Установление Советской Россией дипломатических отношений с Афганистаном

Во время Первой мировой войны Афганистан сохранял нейтралитет. Германо-австро-турецкая миссия, пытавшаяся в 1915–1916 гг. вовлечь Афганистан в войну, успеха не имела, хотя эти попытки были поддержаны младоафганцами, староафганцами и вождями пуштунских племен, требовавших объявить джихад Великобритании. Но эмир Хабибулла, правивший в 1901–1919 гг., осмотрительно не стал рисковать и сохранил нейтралитет Афганистана.[1]

Октябрьская революция в России произвела неоднозначное впечатление в Афганистане. Вызвав скорее настороженность у эмирского правительства, она вызвала одобрение антибритански настроенных младоафганцев, симпатизировавших большевикам в их борьбе с интервенцией европейских держав. Эмир Хабибулла продолжал избегать активности в сфере внешней политики, прежде всего пытаясь предупредить политическое противостояние с Лондоном. Он, в частности, отказывался рассматривать предложение Москвы заключить двусторонний межгосударственный договор и провозгласить в нем недействительность всех неравноправных соглашений, касающихся Афганистана и Персии. В придворных кругах нерешительность эмира вызвала растущее раздражение младоафганцев. 20 февраля 1919 г. эмир Хабибулла был убит. К власти пришел лидер младоафганцев, активный поборник национальной независимости и реформ Аманулла-хан (правил до 1929 г.), который провозгласил восстановление полной независимости Афганистана.[2]


Установление Советской Россией дипломатических отношений с Афганистаном

Аманулла-хан


28 февраля 1919 г. при вступлении на престол афганский эмир Аманулла-хан официально заявил, что отныне Афганистан не признает никакой чужеземной власти и считает себя независимым государством.[3] Одновременно вице-королю Индии было направлено послание с объявлением о независимости Афганистана. В ответном послании вице-король практически не признал независимости страны и потребовал соблюдения всех прежних договоров и принятых в соответствии с ними обязательств.

Еще до получения этого ответного послания Аманулла-хан и министр иностранных дел Афганистана Махмуд-бек Тарзи направили послания В.И. Ленину, М.И. Калинину и Г.В. Чичерину с предложением установить дружеские отношения с Россией.[4] 27 мая 1919 г., т. е. уже во время Третьей англо-афганской войны, В.И. Ленин выразил согласие на установление отношений и обмен официальными представителями между Кабулом и Москвой. Обмен посланиями фактически означал взаимное признание и согласие на установление дипломатических отношений между двумя странами.[5] Отдельной нотой народного комиссара по иностранным делам Г.В. Чичерин извещал МИД Афганистана о том, что советское правительство уничтожило все секретные договоры, которые были силой навязаны небольшим и слабым их сильными и хищными соседями, в том числе и бывшим царским правительством. Далее в ноте говорилось о признании независимости Афганистана.[6]


Государственный флаг РСФСР



Флаг Эмирата Афганистан


27 марта 1919 г. советское правительство первым в мире официально объявило о признании независимости Афганистана. В ответ новые афганские руководители обратились с посланием к северному соседу — к Советской России. В письме, направленном М. Тарзи 7 апреля 1919 г. Г.В. Чичерину, выражалось пожелание установить постоянные дипломатические отношения со Страной Советов.


Г.В. Чичерин


21 апреля 1919 г. Аманулла-хан вновь обратился к В.И. Ленину с сообщением о том, что в Советскую Россию направляется чрезвычайный посол генерал Мухаммед Вали-хан для установления «искренних отношений между обоими великими государствами». 27 мая 1919 г. В.И. Ленин и председатель ВЦИК М.И. Калинин направили на имя Амануллы-хана письмо, в котором приветствовали намерения афганского правительства установить дружественные отношения с русским народом и предлагали произвести обмен дипломатическими представительствами.[7] Обмен посланиями двух глав государств фактически означал взаимное признание РСФСР и Афганистана.[8]

Вскоре в Москву и Кабул выехали миссии двух стран. Чрезвычайный и полномочный посол Афганистана генерал Мухаммад Вали-хан и сопровождавшие его лица прибыли в Москву в октябре 1919 г. На формирование позиции афганской стороны по некоторым вопросам (в том числе касающиеся содействия России Афганистану против Англии и ее политики в Азии), несомненно, оказали заявления советских руководителей. Так, 14 октября 1919 г. в ответ на высказанную главой афганской миссии надежду, что советская Россия поможет освободиться от гнета европейского империализма по всему Востоку, В.И. Ленин заявил, что «советская власть, власть трудящихся и угнетенных стремиться именно к тому, о чем говорил афганский чрезвычайный посол».

Во время встреч представителей двух стран афганской стороной, не без влияния Великобритании, ставился вопрос о территориальных претензиях к России.[9]


Склоняясь к решению оказать материальную и военную помощь Афганистану и, возможно, пойти на уступки в территориальном вопросе, руководство России учитывало, что сложная обстановка в Центральной Азии в целом и в Афганистане в частности, чревата серьезными опасностями. Дело состояло в том, что вопрос о замене заключенного в августе 1919 г. прелиминарного договора Афганистана с Великобританией постоянным договором должен был обсуждаться на готовившейся в тот период специальной двусторонней конференции, причем вероятность негативных для интересов Афганистана, а также России поворотов британской политики далеко не следовало исключать.

Провозгласив независимость Афганистана, Аманулла-хан заручился поддержкой армии и широких масс населения. Провозглашение независимости Афганистана стало причиной Третьей англо-афганской войны, в результате которой британские агрессоры не смогли изменить положение в стране в свою пользу. Военные действия, начатые Великобританией 3 мая 1919 г., завершились 3 июня заключением перемирия, а 8 августа был подписан Равалпиндийский прелиминарный мирный договор, устанавливавший мирные отношения между Великобританией и Афганистаном и признание «линии Дюранда», а также отмену британских субсидий эмиру.[10] По Договору 1921 г. Великобритания признала независимость Афганистана.[11]

Идя на перемирие с Афганистаном, британцы не могли не учитывать продолжавшееся в мае – июне 1919 г. укрепление советско-афганских взаимоотношений. 25 мая в Бухару прибыла чрезвычайная миссия Мухаммеда Вали-хана, направлявшаяся в Советскую Россию. Она привезла бухарскому эмиру письмо, в котором Аманулла-хан предостерегал правительство Бухары против «заклятых врагов народов Востока — британских колонизаторов». Эмир Афганистана просил эмира Бухарского отказаться от содействия британцам и всеми средствами поддерживать большевиков — «истинных друзей мусульманских стран».[12]

28 мая 1919 г. афганское чрезвычайное посольство во главе с Мухаммедом Вали-ханом прибыло в Ташкент. Там, однако, оно вынуждено было задержаться, т.к. железнодорожная связь с Москвой вновь оказалась прерванной.

В ответ на прибытие в Советскую страну афганской чрезвычайной миссии уже в конце мая в Афганистан была направлена дипломатическая миссия Туркестанской Советской республики во главе с Н.З. Бравиным. В июне 1919 г. в Ташкенте было учреждено генеральное консульство Афганистана.

По прибытии в Кабул Н.З. Бравин сообщил афганскому правительству о готовности Советского Туркестана оказать всяческую, в том числе военную помощь. В свою очередь афганское правительство приняло некоторые меры с целью помешать англичанам полностью подчинить себе Бухару и использовать ее для нападения на Советское государство. Получив сведения о том, что эмир Бухарский готовится к нападению на Советский Туркестан, Аманулла-хан в середине июня 1919 г. направил наместнику Северного Афганистана Мухаммеду Сурур-хану специальный приказ: «Отправьте немедленно одного или двух лиц, которым Вы можете довериться, чтобы они воздержали Шаха (т.е. эмира Бухарского. — А.Х.) от этого намерения и объяснили ему, что война между Бухарой и Российской Республикой поставит Афганистан в опасное положение и услужит врагу восточных народов, т.е. Англии, в достижении своих целей»[13].

Весьма показательно, что в конце ноября 1919 г. афганское правительство предложило советскому дипломатическому агенту в Кабуле Н.З. Бравину принять участие в предстоящих англо-афганских переговорах в качестве члена афганской делегации.[14]

10 июня афганскому правительству через чрезвычайную афганскую миссию в Ташкенте был передан ответ Советского правительства на письмо Амануллы-хана и М. Тарзи от 7 апреля 1919 г. В своем ответе Советское правительство выражало согласие на установление дипломатических отношений с Афганистаном и вновь подтверждало признание его независимости.

Советское правительство направило в Афганистан посольство во главе с Я.З. Сурицем. 23 июня 1919 г. он выехал из Москвы с постоянным составом сотрудников. В их числе в качестве первого секретаря находился И.М. Рейснер.[15]

Вскоре после этого в Москву прибыло посольство Мохаммеда Вали-хана. Таким образом, переговоры о заключении двустороннего договора велись одновременно и в Кабуле, куда прибыл полномочный представитель РСФСР в Центральной Азии Я.З. Суриц, и в Москве. 13 сентября 1920 г. состоялось подписание предварительного советско-афганского договора, главной задачей которого было провозглашение дружественных отношений между странами-участницами. Это говорит о срочной необходимости для обеих сторон подтверждения взаимного признания для изменения неблагоприятной внешнеполитической обстановки.[16]

В докладе на заседании ВЦИК РСФСР 17 июня 1920 г. Г.В. Чичерин отмечал, что «широкие массы Афганистана относятся к нам, к Советской России, с такой симпатией, усматривая в нас главных защитников сохранения их независимости, и в то же время влиятельные горные племена, оказывающие сильное давление на политику афганского правительства, столь решительно стоят за тесный союз с нами, и сам эмир так ясно осознает английскую опасность, что в общем наши дружественные отношения с Афганистаном все более упрочиваются. В недавних публичных речах эмир ясно высказался за тесную дружбу с советской властью, против захватнической политики Англии»[17].

Подрывная деятельность британской дипломатии усилилась в связи с возобновлением в начале 1921 г. англо-афганских переговоров. Глава британской миссии Г. Доббс убеждал афганские власти ограничиться только торговыми соглашениями с Советской Россией, отказавшись от договора, согласованного 13 сентября 1920 г. Он требовал также чтобы, Афганистан отказался от покровительства пограничным племенам. Взамен Великобритания обещала разрешить беспошлинный провоз афганских товаров через индию, обменяться дипломатическими представителями (не через англо-индийское правительство, как это практиковалось раньше, а непосредственно между Кабулом и Лондоном), пересмотреть статью Равалпиндского договора, предусматривавшую одностороннее установление британской комиссией участка афгано-индийской границы к западу от Хайбера, оказать Афганистану финансовую помощь.

Однако британцам не удалось добиться своих целей. В феврале 1921 г. переговоры с Великобританией были приостановлены.

В Москве в это время завершились последние приготовления к подписанию договора с Афганистаном. 25 февраля Пленум ЦК РКП(б), проходивший при участии В.И. Ленина, рассмотрел предложение Г.В. Чичерина об Афганистане и постановил «согласиться с тов. Чичериным».[18]

Несмотря на противодействие Великобритании, определенную непоследовательность афганского руководства, а также нерешенность пограничных вопросов, 28 февраля 1921 г. Договор о дружбе между РСФСР и Афганистаном был подписан.[19]

В Договоре стороны подтвердили признание независимости друг друга и установление дипломатических отношений, обязались «не вступать с третьей державой в военное или политическое соглашение, которое доставило бы ущерб одной из договаривающихся сторон». РСФСР предоставила Афганистану право свободного и беспошлинного транзита грузов через свою территорию, а также согласилась оказать Афганистану финансовую и материальную помощь.[20]

Летом 1921 г. британская миссия Г. Доббса, которая вела переговоры с афганским правительством, решила сделать последний нажим, поставив «непременным условием (англо-афганского. — А.Б.) договора окончательное установление английского контроля над внешними сношениями Афганистана с Советской Россией»[21].

Вопреки попыткам британцев помешать ратификации советско-афганского договора эмир Аманулла-хан созвал широкое представительное собрание — Джиргу — для всестороннего осуждения обоих проектов — советского и британского. Джирга отвергла предложение Великобритании. 13 августа 1921 г. афганское правительство ратифицировало советско-афганский договор.[22]

Добившись полной политической независимости и подписав соответствующие договоры с Советской Россией и Великобританией, установив дипломатические отношения с Персией, Турцией и рядом стран Европы, эмир Аманулла-хан приступил к реализации программы модернизации.[23]

(Отрывок из книги: «Советская дипломатия на мусульманском Востоке в 1917–1921 годах». Саарбрюккен, 2014.)

Примечания

[1] Системная история международных отношений. Т. 1. М., 2007, с. 201.
[2] Там же. Подробнее см.: Бабаходжаев А. Очерки по истории советско-афганских отношений. Ташкент, 1970; Теплинский Л.Б. История советско-афганских отношений (1919–1987). М., 1988.
[3] В результате Второй англо-афганской войны (1878–1880) суверенитет Афганистана был ограничен тем, что страна лишалась права на самостоятельные сношения с другими государствами без посредничества властей Великобритании в Индии.
[4] Советско-афганские отношения. М., 1971, с. 8–9.
[5] Там же, с. 12–13.
[6] Документы внешней политики СССР. Т. II. М., 1958, с. 204.
[7] Теплинский Л.Б., с. 36.
[8] Коргун В.Г. История Афганистана. ХХ век. М., 2004, с. 59–60.
[9] Хейфец А.Н. Советская Россия и сопредельные страны Востока в годы гражданской войны (1918–1920). М., 1964, с. 287.
[10] Подробнее см.: Бабаходжаев А.Х. Провал британской политики в Средней Азии и на Среднем Востоке (1918–1924). М., 1962, с. 48–52; A Collection of Treaties, Engagements and Sanads, Relating to India and Neighbouring Countries. Comp. by C.U. Aitchison. Vol. 13, p. 286–288.
[11] British and Foreign State Papers. Vol. 114, p. 174–179.
[12] Хейфец А.Н. Советская Россия…, с. 279–280.
[13] Цит. по кн.: Хейфец А.Н. Советская Россия…, с. 282.
[14] Там же, с. 288.
[15] Массон В.М., Ромодин В.А. История Афганистана. Т. 2. М., 1965, с. 392–393.
[16] История дипломатии. Т. III. М., 1965, с. 221–224.
[17] Чичерин Г.В. Статьи и речи по вопросам международного сотрудничества. М., 1961, с. 168–189.
[18] Хейфец А.Н. Советская дипломатия и народы Востока (1921–1927). М., 1968, с. 70.
[19] Арунова М.Р., О.М. Шумилов. Граница России с Афганистаном. М., 1998, с. 30–33.
[20] Очерки истории министерства иностранных дел России. Т. II. М., 2002, с. 56.
[21] Отчет НКИД IX съезду Советов (1920–1921 гг.) М., 1922, с. 129. Цит. по кн.: Бабаходжаев А. Очерки по истории…, с. 22.
[22] Отчет НКИД IX съезду Советов…, с. 129.
[23] Системная история…, с. 208. Подробнее см.: Рейснер И. Десять лет внешней политики Афганистана (1919–1928) // Новый Восток. 1928, № 22.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

5 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти