Пенсионный возраст после войны. Часть 3

Несмотря на массовую демобилизацию после окончания войны и возвращения в народное хозяйство миллионов бывших фронтовиков, неудержимо надвигалась новая демографическая катастрофа. Связана она была с огромными людскими потерями за годы войны. Эти потери до сих пор невозможно учесть в полном объеме. Официальные показатели были несопоставимы с истинными масштабами человеческой трагедии. Сначала были названы людские потери в количестве более 7 млн. человек, затем – 20 млн., а в 1990 году официально уточнили – свыше 27 млн. человек. Но и эти цифры не соответствуют реальной картине. Нет точных данных о рождаемости и смертности на временно оккупированных территориях, а также среди угнанных на работы в Германию. Не всегда учитываются показатели смертности во время послевоенного голода 1947 года, а это, по некоторым оценкам, примерно 1 млн. жизней. Продолжала работать репрессивная машина, хотя и на меньших оборотах. Поэтому при использовании статистических данных о продолжительности жизни в этот период нашей истории, на наш взгляд, надо всегда учитывать эти факторы и применять поправочные коэффициенты. Иначе ошибок не избежать.




Эти демографические «ямы» в нашей послевоенной истории повторяются с периодичностью в 18-20 лет, что примерно соответствует среднему возрасту погибших на войне и не успевших обзавестись детьми. Если последовательно прибавлять эти годы, начиная с 1945 года, то с точностью плюс-минус 1-2 года получим примерные периоды кризисных явлений в нашей экономике в результате волн демографических спадов. Конечно, математические и демографические расчеты дадут более точные результаты. По мнению демографа А. Вишнякова, предвоенная численность населения России была восстановлена только в 1956 году, через 11 лет после окончания войны.

Социальные невзгоды мирного времени

Помимо демографических, нарастали и социально-экономические последствия войны. В стране остро обозначилась проблема безработицы. Возвращающиеся домой фронтовики не могли устроиться в мирной жизни. Материальное положение даже работающих было тяжелым. К тому прибавилась засуха и последовавший голод во многих регионах страны. Денежная реформа 1947 года и одновременная отмена карточной системы на продукты и промышленные товары, даже при установлении единых цен, привели к росту розничных цен на разные группы товаров. Обмен денег в течение одной недели по конфискационным условиям привел к фактической потере накоплений многих граждан. С точки зрения улучшения финансовой ситуации в стране, удалось снизить инфляционное давление избыточной денежной наличности на рынок, не обеспеченный товарами. А с точки зрения населения такой подход привел к обеднению большой массы людей.

Среднемесячная зарплата в стране росла значительными темпами, начиная с 1940 года. Тогда она составляла 339 руб., а спустя 5 лет уже 442 руб. В 1950 году она еще раз существенно подросла – до 646 рублей. В последующем ее рост не превышал 10-15 руб. в год. Самые высокие зарплаты в 1950 году были у работников водного транспорта – 786 руб., в промышленности – 726 руб. и на железной дороге – 725 руб. А самые низкие зарплаты были в общепите – 231 руб. и в совхозах – 213 руб. Эти суммы брались в расчет при начислении пенсии.

Согласно постановлению Совмина СССР и ЦК ВКП(б) от 14 декабря 1947 одновременно с денежной реформой и отменой карточной системы, предусматривалось снижение цен на основные продукты и товары. Новые цены были введены приказом министра торговли СССР от 14 декабря 1947 года с разделением территории страны на 3 ценовых пояса. Приведем для примера некоторые цены в рублях и копейках за 1 кг для 2-го пояса. По продовольствию: хлеб ржаной – 3 руб., а пшеничный 1 сорта – 7 руб.; сахар рафинад – 15 руб., мясо говяжье – 30 руб., сельдь каспийская бочковая – 20 руб., икра белужья, осетровая, зернистая – 400 руб. Промтовары обходились дороже: платье женское шерстяное – 510 руб., костюм мужской двойка полушерстяной – 430 руб., а шерстяной стоил уже 1400 руб. Полуботинки мужские обходились в 260 руб. Папиросы «Казбек» стоили 6 руб. 30 коп. за пачку. Часы наручные «Звезда» продавались за 900 руб., а фотоаппарат «ФЭД» стоил 110 рублей. Зарплаты и пенсии катастрофически не хватало. После проведенного в 1954 и 1955 годах бюджетного обследования семей рабочих ЦСУ СССР докладывало, что доля расходов на питание, одежду и оплату жилья составляла в доходе семьи рабочего 70 %, а остаток наличных денег часто равнялся нулю.

