Экспедиция шлюпов «Открытие» и «Благонамеренный». Часть 2

3 июля 1819 года в 7 часов вечера русские шлюпы «Открытие» и «Благонамеренный» покинули Кронштадт. Это были корабли второй, или северной дивизии и наряду со шлюпами «Восток» и «Мирный» являлись составной частью масштабной научной географической экспедиции.

Экспедиция шлюпов «Открытие» и «Благонамеренный». Часть 2

Латынцев В. Н. Русские корабли у берегов Аляски



Ее подготовка проводилась в чрезвычайной спешке, поскольку предприятие было одобрено на самом верху. Выход кораблей находился на контроле у морского министра маркиза де Траверсе, который в этот период даже перенес свою резиденцию на борт яхты, стоящей в Кронштадте. Все приготовления были сделаны, распоряжения отданы. Моряков, покидавших родные берега, ждал долгий путь.

Через Атлантику

11 июля «Открытие» и «Благонамеренный» бросили якоря в датском Копенгагене. Туда же спустя сутки прибыли шлюпы первой дивизии «Восток» и «Мирный». На месте были произведены необходимые закупки. Так, у датского контр-адмирала Лавернона были приобретены составленные им карты и лоции Северного моря, Каттегата и норвежских вод. Алексей Петрович Лазарев отмечал, что полученные в Адмиралтействе карты, над составлением которых в свое время потрудился русский ученый-географ Гаврила Андреевич Сарычев, были более точными.

20 июля корабли обеих дивизий подняли паруса и снялись с якоря. Через неделю их принимал Портсмут. На рейде стоял еще один русский шлюп, «Камчатка», который возвращался из кругосветного путешествия. Им командовал Василий Михайлович Головнин. Во время стоянки в Портсмуте были произведены закупки различных научных инструментов, производство которых в России было либо не налажено, либо же развито недостаточно. В их число входили телескоп, четыре секстанта, три барометра, два хронометра и подзорные трубы. Оборудование было доставлено из Лондона.

Пользуясь случаем, русские офицеры осмотрели замок Карисбрук в Ньюпорте, где в свое время был заточен король Карл I. Лазарев отмечал, что в Англии «везде надобны деньги» – за посещение замка было истребовано по три шиллинга с человека.

Кроме инструментов, на борт были погружены еще и закупленные противоцинготные средства, включая хвойную эссенцию и пятьдесят банок концентрированной лимонной кислоты. Среди прочего имелись также 142 жестяные банки «донкинова» мяса и 240 банок с бульоном. Это были массивные банки из белой жести, покрытые оловом для предотвращения коррозии. Такое название новомодные тогда еще консервы получили в честь лондонского инженера и промышленника Брайана Донкина, первым наладившего выпуск консервов. Следует заметить, что британское Адмиралтейство заключило первый контракт на поставку продуктов длительного хранения в 1818 году.

29 августа Портсмут покинули «Восток» и «Мирный», 31-го – «Открытие» и «Благонамеренный». 1 сентября 1819 года корабли северной дивизии оставили позади себя Лизардские маяки, а вместе с ними – и Европу. Впереди ждала Атлантика.

Первоначально капитан 2-го ранга Михаил Николаевич Васильев планировал, минуя Канарские острова, идти прямо к мысу Доброй Надежды. В середине октября корабли пересекли экватор. Разумеется, при этом не обошлось без торжественной церемонии. Роль Нептуна выпала матросу Игнатьеву, родом из камчадалов. В свое время он уже успешно пережил подобную процедуру на возвращающемся домой бриге «Рюрик» под командованием Отто Евстафьевича Коцебу. Форсирование экватора прошло весело и празднично.

Куда менее радостными были рапорты об увеличивающемся количестве испорченных ржаных сухарей. Стараниями флотских интендантов на уходящие в далекое плавание корабли был списан провиант далеко не самого лучшего качества. Созданная судовая комиссия забраковала и приказала выбросить за борт почти полтораста пудов испорченных и червивых сухарей. Вполне вероятно, именно эта причина повлияла на первоначальное решение капитана Васильева не заходить в Южную Америку. Вскоре после преодоления экватора он уведомил капитан-лейтенанта Шишмарёва о своем намерении все-таки зайти в Рио-де-Жанейро.

1 ноября шлюпы подошли к бразильским берегам в районе крепости Санта-Крус и вскоре бросили якоря на рейде Рио-де-Жанейро. В городе были произведены закупки свежего продовольствия, включая рис, фрукты, овощи и ром. Рио-де-Жанейро уже тогда являлся центром оживленной торговли, причем наибольшее благоприятствование имели английские купцы. Они уплачивали пошлину со своих товаров не более 15%, тогда как их иностранные коллеги – 24%. Соответствующее соглашение было достигнуто в свое время между португальским королем и английским правительством.

Сильное впечатление на членов экипажей русских кораблей, стоявших в гавани (тут же находились «Восток» и «Мирный»), оказал приход невольничьего судна из Африки. Труд рабов-негров широко применялся в местном хозяйстве.

22 ноября 1819 года, попрощавшись с товарищами из южной дивизии, «Благонамеренный» и «Открытие» взяли курс к мысу Доброй Надежды.


Тихий океан

Капитан 2-го ранга Васильев принял решение совершить переход до Австралии без какого-либо захода в порты. Капитан-лейтенанту Шишмарёву, предлагавшему совершить остановку на мысе Доброй Надежды, командир экспедиции возразил, что, поскольку серьезно больных на кораблях нет, и в наличии имеется обширный запас пресной воды, он не видит резона тратить время на стоянку.


Кругосветное путешествие шлюпов «Открытие» и «Благонамеренный»


Новый 1820 год «Благонамеренный» и «Открытие» встречали уже в Индийском океане. Вместе с Новым годом пришел и сильный шторм с грозой. 10 февраля в условиях очередного шторма шлюпы потеряли друг друга – «Открытие» ушел вперед. Соплаватели встретятся вновь только у берегов Австралии.

16 февраля с кораблей заметили берег этого континента. Шлюпы бросили якорь в гавани Сиднея. Заход иностранных кораблей был значительным событием в неспешной жизни местной английской колонии. Возглавлявший ее генерал-губернатор Лаклан Маккуори оказал русским морякам радушный прием. Приглашения на вечера и обеды сыпались как из рога изобилия и вскоре весьма надоели русским офицерам. Кроме свежей пресной воды, было погружено большое количество дров, благо на берегу деревья росли в изобилии. Корпуса «Благонамеренного» и «Открытия» были осмотрены и покрашены.

16 марта шлюпы подняли якоря и покинули гавань Сиднея. Вообще-то, это планировалось сделать на несколько дней ранее, однако причиной задержки был сильный противный ветер. Курс был взят сначала на северо-восток, а потом на север, оставляя западней острова Фиджи. Капитан Васильев решил разделить свои корабли: шлюп «Открытие» должен был идти сразу в Петропавловск, а «Благонамеренный» – зайти в Сан-Франциско. Впоследствии из-за неблагоприятного направления ветра капитан внес коррективы в свой план и отдал приказ обоим кораблям следовать вместе.

Регион, через который проходили шлюпы, изобилует островами, и неудивительно, что 17 апреля матрос Потапов, находящийся на салинге «Благонамеренного», заметил острова. Ими оказались одиннадцать низменных коралловых островков, получивших название островов «Благонамеренного». Впоследствии, правда, оказалось, что данный архипелаг был замечен ранее другими мореплавателями, однако именно русские моряки нанесли их точные координаты на карту. Поскольку никто серьезно не исследовал данный вопрос, приоритет научного открытия архипелага остается за экспедицией Васильева-Шишмарёва. Имелись контакты и с местным населением, которое демонстрировало осторожное дружелюбие. Островитяне, по всей видимости, впервые увидели европейцев.

25 мая на параллели 33 градусов северной широты «Благонамеренный» получил приказ капитана Васильева следовать к острову Уналашка, а «Открытие» должен был идти в Петропавловск. Местом встречи был выбран так называемый Зунд Коцебу, открытый этим мореплавателем в 1816 году и ошибочно принятый им за пролив, являющийся Северо-Восточным проходом, а на деле – глубокий залив на западном побережье Аляски.

Находясь в районе Алеутских островов, с «Благонамеренного» увидели остров Ново-Горелый, или, как его еще называли, остров Иоанна Богослова. Примечательно, что данный остров поднялся со дна моря в 1796 г. вследствие землетрясения. В 1814 году его впервые посетили промышленники, однако нашли его малопригодным для какого-то практического использования. Штатный натуралист экспедиции Федор Штейн и Алексей Лазарев на шлюпке осмотрели берег, не найдя, впрочем, удобно места для высадки. Зато ими была замечена большая колония сивучей, проявивших к шлюпке довольно заметное любопытство.

3 июня 1820 года «Благонамеренный» прибыл на остров Уналашка. Местные власти, которые были представлены конторой Русско-Американской компании, проявили свое радушие, прислав в ответ на запрос о свежей провизии живого бычка. Изучив документы, присланные из штаб-квартиры компании в Санкт-Петербурге, о выделении шестерых переводчиков, местное начальство было вынуждено отказать ввиду отсутствия таковых. С переводчиками, в отличие от бычков, на Уналашка было туго.


Капитанская гавань на острове Уналашка


Стоянку в Капитанской гавани острова использовали по максимуму. В первую очередь были приведены в порядок сильно изорвавшиеся в тропиках паруса, покрашен корпус, проведен другой мелкий ремонт.

Нашлись у членов экспедиции и другие занятия. Управляющий острова чиновник Русско-Американской компании И. А. Крюков обратился к командиру «Благонамеренного» капитан-лейтенанту Шишмарёву с довольно необычной просьбой. Крюков попросил прислать на берег священника, который бы окрестил и обвенчал проживающих на острове русских и алеутов. Находящийся на борту священник Михаил Иванов приступил к своим непосредственным обязанностям немедленно. В общей сложности было крещено 175 алеутов обоего пола и креолов (детей от смешанных браков). В том числе были крещены дети самого 56-летнего Крюкова.

Экспедиции все-таки были предоставлены шестеро местных жителей – алеутов, располагавших четырьмя байдарами, которых предполагалось использовать при проведении описных работ возле мелководного побережья. 17 июня, спустя две недели нахождения у острова Уналашка, шлюп «Благонамеренный» поднял якорь и вышел в море.

Исследование севера

Сопровождаемый частыми туманами «Благонамеренный», оставив Алеутскую гряду за кормой, последовал на север. Это был регион, формально контролируемый Русско-Американской компанией. Данная структура широко пользовалась услугами местного населения, в первую очередь алеутов, при этом выплачивая им довольно незначительное вознаграждение.

Только с приходом на должность главного правителя Русской Америки лейтенанта Семена Яковлевича Яновского осенью 1818 года аборигены стали получать двойную плату. Так, за убитого кита вместо 5–10 рублей стали выплачивать 10–20, за бобра раньше давали 5, а теперь 10 рублей. За пойманную треску вознаграждали 5 копейками, а раньше не платили ничего. Премии за других зверей были также удвоены. Для сравнения, Алексей Петрович Лазарев и другие офицеры перед переходом в Австралию запасались различной живностью в Рио-де-Жанейро, приобретая утку за 4 рубля, курицу – за 2 рубля 50 копеек и индейку – от 5 до 8 рублей в переводе на русские деньги. Цены Лазарев находил весьма недорогими.

23 июня был замечен расположенный в Беринговом проливе остров Святого Лаврентия. Он был открыт русским мореплавателем Витусом Берингом в августе 1728 года. На берегу было замечено селение, и Шишмарёв отдал распоряжение о высадке. Местные жители с энтузиазмом встретили гостей, предлагая изделия из кости и шкуры различных животных. В обмен они просили только табак. Началась неспешная меновая торговля, причем аборигенов старались не обижать и не обманывать. Им было подарено несколько инструментов и предметов быта, как, например, иглы.


Воронин Лука Алексеевич. Вид летних чукотских юрт и якорного места в губе Святого Лаврентия


После долгих переговоров при помощи жестов Шишмарёву и Лазареву даже позволили осмотреть юрты, которые были, впрочем, незамедлительно покинуты из-за чрезвычайно неблагоприятной воздушной атмосферы. Пробыв на острове Святого Лаврентия непродолжительное время, «Благонамеренный» двинулся далее на север.

Всё чаще корабль окутывал туман, хотя льда встречено не было. 7 июля 1820 года экипаж «Благонамеренного» мог одновременно наблюдать мыс Дежнева, самую восточную оконечность Евразии, оба острова Гво́здева (Диомида) в Беринговом проливе и мыс Принца Уэльского, самую западную точку Северной Америки. Таким образом была исправлена ошибка Отто Евстафьевича Коцебу, считавшего, что островов Гво́здева три, а не два.

Достигнув залива Коцебу 11 июля, «Благонамеренный» встал там на якорь. Дожидаясь все еще находившегося в пути шлюпа «Открытие», Шишмарёв обследовал берега залива Коцебу – отмечалось, что вдоль берега там имеется лед, частыми были туманы.

Представители местного населения, около пятидесяти человек, в эти дни нанесли русским морякам визит с коммерческим уклоном. Подойдя на своих байдарах прямо к борту шлюпа, они стали предлагать имевшиеся у них шкуры и костяные изделия в обмен на все тот же табак. Моряки просто одарили аборигенов табаком и различными мелкими украшениями, не беря ничего взамен. «Американцы» были несколько удивлены такому способу ведения дел. Впрочем, некоторое количество украшений и вещей из кости было выменяно на столь ценимые туземцами инструменты.

Это был не единичный контакт с местным населением. Через несколько дней на берег высадилась довольно большая партия матросов во главе с лейтенантом Лазаревым и натуралистом Штейном. С корабля было замечено довольно крупное селение. Вновь аборигенов одарили табаком, хотя принимали они его не с таким энтузиазмом, как жители острова Святого Лаврентия. Гораздо охотнее выменивались иглы и инструменты. Один из наиболее любознательных аборигенов начал было откручивать золоченые и ярко сияющие пуговицы с мундира лейтенанта Лазарева. Алексею Петровичу пришлось продемонстрировать свои самые решительные намерения уберечь форменную одежду от повреждений.

14 июля в 8 часов утра, к большой радости всех моряков, появился шлюп «Открытие», который вскоре встал на якорь возле «Благонамеренного» в заливе Коцебу. 18 июля оба корабля покинули место стоянки и отправились на север. По пути им встретился бриг «Педлер» под американским флагом, который прибыл в здешние воды осуществлять меновую торговлю с аборигенами, выменивая у них ценные шкуры на порох, ружья и инструменты. Нанесший визит вежливости американский капитан был столь любезен, что привез в качестве подарков несколько ананасов. Как отмечал Лазарев в своих записках, «должно признаться, что просвещенные американцы проворны в торговле, едва прослышат о каком-либо новом открытии, как уже явятся туда с товарами».

Простившись с предприимчивыми американцами, русские шлюпы продолжили выполнять возложенную на них задачу: исследование и опись западного побережья Аляски. Корабли оставили за кормой Берингов пролив и очутились в Чукотском море. Шлюпу «Открытие», оторвавшемуся в тумане от своего напарника, удалось достичь широты 76 градусов 6 минут, то есть на 25 миль дальше параллели, достигнутой в 1778 году английской экспедицией Джеймса Кука в ходе его третьего кругосветного путешествия.

«Благонамеренный» встретил перед собой непроходимые льды на широте 69° 1'. 31 июля шлюпы вновь соединились после почти десятидневной разлуки. В этот день капитан 2-го ранга Васильев отдал распоряжение возвращаться к острову Святого Лаврентия. Несмотря на то, что искомый Северо-Восточный проход на западном побережья Аляски так и не удалось обнаружить, русским исследователям удалось собрать и систематизировать большое количество данных об этом крайне малоизученном регионе.

Закончив опись острова Святого Лаврентия, 21 августа «Открытие» и «Благонамеренный» бросили якоря в Капитанской гавани острова Уналашка. В соответствии с полученными инструкциями, командование экспедицией планировало провести зиму 1820–1821 годов в более низких широтах, занимаясь исследованиями американского побережья и островов Тихого океана. За время стоянки, длившейся неделю, были пополнены запасы воды и провизии, заготовлены дрова. Поскольку, переделанный из транспорта, «Благонамеренный» имел более вместительные трюмы, то он выполнял обязанность перевозчика части провианта, предназначавшегося для менее вместительного «Открытия». Перегрузкой данных запасов и занимались моряки обоих шлюпов. 28 августа корабли покинули Уналашка.

Зима 1820–1821 годов

Местом следования теперь являлся порт Ново-Архангельск на острове Ситке (острове Баранова), являющийся центром русских владений в Северной Америке. Численность русской колонии здесь составляла чуть более 200 человек. Оба шлюпа прибыли в порт 20 сентября. На тот момент в гавани стояла шхуна «Баранов», принадлежавшая Русско-Американской компании.


Вид центральной части Ново-Архангельска


В Ново-Архангельске из трюма «Благонамеренного» был извлечен разобранный палубный бот и другие грузы. Лейтенант Игнатьев и группа корабельных плотников приступили к его сборке. Бот был прочным, детали конструкции изготовлены из дуба, а днище обшито медными листами. Поскольку бот в разобранном виде лежал почти на самом дне трюма, оттуда пришлось достать большое количество груза, часть из которого временно разместили на «Баранове». Поскольку бот, в силу своей конструкции, был тяжелым, более 2 тыс. пудов, то вместо него был загружен каменный балласт. После этой довольно трудоемкой процедуры и традиционного пополнения запасов корабли были вновь готовы к походу.

24 октября 1820 года шлюпы покинули остров Ситку. По распоряжению капитана 2-го ранга Васильева вторая дивизия должна была следовать в порт Святого Франциска (нынешний Сан-Франциско), входивший в состав испанских владений в Америке. Там планировалось провести более основательный ремонт корпусов и такелажа обоих шлюпов, поскольку в русских владениях это тогда не представлялось возможным.

На случай далеко не редкого расставания во время плавания это же место являлось точкой рандеву. Вообще, разница в тактико-технических характеристиках между двумя кораблями постоянно ощущалась во время плавания. И то, что более быстроходный шлюп «Открытие» часто оставлял далеко за кормой своего более тихоходного товарища, было не редкостью.

10 ноября шлюпы с небольшим интервалом зашли в гавань Святого Франциска. Обменявшись салютом с испанской крепостью, корабли встали на якорь и приступили к регламентным работам. На берегу был устроен лагерь вместе с полевой обсерваторией, в которой регулярно проводились астрономические наблюдения. Также была сложена печь для изготовления сухарей. Русские корабли простояли в этом месте около трех месяцев.

За это время был проведен большой объем не только ремонтных, но и научно-исследовательских работ. Капитан-лейтенант Шишмарёв и штурман Рыдалев исследовали залив Сан-Франциско – то была первая опись и геодезическая съемка данной местности, произведенная европейцами.

10 февраля уже нового 1821 года «Открытие» и «Благонамеренный» покинули испанские владения и направились к Гавайским островам. В этом районе они находились с середины марта до 5 апреля. Интерес к Гавайским островам в то время был вполне объясним, поскольку из-за выгодного расположения их в Тихом океане вокруг этого архипелага развернулось нешуточное соперничество ведущих морских держав.

Острова были формально независимы, но посланники и эмиссары Англии, Северо-Американских Штатов и Испании безустанно трудились на бескрайней ниве тайной дипломатии. Усилия сторон сводились к борьбе за расположение местного короля Камеамеа II. В ход шли уговоры, угрозы, подкуп и прочий набор никогда не устаревающих инструментов политических интриг. Неудивительно, что гавайский король, вдоволь пресытившись вниманием со стороны «цивилизованных» стран, стал искать поддержку и покровительство у России.

Через русские власти на Камчатке в лице Петра Ивановича Рикорда гавайский король обратился к царю Александру I c просьбой о покровительстве и защите. По ряду причин, в том числе и из-за чрезвычайной отдаленности региона, и из-за нежелания портить отношения с «западными партнерами», в первую очередь с Англией, послание было оставлено без внимания. К моменту прихода экспедиции Васильева-Шишмарёва в Гонолулу 20 марта 1821 года Гавайские острова частью уже превратились в китобойную базу Северо-Американских Штатов – в гавани русские моряки увидели сразу пять американских китобойных судов. Кроме того, с архипелага в промышленном объеме вывозилось сандаловое дерево.

Король Камеамеа II любезно принял гостей и с гордостью демонстрировал им свою личную яхту, купленную у американцев за сандаловое дерево общей стоимостью в «скромные» 400 тысяч рублей. Бесценные ресурсы собственной страны без малейших сомнений обменивались королем на предметы личной роскоши.

5 апреля, налившись водой и пополнив запасы провизии, «Открытие» и «Благонамеренный» покинули гостеприимные Гавайские острова. Корабли снова шли на север.

Снова север

И вновь моряков ждала гавань Ново-Архангельска. Сюда шлюпы прибыли в середине мая 1821 года. Незамедлительно был спущен на воду мореходный бот, полностью собранный и снаряженный к этому моменту лейтенантом Игнатьевым и командой плотников. Пробыв там некоторое время, «Открытие» и «Благонамеренный» перешли в Уналашка, причем все это время бот находился на буксире «Открытия».

25 июня 1821 года уже втроем корабли покинули остров для выполнения поставленных задач. «Открытие» и находившийся при нем бот должны были заниматься описанием берегов Аляски вплоть до Берингова пролива. «Благонамеренному» предписывалось проверить существование нескольких островов, отмеченных на картах еще с XVIII века, закончить опись острова Святого Лаврентия и 6 июля подойти к мысу Дежнева.

Разыскивая острова, нанесенные на карты еще в третью кругосветную экспедицию Джеймса Кука, «Благонамеренный» подошел брегам Аляски и вновь посетил остров Святого Лаврентия. Далее, преодолев Берингов пролив, шлюп проследовал в Чукотское море. 19 июля экипаж увидел мыс Сердце-Камень, расположенный примерно в 75 милях к северо-западу от мыса Дежнева.

Достигнув координаты 70 градусов 13 минут северной широты, «Благонамеренный» столкнулся с тяжелой ледовой обстановкой. Шлюп оказался зажат плавучими льдинами и накренился на 45 градусов. В таком критическом положении корабль находился около суток, пока, наконец, благоприятное направление ветра не позволило ему выскользнуть из ловушки. Видя полную бесполезность усилий проникнуть далее, капитан-лейтенант Шишмарёв отдал приказ повернуть на юг.

«Открытие» после выхода с Уналашка двинулся к юго-восточному побережью Аляски. Бот под командованием лейтенанта А. П. Авилова был отправлен для описи и съемки залива Нортон-Саунд, а капитан 2-го ранга Васильев направил свой корабль вдоль побережья Аляски на север. 11 июля русскими моряками был открыт крупный остров, названный ими в честь своего корабля Открытие. Ныне это остров Нунивак.

Пройдя Берингов пролив и описав американское побережье к северу от него, достигнув координаты 70 градусов 20 минут северной широты, Васильев повернул обратно. Как и в случае с «Благонамеренным», подобное решение было вызвано тяжелой ледовой обстановкой.


Петропавловский порт, Камчатка. Гравюра XIX века


8 сентября 1821 года шлюп «Открытие» прибыл в Петропавловский порт. Спустя 12 дней туда же пришел «Благонамеренный». Бот лейтенанта А. П. Авилова уже находился в этом порту. 15 октября 1821 года, проведя текущий ремонт и пополнив запасы, «Открытие» и «Благонамеренный» отправились в обратный путь.

Корабли снова зашли на Гавайские острова и, покинув их 18 декабря, взяли курс к мысу Горн. 11 марта 1822 года шлюпы второй дивизии бросили якоря в гавани Рио-де-Жанейро. Стоянка в этом месте длилась почти семь недель – Васильев решил дать основательный отдых своим людям. 3 мая бразильские берега остались за кормой, а 27 мая русские корабли вновь пересекли экватор. 16 июля их встречал Копенгаген.

1 августа 1822 года «Открытие» и «Благонамеренный» втянулись в родную Кронштадтскую гавань. Их кругосветная одиссея завершилась. Экспедиция северной дивизии, в отличие от южной, не была отмечена столь же выдающимися географическими открытиями, а поставленная задача – пройти через Северный Ледовитый океан в Атлантику вдоль северного побережья Аляски и Канады – оказалась невыполнимой для парусных судов.

Однако плавание не только окончилось благополучно, но и значительно обогатило тогдашнюю науку. Были подробно описаны и нанесены на карты малоизученные регионы Аляски и ряд островов. В течение всей экспедиции проводился целый комплекс наблюдений астрономического, магнитного и метеорологического характера.


Серебряная медаль в честь экспедиции шлюпов «Открытие» и «Благонамеренный» с профилем Александра I на аверсе


За успешное проведение экспедиции Михаил Николаевич Васильев в феврале 1823 года стал капитаном 1-го ранга и был награжден Орденом Святого Владимира III степени, а за участие в 18 кампаниях награжден Орденом Святого Георгия IV степени. Капитан-лейтенант Шишмарёв был произведен в капитаны 2-го ранга и за участие в 18 кампаниях также награжден Орденом Святого Георгия IV степени.

О плавании шлюпов «Открытие» и «Благонамеренный» сохранились подробные и увлекательные записки лейтенанта Алексея Петровича Лазарева, который предпочел кругосветную одиссею блестящим будням гвардейского офицера в столице.

Экспедиция шлюпов «Открытие» и «Благонамеренный»
Автор:
Денис Бриг
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

12 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти