятельских».



Сражение при Чарново

Почти в это же время схватился с французами русский авангард под началом графа Александра Остермана-Толстого, который стоял у Чарнова. В русском передовом отряде было 7 батальонов из Павловского, Петербургского гренадерских, Ростовского мушкетерского, 4-го и 20-го егерских полков, по 2 эскадрона Александрийского и Изюмского гусарских полков, один казачий полк, рота батарейной артиллерии и 6 конных орудий.

Корпус Даву (пехотные дивизии Фриана, Морана, Гюдена) занял Модлин, поставил одну переправу на Вкре и другую на Нареве у Окунина. Не имея возможности своими силами втеснить противника с правого берега Нарева, Остерман поставил батарею у Помиховского моста (у селения Помихово) и занял сильную позицию впереди Чарнова, расположенного на берегу реки Нарев. Её приток Вкра прикрывал правый фланг и центр русских от врага.

11 (23) декабря 1806 г. император Наполеон прибыл к Даву с корпусом Ланна, гвардией и кавалерией. Изучив расположение русских войск с колокольни в селение Гора, Наполеон сказал, что наградил корпус Даву за победу под Ауэрштедтомом правом первым из всей французской армии торжественно войти в Берлин и теперь предоставляет блистательную награду — первую на его глазах битву с русскими. Наполеон решил провести против неприятеля ночную атаку. План был прост: под покровом темноты форсировать реку Вкру и разгромить немногочисленный русский отряд. Наполеон Бонапарт приказал дивизии Морана атаковать левое крыло русского отряда, дивизии Гюдена — ударить по правому флангу. Дивизия Фриана, корпус Ланна, гвардия и кавалерия оставались в резерве. В результате Наполеон собирался начать переправу одновременно в 2 местах: с острова там, где Вкра впадает в Нарев (дивизия Морана), и из района Помихова (дивизия Гюдена). Наступление должно было начаться по условному сигналу: через час после того, как войска увидят пожар в Помихово.



В 16 часов 12 (24) декабря, когда короткий зимний день подошел к концу, французы подожгли Помихово. Русские заметили подозрительную активность противника и изготовились к бою. Наши войска с утра ждали прибытия главнокомандующего фельдмаршала Каменского, поэтому были в парадной форме, в ней и встретили врага. В 17 часов французская артиллерия открыла огонь, а затем, как только стемнело, враг двинулся вперёд с острова и правого берега р. Вкра по мостам, на лодках и паромах. Егеря под командованием генерал-майора Ламберта некоторое время сдерживали противника, но затем отступили по приказу Остерман-Толстого. Французы колоннами атаковали наши батареи впереди главной позиции у Чарново и у Помихово. Русские артиллеристы встретили врага картечью, затем егеря штыковой контратакой опрокинули противника и преследовали до берега реки. Таким образом, русские солдаты отразили первую атаку противника. Бой на некоторое время затих.

Через полчаса, получив подкрепления, французы снова пошли в наступление. Все повторилось: французы подошли к батареям, но не выдержали огня и повернули назад, их преследовали мушкетеры Ростовского полка. Готовясь к отражению третьей атаки противника, и чтобы повысить мобильность войск, Остерман приказал поставить на Помиховскую батарею 4 конные пушки вместо бывших там тяжелых пушек, которые должны были перевезти на главную позицию.

Вскоре французы пошли в третью атаку, однако противника снова отбросили от главной позиции. Но на Помиховской переправе французы прорвались, заставив отступить 4 русских орудийных расчёта и их прикрытие. Остерман бросил на угрожаемый участок батальон Санкт-Петербургского гренадерского полка под началом майора Мошинского. Русские гренадеры восстановили положение.

Тем временем по все линии шла ружейно-артиллерийская перестрелка. Темнота декабрьской ночи скрывала число неприятелей, но упорство атак французских войск, которые яростно шли вперёд под возгласы: «Да здравствует Император!», и показания пленных, дали понять Остерману, что он имеет дело с главными силами врага. Он решил отвести войска к Чарнову. Сначала под прикрытием гренадер он отвел назад батарейную артиллерию, поставив на позициях легкую пешую и конную артиллерию.

Ещё не успели наши войска начать отход, как французы пошли в новую атаку. Но и эта атака была отбита. После этого сражение стихло. Русский отряд спокойно отошёл за Чарново. Впереди селения был оставлен батальон егерей и 6 конных орудий. Спустя полтора часа французы вновь пошли в наступление. Остерман приказал егерям отойти к главным силам. Французы двинулись за ними и яростно атаковали нашу позицию. Русские войска встретили врага ружейно-пушечным огнем, затем пошли в штыки. Сам граф Остерман и его генералы водили солдат в атаку. Русские гусары также бросились на врага. После отчаянной битвы, русские удержались на позиции, а французы откатились к Чарнову. Наполеон приказал прекратить бой, только французская артиллерия продолжала обстрел русских позиций.

Приближалось утро. Учитывая тот факт, что при свете дня французы увидят малочисленность русского отряда и просто охватят и сомнут его, Остерман в 4 утра приказал отступать. Французы наши войска не преследовали. Отряд Остерман-Толстого отступил к Насельску. При этом Остерман приказал отряду Багговута спешить от Зегрже в Пултуск, и во что бы то ни стало удерживать там мост через Нарев. Эта предусмотрительность Остермана была весьма правильной.

В сражении под Чарново потери обеих сторон были примерно равны и составили приблизительно по 1000 человек. Французы были впечатлены стойкостью русских войск и отмечали: «Граф Остерман маневрировал, как настоящий венный, а войско его сражалось с великим мужеством и твердостью». Не зря в будущем граф Остерман-Толстой станет одним из героев Отечественной войны.

Стойкая оборона отряда Остермана у Чарнова имела стратегическое значение. Задержав французскую армию на полдня у переправы, Остерман лишил противника возможности перехватить основные силы Беннигсена у Пултуска и отрезать ему переправы через Нарев.

В 10 часов утра 12 (24) декабря отряд Остермана прибыл к Насельску. Русские войска расположились на высотах за городом. В полдень сюда прибыл фельдмаршал Каменский и приказал Остерману, что если противник снова насядет, идти к Стрегочину, это был в этот день пункт сбора корпуса Беннигсена. Действительно вскоре французы подошли к Насельску и начали его обход. Началась артиллерийская перестрелка. Обнаружив, что к Насельску выходят основные силы противника, Остерман выполнил приказ командования и отвёл войска в полном порядке. Через несколько часов они благополучно прибыли в Стрегочин.

Сражения при Сохочин-Колозомб и Чарново

Граф Александр Иванович Остерман-Толстой (1770-1857)

Продолжение следует…

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 6

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. Семирек 14 декабря 2016 07:11
    Благодарю за статью hi
  2. parusnik 14 декабря 2016 07:48
    Зря Наполеон, в Россию затем полез...
  3. Окорок 14 декабря 2016 08:07
    обратите внимание на фамилии русских командиров - не одного русского высшего офицера - одни багговуты,эссены,буксгеведены и барклаи де толли....
    не любил немец Александр Павлович русских людей и не доверял им...и больше не о России пекся а о благополучии своих немецких родственичков
    для Русского царя мелковат а вот для немецкого курфюрста подошел бы идеально
    1. Cartalon 14 декабря 2016 10:35
      Эти немцы плохо воевали?
      1. Окорок 14 декабря 2016 10:54
        конечно плохо! не даром в народе пошли слухи "о предательстве немцев" после чего Александр был вынужден,скрепя сердце,сменить своего разлюбезного де Толли так сильно ненавидимым им Кутузовым...
        вообще про немцев Толстой ещё в "Войне и мире" всё написал...
        вы помните фамилии генералов героев войны 1812 года? Раевский,Милорадович,Тучков,Багратион...все "свои" и никаких буксгеведенов...
    2. murriou 21 декабря 2016 08:42
      Интересно, почему многие "русские мега-патриоты" так безграмотны в русском языке, русской истории и русской классике?
      Почему они безграмотны в мировой истории, хотя бы понятнее laughing

      А Барклай-де-Толли никакого родства с немецкими курфюстами не имеет и не может иметь: он вообще-то шотландец lol
Картина дня