Во многом на ситуацию негативно влиял «социальный курс» Г.В. Маленкова, нацеленный на сокращение бюджетных соцрасходов. С января 1955 года значительно ухудшились условия выплат по больничному листку. Частично надо было оплачивать свое лечение, а за стационар платить полностью. В медучреждениях не хватало кроватей, лекарств и медперсонала, который работал с перегрузкой. Недостаточно было школ, столовых и детских садов. Во многом сказывалась нехватка помещений, что разрушила война. Было много ведомственных жилых домов, и потеря работы влекла за собой неизбежное выселение. Многие вынуждены были снимать «углы» и комнаты у частников, на что уходило до 50% зарплаты. Правда, плата за казенное жилье оставалась на уровне 1928 года и составляла не более 4,5% бюджета семьи. Но таких квартир в стране было мало.

Социальный накал в обществе несколько снизили смена политического курса после ХХ съезда партии и начавшаяся хрущевская оттепель. Тому способствовали и конкретные шаги по улучшению жизни пенсионеров.

Пенсионный социализм: госпенсия всем рабочим и служащим

Ситуацию исправил вступивший в силу с 1 октября 1956 года закон о госпенсиях. В нем впервые были объедены в единую систему все основные пенсионные направления. Льготные пенсии стали назначаться по степени вредности и опасности производств в соответствии со списками должностей и профессий №1 и №2.

Право на государственные пенсии получили: 1) рабочие и служащие; 2) военнослужащие срочной службы; 3) учащиеся вузов, техникумов, училищ и школ; 4) другие граждане, ставшие инвалидами в связи с выполнением государственных или общественных обязанностей; 5) члены семей перечисленных лиц при потере кормильца.

Закон закрепил уже существовавшие возрастные параметры и требования к стажу при выходе на пенсию по старости: мужчины – 60 лет и 25 лет трудового стажа; женщины – 55 лет и 20 лет стажа.

Были установлены 3 вида пенсий: по старости, по инвалидности, по случаю потери кормильца. Пенсии по новому закону выросли – по старости почти в 2 раза, а остальные примерно в 1,5 раза. Размеры пенсий по старости в 1956 году были установлены в пределах от 300 до 1200 рублей. Были введены надбавки за непрерывный стаж. Тогда же установили 2 варианта учета заработка для начисления пенсии – последние 12 месяцев работы или любые 5 лет подряд из 10 лет перед выходом на пенсию. При полном стаже (25 лет мужчины и 20 лет женщины) пенсия составляла не менее 50% от прежнего заработка. Однако при минимальной на середину 1950-х годов зарплате в 350 рублей назначалась пенсия в размере 100% от зарплаты. После денежной реформы 1961 года планка минимальной зарплаты была установлена в 50 рублей, а максимальной зарплаты – 100 рублей. Соответственно, в первом случае коэффициент замещения был максимальным — 85% и пенсия составляла 40 рублей. А при максимальной зарплате пенсия составляла 55 рублей. Разница между минимальной и максимальной пенсиями составляла всего 15 рублей. Так проводился в жизнь советский принцип социальной справедливости и пенсионного равенства. И работники тех лет с пониманием относились к такой пенсионной практике.


Впервые законом установили пенсии по старости при неполном стаже. Они рассчитывались в пропорции к фактическому времени работы. При этом пенсия не могла быть менее четверти от полной пенсии. Имевшим право на несколько пенсий по разным основаниям, пенсия назначалась только одна — по выбору пенсионера. Была введена норма – пенсия по старости назначалась только при достижении установленного возраста, даже если у работника уже был необходимый стаж.

Этот пенсионный закон в советское время изменялся и дополнялся 18 раз, но его основные нормы и положения оставались неизменными вплоть до начала 1990-х годов.

Как и прежде, пенсии кадровым военным и ученым назначались за выслугу лет отдельными постановлениями правительства. А вот пенсии писателям, композиторам и художникам с августа 1957 года стали назначать по общим правилам. В качестве заработка в расчет брался авторский гонорар. Поскольку страховые взносы за творческих работников не уплачивались, то пенсия шла из казны.

Старикам к станку у нас дорога

Закону установили обратную силу и за счет этого повысили пенсии почти 15 млн. пенсионерам. Однако новые пенсионные нормы не стимулировали пенсионеров работать дольше, поскольку в результате перерасчета общий доход снижался. Так, пенсионеру-льготнику шахтеру или сталевару выплачивалась лишь половина пенсии.

Пенсию по старости работающим пенсионерам платили в размере 150 рублей, если их заработок не превышал 1000 рублей. Пенсии, назначенные при неполном стаже, работающим пенсионерам не выплачивались вовсе. Такие условия оказались невыгодными. Число работающих пенсионеров уменьшилось почти в 2 раза за период с 1956 по 1962 годы. При этом неработающих пенсионеров по старости стало в 3 раза больше. Ситуация ухудшалась и в конце 1963 года работало уже менее 10% пенсионеров. Лишь после 7 лет раздумий власть изменила условия труда пенсионеров по старости. Принятое в 1964 году постановление разрешило брать на работу пенсионеров с гарантией выплаты всей пенсии или ее части сверх зарплаты. Стимул сработал. Число пенсионеров на производстве за один год выросло примерно в 3 раза.

В 1969 году установили «потолок» по доходам работающих пенсионеров — сумма пенсии и заработка не должна была превышать 300 рублей. На 1-м году пенсии по старости продолжали работать около 49%. Маленькие пенсии заставляли пенсионеров, которые сохранили трудоспособность, искать посильную работу или подработку. Забегая вперед, отметим, что в 1986 году трудилось уже 61% пенсионеров по старости. Этому способствовал и рост общей продолжительности жизни, которая с конца 1960-х годов превысила 70 лет.

Дождались пенсию в селе

Постановлением Совмина СССР от 4 августа 1956 года ввели в действие «Положение о порядке назначения и выплаты государственных пенсий». В рамках нового пенсионного законодательства были введены нормы, определяющие размеры пенсий «постоянно проживающим в сельских местностях и связанным с сельским хозяйством». С декабря того же года пенсии по старости им начислялись в размере 85% от пенсий рабочим и служащим. К этой категории пенсионеров по старости относились те из них, кто постоянно проживал в селе. При этом пенсионер должен был как-то связан с сельским хозяйством — быть членом колхоза или иметь приусадебный участок от 0,15 га и более. Если приехал из города на отдых, к родным или на лечение на срок до 1 года, то пенсию не пересчитывали. С середины 1960-х годов были отменены перерасчеты пенсий при переезде пенсионера из города в село и обратно.

В принятой в октябре 1961 года программе партии было сказано, что пенсии по старости распространятся и на колхозников. В июле 1964 года впервые в российской истории был принят Закон «О пенсиях и пособиях членам колхозов». В его преамбуле отмечалось, что со временем пенсии колхозников сравняются с пенсиями рабочих и служащих. Правда, пенсионный возраст для сельчан был установлен на 5 лет выше: для мужчин 65 лет, для женщин – 60 лет. Спустя 4 года возрастные критерии колхозников уровняли с возрастом выхода на пенсию рабочих и служащих.

Однако оставались и пенсионные различия. Так, председателю колхоза пенсия назначалась при условии, что за последние 10 лет работы в колхозе, он не менее 5 лет был председателем. Механизатору надо было на этой должности отработать половину трудового стажа. А колхозным специалистам необходимо было иметь высшее или средне-специальное образование и трудиться по специальности. Единая пенсионная система для колхозников финансировалась за счет специального союзного фонда.

В целом уровень жизни сельчан постепенно повышался и приближался к городским показателям. Но до слияния города с деревней было еще очень далеко. Например, в секретной (!) на то время статистической таблице ЦСУ СССР от 5 октября 1953 года приводились данные о потреблении основных продуктов питания в семьях крестьян за разные годы. Если сравнить 1923-1924 годы с 1952 годом, то месячное потребление на 1-го человека снизилось по хлебу и хлебным продуктам на 3 кг, а также на 1 кг меньше шло на еду крупы и бобовых. По остальным продуктам рост в разных пропорция: молоко и молочные продукты – на 3 л больше, сало и растительное масло – на 100 г больше, мясо всякое – на 200 г больше, сахар и кондитерские изделия – на 300 г больше. За почти 30-летний период вряд ли это был значительный рост потребления. Может, поэтому и таблица стала секретной, хотя в ней никаких важных тайн не содержится.

В 1968 году все пенсионные параметры стали едиными для рабочих, служащих и колхозников. Это стало убедительной победой СССР и, пожалуй, единственным в мире успехом в построении столь масштабной, долговременной и социально ориентированной пенсионной системы.

Национальная пенсионная программа не ограничивается только финансовыми и социальными рамками. Бюджетная или демографическая балансировка при всей их значимости вне единого комплексного подхода не даст конечного ожидаемого результата и не сохранит стабильность пенсионной системы в долгосрочной перспективе. Пенсионные системы формируются с горизонтом применения на 30-50 лет и должны учитывать интересы того поколения будущих пенсионеров, которые только начинают свою трудовую деятельность.

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

102 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти