460 лет назад началась Ливонская война

460 лет назад началась Ливонская война

460 лет назад, 17 января 1558 года, началась Ливонская война. Русская армия вторглась в ливонские земли с целью наказать Ливонию за невыплату дани и другие огрехи.

Некоторые историки считают Ливонскую войну крупной военно-политической ошибкой царя Ивана Грозного. Например, Н. И. Костомаров усматривал в этой войне излишнее стремление русского царя к завоеваниям. На Западе также называют политику великого русского царя «кровавой» и «агрессивной».


Иван Грозный — один из самых ненавистных русских правителей для Запада и для российских либералов-западников.

Очевидно, что Иван Васильевич проводил такую политику, которая соответствовала национальным, стратегическим интересам русской цивилизации (Руси-России) и русского народа. Поэтому его так и ненавидят на Западе, поливают грязью, очерняют различные холуи и лакеи западной ориентации в самой России (Информационная война против России: чёрный миф о «кровавом тиране» Иване Грозном; «Чёрный миф» о первом русском царе Иване Грозном).

Действительно, Ливонская война была поставлена на повестку дня самой историей, закономерностями её развития. Прибалтика издревле входила в сферу влияния Руси, была её окраиной. Через Балтийское — Варяжское, а до этого Венедское море (венеды – венеты – вандалы – это славяно-русское племя, жившее в Центральной Европе) русы-русские с древнейших времен были связаны множеством интересов с Европой, где тогда проживали их братья по крови, языку и вере.

Таким образом, русское государство, которое в ходе феодальной раздробленности (первой большой смуты) утратило ряд своих окраин-«украин», должно было вернуться в Прибалтику. Этого требовала сама история, экономические и военно-стратегические интересы (ничего не изменилось и в настоящее время). Иван Васильевич, следуя по стопам своего знаменитого деда – Ивана III (который уже пытался решить эту задачу), решил прорвать блокаду, которой отгородили Россию от Европы враждебные ей Польша, Литва, Ливонский орден и Швеция.

Однако естественное стремление России пробиться к Балтике встретило ожесточенное сопротивление Польши, которая вскоре объединилась с Литвой, и Швеции. Польская верхушка опасалась, что усилившаяся Русь решит вернуть и западно- и южнорусские земли, в своё время оккупированные Литвой и Польшей. Швеция строила свою «балтийскую империю», ей конкурент на Балтийском море был не нужен. В целом во время Ливонской войны против Русского царство выступила вся «просвещенная Европа» и была развязана мощная информационная война против «русских варваров» и «кровавого царя-тирана». Именно тогда были сформированы основные методы борьбы с «просвещенного Запада» с «русским Мордором», который собирается завоевать «мирных» европейцев.

Кроме того, на юге был сознан новый «фронт» — Россию атаковала крымская орда, за которой стояла Турция. Тогда Османская империя была ещё могущественной военной державой, которую боялась Европа. Война стала затяжной, изматывающей. Россия воевала не только с передовыми европейскими державами, имеющими первоклассные вооруженные силы, которые поддерживала значительная часть Запада, но и с Крымским ханством и Турецкой империей. Россия вынуждена была отступить. Правительство Ивана Грозного совершило ошибку, решив, что Польша и Швеция (по сути, Запад), позволят Москве занять Ливонию. В итоге эту стратегическую задачу сможет решить только правительство Петра I.

Ливонская проблема

В середине XV века Ливония представляла собой разрозненное государственное образование, существовавшее в форме конфедерации Ливонского ордена, Рижского архиепископства, четырёх княжеств-епископств (Дерптское, Эзель-Викское, Ревельское, Курляндское), и ливонских городов. При этом в результате Реформации влияние епископов в Ливонии резко сократилось, их сан стал во многом лишь формальностью. Реальной властью обладал лишь Ливонский орден, земли которого к началу XVI века составляли более 2/3 территории Ливонии. Широкую автономию и собственные интересы имели крупные города.

В середине XVI века разобщённость ливонского общества достигла предела. Историк Георг Форстен отмечал, что накануне Ливонской войны «внутреннее состояние Ливонии представляло самую ужасную и печальную картину внутреннего разложения». Некогда сильный Ливонский орден утратил прежнюю военную мощь. Рыцари предпочитали решать личные хозяйственные проблемы и жить в роскоши, а не готовиться к войне. Однако Ливония опиралась на сильные крепости и большие города с серьёзными укреплениями. При этом Ливония стала привлекательной добычей для соседей – Польско-литовского союза, Дании, Швеции и России.

Ливония оставалась врагом Руси. Так, в 1444 году вспыхнула война Ордена с Новгородом и Псковом, продолжавшаяся до 1448 года. В 1492 году для борьбы с Ливонией напротив немецкой крепости Нарва был основан Ивангород. В 1500 году Ливонский орден заключил союз с Литвой направленный против Русского государства. Во время войны 1501—1503 гг., в 1501 году Орден был разгромлен русскими войсками в битве под Гельмедом около Дерпта. В 1503 году Иван III заключил с Ливонской конфедерацией перемирие на шесть лет, которое в дальнейшем продлевалось на тех же условиях в 1509, 1514, 1521, 1531 и 1534 гг. Из положений договора, Дерптское епископство должно было ежегодно уплачивать так называемую «юрьевскую дань» Пскову.



За полвека Орден успел забыть трепку, полученную от Ивана III. Договоры действуют, когда их подкрепляют силой (за сотни лет ничего на планете не изменилось). Когда прибалтийские лютеране-протестанты стали посягать на православные церкви, то Василий III их строго предупредил: «Я не папа римский и не император, которые не умеют защитить своих храмов». При Елене Глинской ливонцам снова напомнили о неприкосновенности храмов и свободе торговли для русских. Орден недвусмысленно предупреждали: «Аще кто преступит клятву, на того Бог и клятва, мор, глад, огнь и меч».


Однако в период боярского правления ливонцы в конец распустились. Были разорены русские церкви и «концы», торговые подворья в прибалтийских городах. Орден вообще запретил транзитную торговлю через свою территорию. Все приезжие должны были заключать сделки только с местными купцами, которые пользовались ситуацией и диктовали свои цены и условия, наживались на посредничестве. Более того, орденские власти стали сами решать, какие товары пропускать на Русь, а какие нет. Чтобы ослабить военный потенциал России, ливонцы наложили эмбарго на медь, свинец, селитру, запретили проезд западных специалистов, желающих поступить на русскую службу. Ливонцы писали германскому императору, что «Россия опасна», поставка ей военных товаров и допуск западных мастеров «умножит силы нашего природного врага». Враждебные выходки продолжались. Местные власти под липовыми предлогами грабили русских купцов, отбирали у них товары, бросали в тюрьмы. Бывало, что русских просто убивали.

В 1550 году наступил срок подтверждения перемирия. Москва потребовала от ливонцев выполнять прежние соглашения, но они отказались. Тогда русское правительство официально предъявила претензии. Указывалось на «гостей (купцов) новгородских и псковских бесчестье и обиды и… торговые неисправленья», на запрет пропускать в Россию западные товары и «из заморья людей служилых всяких мастеров». Предлагалось созвать посольский съезд и рассудить вопросы перед третейскими судьями. Только на таких условиях Москва соглашалась продлить перемирие. Но Орден эти предложения проигнорировал и демонстративно подтвердил все торговые санкции.

В 1554 году московское правительство решило усилить давление на Ливонию. Для этого использовали вопрос «юрьевской дани». Когда он возник, точно не известно. Новгород и Псков в прошлом неоднократно вели собственные войны с Ливонией. В одном из сражений псковичи разбили епископа Дерпта (ранее русский Юрьев, основанный русским князем Ярославом Мудрым, он назвал городище Юрьевом по своему христианскому имени), и он обязался платить дань. Дань упоминалась в договорах между Псковом и епископом в 1460 – 1470-х гг., а в 1503 г. её включили в договор между Орденом и Русским государством. О дани уже успели позабыть, но Висковатый и Адашев нашли этот пункт в старых документах. Более того, они его ещё и истолковали по-своему. Ранее территория Прибалтики была русской окраиной, русские основали Колывань (Ревель-Таллин), Юрьев-Дерпт и другие города. Позже их захватили немцы-крестоносцы. Адашев и Висковатый истолковали историю иначе и сообщили ливонцам: предки царя разрешили германцам поселиться на своей земле при условии выплаты дани и потребовали «недоимку» за 50 лет.

На попытки ливонцев возражать Адашев резко ответил: если не заплатите дань, государь сам придёт за ней. Ливонцы струсили и пошли на уступки. Ливония восстанавливала свободную торговлю, обязалась восстановить разрушенные православные церкви, отказывалась от военных союзов с Великим княжеством Литовским и Швецией. Дерптский епископ должен был заплатить дань, а великий магистр и архиепископ Рижский – проследить за этим. На сбор денег давалось 3 года. Когда послы привезли такое соглашение ливонским правителям, те ошалели. Сумма за полвека набежала огромная, за каждый год «по немецкой гривне с головы» дерптского населения. И дело было не только в деньгах. По тогдашним правовым нормам плательщик дани был вассалом того, кому платит.

Но и гнев Москвы навлечь на себя ливонцам не хотелось. Россия в это время была на взлёте. Центральная власть окрепла, военно-экономическая мощь росла с каждым годом. Началось время восстановления великой русской империи, после смутного времени — периода феодальной раздробленности. Москва становилась правопреемницей Ордынской империи, Россия — огромной континентальной (евразийской) империей.

Ливонские власти решили схитрить. Русскому послу они принесли присягу, что все условия выполнят. Но оставили себе лазейку – сообщили, что договор не имеет силы, пока не утверждён императором, так как Орден является частью Германской империи. А выполнять принятые условия Ливония не стала. Местные власти, рыцари уже давно стали торгашами, имели самые тесные связи торговцами и не хотели терять огромных доходов от посреднической торговли. В результате городские магистраты оставили в силе все ограничения наложенные на русских. И тем более никто не собирался собирать какую-то дань и восстанавливать за свой счёт православные церкви. Москва же была связана войнами с Казанью, Астраханью, Крымской ордой, значит, пока не могла заняться Ливонией.

В целом политика слабого, разложившегося Ордена была глупой. Россия с каждым годом становилась сильнее, восстанавливая позиции великой державы. А Ливония с договорами не считалась, злила могущественного соседа, при этом воевать ливонцы не готовились. Думали, что всё будет как раньше. Даже если и дойдёт до войны, то катастрофических последствий не будет, как-нибудь пронесет. Надеялись на сильные крепости и замки. На сильную армию епископы, города и торговцы раскошеливаться не хотели. Орден как военная сила полностью разложился. Ливонские рыцари кичились друг перед другом «славой предков», своими замками, оружием, но воевать разучились. Орденский магистр, епископы, фохты, командоры и городские власти жили автономно, грызлись за власть и свои права.

Ливонская конфедерация сама начала разваливаться. Польский король Сигизмунд II провёл тайные переговоры с Рижским архиепископом Вильгельмом. В результате архиепископ назначил своим заместителем и преемником Кристофа Мекленбургского (ставленник поляков). Впоследствии, став архиепископом, Кристоф должен был преобразовать архиепископство в княжество, зависимое от Польши. Эти планы вскоре перестали быть тайной, разразился большой скандал. Великий магистр Фюрстенберг собрал рыцарей, атаковал архиепископа и захватил его в плен вместе с заместителем Кристофом. Однако Польша пригрозила войной. Магистр не смог собрать войско, Ливония оказалась беспомощной перед Польшей. В сентябре 1556 года магистр публично извинился перед польским королем и подписал соглашение. Вильгельму вернули архиепископство. Ливония предоставила Литве свободу торговли, и заключила с ней антирусский союз. Также ливонцы обязались не пропускать в Россию товары военного назначения и западных специалистов. Таким образом, Ливония нарушила все условия перемирия с Россией.

Тем временем у России в очередной раз обострились отношения со Швецией. Шведы решили, что Москва окончательно увязла на востоке, дела её плохи и пора использовать благоприятный момент. С 1555 года шведы стали грабить и захватывать русские приграничные земли, луга и рыбные ловы. Когда крестьяне пытались дать отпор, их деревни жгли. Наместник Новгорода князь Палецкий направил посла Кузьмина в Стокгольм к королю Густаву с протестом, но его арестовали. Шведский король обиделся, что ему приходится сноситься с новгородским наместником, а не русским царем. В Швеции возобладала партия войны. Ходили «радостные» слухи, что русская армия разбита татарами, что царь Иван Васильевич то ли погиб, то ли его свергли и началась смута. Мол, пора воспользоваться ситуацией.

Шведские войска перешли границу. Новгородские отряды у границы были разбиты. Шведы бесчинствовали в Карелии. Шведский флот адмирала Якоба Багге весной 1555 года прошёл в Неву и высадил десант. Шведский корпус осадил Орешек. Но слухи о катастрофическом положении России не оправдались. Орешек устоял, ему на помощь вышли русские рати. Они сильно надавили на шведский корпус, противник понёс большие потери и бежал. В Новгороде собрали большую армию. Но шведы продолжили воевать, надеясь на поддержку Польши и Ливонии (те обещали поддержку, но обманули). Русские войска вторглись в шведскую Финляндию, в январе 1556 года разгромили шведов под Выборгом и осадили вражескую крепость. Шведские территории были сильно разорены.

Густав взмолился о мире. Москва дала согласие на переговоры. В марте 1557 года был подписан мирный договор сроком на 40 лет. Договор в целом сохранял статус-кво, но кто победил в войне, было очевидно. Старая граница была восстановлена, русских пленных отпускали, шведы своих выкупали. Условились о взаимной свободной торговле между обоими государствами и о свободном проезде через них в другие земли. Шведского кроля унизили за его прежнюю гордость – он не хотел вести переговоры с наместником Новгорода. Отписали, что иметь дело с Новгородом для него «не бесчестье, а честь», потому что пригороды Новгорода (Псков и Устюг) «больше Стекольны» (Стокгольма), а наместники – «дети и внучата государей литовских, казанских и русских». Шведский же король «не в укор, а единственно в рассуд… давно ли торговал волами?» (Густава возвели на трон повстанцы). Густаву пришлось забыть о своей гордыне, пока русские ещё раз не всыпали шведам. 1 января 1558 года договор со Швецией вступил в силу.

Ливонцы, увидев на примере Швеции силу Москвы, забеспокоились. Срок выплаты «юрьевой дани» истекал. Орден попытался снова оспорить её, но в Москве ливонских послов даже не стали слушать. Затем русский царь Иван Васильевич разорвал торговлю с Ливонией, запретил ездить туда псковским и новгородским купцам. Началось восстановление крепости Ивангород. На западной границе стали собираться войска. Новые переговоры снова не привели к успеху.

Начало войны

В январе 1558 года 40-тыс. русская армия под командованием касимовского царя Шиг-Алея (Шаха-Али), князя М. В. Глинского и боярина Даниила Романовича Захарьина вторглась в Ливонию. К походу были привлечены новые подданные Москвы – казанские татары, мари (черемисы), кабардинцы, черкесы, союзные ногайцы. Присоединились новгородские и псковские охотники (так называли добровольцев). Русские войска за месяц прошли по пути Мариенбург – Нейгаузен – Дерпт – Везенберг – Нарва. Русские отряды немного не дошли до Риги и Ревеля. При этом русская армия не брала укрепленные города и крепости, чтобы не задерживаться. Громили неукрепленные посады городов, села. Это был разведывательно-карательный поход с целью наказать Орден за его выходки и заставить принять условия Москвы. Ливония была опустошена.

В феврале войска вернулись в русские пределы, захватив огромную добычу и ведя толпы пленных. После этого по указанию царя Шиг-Алей выступил как бы в роли посредника – отписал правителям Ордена, что винить они должны себя, так как нарушили соглашения, но если хотят исправиться, то ещё не поздно, пусть посылают делегатов. Узнав об отправке в Москву посла от магистра, Шиг-Алей приказал остановить боевые действия.

Первоначально казалось, что война на этом и будет остановлена. Чрезвычайный ландтаг Ливонского ордена принял решение собрать для расчёта с Москвой 60 тыс. талеров, чтобы прекратить начавшуюся войну и заключить мир. Однако к маю была собрана лишь половина необходимой суммы. Хуже было то, что ливонцы сочли, что в крепостях они в безопасности. Что русские испугались штурмовать их сильные крепости и бежали. Что они фактически «победили». Нарвский гарнизон обстрелял русскую Ивангородскую крепость, чем нарушил договор о перемирии. Русская армия приготовилась к новому походу.
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

115 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти