«Зелёные человечки». Явление первое, или Москва ли их придумала (ч. 3)

Часть третья. «Зеленые человечки» Ю. Пилсудского

«Зелёные человечки». Явление первое, или Москва ли их придумала (ч. 3)


В ночь с 7 на 8 октября группа «Беняконе» генерала Желиговского, насчитывающая 14 тысяч солдат (по другим данным, более 15 тыс. человек), вышла из Веренова по направлению к реке Маречанке. С флангов 1-ю Литовско-Белорусскую дивизию прикрывали вооружённые части 2-й и 3-й Польских армий, под командованием Эдварда Рыдза-Шмиглого и Владислава Сикорского. На вооружении частей войск генерала Л. Желиговского находилось 72 легкие противопехотные российские пушки калибром 30 мм, 8 тяжёлых дальнобойных французских орудий 185 мм, 8 тяжёлых 105-мм гаубиц и 5 пушек 122 мм.


Перед выходом генерал послал секретную депешу генералу Сикорскому, в которой сообщил: «Приняв во внимание, что заключённые с ковненским правительством линии перемирия заранее и в ущерб нам, жителям Земель: Вильненской, Гродненской и Лидской, наш край вместе с польским Вильно литовцам отдают, я решил с оружием в руках право на самоопределение жителей моего Отечества защищать и принял командование над солдатами, этих земель уроженцами. Не видя возможности поступать против своей совести и гражданского долга, с сожалением объявляю о своём увольнении от службы и командования группой. Воспитанные в дисциплине и верные идее освобождения Отчизны, подчинённые мне командиры и войско подчиняются теперь моим приказам» (Гоменюк І. Провісники другої світової…).

Утром 8 октября солдатам зачитали приказ Желиговского про освобождение Вильно с дальнейшим созывом там Учредительного Сейма, который и решит дальнейшую судьбу этой земли. Наступление началось в 6 часов утра.

Генерал после официального отказа подчиняться своему непосредственному начальству и заявления о своей отставке, издал приказ № 1 Верховного Главнокомандования Срединной Литвы, объявив себя главнокомандующим этих войск. Он писал в приказе:

«Земли Гродненские и Лидские, после стольких жертв и трудов освобождённые от диких большевистских орд, и Вильно – перед которыми союзная Польше Антанта остановила польские войска – большевистско-литовским договором, без участия граждан этой страны – отданы под управление литовского правительства. Комиссия Антанты где-то там, в Сувалках, без нашего голоса тоже хочет решить свои проблемы. Мы не можем смириться с этим. С оружием в руках защитим наше право на самоопределение!.. Принимая Верховное Командование над вами, во имя закона и чести нашей с вами общей я освобожу наши земли от захватчиков, чтобы созвать Законодательный Сейм этих земель в Вильно, который один сможет решить судьбу их. Для того, чтобы управлять этими землями призываю жителей этого края обеспечить согласие, спокойствие и порядок. Во имя этого – вперед! Пусть благословит Матерь Божья Остробрамская наши чистые намерения» (см. Akcja gen. Żeligowskiego ).

На Вильно, до которого было не более 50 км, шли тремя колоннами.

Группа майора Зындрам – Косьчялковского в составе пехотного полка, артиллерийского дивизиона и кавалерийского дивизиона должна была прикрыть левый фланг от возможного литовского удара.

1-я бригада 1-й дивизии в составе двух полков должна была войти в Вильно с юга.

Третья колонна, которую составляла 2-я бригада в составе двух пехотных полков и дивизиона конных стрелков, должна была войти в город с юго – востока.


Карта боевых действий на 8 октября 1920 г.


Так как железнодорожное сообщение очень часто попадало под польский контроль, литовцы не смогли своевременно перекинуть под Вильно необходимое количество войск и остановить части Желиговского. У последнего на тот момент насчитывалось от 14 до 17 тыс. солдат. Учитывая первоначальный план операции, можно предположить, что части генерала Желиговского спешно были пополнены уроженцами коренных польских земель, а не Виленского края. Литовская армия в трёх дивизиях, разбросанных на значительной территории, насчитывала тогда 19 тыс. человек. Но собраться в единый кулак и нанести удар противнику они не смогли. Также надо учитывать и тот факт, что части Войска Польского, которые не брали участия в «мятеже», угрожающе нависали над литовцами вдоль всей демаркационной линии, не давая возможности снять с фронта дополнительные резервы и перекинуть их под Вильно.

При приближении к Вильно поляки наткнулись на литовский 4-й пехотный полк. Первые бои начались уже в полдень 8 октября: литовцы пытались пулеметным огнем не позволить 1-й польской бригаде форсировать речку Маречанку. Но с помощью артиллерии полякам удалось рассеять противника и преодолеть водную преграду. При этом «мятежники» несколько сбавили темп наступления. Через мелкие перестрелки с литовцами и растягивания колонн на марше взять город «с ходу» не удалось. Поляки остановились на отдых в 20 км от него.


Поляки форсируют р. Маречанку


Не собираясь портить себе реноме, Желиговский приказал отпустить с оружием нескольких пленных литовских солдат, объяснив, что поляки не стремятся воевать с литовцами, а «просто возвращаются после войны в свои дома». В Вильно находилось всего два батальона 9-го пехотного полка. Так что литовцы были не в состоянии эффективно обороняться. Сведения о польском наступлении, приходящие в Вильно, вызвали панику, и вечером 8 октября была объявлена эвакуация города, а полномочный представитель литовского правительства в Вильно передал власть пребывающему в городе делегату Лиги Наций. Временным губернатором Вильно назначил себя француз, полковник Константин Ребул, объявив в городе осадное положение. К генералу также направили парламентеров, но он отказался с ними разговаривать.

В 6 утра 9 октября марш на Вильно продолжился. Желиговский планировал, что первыми в Вильно войдут солдаты Виленского пехотного полка, но первым туда вошел в 14 ч. 15 мин. Минский пехотный полк.

Жители Вильно, особенно из числа этничных поляков, горячо приветствовали войска «мятежников». Сам генерал заехал в город на белом коне через Остробрамские ворота в семь часов вечера. Он потребовал удалить из Вильно всех представителей союзных государств до 12 часов дня 12 октября. Точно так же он поступил с прибывшей 10 октября делегацией Лиги Наций, сообщив им об отказе подчиняться польским властям и взятии под контроль Вильненщины. На вопрос иностранных дипломатов, на каких основаниях он занял Вильно, генерал ответил, что сделал это для защиты прав местного населения. Когда представители Антанты поинтересовались, на кого он будет опираться, если откидает международное право, главный «мятежник» сказал, что на местное население и собственные ружья. А на ироничный вопрос английского генерала: «А откуда ж вы эти ружья взяли?» — ответил: «Естественно, что не у Ллойд – Джорджа и его приятелей». Дальнейшее продолжение встречи стало бессмысленным (Гоменюк І. Провісники другої світової…).


Генерал Л. Желиговский (на переднем плане) в Вильно


12 октября Желиговский начал формировать вооружённые силы, создав I Корпус Войск Срединной Литвы под командованием генерала Жондковского.

Акцию Желиговского радостно приветствовала польская пресса, которая говорила о том, что моральные факторы и национальные интересы оправдывают нарушение присяги и сам мятеж.

Появление в Вильно так называемых, с позиции сегодняшнего дня, «зелёных человечков» официально осудила Антанта и лига Наций, а также Германия. Имея на своей стороне поддержку Лиги Наций резко запротестовали и литовцы. Франция, однако, проявляла большее понимание ситуации, а Соединённые Штаты заявили, что проблема их не интересует. Резко отреагировал только Лондон, в том числе традиционно антипольски настроенный премьер Ллойд Джордж. Польское правительство старалось документально подтвердить, что не имеет ничего общего с действиями Желиговского. 14 октября премьер Витос в своей речи в Сейме осудил «самовольную» операцию Генерала, чтобы затем заявить, что польское правительство понимает намерения, которыми он руководствовался, и намекнуть, что есть возможность наладить отношения со Срединной Литвой.

Необычный план Пилсудского оказался весьма удачным, а Маршал проявил большую эффективность в решении этого сложного вопроса. Об этом с одобрением писал годы спустя вышеупомянутый премьер Витос: «Всё дело было продумано таким образом, что выглядело совершенно как самостоятельное движение солдат-уроженцев тех земель, которые, не снеся несправедливых постановлений, отрывающих вильненскую землю от Польши, запротестовали против этого вооружённым выступлением» (цит. по Akcja gen. Żeligowskiego).

После захвата Вильно военные действия войск под командованием генерала Л. Желиговского продолжились, при поддержке с флангов частей 2-й и 3-й Польских армий, в направлении на север, северо-запад и запад от столицы бывшего Великого Княжества Литовского. Тем временем на юго – западе от Вильно 1-я литовская дивизия закрепилась на левом береге р. Вилия, а западнее самого Вильно продолжались бои, в которых группа Косьчялковского сумела откинуть части 3-й литовской дивизии за Ландварово и Троки. Одновременно с этими событиями польские дипломаты предложили антантовцам и возмущённым литовцам версию о «мятеже» Желиговского и развели руками – мол, ничего не можем поделать. Было сказано, что генерал и его начальник штаба Бобицкий подали рапорта на увольнение из Войска Польского (хотя в течении все этой операции они продолжали официально находиться в составе польской армии). Представители Литвы, возмущенные таким цинизмом, громко протестовали и, к тому же, боялись, что части Желиговского в дальнейшем могли атаковать их теперешнюю столицу – Каунас (польское название – Ковно), которую от «мятежников» обороняла 3-я литовская дивизия, по составу втрое уступавшая силам Желиговского. Учитывалось также и то, что к Вильно поляки тайно (но литовская разведка сумела выявить это) перекидывали части 2-й Литовско – Белорусской пехотной дивизии. Теоретически за Каунас можно было не волноваться: Пилсудского, заселенные этническими литовцами земли интересовали мало. Да и дразнить Антанту и Лигу Наций лишний раз поляки не собирались.


Справка.

В позднейших воспоминаниях Л. Желиговского имеется запись о том, что Ю. Пилсудский никогда не намеревался занять Каунас. Его вывели из нормального состояния “окрики великих государств и высказывания против”. По мнению самого Л. Желиговского, Каунас можно и необходимо было занять, однако для этого необходимо было иметь программу действий. Он сетовал, что “не имел сил” чтобы удержаться в Каунасе. Но самое главное, что помешало ему дойти до Каунаса и взять город — это отсутствие политической воли. “Я видел, что Варшава не была готова привести к окончанию. Занятие Каунаса взвалило бы на мои плечи непосильный груз” (цит. по Как Польша оккупировала Виленский край


10 октября поляки на северо – востоке от Вильно захватили город Свентяны, а на следующий день продолжили наступление на запад, заставляя литовцев стягивать силы на каунасском направлении. 12 октября литовцами был подписан договор с Советской Россией о перемирии. А Желиговский как главнокомандующий Центральной Литвы, в этот же день огласил свой Декрет №1. В нем он брал на себя верховную власть на данной территории. Исполнительным органом должен был стать Временная правительственная комиссия. Границы государства Центральная Литва устанавливались по литовско – советскому договору от 12 июля 1920 г. и польско – литовской демаркационной линии от июля месяца этого же года.

Приблизительно в это же время Пилсудский написал письмо послам Франции и Англии в котором угрожал отставкой с должности главнокомандующего Войска Польского и Начальника государства в случае продолжения давления на Польшу в связи с действиями Желиговского.13 октября литовцам удалось перейти в контрнаступление. Их 3-я дивизия отвоевала старые Троки и железнодорожный узел Ландварово. В противовес этому на следующий день части Желиговского откинули 1-ю литовскую дивизию с её позиций на р. Вилия. При этом следует отметить, что по данным литовской разведки, против них в районе г. Ораны, действовала 3-я польская дивизия легионеровской пехоты Войска Польского, которая официально в «мятеже» не участвовала. 15 числа вечером поляки отступили из города без боя, а на следующий день пытались овладеть ближайшей к городу ж/д станцией. Того же 15 октября литовская 1-я дивизия при поддержке артиллерии и бронеавтомобилей атаковала польские позиции, но без особых успехов.

16 октября части Желиговского продолжали атаковать 3-ю литовскую дивизию, которая через пару дней начала отступление.

Во время этих боев «мятежники» переименовались: они стали называться 1-м корпусом войск Центральной Литвы. Командовать корпусом назначили генерала Яна Жондковского, который возглавлял 1-ю Литовско – Белорусскую дивизию до назначения на должность ее командира Желиговского. Корпус включал в свой состав три пехотных и одну артиллерийскую бригады, Гарцерский пехотный полк (сформированный из числа добровольцев из польских скаутов), саперный батальон, взвод бронеавтомобилей и части тыла.

Среди польского местного населения была объявлена мобилизация призывников сразу восьми годов рождения.

Литовцы в это время попробовали, хотя и без особых результатов, создать для поляков второй фронт, признав Белорусскую народную республику и позволив формирование на своей территории её воинских частей.

После недолгого перерыва войска Центральной Литвы 20 октября 1920 г. продолжили наступление. В ночь на 21 октября 13-й польский уланский полк сумел захватить штаб 1-й литовской дивизии. В результате чего дивизии пришлось отступить. Отступать пришлось и 3-й литовской дивизии. Атакующие польские части поддерживал бронепоезд. 24 октября под польский контроль переходит прямое сообщение между Вильно и Варшавой. Определенные успехи имели и литовцы. 1 ноября их 2-й пехотный полк им. Витовта сумел отбить у поляков оставленные еще 22 октября Гедройцы (в 50 км северней Вильно).




Где-то в середине этого героического противостояния, 28 октября 1920 г., на заседании Лиги Наций было принято решение, что судьбу Виленского края должен решить плебисцит под наблюдением Лиги. Варшава выразила на это согласие, настаивая, чтобы территорию плебисцита распространить до окрестностей Ковно, где преобладало польское население. Литовцы также согласились на плебисцит, но хотели ограничить его территорию только окрестностями Пуньска и Сейн, что означало отказ в участии Виленщины в плебисците. Но позже, 10 ноября польский Сейм принимает решение добиться однозначного введения Виленского края в состав Польши, что, естественно, нанесло удар по плану Пилсудского об образовании федерации (Гоменюк І. Провісники другої світової..).

Сам начальник государства в эти дни без лишней шумихи посетил Вильно. С собой он привез «подарок» — три отборных полка пехоты с Великопольши. Их перекинули в район Гедройцов.

Литва пыталась получить оружие от Англии и Германии и вела переговори о получении денег с Советской Россией. Этими переговорами минимизировалась угроза польской атаки на Каунас. Литовцам было передано 3 миллиона рублей золотом от большевистского правительства РСФСР. В документах, сопутствовавших этому акту передачи, указывалось следующее: «Исходя из дружественных отношений Российской Социалистической Федеративной Советской Республики к Литовскому Народу, и принимая во внимание серьёзность создавшегося ныне положения Литовской Демократической Республики, Правительство РСФСР решило выдать причитающиеся, согласно пункта 3 ст.12 Мирного Договора, три миллиона рублей золотом ранее обусловленного Мирным Договором срока» (Валерий Иванов «De jure и de facto»: захват вильны Л. Желиговским и советско-польское перемирие (октябрь 1920 г.)).

В Центральной Литве этим временем росли финансовые проблемы, участились случаи дезертирства (тут в отличии от Польши демобилизацию не объявили).

16 ноября поляки активизировали боевые действия, прорывая фронт у Гедройцев. Литовский Генеральный штаб оказался в этот раз не таким растерянным и рискнул. Из – под Сувалок были переброшены почти все силы и решительным ударом с фланга 19 ноября было сорвано наступление поляков, часть из которых попала в окружение.



Солдаты литовской армии перед боем


В этот же день погода сильно испортилась, и борьба грозила перейти в затяжной изнурительный конфликт. Поэтому вечером 19 числа Л. Желиговский согласился на требования Лиги Наций остановить наступление, но с условием, что литовские войска тоже прекратят боевые действия. Литовцы дали согласие днем 20 ноября. Правда, литовцы решили отплатить полякам: поскольку перемирие наступало с 9 утра 21 ноября, за имеющееся время они сумели отбить Гедройцы, Ширвинты и Рыконты. Той же ночью продолжила свое наступление по литовским тылам группа польской кавалерии под командованием Буткевича. Назад группа вернулась только 24 ноября, прорвав с тыла литовскую позицию.


Справка.

Интересно отметить, что литовцы учли уроки «мятежа Желиговского» и вскоре сами воспользовались сценарием с «зелеными человечками». В январе 1923 г. литовские силы вторглись в контролируемую Антантой зону Мемельленда, заселённую преимущественно этническими немцами. Это было оглашено как Клайпедское восстание. Поэтому можно предположить, что одна из причин, почему Совет Послов согласился в марте 1923 г. на присоединение Вильно к Польше, стала литовская авантюра с захватом Мемеля в январе того же года.


27 ноября в 14.00 дня в Каунасе было подписано официальное соглашение о перемирии. При этом правительство Польши гарантировало его соблюдение и Центральной Литвой. Все боевые действия должны были быть прекращены в полночь 30 ноября.

Фактически официальный Каунас с болью в сердце согласился на факт существования Центральной Литвы (хотя это не означает, что литовцы не желали уничтожения этого образования при первом же удобном случае).

Совет Лиги Наций начал подготавливать проведение плебисцита, однако литовцы, опасаясь его результатов, помешали его проведению. В этой ситуации Совет Лиги наций 3 марта 1921 г. отказался от проведения плебисцита на Вильнщине, предложив разделение Литвы на два кантона: вильненский и ковенский. Варшава быстро приняла это предложение, а Каунас отверг его. Следующий план, предусматривающий автономию Виленщины в рамках литовского государства, был отвергнут поляками. В такой ситуации Совет Лиги 21 сентября 1921 г. принял решение об окончании процедуры ввиду невозможности достигнуть примирения в польско-литовском споре.

20 февраля 1922 г. на своем десятом заседании Сейм Центральной Литвы проголосовал за присоединение к Польше. За было 96 депутатов, еще 6 воздержалось. Польский парламент проголосовал за это 24 февраля. А 6 апреля польский сейм принял закон «О принятии государственной власти над Виленской землей». (Гоменюк І. Провісники другої світової…).

Совет Лиги Наций признал факт присоединения 15 марта 1923 г., но Литовская республика и Советская Россия высказались против такого решения.

Р.S. Литовцам все же удалось отстоять независимость и Каунас. Но в отношении с поляками надолго появилось большое темное пятно. Вопрос о возвращении Вильно, который литовцы называли Вильнюсом, стал одним из основных в литовской политике и общественной жизни межвоенного периода.

Для внутренней польской политики присоединение края стало большой победой, но катастрофически испорченные отношения с Литвой лишили поляков стратегического союзника, с которым больше нельзя было заигрывать, посылаясь на средневековую дружбу.


И еще напоследок.

В 2014 г. на сайте «Военно-политическое обозрение» Денис Гайшун выложил статью «Польско-литовская война: вопрос будущего или прошлого?» (http://www.belvpo.com/ru/42337.html/ от 06.09.2014).

Процитируем эту статью в несколько сокращенном виде:

«По завершении саммита НАТО в Уэльсе глава МИД Литвы Линас Линкявичюс заявил, что согласованы секретные документы, предусматривающие размещение в стране ВВТ и контингента стран-союзников по альянсу без ограничений. Однако почему у поляков данная новость вызывает неоднозначную оценку?

Ответ кроется в давней взаимной неприязни и вражде двух стран – Польши и Литвы, а также во взаимных претензиях на земли соседа. Так, литовцы требуют вернуть себе утраченный в 20-х годах прошлого века г. Сейны и его окрестности, а поляки претендуют на Вильнюсский край, где сегодня проживает более 60% граждан польской национальности.

Вот, к примеру, что говорят польские СМИ.

«Во имя односторонней антироссийской солидарности во имя Украины Польша забыла о приверженности к живущим в Литве полякам и о стандартах в области прав национальных меньшинств, гарантированных Евросоюзом», – такое мнение высказал польский публицист Рафал Земкевич на страницах издании «Do Rzeczy». По его словам, «польское меньшинство в Литве явно преследуемо, а во внешней политике Литвы трудно распознать какой-либо знак благодарности за многолетнюю польскую заботу»...

Особенно это актуально вспомнить в начале сентября, когда Вильнюс празднует день города – день освобождения от польских захватчиков.

Тогда осенью 39-го жители Вильнюса ликовали, приветствуя вступление литовских солдат в город. Лидер Литвы Атанас Сметона писал: «...благодаря Советскому Союзу и Красной Армии восстановлена историческая справедливость – Вильнюс освобожден от поляков, наконец-то воссоединен с Литвой и вновь стал ее столицей».

Однако этому предшествовала кровопролитная война, вошедшая в историю под названием польско-литовской.

И сентябрь у литовцев связан не только с радостным событием – возвращением столицы, но и потерями части территорий. В 2014 году исполнилось 95 лет с момента завершения польско-литовского конфликта, в результате которого у литовцев был отбит пограничный г. Сейны и прилегающие к нему территории. Этому событию, произошедшему в сентябре 1919 года, посвящена статья польского историка Адама Гжещака, опубликованная в еженедельнике «Политика».

Расположенный на северо-востоке нынешней Польши (современное Подляское воеводство) г. Сейны был населен большей частью литовцами, но в 1919 году, когда с этих территорий стали выводиться оккупационные войска Германии, новые власти в Варшаве во главе с Юзефом Пилсудским решили отвоевать город у Литвы и присоединить его к Польше.

Между тем для Литвы Сейны были знаковым городом, а не просто географической точкой на карте. «Сейны для литовцев являются выдающимся местом. Именно там и в Каунасе зародилось в конце XIX – начале XX литовское национальное движение», – пишет польский историк. В городе находилась литовская католическая семинария, выпускники которой впервые осмелились проводить в своих костелах службы не на польском, а на литовском языке.

Чтобы не привлекать к аннексии города слишком большого внимания, было решено занять город силами полурегулярной Польской военной организации (ПОВ) – структуры, специально созданной для диверсионных действий на территориях, которые руководство страны считало «оккупированными». Отторжение от Литвы этой территории привело к тому, что вплоть до начала Второй мировой войны отношения между двумя соседними государствами можно было определить как «холодная война», пишет А.Гжещак».


И ещё: http://m.baltnews.lt/vilnius_news от 17 февраля 2018 г.

Литовские националисты: Литва стоит на пороге новой польской оккупации.

Члены непарламентской партии "Союз литовских националистов и республиканцев" раскритиковали намерение вильнюсских властей открыть улицу в честь погибшего в авиакатастрофе президента Польши Леха Качиньского. По их мнению, это не что иное, как новая волна оголтелой полонизации Литвы, сообщает политообозреватель BALTNEWS.lt.

"Союз литовских националистов и республиканцев" (Lietuvos tautininkų ir respublikonų sąjunga) заявил, что в столичном самоуправлении засели новые "желиговцы" (генерал Люциан Желиговский захватил Вильнюс в 1920 году, положив начало польской оккупации литовской столицы и всего виленского края. – Ред.), чьи действия играют на руку имперским амбициям официальной Варшавы, которая, несмотря на заверения в дружбе, так и не может смириться с тем фактом, что Литва – суверенное и независимое государство, а не наследие польской короны.

"Новые желиговцы предлагают назвать вильнюсскую улицу именем президента Качиньского и добавить декоративную табличку с текстом на негосударственном польском языке. По мнению директора столичной администрации Повиласа Подерскиса, он "был хорошим другом Литовского государства, поэтому естественно, что мы хотим увековечить его имя по случаю 100-летия Литвы".(Нечто подобное происходит сейчас в Украине с переименованием столичного проспекта в проспект Маккейна. — Прим. авт.)

Руководитель чужого государства, который от имени Польши так и не принёс извинения за оккупацию литовской столицы, гонения на литовцев, которые длились два десятилетия и проводимый Армией Крайовой литовский геноцид… Того человека, который даже вручил орден одному из исполнителей этого геноцида З. Шендзеляжу (Zygmunt Szendzielarz) и требовал в ходе своего визита в Вильнюс, нарушив все правила дипломатии, изменить Конституцию Литвы с помощью парламентской процедуры, которая бы заменила литовскую азбуку, должны уважать? Если это считается заслугами перед Литвой, тогда остаётся лишь ждать, когда по всей Литве начнут вновь появляться улицы и памятники в честь Желиговского и Пилсудского", — говорится в заявлении партии.


Как видим, история продолжается.


Источники

Основой для статьи послужил материал из исследования украинского историка Ивана Гоменюка «Предвестники второй мировой (приграничные конфликты в Центрально-Восточной Европе)» (Гоменюк І. Провісники другої світової (прикордонні конфлікти в Центрально-Східній Європі. – Харкыв, 2017 р.) и монография Валерия Иванова «De jure и de facto» с небольшими дополнениями и уточнениями автора.

Другие источники:

Гришин Я.Я. Необычный ультиматум. Казань: Изд-тво Казанского университета, 2005 г.

Договор, принесший разочарование / https://inosmi.ru/world/20070718/235603.html.

История Вильнюса / https://www.votpusk.ru/story/article.asp?ID=7745.

История Литвы / http://lt90.org/lt/istoriya-litvy-1900-1940-god.html.

Как Польша оккупировала Виленский край / http://sojuzrus.lt/rarog/publicistika/958-kak-polsha-okkupirovala-vilenskiy-kray-osen-1920.html#sel=56:1,56:5.

Краткая история Литвы / https://www.liveinternet.ru/community/lietuva2005/ post4962375/.

Линия Фоша: первый вариант / https://francis-maks.livejournal.com/145767.html.

Люциан Желиговский (Lucjan Zeligowski) / http://www.peoples.ru/military/commander/.

Союз русских Литвы / http://sojuzrus.lt/rarog/publicistika/1152-lev-trockiy-pervyy-globalist-chast-ii.html.

Становление многополярной структуры мира после Первой мировой войны / http://www.obraforum.ru/lib/book1/chapter4_13.htm

Krzysztof Buchowski. Polish-Lithuanian Relations in Seinai Region at the Turn of the 19th and 20th Centuries / https://web.archive.org/web/20070927015825/ http://www.lkma.lt/ annuals/23annual_en.html#a16.

Endre Bojtár. Foreword to the Past: A Cultural History of the Baltic People. Central European University Press, 1999 / https://books.google.com.ua/books?id= 5aoId7nA4bsC&pg=PA202&redir_esc=y.

Akcja gen. Żeligowskiego / https://www.salon24.pl/u/chris1991/233162,akcja-gen-zeligowskiego.
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

4 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти

  1. антивирус Офлайн
    антивирус 5 сентября 2018 08:19
    0
    присоединить сувалкский коридор ==греет душу
    , ЛУЧШЕ ЗАСЕЛИТЬ ЯКУТИЮ И МАГАДАН ТАКИМИ ТРУДОЛЮБИВЫМИ НАРОДАМИ, КАК ПОЛЯКИ И ЛИТОВЦЫ.кто то и когда то должен их помирить
  2. vladcub Офлайн
    vladcub 5 сентября 2018 08:54
    +1
    Михаил, Вам моя признательность: работа интересная, например я понятия не имел об этих событиях.
    " Правительство РСФСР решило ....3 миллиона рублей золотом"разрази меня гром если в 1920 в России всё было благостно, что 3 000 000золотом, а это круче чем доллор, швырять коту под хвост.
    А теперь они нас" благодарят",что приличных слов не нахожу для их ней оценки.!
  3. igordok Офлайн
    igordok 5 сентября 2018 11:14
    0
    Белоруссия, в планах Польши, должна была стать Восточной Литвой.
    В конце 1920 года эта программа предусматривала создание трех республик — Западной Литвы, или Жмуди (столица в Ковно), Средней Литвы (столица в Вильне) и Восточной Литвы (столица в Минске).
  4. Flavius Офлайн
    Flavius 6 сентября 2018 13:21
    -1
    Очень интересный материал