Героическая оборона Рингена

460 лет назад, в октябре 1558 года, завершилась героическая оборона Рингена. Русский гарнизон замка Ринген, состоявший из 140 человек под командованием Русина Игнатьева, был осаждён армией ливонского полководца Готхарда Кеттлера и своей мужественной обороной сорвал вражеский удар по Юрьеву.

Предыстория


Начало Ливонской войны было крайне успешным для России. В течение мая—июля 1558 года русская армия сумела осадить и взять Нарву (Ругодив) и Дерпт (Юрьев). Среди значительного числа прочих замков и крепостей был взят Ринген (Рынгол), где был оставлен немногочисленный гарнизон. Разрядная книга сообщает лишь о 40 детях боярских и 50 стрельцах (вместе со слугами всего русских было 140 человек, по ливонским данным в замке было более 400 русских). Основная часть русской армии отошла в пределы России на «зимние квартиры».

Пока русские праздновали победу, делили добычу и, оставляя немногочисленные гарнизоны во взятых городах и замках, уходили на зимний отдых, готовясь к новой кампании, ливонцы готовились к контрнаступлению. Подготовку к контрнаступлению магистр ордена В. фон Фюрстенберг, его заместитель Г. Кетлер (престарелый магистр во время русского наступления вёл себя пассивно, поэтому Кетлер возглавил орденские войска), рижский архиепископ Вильгельм и командующий войсками Рижского архиепископства Ф. фон Фелькерзам начали ещё летом 1558 года. Из ганзейских городов в Ливонии везли порох и свинец. В Германии наняли несколько тысяч наемников – рейтар и кнехтов. Ближе к линии фронта свозили провиант, фураж и прочие припасы.

В итоге ливонцы подготовили армию к контрнаступлению. В составе войска Кетлера было 2 тыс. конницы, 7 тыс. кнехтов (пехоты) и 10 тыс. человек ополчения (по другим данным, 4 тыс. конницы, 4 – 7 тыс. пехоты). Русские источники сообщали, что с магистром было более 10 тыс. ратников. Таким образом, ливонцы подготовили около 10 тыс. или даже более профессиональных воинов. В Европе для того времени это была серьёзная армия. Для сбора и содержания такого количества рейтар и ландскнехтов требовались немалые средства. Для неё нужна была и достойная задача – ливонцы планировали отбить Юрьев. При этом ливонский военачальник не включил в своё войско артиллерию, рассчитывая взять город с помощью внезапности и помощи лояльных горожан. Расположенную на подступах к Дерпту малую крепость Ринген планировалось взять с ходу.

Приготовление ливонцев к контрнаступлению для русского командования осталось неизвестным, как и начало вражеского наступления. Русские считали, что противник наголову разбит и уже неспособен к контрудару. Мелкие русские отряды в это время продолжали набеги, захватывали мелкие замки, поселения, приводили к присяге государю местных «черных людей». Так, в августе 1558 года, согласно воеводским сообщениям, были взяты Везенберг (Раковор), Борхольм (Порхол), Лаис (Лаюс), Толсбург (Толщбор), Поддес и Адсель, в конце сентября – Кавелехт (Киневель) и Оберпален (Полчев). Небольшие русские силы успешно опустошали окрестности самого Ревеля-Колывани. Таким образом, казалось, что неприятель повержен и с его стороны ожидать каких-либо неприятностей не стоит.

Героическая оборона Рингена

Руины Рингенского замка

Оборона Рингена

26 сентября 1558 года Кеттлер с передовыми силами выступил из Вольмара и 1 октября вышел к Рингену. Видимо, тогда же командир гарнизона Русин Игнатьев послал гонца в Дерпт к тамошнему наместнику с тревожной вестью. Получив известие о вражеском наступлении, князь Д. И. Курлятев отправил вестника в Москву. Тем временем 4 октября к Рингену с юга подошёл, от Шваненбурга, с 600 всадниками и 3 тыс. пехоты (в основном оплченцами) Фелькерзам. Очевидно, ливонцы планировали, что небольшой русский гарнизон быстро капитулирует и они смогут с ходу выйти к Дерпту и взять его с помощью «пятой колонны» внутри города.

Однако гарнизон Русина Игнатьева отказался сдаваться и сел в осаду. Оставлять в тылу небольшой, но отважный русский отряд, ливонское командование не решилось и было вынуждено начать осаду крепости. А для правильной осады нужны были дополнительные силы и прежде всего – осадная, тяжелая артиллерия, которой у Кеттлера не было. В Венден, к магистру, было отправлено сообщение с просьбой о присылке подкрепления и артиллерии. В свою очередь, Фелькерзам отправил гонца за тяжелой артиллерией в Дюнамюнде. 6 октября 1558 года Фюрстенберг выслал Кеттлеру около 1 тыс. кнехтов , несколько сотен всадников и артиллерию. Но пока они по размытым осенними дождями дорогами доберутся до заместителя магистра Кеттлера и примутся за свою разрушительную работу – прошло не мало времени. А это было на руку русским. План по внезапному нападению на Дерпт срывался.

В это время, пока ливонцы укреплялись под Рингеном, русские приступили к организации отпора врагу. В начале октября в Москву к царю Ивану Васильевичу прибыл гонец ют юрьевского наместника Курлятева. Воевода писал, что «маистр собрався и арцыпискуп со всеми людми и Заморские люди с ними пришол к Рынголу городку». Также юрьевский воевода учинил в городе розыск для поимки «маистровых» доброхотов и отправил к Рингену разведку с целью захвата «языков» и установления постоянного наблюдения за действиями противника. Юрьев спешно готовили к осаде.

В столице весть о вражеском наступлении прогремела как гром среди ясного неба. Не так уж давно праздновали победу над противником, раздавали награды, из Ливонии продолжали поступать победные сообщения об успешных действиях отдельных русских отрядов, и вдруг такой неприятный сюрприз от, казалось бы, уже полностью разгромленного и деморализованного врага. Для отпора ливонцам и деблокады Рингена стали собирать войско, его должен был возглавить раковорский воевода князь М. П. Репнин (формальным командующим был князь Иван Черкасский). В Москве не решились снимать людей с гарнизонов взятых летом – в начале осени 1558 года ливонских город и замков, ограничившись сбором людей с Псковщины и Шелонской пятины – непосредственно прилегающих к району боевых действий. Всего собрали около 1 тыс. служилых татар и черкасс, более 1 тыс. псковских и шелонских помещиков. Это позволяло ускорить мобилизацию и сбор войск, но ограничивало боевые возможности воевод. Со столь небольшими силами, без пехоты и артиллерии, они могли вести только «малую» войну, тревожа тылы вражеской армии и не имея возможности нанести поражение Кеттлеру и заставить его снять осаду.

Не совсем понятно, почему против врага направили такой небольшой и слабый отряд. Видимо, или юрьевский воевода Курлятев не сообщил в столицу о размерах вражеской армии или русское правительство недооценивало противника. В результате против 8 – 10 тыс. ливонской армии, имеющей профессиональную конницу, кавалерию и артиллерию, была отправлена 2-тыс. легкая конная русская рать. Не удивительно, что, когда собранный наспех в псковской и новгородской земле двухтысячный отряд воеводы Михаила Репнина попытался прорваться к осаждённым, он потерпел неудачу. Не имея пехоты и артиллерии, русская конница не могла штурмовать хорошо укрепленный лагерь противника (магистр «окопался великим рвом и обозом одернувся кругом»). Русским воеводам оставалось только «щипать» ливонцев, рассчитывая, что Кеттлер, разозлившись, вышлет часть своих сил для уничтожения вражеского отряда. Однако все попытки воевод заставить врага принять «прямое дело» успеха не имели. Кеттлер не стал рисковать, ожидая новые подкрепления и артиллерию.

К 11 октября 1558 года ливонцы, получив подкрепления, надежно обложили Ринген. Ждали прихода осадной артиллерии. В это время ливонцы вели огонь по замку из легких пушек и перестреливались с осажденными из аркебуз. «Маистр по городу бьет и приступает ежеден к Ринголу, - писал летописец, пересказывая воеводские отписки, - И Русин Игнатьев в приступех у них людей побивает, а наряду с маистром много…». Насчёт наряда воеводы, конечно, преувеличивали. Если бы у ливонской армии сразу была осадная артиллерия – «большой наряд», то небольшому гарнизону пришлось бы быстро сложить оружие перед угрозой полного разрушения стен, или с честью погибнуть на руинах замка.

22 октября под Ринген доставили тяжелую артиллерию. Ливонцы установили пушки и немедленно открыли огонь. Старые стены крепости сильно пострадали. После этого ливонцы пошли на штурм. Они сумели ворваться внутрь замка и захватили несколько пленных, но защитники Рингена, по словам ливонского хрониста Реннера, готовые быть погребенными под руинами замка, но не сдаться, стояли насмерть и отбросили противника. Обозленный неудачей, магистр Фюрстенберг приказал присланных к нему пленных повесить, в отместку за казненных Курлятевым по подозрению в шпионаже дерптских горожан.

Отражение штурма 22 октября стало последним успехом людей Русина Игнатьева. Гарнизон в боях понес серьёзные потери – не меньше трети, возможно, и больше, от первоначального состава. 29 – 30 октября 1558 года после нескольких дней непрерывного обстрела ливонцы снова пошли на решительный штурм Рингена. На этот раз штурм был успешен. Ливонцы смогли ворваться в замок и перебить его защитников. По ливонским данным, 50 пленных защитников повесили, ещё 95 человек, среди которых был знатный боярин (видимо, Русин Игнатьев) с сыном, отправили в Венден к магистру. Из участь была не менее печальной. Пленных и рингенского «ротмистра» (Русина Игнатьева) бросили в темницы и «гладом и зимою поморил».

Однако их гибель не была напрасной. План ливонского военно-политического руководства с ходу взять Дерпт-Юрьев не имел успеха. Ливонская армия потратив на Ринген больше месяца, из-за утрата фактора внезапности и наступающих холодов не смогла развить свой успех и продолжить запланированный поход. Оставив Ринген, Кеттлер отступил к Риге. Ливонцы только смогли оттеснить отряд Репнина и совершить набег на псковское пограничье. Русское же командование немедленно нанесло ответный удар. Разгневанный падением Рингена царь Иван Грозный повелел организовать зимний поход в Ливонию.

Уже в январе 1559 года царская рать во главе с князем С. И. Микулинским подвергла беспощадному опустошению земли Рижского архиепископства и ордена. При этом Передовой полк русского войска во главе с воеводой Василием Серебряным-Оболенским в битве при Тирзене разгромил большой отряд Ливонского ордена, возглавляемого рыцарем Фридрихом фон Фелькерзамом. В битве пало 400 рыцарей, в том числе сам Фелькерзам. Значительная часть ливонского войска попала в плен. После этой победы русское войско совершило рейд по землям Ливонского ордена до самой Риги, где сумела сжечь стоявший на рейде ливонский флот. В феврале войско вернулось в пределы Русского царства с огромной добычей и большим количеством пленных.


Русские всадники. Немецкая гравюра. Немецкое издание Герберштейна
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

7 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти