Ядерная дубинка американского флота (часть 4)

Советские подводные лодки не были единственной угрозой, которой в случае глобального конфликта должен был противостоять американский флот. В 1953 году на вооружение в Советском Союзе была принята крылатая противокорабельная ракета КС-1 «Комета», носителем которой на первых порах являлся дальний бомбардировщик Ту-4К. В 1955 году комплекс в составе «Кометы» и дальнего бомбардировщика ракетоносца Ту-16КС начал поступать в части авиации ВМФ СССР.

Для своего времени первая советская противокорабельная ракета КС-1 обладала достаточно высокими характеристиками. При дальности пуска около 100 км и скорости полёта 1100 км/ч она в случае удачного попадания могла потопить крейсер водоизмещением 15 000 тонн. Кроме того, в составе минно-торпедной авиации ВМФ СССР имелось значительное количество реактивных бомбардировщиков-торпедоносцев Ил-28 и Ту-14. В конце 50-х - начале 60-х в советском флоте появились надводные корабли с управляемым противокорабельным оружием. Начиная с 1958 года ПКР П-1 «Стрела» (КСЩ) с дальностью пуска 40 км оснащали эсминцы пр. 56М и 57-бис. В 1960 году началось массовое строительство ракетных катеров пр.183-Р, вооруженных ПКР П-15 с дальностью 35 км. В середине 60-х в строй вступили подводные лодки пр. 651 и 675 с ПКР П-6, способной отправить на дно американский крейсер с дистанции 270 км (до 450 км при внешнем целеуказании). Первые советские противокорабельные ракетные комплексы имели много недостатков, но они представляли реальную угрозу для американского флота и были в значительной мере способны компенсировать превосходство ВМС США в крупных надводных кораблях.


Хотя американские адмиралы традиционно полагались на зонтик палубной истребительной авиации, базирующейся на авианосцах, в боевой обстановке могла сложиться ситуация, когда отряд боевых кораблей или отдельные боевые единицы должны были действовать без прикрытия своей авиации. Разработка зенитных ракет, предназначенных для вооружения боевых кораблей в США началась ещё в 1944 году, после того как американцы столкнулись с массовыми атаками камикадзе. До окончания боевых действий так и не удалось продвинуться дальше стадии испытательных пусков. В послевоенное время от принятия на вооружение зенитных ракет KAN-1 и Lark с радиокомандной системой наведения отказались. В эру реактивной авиации зенитные ракеты с дозвуковой скоростью полёта не могли считаться эффективным средством ПВО.

В 1945 году командование ВМС инициировало программу Bumblebee (англ. Шмель), в рамках которой предусматривалась разработка зенитной ракеты большой дальности с прямоточным воздушно-реактивным двигателем. Однако создание системы наведения для ракеты большой дальности оказалось очень непростой задачей, кроме того, большие трудности возникли с обеспечением надёжной работы ПВРД при выполнении резких манёвров. В итоге параллельно с отработкой ракеты большой дальности было решено создать относительно компактную твердотопливную ЗУР с использованием уже имеющихся наработок.

В 1949 году специалисты авиастроительной фирмы Convair приступили к проектированию корабельного ЗРК малой дальности RIM-2 Terrier. Первые пуски ЗУР были осуществлены в 1951 году, но ввиду необходимости доработок системы наведения, первый американский морской зенитно-ракетный комплекс был принят на вооружение лишь в 1956 году.


Испытательный пуск RIM-2 Terrier с борта линкора USS Mississippi (AG-128), 1954 год

Запуск зенитных ракет «Терьер» осуществлялся с пусковой установки Mk.4, с системой автоматизированного заряжания и погребом на 144 ракеты. Скорость перезарядки пусковой установки составляла приблизительно 15 секунд на две ракеты. Ещё 15 секунд требовалось, чтобы вручную привести в рабочее положение хранящиеся в сложенном виде стабилизаторы ЗУР. Это позволяло выпускать в среднем по 4 ракеты в минуту двумя залпами по две ракеты. Впоследствии пусковые установки Mk.4. заменили более удобными ПУ Mk.10 с погребом на 40, 60 или 80 ракет.

Первая модификация зенитной ракеты SAM-N-7 BW-0 (RIM-2A), несмотря на официальное решение о принятии на вооружение, по сути, являлась опытным образцом и на боевых кораблях никогда не развёртывалась. В серию пошла улучшенная модель — SAM-N-7 BW-1(RIM-2B), отличавшаяся упрощённой конструкцией. Однако моряки, опробовав это оружие, в категорической форме потребовали его доработки. Первые варианты ЗУР были способны поражать только дозвуковые воздушные цели, что в середине 50-х годов являлось неприемлемым. После создания «промежуточного» образца SAM-N-7 BT-3 (RIM-2C) со скоростью полёта 900 м/с и максимальной дальностью пуска 28 км, в большую серию во второй половине 1957 года пошла модификация SAM-N-7 BT-3A (RIM-2D) с дальностью пуска 4,5-36 км. Досягаемость по высоте составляла 24 000 м. Стоимость ракеты RIM-2D в 1957 году составляла $60 000.


Зенитные ракеты RIM-2D на пусковой установке Mk.4


Зенитная ракета SAM-N-7 BT-3AN(RIM-2DN) комплектовалась ядерной боевой частью W45. Поставки таких ракет велись с 1962 года. Ядерная боеголовка W45 в начале 60-х годов являлась самой компактной в США. Специалистам Национальной лаборатории Лоуренса Ливермора (шт. Калифорния) удалось создать пригодную для длительной эксплуатации «специальную» боевую часть: массой 68 кг, диаметром 292 мм и длиной 686 мм. Разные модификации W45 имели мощность: 0,5, 1, 5, 8, 10 и 15 кт. В зенитных ракетах противовоздушного комплекса «Терьер» использовались боеголовки с энерговыделением 1 кт, что позволяло гарантировано уничтожать воздушные цели при промахе до 800 м. Зенитные ракеты с ядерной боевой частью предназначались для отражения массового налёта советских бомбардировщиков и залповых атак противокорабельных крылатых ракет.

Ракеты ЗРК «Терьер» ранних и поздних модификаций сильно отличались друг от друга. Твердотопливные двухступенчатые ЗУР моделей RIM-2A/D наводились на цель в луче корабельной РЛС AN/SPG-55. Такой метод наведения также известен как «осёдланный луч». Это позволяло создать достаточно простую аппаратуру управления, но по мере удаления ракеты от радиолокатора резко падала точность наведения. Для сохранения прежней вероятности поражения на дальности более 30 км, начиная с модификации RIM-2E, стали использовать полуактивную радиолокационную ГСН. Помимо увеличения точности стрельбы на дальних дистанциях удалось снизить минимальную высоту поражения воздушных целей до 300 м, на первых моделях ракет «Терьер» она составляла 1,5 км.

Ядерная дубинка американского флота (часть 4)


Ракета модификации RIM-2Е имела длину 8,1 м, массу – 1800 кг и диаметр 340 мм. В середине 60-х благодаря кардинальному улучшению рецептуры твердого топлива была создана ЗУР RIM-2F, с дальностью пуска по высотным целям 72 км. Опционально имелась возможность обстрела ракетами с ядерной боеголовкой крупных морских или радиоконтрастных береговых целей.


Зенитно-ракетный комплекс «Терьер» в 50-60-е годы устанавливался как на корабли новой постройки, так и на модернизированные крейсера и авианосцы. Ими были оснащены: три авианосца типа «Китти-Хок», два тяжелых крейсерах типа «Бостон», три лёгких крейсерах типа «Провиденс», девять ракетных крейсеров «Белкнап», девять ракетных крейсеров типа «Леги», атомные крейсера «Тракстан», «Лонг Бич» и «Бейнбридж», а также десять эсминцев типа «Фаррагут».

Зенитные ракеты RIM-2F применялись в боевой обстановке в Юго-Восточной Азии в 1972 году. 19 апреля ракетный крейсер типа «Белкап» Sterret (DLG-31), обстреливавший вьетнамское побережье и его сопровождение, подверглись атаке двух северовьетнамских истребителей МиГ-17Ф. Один из МиГов, атаковавший эсминец сопровождения, был захвачен радарами крейсера и поражён зенитной ракетой. Позже в тот же день ЗУР «Терьер» была сбита неопознанная воздушная цель, предположительно идентифицированная как ПКР «Термит».



В общей сложности на предприятиях компаний «Конвэр» и «Дженерал Дайнемикс» собрали более 8000 зенитных ракет модификаций RIM-2А/В/С/D/Е. Комплекс состоял на вооружении ВМС США до 1989 года, после чего был заменён RIM-67 Standard.

Практически одновременно с первыми пусками зенитных ракет RIM-2 Terrier начались испытания зенитно-ракетного комплекса RIM-8 Talos. Этот дальнобойный ЗРК также разрабатывался в рамках программы «Шмель», но в силу большей технической сложности его принятие на вооружение состоялось позже - в 1959 году. Система наведения зенитной ракеты RIM-8A во многом была сходна с RIM-2. На начальном и среднем этапах траектории ракета летела в луче радиолокатора, а на конечном переходила на самонаведение по сигналу, отраженному от цели. Полуактивное радиолокационное самонаведение обеспечивало высокую точность, в ряде случаев в ходе учебно-контрольных стрельб дозвуковую высотную цель удавалось уничтожить прямым попаданием.


Пусковая установка Мk.7 с зенитными ракетами RIM-8A на фоне антенн радиолокаторов AN / SPW-2 и AN / SPG-49 ракетного крейсера USS Little Rock (CG-4)


Расчёты, произведённые специалистами Лаборатория прикладной физики Университета Джонса Хопкинса, показали, что для достижения дальности пуска более 100 км при сохранении приемлемых массогабаритных характеристик оптимальным является использование маршевого прямоточного воздушно-реактивного двигателя на жидком топливе. Это позволяло избавиться от необходимости хранения на борту ракеты окислителя, так как при сгорании жидкого топлива в ПВРД использовался атмосферный кислород. Для разгона ракеты до скорости, на которой начинал устойчиво работать ПВРД, использовался твердотопливный ускоритель. Многорежимный маршевый двигатель, работающий на керосине, подавался в камеру сгорания с помощью турбонасоса, приводимого в действие набегающим потоком воздуха. Основные элементы ракеты и маршевый двигатель были разработаны и производились корпорацией Bendix. В Советском Союзе ракета 3М8 со сходной компоновкой использовалась в составе армейского зенитно-ракетного комплекса средней дальности «Круг». В Великобритании ракета аналогичной схемы использовалась в составе корабельного ЗРК Sea Dart.

Первая модификация ЗУР RIM-8A весила 3180 кг, имела длину 9,8 м и диаметр 71 см. Таким образом, масса и габариты зенитной ракеты были сравнимы с истребителями времён Второй мировой войны. Вскоре после принятия на вооружение зенитной ракеты со стержневой боевой частью массой 136 кг, была испытана и принята на вооружение ЗУР RIM-8B с ядерной боеголовкой W30. Ядерная боевая часть, весившая 180 кг, имела мощность около 5 кт. Ракета с ЯБЧ предназначалась для стрельбы по групповой воздушной цели на больших или средних высотах. При детонации боеголовка обеспечивала эффективное поражение нейтронным и тепловым излучением летательных аппаратов в радиусе 1000—1800 метров. Ударная волна имела меньшее значение, так как детонация обычно проводилась на большой высоте, где атмосфера была сильно разрежённой. Максимальная дальность пуска RIM-8A/В составляла 92 км, высота поражения – 3-24 км. В общей сложности флоту было поставлено 280 зенитных ракет в ядерном исполнении. Наблюдатели, присутствовавшие на пусках ЗУР RIM-8, отмечали, что они образовывали очень небольшой дымный шлейф по сравнению с ракетами "Терьер".


Пуск ЗУР RIM-8A с ракетного крейсера USS Little Rock (CG-4)


В процессе модернизации зенитных ракет удалось конструктивно унифицировать ракеты с обычной и ядерной боевой частью, что в свою очередь снизило стоимость ракеты в неядерном исполнении с $280 000 до $240 000 по состоянию на 1964 год. На ракете «атомной» модификации RIM-8D отказались от полуактивной радиолокационной головки самонаведения, так как значительная зона поражения при ядерном взрыве компенсировала погрешность наведения. В ЗУР последних серийных модификаций RIM-8G и RIM-8J благодаря улучшенной системе наведения и использованию более энергоемкого жидкого топлива дальность пуска удалось повысить до 240 км, максимальная скорость полёта при этом составляла 2,6М.

В силу значительных массы, габаритов и высокой стоимости корабельные ЗРК RIM-8 Talos не получили такого распространения, как RIM-2 Terrier. В подпалубном магазине пусковой установки Мk.7, весившей вместе с системой подачи ракет около 200 т, находилось не более 16 готовых к применению ракет. На крейсерах типа «Олбани», переделанных из тяжелых крейсеров типа «Балтимор», и атомном «Лонг Бич» использовались спаренные ПУ Мk.12 с общим боекомплектом 104 ракеты. Стандартное водоизмещение переоборудованного USS Albany (CG-10) составляло 13 700 т, а атомного Long Beach (CLGN-160) – 15 500 т. Кроме того, для комбинированной системы наведения ЗУР требовалось использование двух громоздких радиолокаторов AN / SPW-2 и AN / SPG-49. Помимо трёх крейсеров «Олбани» и одного «Лонг Бич» ЗРК «Талос» получили три ракетных крейсера типа «Галвестон» со стандартным водоизмещением 15 200 т.

Но, несмотря на то, что данный ЗРК был установлен на немногочисленных крейсерах, тяжелым зенитным ракетам семейства «Талос» довелось повоевать больше чем менее габаритным «Терьерам». Согласно американским данным в период с мая 1968 по май 1972 года ЗУР «Талос», выпущенными с крейсеров «Лонг Бич», «Оклахома – Сити» и «Чикаго», на дистанции 80-150 км было сбито четыре вьетнамских МиГа. Кроме того, утверждается, что ракетами RIM-8H Talos –ARM, переделанными из зенитных в противолокационные, удалось поразить несколько радиолокаторов, расположенных на побережье ДРВ.


Пуск ЗУР RIM-8J с ракетного крейсера USS Oklahoma City (CG-5)


Впрочем, боевые успехи не помогли зенитно-ракетному комплексу, который в 70-е годы выглядел откровенно архаично. Пусковые ракетные установки ЗРК RIM-8 Talos были удалены с палуб американских крейсеров в 1980 году. Но история «Талоса» на этом не закончилась, оставшиеся зенитные ракеты поздних модификаций были переделаны в радиоуправляемые мишени MQM-8G Vandal, которые до 2005 года имитировали на учениях советские и российские сверхзвуковые противокорабельные ракеты.

Зенитно-ракетные комплексы RIM-67 и RIM-156 Standard, пришедшие на смену корабельным ЗРК RIM-2 Terrier и RIM-8 Talos благодаря применению твердотельной быстродействующей электроники и новым компоновочным решениям, при сохранении приемлемой дальности пуска обладали лучшей эксплуатационной надежностью и повышенной помехозащищенностью. Более компактные и удобные в эксплуатации морские ЗРК большой дальности к началу 90-х полностью вытеснили громоздкие и энергоёмкие зенитные комплексы первого поколения. Помимо борьбы с воздушными целями ракеты семейства «Стандарт» могли применяться по надводным кораблям противника и поражать работающие береговые и корабельные радиолокаторы.

В начале 80-х в связи с предстоящим выводом из эксплуатации ЗУР «Терьер» и «Талос» с ядерными боеголовками командование ВМС США планировало принять на вооружение ЗУР большой дальности RIM-156A с ядерной боеголовкой W81, которая вела свою родословную от авиационной бомбы В61 и конструктивно имела много общего с боеголовкой W80, устанавливаемой на крылатых ракетах BGM-109A Tomahawk.



Боеголовка W81 длиной около 400 мм и диаметром приблизительно 250 мм весила не более 60 кг. Её мощность не известна, но большинство экспертов склоняются к мнению, что она была не больше 2 кт.

В 1986 году после начала массового строительства боевых кораблей, оснащённых БИУС Aegis, от реализации планов создания новой ядерной ЗУР было решено отказаться. Многократно возросшие точность наведения зенитных ракет и огневая производительность позволяли решать практически все боевые задачи. Немаловажным фактором, способствовавшим отказу от ядерных боеголовок на зенитных ракетах, являлось сложность и затратность обеспечения мер безопасности и высокая вероятность нежелательных инцидентов. Более того, уже в 60-е годы прошлого столетия, когда появилась возможность оснастить многочисленные американские крейсера 155-203-мм ядерными снарядами, этого не произошло. Впрочем, 203-мм ядерные снаряды W33 мощностью от 1 до 40 кт и 155-мм W48 мощностью около 0,1 кт до 1992 года состояли на вооружении Корпуса морской пехоты.

Изначально целью разработки атомных артиллерийских снарядов было стремление наносить точные атомные удары по переднему краю противника в непосредственной близости от своих сил. Но при желании «специальные» снаряды можно было использовать в морском бою, уничтожать объекты и скопления войск противника на берегу и даже отражать налёты вражеской авиации. В итоге, как минимум, один тип атомного снаряда был создан по заказу флота. Им стал Nuclear Mark 23 Kаtie (W23), предназначенный для 406-мм артиллерийского орудия Mark 7 линкоров типа «Айова». На линкорах имелось девять 406-мм орудий в трёх башнях.


Макет 406-мм атомного артиллерийского снаряда в Национальном Музее истории атомной энергетики в Альбукерке, Нью-Мексико

Согласно официальной версии 406-мм Мk.23 разработан во второй половине 50-х, на базе 280-мм атомного снаряда W19 с тротиловым эквивалентом 15—20 кт, предназначенного для первого американского «атомного» орудия М65. Масса 406-мм снаряда Мk.23 составляла 778 кг, длина – 1610 мм. Дальность стрельбы - примерно 38 км.

Хотя 406-мм снаряды не могли поражать цели на дальности доступной палубным бомбардировщикам и ракетам, для их применения требовалась только зарядить и навести орудие, что занимало намного меньше времени, чем подвеска бомбы на самолёт или ввод полетного задания в ракету. Кроме того, артиллерийский снаряд мог поражать точечные цели, не зависел от погодных условий и времени суток и был практически неуязвим для средств ПВО.


Выстрел из 406-мм орудия Мk.7


Серийная сборка снарядов Мk.23 началась в 1956 году. Всего флоту было передано 50 таких боеприпасов. Согласно данным, опубликованным Global Security, на линкорах USS Iowa (BB-61), USS New Jersey (BB-62) и USS Wisconsin (BB-64) были оборудованы ядерные погреба. В каждом хранилище могло находиться десять ядерных и такое же количество практических снарядов Mk.24, используемых во время тренировочных стрельб.

Представители ВМС США воздерживались от комментариев относительно наличия ядерных артиллерийских снарядов на борту линкоров. Но по данным Министерства энергетики США, ядерные снаряды Мk.23 были выведены из эксплуатации в октябре 1962 года, что было связано с постановкой линкоров на консервацию. В конце 60-х всё 406-мм снаряды с ядерной боевой частью утилизировали, но один использовался в ходе испытательного взрыва, осуществленного в рамках операции Plowshare (в советских источниках - «Операция „Лемех“»). Целью программы «Плаушер» было проведение серии ядерных взрывов на территории США для решения промышленных и других невоенных задач: взрывное бурение скальных грунтов, создание котлованов под строительство, плотин, гаваней и подземных полостей для хранения нефти и газа при помощи списанных и подлежащих утилизации ядерных боеголовок, срок эксплуатации которых подошёл к концу. В общей сложности в рамках этой программы было произведено 27 подземных и наземных взрывов мощностью 0,37-105 кт. В 1973 году проект «Плаушер» признали бесперспективным и свернули. Основной причиной такого решения стали значительные выбросы радиации и протесты населения.

Продолжение следует…

По материалам:
https://feldgrau.info/waffen/13938-atomnaya-glubinnaya-bomba
http://www.dogswar.ru/boepripasy/snariady-rakety/6972-atomnaia-glybinnaia-.html
https://www.revolvy.com/page/B57-nuclear-bomb
http://www.airwar.ru/enc/sea/s3.html
http://pentagonus.ru/publ/protivolodochnye_raketnye_kompleksy/31-1-0-1394
https://www.businessinsider.com/the-6-best-anti-submarine-weapons-2015-10
http://www.seaforces.org/wpnsys/SURFACE/RUR-5-ASROC.htm
https://www.globalsecurity.org/military/systems/munitions/rim-8.htm
http://rbase.new-factoria.ru/missile/wobb/talos/talos.shtml
http://www.skytamer.com/Bendix_MQM-8G.html
http://elib.biblioatom.ru/text/yadernoe-oruzhie-ssha_2011/go,2/
https://www.globalsecurity.org/wmd/systems/w23.htm
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

23 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти