Болеслав II Смелый и Изяслав Ярославич против Киева

После смерти Ярослава Мудрого киевский стол получил Изяслав – слабый и жадный князь. В условиях княжеской усобицы и внешней угрозы (половцы), он со своими советниками довёл народ до восстания. Не имея сил подавить народное восстание, Изяслав бежал в Польшу, рассчитывая на поддержку князя Болеслава II Смелого. Польский князь Болеслав использовал изгнание Изяслава для нападения на Русь и захвата Киева.

Болеслав II Смелый


После смерти Казимира престол занял Болеслав II. Польша в это время была зависима от Второго рейха и конфликтовала с Чехией. Главной задачей польского князя было найти союзников в возможной схватке с империей. Такими союзниками могли быть Венгрия и Русь. Болеслав имел крепкие связи с Русью – он был сыном Добронеги (Марии), видимо дочери Владимира Святославича, великого князя киевского. Был женат на дочери Святослава Черниговского Вышеславе. Новый великий русский князь Изяслав Ярославич был женат на Гертруде, дочери польского короля Мешко II. Союз с Русью был установлен его отцом Казимиром.

Стоит отметить, что в это время между Русью и Польшей ещё не было полноценного концептуально-идеологического (русская идея правды и справедливости, жизни по совести против паразитической западной «матрицы») и цивилизационного конфликта по линии Восток – Запад, русская и западная цивилизации. Польская народность, складывавшая из различных славянских союзов племен суперэтноса русов, по языку, культуре и даже вере (язычество ещё не умерло), практически не отличалась от русских. Конфликты носили «родственный» характер – польские князья помогали одним русским князьям против других, русские князья помогали одной части польской верхушки против другой. Западная «матрица», через информационную, идеологическую диверсию – внедрение христианства, ещё не раздавила славянское самосознание в Польше. А западный паразитический рабовладельческий, феодальный строй с превращением большинства поляков в рабов-быдло, ещё не победил. Польша только становилась частью западной цивилизации.

Опираясь на союз с Венгрией и Киевской Русью, Болеслав II в 1061 году вмешался в междоусобные войны в Чехии, но потерпел неудачу. Польско-чешским конфликтом воспользовалась знать Западного Поморья и отказалась признавать зависимость от Польши. Болеслав не стал активизировать свои действия на этом направлении. Вскоре Западное Поморье вошло в состав государства бодричей. Тогда Болеслав активно вмешался в дела Русского государства, используя начавшуюся смуту и восстание в Киеве.

Болеслав II Смелый и Изяслав Ярославич против Киева

Болеслав II Смелый

Общая ситуация на Руси

В 1054 году ушёл из жизни великий киевский князь Ярослав Владимирович. Киев получил самый слабый из братьев – Изяслав, воинственный Святослав – Чернигов, взвешенный и миролюбивый, любимец отца Всеволод – Переяславль, Вячеслав – Смоленск, Игорь – Владимир-Волынский. Можно было отдать главный киевский стол Святославу или Всеволоду, минуя Изяслава, но Ярослав Мудрый считал главным порядок и попросил братьев соблюдать «ряд», порядок наследования. Старшего, великого князя киевского, все были обязаны почитать и слушаться, как отца. Но и он должен был заботиться о младших, защищать их. Ярослав установил иерархию русских городов и княжеских престолов. Первый по рангу – Киев, второй – Чернигов, третий – Переяславль, четвертый – Смоленск, пятый – Владимир-Волынский. Никто из сыновей не оставался без удела, каждый получал владение по старшинству. Но Русь при этом не разделялась. Младшие князья подчинялись старшему, киевскому, важные вопросы решали сообща. Уделы давались не в вечное пользование. Умрет великий князь, его заменит черниговский, и остальные князья сдвигаются по своеобразной «лествице» (лестнице) на более высокие «ступени».

Прочие города и земли распределялись не персонально, а прикреплялись к главным уделам. К Киеву отходило Правобережье Днепра и Турово-Пинская земля. Новгород напрямую подчинялся великому князю. Два важнейших центра Руси – Киев и Новгород, определявшие развитие Русской земли, должны были находиться в одних руках. К Черниговскому столу относились Тмутаракань, другие передовые форпосты Руси, земли на Десне и Оке вплоть до Мурома. К Переяславлю – южные линии городков-крепостей до Курска. Также Переяславлю добавили далекое Залесье – Ростов, Суздаль, Белоозеро. Обширные Смоленское и Владимиро-Волынское княжество «добавок» не требовали.

В начале правление Изяслава было спокойным. Однако киевская боярско-торговая верхушка быстро воспользовалась слабоволием нового великого князя, его плотно обсели вельможи, которые регулировали политику киевского князя в своих интересах. В Киеве продолжилось грандиозное строительство. Недавно Ярослав расширил столицу Ярославовым городом, а Изяслав в угоде жене и вельможам стал возводить «Изяславов город». Наметили строительство нового дворца, Дмитриевского монастыря (великий князь имел христианское имя Дмитрий). На строительстве как тогда, как и сейчас всегда можно хорошо погреть руки, тут тысяцкому Коснячко с другими приближенными было полное раздолье. Правда, лишних денег не было, но их заняли у ростовщиков-евреев, имевших прочные связи с киевской верхушкой. За ссуды князь расплачивался подрядами, льготами и привилегиями. Но деньги нужно было возвращать. Как обычно больше всех пострадал простой народ. Подати увеличили, ввели новые налоги. В Киеве расцвело хищничество, казнокрадство – богатела казна, вельможи, бояре, торговцы, греки, евреи-ростовщики, тиуны, собиравшие подати. Вельможи и бояре прибирали к рукам земли и деревни. Крестьяне, которые ещё вчера были вольными общинниками, становились зависимыми.

Советники предложили, что нужно отредактировать Русскую Правду – законы Руси. Законы шли с древних времен, когда не было рабства и подавляющее большинство людей были вольными общинниками. По Русской Правде за смерть мстили смертью. Теперь же внесли поправки – кровная месть и смертная казнь упразднялись, заменялись денежной вирой (штрафом). А если преступник не может уплатить, его можно продать тем же торговцам, ростовщикам. Понятно, что богатые слои населения могли откупиться за преступление.

В тоже время в церковных структурах было восстановлено, пошатнувшееся ранее византийское влияние. В Софийском соборе возобладали греки, расставлявшие по храмам своих сородичей. Печерский монастырь, оставшийся русским духовным центром, подвергался нападкам. Монахи даже хотели уйти в Чернигов, под крыло Святослава, только под влиянием жены великого князя Гертруды (она опасалась повторения на Руси смуты и войны с язычниками, которая была в Польше), их убедили вернуться. Народ на греческую христианизацию ответил тем, что предпочитал языческие обряды и игрища в полях и лесах. Таким образом, социально-экономическая, религиозная обстановка в Киеве накалилась.

Тем временем резко обострилась ситуация на степных границах Руси. В степи шла резня. В середине XI века в очередной войне куманы-половцы разгромили торков. А печенеги были ослаблены прежними войнами с русами, и значительная часть их родов и племен ушла на Балканы. Торки навалились на оставшихся печенегов и они бросили Причерноморье бежали к своим сородичам на Балканы. На Русь навалилась орда торков. Главным городом русской южной пограничной системы был Переяславль, удел Всеволода Ярославича. Этот князь, хоть и миролюбивый, но воевать умел. Вывел дружины и разгромил торков. Но следом за торками шла волна половцев. В 1055 году половцы появились у Переяславля. Воевать сразу не стали. Хан Болуш вызвал Всеволода переговоры. Половцы сказали, что их враги торки, с русскими они не воюют. Обменялись подарками, заключили мир и дружбу. Позднее Всеволод, после смерти первой жены, женился на половецкой княжне. Родственники Анны Половецкой стали верными союзниками Всеволода.

Стоит знать, что вопреки сформированному средствами СМИ образу кочевника – монголоида, низенького, черненького, на небольшой лошадке с луком и саблей, это ложь. Этот миф создали, что исказить подлинную историю суперэтноса русов, историю Евразии. Куманы, как до них печенеги, основная часть хазар, торков, берендеев, не были представителями монголоидной расы и тюркской языковой семьи. Это были остатки древнего скифо-сарматского населения Северной Евразии, Великой Скифии. В этом отношении они были родичами русам-русским, также прямым наследникам Великой Скифии. На Руси куманов прозвали половцами от слова «полова», солома» - по цвету волос, эти кочевники были голубоглазыми блондинами. Не зря русские князья любили брать в жены половецких девушек, они отличали красотой и преданностью. Жители степи были близки русским по духовно-материальной культуре, внешнему облику.


Мифом и является образ типичного степняка-кочевника, который только и делает, что кочует по степи со своими огромными стадами, делает набеги и грабит. Половцы, как и скифы, имели свои города-станы, ставки, хотя основной их хозяйства и было развитое животноводство. С учётом военной угрозы, которая исходила из степи, понятно, что скифы, и их наследники – печенеги, половцы и «монголо-татары» имели развитое военное производство, позволявшее вооружать мощные армии. «Монголо-татары», которых приписали к примитивному монгольскому этносу, который не имел никакой возможности завоевать значительную часть Евразии, также были потомками скифов-русов – голубоглазыми, сероглазыми «великанами» (для низкорослых монголоидов, представители белой расы были высокими и физически развитыми). Отсюда мифы и легенды тюркских этносов о белокожих, светлоглазых предках-великанах. Только они имели древнюю воинскую культуру и производственную базу, которая и позволила создать великую империю Чингисхана. В более поздний период потомки скифов, «монголо-татары» отчасти смешались с уграми, монголоидами, тюрками, получили монголоидный облик (генетика монголоидов доминанта в отношении европеоидов), перешли на тюркские языки. Другая часть половцев и «монголо-татар» органично стала частью русского суперэтноса, не вызвав никаких серьёзных антропологических и культурно-языковых изменений, так как все они были прямыми потомками скифов, а до них – ариев.

Яростная война в степи шла несколько лет. От Волги и Дона отступали всё новые колена торков. На русской границе постоянно происходили стычки, богатырские заставы сшибались с отрядами кочевников, охранные дружины городков-крепостей были в постоянном напряжении. Отдельные отряды торков проникали в русские земли, жгли и грабили. Русские дружины пытались их перехватить. Массы торков, которых сдавливали половцы, скапливались в низовьях Днепра. Возникла угроза крупного вторжения на Киевщину и Волынь. Русские князья объявили общий поход. В 1060 году выступила вся Русь – киевские, черниговские, переяславские дружины, подошли новгородская, смоленская и волынская рати. Прибыл даже полоцкий князь Всеслав Брячиславич, который держался самостоятельно. Целая флотилия приняла пехоту. В первых стычках торков разметали. Узнав какая сила идёт на них, торки, не приняв боя, ушли дальше на запад, к Дунаю. Торкская орда ворвалась во владения Византии, но тут их встретили ранее прибывшие печенеги и разбили. Торки разделились, часть перешла на службу к византийскому императору, другие вернулись на север и предложили свои услуги великому киевскому князю. Изяслав поселил их на правом берегу Днепра, здесь построили крепость Торческ.

Однако теперь между половцами и русами не было торкского буфера. Начались половецкие набеги. В 1061 году половцы зимой, когда их никто не ждал, прорвали русскую пограничную оборону и разбили переяславские дружины князя Всеволода. Тот заперся в крепости. При этом тотальной войны не было. Одни князья дружили с русскими, заключали семейные союзы, другие – воевали, затем мирились, торговали. Половцы с этого времени, как до них печенеги, стали активными участниками внутренних русских усобиц. Русские князья активно привлекали половецких наемников и отряды своих родственников для борьбы со своими соперниками.

Усобица

Внутри Руси не было единства, как мечтал Ярослав Мудрый. Его наследники быстро начали устраивать усобицы. Причём начал великий князь Изяслав. Когда старший из Ярославичей, Владимир, умер раньше отца, после него в Новгороде сел править его сын Ростислав. А Новгород был золотым дном, да и важным политическим центром Руси. Великий киевский князь Изяслав со своим корыстным окружением забеспокоились, что все выгоды от владения великим торговым градом достаются племяннику Ростиславу, а не им. Ростислава отозвали из Новгорода. Вскоре умер Вячеслав Ярославич Смоленский. Начался переход по лествице. Из Владимира-Волынского, пятого по рангу города, в Смоленск перевили Игоря. Но и он княжил недолго, заболел и умер. Права на Смоленск получил Ростислав. В полном соответствии с лествицей: когда братья умрут, по лестнице начинают продвигаться их сыновья. Сперва – старший, затем второй по возрасту и т. д. А отец Ростислава, Владимир был старше Изяслава. При таком раскладе Ростислав оказывался четвертым в очереди на киевский стол! Это не устраивало великого князя, его окружение, да и Святослава с Всеволодом. Ростислав шёл впереди сыновей трёх главных правителей Руси. В итоге закон «отредактировали». Мол, когда шло распределение уделов, Владимира уже не было в живых. Поэтому Ростислав выпадает из системы лествицы. Выбрасывались из лестницы и дети умерших братьев – Вячеслава и Игоря. Они становились князьями-изгоями. Изгоями на Руси называли людей выпавших из своего социального слоя (к примеру, крестьян, ушедших из сельской общины в город, рабов отпущенных на свободу и т. д.). Смоленск и Владимир-Волынский становились уделами под непосредственным управлением великого князя и его людей.

Ростиславу дали в кормление Владимир-Волынский, но не по системе лествицы, а от «щедрот» великого князя. Понятно, что Ростислав обиделся. Его отец был наследником Ярослава Мудрого, любимцем Новгорода. А теперь его сын просто вассал великого князя, захотел Изяслав – дал Волынь, захочет – отберет, как отнял Новгород. И потомки Ростислава не смогут подниматься по лестнице, не смогут получить Переяславль, Чернигов и Киев. Тогда Ростислав сделал сильный ход - заключил союз с Венгрией, женился на дочери венгерского правителя Белы. С таким тестем волынский князь стал независимым от Киева. Однако в 1063 году его покровитель Бела погиб. В одиночку Волынь было не удержать. Решительный и предприимчивый князь придумал ещё один ход – он внезапно занял Тмутаракань, которая принадлежала черниговскому князю. Здесь он начал планировать поход на Херсонес или другие византийские владение. Но греки превентивно отравили русского князя.

Тут же началась новая смута. Её начал самостийный полоцкий князь Всеслав Полоцкий (Всеслав Вещий или Чародей), которого считали волхвом и оборотнем. Полоцк издавна таил обиду на Киев. Когда Ростислав заварил кашу на юге, полоцкий князь решил, что начнется большая война, братья Ярославичи будут заняты и не смогут отреагировать на его действия. Он попытался взять Псков, но там успели затвориться. Всеслав бросился на Новгород. Там атаки не ждали и воины Всеслава хорошо ограбили богатый город. Всеслав даже до нитки обобрал храм Святой Софии. Братья Ярославичи – Изяслав, Святослав и Всеволод, в 1067 году ответили походом на Минск. Город взяли штурмом, защитников перебили. Горожан отдали в рабство, Минск сожгли.

Стоит отметить, что из-за ошибок правителей всегда страдают обычные люди, как тогда, как и сейчас. Русские воины из Полоцкой земли спокойно грабили Новгород. Русская армия Ярославичей взяла штурмом русский город Минск, сожгла его. Жителей продали в рабство. В настоящее время ничуть не лучше. Русские, часть из которых считает себя «украинцами», спокойно расстреливают русские города Донецк и Луганск. Поэтому идеальная форма государственного управления для Руси – империя с сильной центральной властью. Когда энергия направлена на внешние рубежи, основная часть простых людей живет в безопасности.

Пока Минск ещё дрался, Всеслав Брячиславич не теряя времени собирал полоцкие рати. В марте 1067 года две армии сошлись на реке Немиге. Войска 7 дней стояли друг против друга в глубоком снегу. Наконец Всеслав Полоцкий в полнолуние начал атаку, и много воинов пало с обеих сторон. Битва описана в Слове о полку Игореве: «…на Немиге снопы стелют из голов, бьют цепами булатными, на току жизнь кладут, веют душу из тела…». Битва стала одной из самых крупных и ожесточенных междоусобных сражений на Руси. Войска Всеслава были разбиты. Сам князь смог убежать. Полоцкую землю подвергли разорению. Множество людей пленили и продали ростовщикам-работорговцам.

Через 4 месяца после битвы Ярославичи позвали Всеслава на переговоры, целовали крест и обещали безопасность, однако нарушили своё обещание — схватили вместе с двумя сыновьями, отвезли в Киев и заключили в тюрьму. При этом греческое духовенство поддерживало великого князя. Для Византии предательство было обыденным делом.


Миниатюра из Радзивилловской летописи

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

95 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти