Пострадавшие за веру. Страницы из пензенского «Мартиролога» (часть 3)

Два предыдущих материала, наглядным образом отражающие биографии разных людей, попавших в пензенский «Мартиролог», вызвали неоднозначную реакцию посетителей сайта ВО, да это и понятно. Слишком уж силен в людях дух старого тоталитарного прошлого, тоска по сильной руке, плетям, лесоповалу, причем, понятно, что для других, но только не для себя. Недаром когда-то еще было сказано, что нет хуже хозяина, чем ставший им бывший раб. Ведь если мы посчитаем поколения, прожившие в России с 1861 года, то окажется, что полная смена психологии ее населения могла произойти только к 1961 году, поскольку социологи считают один век за жизнь трех поколений. А что было у нас? Ту же революцию делали дети и внуки вчерашних рабов, люди с патриархальным уровнем культуры и патерналистской психологией. Затем в обществе, которое они создали, стала создаваться новая культура, но и она не удержалась в России даже 100 лет. Отсюда и все эти метания и ненависть ко всем, кто думает не так, как ты, зависть к преуспевающим, и многие другие особенности нашей российской ментальности. Тем не менее, «Мартиролог» Пензенской области есть, с ним можно познакомиться, ну а здесь из него представлены наиболее интересные и значимые, на мой взгляд, материалы, касающиеся гонениями в ней на церковь и преследованиями верующих в советское время.

Итак, обращаемся к содержанию «Мартиролога».


Начать следует с того, что в октябре-ноябре 1918 года было возбуждено дело в связи с восстанием жителей сел Хомутовка и Устье Спасского р-на против закрытия церкви в с. Хомутовка. Население было возмущено фактом описи церковного имущества, арестом священника П.М. Кедрина и систематическими акциями по изъятию хлеба и денег. 29 октября, ударив в набат, жители не допустили в село вооруженный отряд из 24 человек. Восстание было подавлено пулеметным огнем, после чего были заключены в тюрьму около 100 человек; 40 из которых, включая и священника Кедрина, 20 ноября были расстреляны на Соборной площади г. Спасска, а остальные подверглись различным мерам наказания.


«Взрывчатки не жалеть!»

В ходе ликвидации «буржуазных элементов» в г. Кузнецке и Кузнецком уезде в январе-июле 1919 года было арестовано около 200 человек землевладельцев, бывших помещиков и служителей Церкви. 23 июля 1919 года вблизи Кузнецка в местечке Дуванный овраг в числе прочих «как монархисты и выдающиеся контрреволюционеры» были расстреляны священники Н. Протасов, И. Климов, П. Ремизов.
В апреле-мае 1922 года выступление против изъятия церковных ценностей произошло в сёлах Вышелей и Пазелки Городищенского р-на, тогда восставшими был убит председатель Вышелейского волисполкома. События повлекли за собой серию арестов местного духовенства и верующих.

Пострадавшие за веру. Страницы из пензенского «Мартиролога» (часть 3)

Взрыв храма Христа Спасителя в Москве.

В мае 1922 года по тем же мотивам произошло выступление причта церкви села Шейно Пачелмского р-на. Около 10 человек, проходивших по делу, — прихожане во главе со священником А.Н. Коронатовым — были заключены в пензенскую тюрьму.
Начиная с 8 июня 1927 года по 27 июня 1928 года ОГПУ вело дело против большой группы духовенства Пензенской епархии во главе с епископом Филиппом (Перовым). Оно было возбуждено в связи с проведением в сентябре 1925 года в Наровчате без разрешения властей окружного съезда духовенства. Повесткой заседания стали несколько острых вопросов епархиальной жизни: проведение переписи верующего населения в приходах, вопросы церковного брака и его расторжения в советском обществе, епархиальные взносы, обеспечение духовенства жильём и проч.; кроме того, на съезде прозвучал решительный отказ от объединения и сотрудничества с обновленческой группой, возглавляемой архиепископом Аристархом (Николаевским). Съезд был расценен властями как нелегальный, а его постановления — носящими контрреволюционный характер. По делу в качестве обвиняемых и свидетелей было допрошено несколько десятков человек, как из числа духовенства, так и прихожан. Основные обвиняемые — епископ Филипп, священники Арефа Насонов (впоследствии священномученик), Василий Рассказов, Евгений Поспелов, Василий Палаткин, Александр Чукаловский, Иоанн Прозоров — на время следствия были заключены в пензенскую тюрьму. 27 сентября 1927 года епископа Филиппа направили в Москву в распоряжение начальника 6 отдела ОГПУ Е.А. Тучкова; во время следствия Владыка содержался в Бутырской тюрьме. 27 июня 1928 года по окончании продолжительного расследования коллегия ОГПУ постановила дело производством прекратить за отсутствием доказательств преступления. Все подследственные, в том числе и епископ Филипп, были освобождены. Материалы следствия показывают бедственное финансовое положение пензенского духовенства, расстройство приходской жизни на почве административных притеснений клириков в 1920-е годы.


Велопробег на фоне церковных развалин…

В декабре 1928 года в процессе ликвидации общины «сестер-белоповязочниц» Митрофановской церкви г. Пензы аресту подверглись возглавлявший общину священник Н. М. Пульхритудов, протоиереи М. М. Пульхритудов, М. А. Пульхритудов, О. К. Иванова, Т. Д. Майорова; ряд лиц проходили в качестве свидетелей.

В 1929 году возникло дело, по которому были арестованы насельницы Липовского женского монастыря Сосновоборского района. Репрессиям подверглись 9 человек во главе с игуменьей Палладией (Пурысевой) и монастырским священником Матфеем Соколовым, им дали по 5 лет лишения свободы, остальные были осуждены на меньший срок.

По Керенскому району в 1930 году было возбуждено дело по ликвидации церковно-кулацкой группы «Бывшие люди». Среди арестованных оказались видные священники г. Керенска, монахини Керенского монастыря, бывшие крупные торговцы — старосты керенских храмов. Подследственные обвинялись в выступлениях против закрытия церквей и снятия колоколов в монастыре, в нелегальных собраниях, где под видом чтения духовной литературы якобы проводилась антисоветская агитация. Они содержались в керенской тюрьме, где им было предложено признать свою вину с последующим освобождением, но арестованные заняли непреклонную позицию, приготовившись к страданиям за веру. Все они были отправлены на строительство Беломоро-Балтийского канала. Проходивший по делу священник Даниил Трапезников был приговорён к 10 годам заключения в концлагере как самый активный церковник группы, поднявший население Керенска на шествие к властям с просьбой об открытии Успенского собора. Освободившись из заключения, о. Даниил служил и в послевоенные годы — был настоятелем Михайло-Архангельской церкви Мокшана в сане протоиерея, исполнял должность благочинного. Священник Николай Шиловский, почти 70-летнего возраста, был приговорён к 5 годам заключения; наказание отбывал на Соловках, где и скончался.


Обложка одного из дел, легших в основу «Мартиролога».

В том же году возникло дело против религиозной общины на источнике «Семь ключей» Шемышейского района. На 1930 год здесь существовал тайный монастырь, где в трудах и молитве проводила жизнь группа крестьян и монахинь во главе со священником Алексием Сафроновым, подвизавшимся до революции в Киево-Печерской лавре. С насельниками тайной обители поддерживали связь и приходили сюда на богомолье многие жители окрестных сёл — Шемышейки, Русской и Мордовской Норки, Каржиманта и др. Дело интересно ещё и тем, что во время ликвидации общины сотрудники ГПУ произвели подробную фотосъёмку всех монастырских построек и эти уникальные фотоматериалы отложились в следственном деле. Здесь, на крутом косогоре у живописного источника, был устроен целый комплекс келий блиндажного типа и небольшой деревянный храм, и, таким образом, знаменитый источник, посещаемый и сегодня множеством людей, представлял тогда своего рода религиозный центр.

Члены общины были приговорены к довольно серьёзным срокам заключения — от 3 до 10 лет, а глава общины Алексий Сафронов — расстрелян.


Подготовка церкви к закрытию.

С января по июнь 1931 года в Пензенском регионе ОГПУ проводило крупнейшую операцию по ликвидации пензенского филиала Всесоюзной церковномонархической организации «Истинно-православная церковь». Число арестованных в ходе этой операции, охватившей по административно-территориальному делению того времени г. Пензу, Телегинский, Кучкин-ский, Мокшанский и Шемышейский районы, неизвестно; число же лиц, привлечённых к ответственности и репрессированных, составило 124 человека. Возглавлял Пензенский филиал ИПЦ епископ Кирилл (Соколов), вместе с которым был арестован целый ряд видных священников: Виктор Тонитров, Вукол Царан, Пётр Рассудов, Иоанн Прозоров, Павел Преображенский, Пётр Поспелов, Константин Орлов, Павел Любимов, Николай Лебедев, Александр Куликовский, Евфимий Куликов, Василий Касаткин, иеромонах Серафим (Гусев), Иоанн Ципровский, Стефан Владимиров, Димитрий Беневоленский, Феодор Архангельский, протоиерей Михаил Артоболевский, а также монахи, монахини, прихожане храмов. В числе арестованных и репрессированных оказались такие известные личности, как сосланный в Пензу профессор Московской духовной академии Сергей Сергеевич Глаголев и брат известных деятелей искусства Мозжухин Алексей Ильич. Все они были помещены з пензенскую тюрьму, а затем приговорены к разным срокам заключения, в основном от 3 до 5 лет. Епископ Кирилл (Соколов) получил 10 лет лишения свободы, а наказание отбывал в темниковских лагерях Мордовии; где и был расстрелян в 1937 году. До самой «мученической кончины Владыку посещали в лагере его духовные чада, которые доставляли из Пензы передачи и обеспечивали тайную переписку Владыки. Материалы дела по ликвидации «Истинно-православной церкви» в 1931 году составили 8 томов.

В том же году было открыто следствие в связи с массовым выступлением граждан с. Павло-Куракино Городищенского района в защиту местной церкви. События развернулись в январе 1931 года, на самый праздник Рождества Христова. Как только до крестьян дошел слух о снятии колоколов, масса народа стала сходиться на защиту храма. Верующие обступили церковь плотным кольцом, установили круглосуточное дежурство, а ночью, чтобы не замёрзнуть, жгли костры. Вскоре из Городища приехала группа солдат. Старик Григорий Васильевич Беляшов — один из самых активных защитников — с дубиной встал у входа в церковь. Как только один из красноармейцев приблизился к воротам храма, Василий сбил его с ног. В ответ раздался выстрел — Василий упал. Ещё раненного, его повезли в Городище, но по дороге Беляшов скончался — рана была смертельной. Около сотни человек крестьян, стоявших у храма, были окружены вооружёнными солдатами и арестованы. Далее солдаты стали хватать всех, кто попадался на пути, врывались в дома, производя аресты людей, не причастных к выступлению.

По данным старожилов села, в результате акции арестованных набралось до 400 человек, которых под конвоем направили в городищенскую тюрьму. Тюремное помещение, не рассчитанное на такое количество заключённых, заполнилось людьми до отказа: мужчины и женщины отправляли естественные нужды на глазах друг у друга, нечем было дышать. Одна из арестованных оказалась беременной, ей пришлось рожать прямо здесь, в камере. Репрессиям подверглись 26 человек, из которых священник Алексий Листов, крестьяне Нестор Богомолов и Фёдор Кирюхин были расстреляны, остальные получили различные сроки заключения — от 1 до 10 лет лишения свободы.


Внутри церкви, превращенной в зерносклад.

По делу о ликвидации «кружка справедливо верующих» в Никольском районе в качестве обвиняемых и свидетелей было привлечено более 40 человек, содержались в тюрьме г. Никольска, но, в конечном итоге, в том же году были освобождены.
В январе 1931 года было начато крупное церковнокулацкое дело в Чембарском (ныне Тамалинском) районе, в результате чего был арестован 31 человек — причт местной церкви и крестьяне-лишенцы, которые обвинялись в подпольной деятельности против мероприятий советской власти на селе, и в частности, выступали против коллективизации. Все были приговорены к ссылке в Северный край на срок от 3 до 5 лет. 68-летний священник Василий Рассказов был приговорён к 5 годам ссылки; наказание отбывал в с. Нижняя Вочь Усть-Куломского района Республики Коми, где и скончался в 1933 году. В связи с подготовкой материалов к его канонизации на место его гибели была совершена исследовательская экспедиция. Некоторые сведения собраны и по месту его служения, в селе Ульяновка Тамалинского р-на, где и разворачивались события.

С осени 1931 по май 1932 года велось крупное дело по зачистке остатков пензенского филиала ИПЦ в сельской местности, а именно в сёлах Пензенского, Телегинского и Сердобского районов. В общей части дела говорилось, что «...несмотря на ликвидацию в г. Пензе организации церковников, именуемых «Истинно Православные», во главе с Епископом Пензенским Кириллом, всё же хвосты последней продолжали оставаться, в особенности в Телегинском р-не СВК, каковой особенно насыщен религиозными фанатиками, разного рода юродивыми, старцами, старицами, монашками и другими проходимцами... Отдельные члены вышеназванной организации «Истинных» остались в районе и, после некоторого затишья их деятельности, снова стали группироваться вокруг отдельных членов «Истинных», устанавливая связь через бродячих монахов с оставшимися второстепенными руководителями, как-то: архимандритом Иоанникием Жарковым, свящ. Пульхритудовым, ныне арестованным, старцем Андреем из Сердобска и др.». По названному делу были арестованы 12 человек — диакон Иван Васильевич Калинин (Оленевский), его духовник архимандрит Пензенского Спасо-Преоб-раженского монастыря о. Иоанникий (Жарков), священник Александр Державин, священник села Кучки о. Александр Киреев, бродячий монах из села Давыдовка Колышлейского р-на Алексей Лифанов, жительница дер. Разорёновка Телегинского р-на Наталья Цыганова (болящая Наташа), крестьянин села Голодяевка Каменского р-на Илья Кузмин, крестьянка села Телегино Анна Кожарина, крестьянин села Телегино Степан Поляков, жительница села Телегино Пелагея Дмитриевна Поликарпова, старец из Телегино Ермолай Кузькин и ведущий скитальческий образ жизни Григорий Пронин. Кроме названных лиц, большое число людей привлекалось по ходу следствия в качестве свидетелей. Допросам подверглись братья священника Александра Державина, известные пензенские врачи — Гамалиил Иванович и Леонид Иванович Державины — личные доктора Владыки Кирилла. В деле также упоминается множество имён и фамилий, так или иначе связанных с ИПЦ. Эта связь распространялась на Пензенский район, где её центрами значатся Пенза и сёла Кривозерье и Телегино; Шемышейский район, где упоминаются село Русская Норка и православная община на источнике «Семь Ключей»; Сердобск, где столпом «истинных христиан» называется старец Андрей Грузинцев. Проходившие по делу получили от 1 до 5 лет лишения свободы.


«Только тот, кто друг попов, елку праздновать готов!»

Одно из самых крупных дел по ликвидации церковной группы «Союз Христовых воинов» возникло в декабре 1932 года и охватило сразу несколько районов: Иссинский, Николо-Пестровский (Никольский), Кузнецкий, а также Инзенский район Ульяновской области. Аресты начались в конце декабря 1932 года и продолжались до марта 1933 года.

К 3 годам лишения свободы были приговорены 6 человек, среди них иеромонах Антонин (Трошин), священники Николай Каменцев, Стефан Благов, обновленческий иерей Косма Вершинин; 19 человек были приговорены к 2 годам, в их числе были иеромонах Леонид Бычков, священник Николай Покровский; 14 человек по окончании следствия были освобождены: иеромонах Зиновий (Ежонков), священники Пётр Графов, Евстафий Топорков, Василий Козлов, Иоанн Небосклонов и др. Кроме священства в числе арестованных было немало монахинь ближайших закрытых монастырей, псаломщики, прихожане храмов.

В 1933 году была проведена масштабная операция против духовенства, монашествующих и мирян Лунинского района (Иванырс, Трубетчина, Сандерки, Ломовка, Старая и Новая Кутля, Большой Вьяс). К делу в качестве обвиняемых и подследственных было привлечено несколько десятков человек, которые содержались в лунинском отделении НКВД или отправлялись в пензенскую тюрьму. Некоторые из них умерли в ходе следствия. Авторитетные священники Григорий Шахов, Александр Невзоров, Иоанн Терехов, Георгий Федоськин, Афанасий Угаров, на ком держалась вся церковная жизнь Лунинского р-на, получили от 3 до 5 лет лишения свободы.


Была в Пензе даже и такая газета!

В это же время Пензенское ГПУ начало следствие по вновь сфабрикованному делу по «ликвидации контрреволюционно-монархической группировки в Пензе, Пензенском, Лунинском, Телегинском, Нижнеломовском, Каменском, Иссинском районах, где руководящим ядром являлись попы и церковники г. Пензы». Следствие длилось в течение 1933-1934 гг., а когда закончилось, материалы дела составили два объёмных тома. По названным районам был арестован 31 человек, среди них — известные и старейшие священники епархии Николай Андреевич Касаткин, Иван Васильевич Лукьянов, Анатолий Павлович Фисейский, иеромонах Нифонт (Беззубов-Пурилкин), многие монахи и миряне. Ещё большее число лиц по этому делу было допрошено, это епископ Кузнецкий Серафим (Юшков), досрочно освобождённый из концлагеря известный священник Николай Васильевич Лебедев, тайные монахини, верующие, колхозники. Число участников вымышленной группировки, как было сказано в деле, составило 200 человек.

В июне 1935 года было начато дело против религиозной общины в Наровчатском р-не, возглавляемой иеромонахом закрывшегося Сканова монастыря о. Пахомием (Ионовым), который, скрываясь от ареста, перешёл на нелегальное положение, поселившись в Новых Пичурах в специально приспособленной под «катакомбную» церковь келье церковного старосты Цибиркиной Февронии Ивановны. Вокруг о. Пахомия стали собираться верующие, которые поселились в доме («келье») Февронии Ивановны, образовав некий монастырь. К ним присоединился возвратившийся из концлагеря архимандрит Филарет (Игнашкин) и священник Ефрем Курдюков. Кроме стандартных обвинений в антисоветской и антиколхозной пропаганде, участники «нелегального монастыря» обвинялись ещё в антисемитской пропаганде и чтении книги «Протоколы Сионских мудрецов». Из наивных показаний малограмотных крестьян было видно, что они собирались на моления и им не хотелось вступать в колхозы. 14 человек из проходивших по делу были приговорены к разным срокам лишения свободы — от 1 до 5 лет. Старец Пахомий был приговорён к 5 годам концлагеря, впоследствии он был расстрелян и канонизирован в лике святых мучеников от Алма-Атинской епархии, архимандрит Филарет (Игнашкин) получил 3 года лишения свободы, скончался в 1939 году в местах заключения в Республике Коми, к тому же сроку был приговорён иеромонах Макарий (Камнев).


Юные доносчики за работой.

Одновременно, в июне 1935 года, было возбуждено групповое дело по ликвидации церковной группы Кузнецкого р-на во главе с епископом Кузнецким Серафимом (Юшковым). Не считая множества подследственных, которые содержались в тюрьмах во время делопроизводства, по окончании дела репрессиям подверглись 15 человек. Епископ Серафим, священники Александр Никольский, Алексий Павловский, Иоанн Никольский, председатель церковного совета Матрона Мещерякова и Иван Никитин получили по 10 лет заключения; архимандрит Михаил (Зайцев), священники Григорий Буславский, Иоанн Логинов, Василий Сергиевский и председатель церковного совета Пётр Васюхин — по 6 лет; остальные — по 2-3 года заключения. Владыка Серафим был освобождён досрочно по ходатайству своего сына академика С. В. Юшкова.

В 1936-1938 годах в Пензе и области началась серия самых кровавых следственных процессов, которыми ознаменовался большой террор на Сурской земле. Арестованных обвиняли в вербовке людей в церковные организации фашистского толка, шпионаже против СССР, деятельности, направленной на открытие уже закрытых храмов, и проч.

По делу, начатому в октябре 1936 года, в Пензе и области были арестованы виднейшие клирики того времени во главе с епископом Пензенским Феодором (Смирновым). Следствие велось почти год, в течение которого обвиняемые содержались в пензенской тюрьме, подвергаясь допросам с применением грубых насильственных методов воздействия. По окончании дела в 1937 году епископ Феодор, священники Гавриил Архангельский, Василий Смирнов, Иринарх Умов и Андрей Голубев были расстреляны. Первые трое из них впоследствии были причислены к Собору ново-мучеников и исповедников Российских от пензенской епархии.

В августе 1937 года было открыто дело, в ходе которого репрессиям подверглись 35 человек, большинство из которых (23 человека) были приговорены к высшей мере наказания и расстреляны. 12 из них были пастырями ещё старой семинарской закалки: Константин Студенский, Владимир Карсаевский, Михаил Пазельский и др.; остальные — диаконы, послушники, монахини бывшего Пензенского Троицкого монастыря.

Обновленческая группа Пензы в те годы также была ликвидирована «за ненадобностью» — коварный замысел богоборческой власти разрушить Церковь изнутри, провалился и раскольники были уже не нужны. По делу о ликвидации обновленческой группировки города Пензы в 1937-1938 годах репрессиям подвергся весь клир Мироносицкой церкви — 8 человек. Из них архиепископ Сергий (Сердобов), протоиерей Иоанн Андреев и священник Николай Виноградов были расстреляны, остальные приговорены к 8-10 годам лишения свободы.


Еще одна жертва…

Последней попыткой продолжить работу Пензенской епархии и сохранить церковное управление стал приезд в Пензу в январе 1938 года московского протоиерея Владимира Артоболевского — брата протоиерея Иоанна Артоболевского (впоследствии священномученика). В Пензе Владимир возглавил общину при единственно действующей Митрофановской церкви, объединил вокруг себя оставшееся духовенство, но в 1939 году против общины было возбуждено уголовное дело. Вместе с ним были арестованы священники Евгений Глебов, Андрей Кипарисов, Александр Рожков, Павел Студенский, а также видные прихожане, одним из которых был известный в России писатель-фольклорист Николай Евгеньевич Ончуков. Глава группы протоиерей Владимир Артоболевский был осуждён на 7 лет лишения свободы. Наказание отбывал в ахунской исправительно-трудовой колонии, где и скончался в 1941 году. В марте 1942 года в том же месте заключения скончался и Н. Е. Ончуков. Священник Александр Рожков был приговорён к 6 годам заключения. 69-летний Павел Студенский скончался в ходе следствия. Активный прихожанин Александр Медведев был отправлен на принудительное психиатрическое лечение. К 2 годам заключения был приговорён протоиерей Андрей Кипарисов, скончавшийся своей смертью на свободе в 1943 году. За недоказанностью вины был освобождён лишь священник Евгений Глебов.


Вот они – женщины «молочницы».

Групповые дела против верующих продолжались и в послевоенное время. - Целый ряд следственных процессов 1940-х гг. был направлен на ликвидацию тайной религиозной общины «Монастырский союз» на Молочном источнике в Земетчинском районе. Община изначально возникла не как религиозная, а как рабочая артель из местных крестьян в составе Юрсовского лесхоза. Впоследствии главным объединяющим фактором среди членов артели стала религиозная жизнь: чтение божественных книг, молитвы, послушания. Духовным стержнем своеобразного монастыря стала крестьянка соседнего села Раёво Анастасия Мишина. Сокрытым в глухом лесу членам общины долгое время удавалось совмещать государственную работу с религиозной жизнью. Первые аресты прошли в 1942 году, последние — в 1948-м. Большая часть насельников Молочного источника были арестованы в конце 1945 года и отправлены в отдалённые районы СССР на разные сроки. Лишь Анастасия Кузьминична Мишина 9 лет провела в изоляторе знаменитого владимирского централа.

Таков краткий перечень основных групповых дел, связанных с репрессиями по отношению к духовенству и верующим Пензенской епархии. Однако репрессивная машина не только срезала обильную жатву в ходе коллективных арестов, но вырывала служителей Церкви и поодиночке, по 2-3 человека, в результате чего к началу Великой Отечественной войны на территории Пензенской области осталось всего лишь несколько священников и две действующие кладбищенские церкви — Митрофановская в Пензе и Казанская в Кузнецке. И только слова Господа Иисуса Христа «Аз созижду Церковь Мою, и врата ада не одолеют её (Мф. 16:18]» открывают нам тайну, как Русская Православная Церковь вообще могла сохраниться в то время и возродиться до нынешнего состояния.
Автор:
А. Дворжанский, С. Зелев, В. Клюев, В. Шпаковский
Статьи из этой серии:
Пострадавшие за веру. Часть первая
Пострадавшие за веру. Часть вторая. Генерал от кувакерии
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

283 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти