Зарубежные копии советского ЗРК С-75 (часть 3)

В течение более 30 лет зенитно-ракетные комплексы НQ-2 вместе с батареями зенитных орудий калибра 37-100 мм и истребителями J-6 и J-7 (копии МиГ-19 и МиГ-21) составляли основу войск противовоздушной обороны Народно-освободительной армии Китая. В годы вьетнамской войны ЗРК НQ-2 неоднократно обстреливали американские беспилотные разведчики BQM-34 Firebee, залетавшие в воздушное пространство КНР. В 1986 году в приграничном районе зенитной ракетой был сбит МиГ-21 ВВС Вьетнама, совершавший разведывательный полёт. Однако к середине 80-х, даже с учётом принятия на вооружение глубоко модернизированных вариантов, стало ясно, что китайские клоны С-75 уже не соответствуют современным требованиям и потенциал совершенствования НQ-2 практически исчерпан. Но неоднократно предпринимаемые попытки создания в КНР собственного ЗРК не увенчались успехом. Не помогли даже техническая поддержка со стороны западных стран и значительные капиталовложения, выделенные на научно-исследовательские и конструкторские разработки. Китайским специалистам до конца 90-х не удавалось самостоятельно создать ЗРК средней и большой дальности, способный бороться с перспективными боевыми самолётами и крылатыми ракетами.

В конце 70-х на основе конструкторских решений, реализованных в строящемся серийно ЗРК НQ-2, одновременно с работами по дальнобойному комплексу НQ-3 с жидкостной ракетой, разрабатывался многоканальный противовоздушный комплекс НQ-4 с твердотопливной ЗУР, не требующей заправки жидким топливом и окислителем. Предполагалось, что НQ-4 в аппаратной части будет иметь много общего с ЗРК НQ-2, что даст возможность использовать ракеты на твёрдом топливе в составе уже состоящих на вооружении комплексов. Однако химическая промышленность КНР была неспособна создать рецептуру твёрдого топлива с приемлемыми характеристиками. А опытная многоканальная станция наведения оказалась слишком громоздкой, и уровень её надёжности не внушал оптимизма. После анализа причин неудачи, китайское руководство приняло решение о начале проектирования мобильного комплекса с твердотопливными ракетами, меньшей длины, но большего диаметра, чем ЗУР используемые в составе ЗРК НQ-2. Изначально предполагалось, что ЗРК KS-1 с пусковыми установками на базе грузовиков повышенной проходимости будет иметь высокую степень преемственности с НQ-2. В частности на новых радиокомандных ракетах планировалось использовать уже имеющуюся аппаратуру управления, а наведение ракет на цель должно было происходить при помощи СНР SJ-202В входившей в состав ЗРК НQ-2J.


Из-за недостатка опыта и слабости китайской радиоэлектронной и химической промышленности опытно-конструкторская разработка ЗРК KS-1 с твердотопливными ЗУР, предназначавшимся для замены устаревающего НQ-2 недопустимо затянулась. Согласно китайским данным, создание KS-1 завершилось в 1994 году. Однако первый вариант данного противовоздушного комплекса так и не был принят на вооружение в КНР, также на него не последовало заказов от иностранных покупателей. Примерно через 35 лет после начала разработки в 2009 году в войска ПВО НОАК поставили первые ЗРК с «внутренним» обозначением НQ-12 (на экспорт KS-1А). Данный комплекс, хотя и сохранил внешние черты ранней модификации, уже имеет мало общего с НQ-2J. Вся элементная база НQ-12 переведена на твердотельную электронику, а станция наведения SJ-202В заменена многофункциональным радаром с АФАР Н-200. В составе ЗРК НQ-12 используются не радиокомандные, а ракеты с полуактивной радиолокационной ГСН.

Зарубежные копии советского ЗРК С-75 (часть 3)

Пусковые установки и станция наведения ЗРК НQ-12


Типовая батарея комплекса НQ-12 включает РЛС обнаружения и наведения ракет, шесть пусковых установок на которых в общей сложности имеется 12 готовых к применению ЗУР и 6 транспортно-заряжающих машин с 24 ракетами. Хотя ЗРК НQ-12 официально принят на вооружение, темпы его производства не велики. Несколько дивизионов развёрнуты в глубине территории КНР, кроме того покупателями экспортной модификации стали: Мьянма, Таиланд и Туркмения. По дальности и высоте поражения НQ-12 примерно соответствует НQ-2J. Но его достоинством является использование твердотопливных ракет и большая огневая производительность. В то же время комплекс, создаваемый по лекалам 70-х годов, морально уже устарел, и потому не получил большого распространения.

Исходя из информации, публикуемой в китайских источниках и материалах западных военных экспертов, однозначно следует, что в данный момент система ПВО КНР находится в стадии масштабного перевооружения. Если в прошлом наиболее важные китайские объекты прикрывались закупленными в России дальнобойными ЗРС С-300ПМУ/ПМУ1/ПМУ2 и собственными НQ-2 в приблизительной пропорции 1/5, то в последние 5-7 лет, комплексы первого поколения с жидкостными ракетами активно заменяются собственными многоканальными системами с вертикальным пуском НQ-9А и НQ-16.


Спутниковый снимок Google Earth: ЗРК НQ-2 развёрнутый в 80 км к юго-западу от Пекина. Дата съёмки 10 октября 2015 года

Так, в окрестностях Пекина все ЗРК НQ-2 размещённые ближе к побережью, в данный момент практически полностью заменены современными зенитно-ракетными системами. При этом старые позиции, где прежде были развёрнуты китайские версии «семьдесятпятки» подвергаются реконструкции, а неподалёку строятся ангары способные вместить и защитить от непогоды более крупные элементы дальнобойных зенитных систем: самоходные пусковые установки, станции наведения и подсвета, а также кабины управления.


Спутниковый снимок Google Earth: ЗРС НQ-9 на бывшей позиции ЗРК НQ-2 в 80 км к юго-западу от Пекина. Дата съёмки 3 марта 2017 года

Несколько дивизионов модернизированных НQ-2J сохранились к северо-западу и к югу от китайской столицы, но судя по всему оставаться в строю этим комплексам осталось недолго, и они вскоре будут окончательно вытеснены современными многоканальными зенитными системами с твердотопливными ракетами.



В 2018 году в официальных печатных изданиях НОАК были опубликованы заметки, в которых говориться о выводе из эксплуатации устаревших комплексов ПВО. При этом представлены фотографии, на которых китайские военнослужащие готовят к вывозу с позиции зенитные ракеты и станцию наведения.




Хотя ЗРК НQ-2 в КНР постепенно снимают с вооружения, они продолжают оставаться на вооружении в ряде стран. В отличие от советского противовоздушного комплекса С-75, география поставок НQ-2 была не столь широка. Китайские клоны «семьдесятпятки» до 2014 года охраняли небо Албании, которая стала членом НАТО в 2009 году. В середине 80-х два ракетных и один технический дивизион НQ-2А были переданы Пакистану. Сейчас один зенитно-ракетный комплекс китайского производства развёрнут на позиции под Исламабадом. Учитывая тесное китайско-пакистанское сотрудничество, можно предположить, что пакистанские ЗРК в 90-е годы модернизированы до уровня НQ-2J.


Спутниковый снимок Google Earth: позиция ЗРК НQ-2 в окрестностях Исламабада


В рамках китайской военной помощи в 70-80-е годы несколько дивизионов НQ-2 укомплектованных радиолокационными станциями разведки воздушных целей JLP-40 и высотомерами JLG-43 поставлены в Северную Корею. При этом лидер КНДР Ким Ир Сен, умудрялся параллельно получать военную помощь, как от Китая, так и от Советского Союза. Так последние советские комплексы С-75М3 «Волга» были отправлены в КНДР в 1986 году. В течение длительного периода времени «семьдесятпятки» советского производства и их китайские клоны несли боевое дежурство параллельно. В данный момент в КНДР имеется более двух десятков ЗРК С-75 и НQ-2. Исторически сложилось, что основная часть ЗРК НQ-2 в КНДР была развёрнута неподалёку от границы Северной Кореи и Китая и прикрывала транспортные коридоры связывающие эти страны.


Спутниковый снимок Google Earth: позиция ЗРК средней дальности С-75 или НQ-2 в 25 км к югу от Пхеньяна


Впрочем, на основании общедоступных спутниковых снимков можно сделать вывод, что пусковые установки северокорейских ЗРК С-75 и НQ-2 постоянно ракетами не снаряжаются. Что, по всей видимости, связано с ограниченным числом кондиционных ЗУР, имеющихся в распоряжении войск ПВО КНДР.

Наиболее крупным эксплуатантом ЗРК НQ-2 за пределами КНР стала Исламская Республика Иран. До исламской революции, в результате которой в 1979 году был свергнут шах Мохаммед Реза Пехлеви, Иран являлся одним из ближайших союзников США. Благодаря дружеским отношениям со странами Запада и наличию значительных финансовых ресурсов получаемых от экспорта нефти, шахский Иран осуществлял закупки самого современного оружия западного производства. Во второй половине 70-х американская компания Raytheon поставила 24 батареи ЗРК MIM-23 Improved HAWK, а британская Matra BAe Dynamics – ЗРК малой дальности Rapier. Западные специалисты помогли увязать эти зенитные средства в единую систему. Полученные от Великобритании ЗРК Rapier при помощи СУО SuperFledermaus объединили с зенитными 35-мм автоматами Oerlikon GDF-001. Впрочем, иранский шах старался поддерживать дружественные отношения и с Советским Союзом. В 60-70-е годы из СССР были получены: зенитные самоходки ЗСУ-57-2, буксируемые 23-мм спарки ЗУ-23, 37-мм автоматы 61-К и 57-мм С-60, 100-мм зенитные орудия КС-19 и ПЗРК «Стрела-2М».

Однако после свержения шаха и захвата в Тегеране американского посольства отношения с западными странами были безнадёжно испорчены, а Советский Союз, после начала Ирано-Иракской войны предпочёл воздержаться от поставок в ИРИ современного оружия. В этих условия, после репрессий и бегства из страны значительной части квалифицированных иранских специалистов прошедших обучение в военных заведениях США и Европы и израсходования значительной части боекомплекта к середине 80-х иранская система ПВО пришла в упадок, и значительная часть имеющихся зенитных комплексов и радиолокаторов нуждались в ремонте. Столкнувшись с нехваткой квалифицированного технического персонала, иранские власти, были вынуждены вернуть в строй старые кадры, и начать ремонт вышедшей из строя техники собственными силами. При этом проблема нехватки запчастей решалась несколькими путями. К изготовлению деталей, которые можно было сделать на месте, приступила иранская промышленность, а наиболее сложные электронные блоки, зенитные ракеты и их отдельные компоненты пытались нелегально закупить за рубежом. Так в начале-середине 80-х некоторое количество запчастей и ракет для американских ЗРК «Хок» было тайно приобретено в Израиле и США. На нелегально полученные средства ЦРУ США финансировало подрывную деятельность никарагуанских «контрас». После того как это стало достоянием гласности, в США разгорелся скандал в приведший к серьёзным политическим осложнениям для администрации Рональда Рейгана, и канал нелегальных поставок был пресечён.

Так как США и Советский Союз отказались поставлять высокотехнологичные вооружения, иранское руководство обратилось за помощью к КНР. Сотрудничество оказалось взаимовыгодным. Иран получил доступ, пусть и к не самому современному, но вполне боеспособному оружию, а в Китай, испытывавший в начале 80-х значительные экономические трудности в качестве оплаты за поставленные технику, вооружение и боеприпасы велись поставки иранской нефти по льготной цене.

В середине 80-х в КНР отправилась первая группа иранских военных, которой предстояло освоить ЗРК НQ-2А и китайские радиолокаторы. Зенитно-ракетные комплексы китайского производства были развёрнуты в глубине иранской территории, и использовались для прикрытия оборонных предприятий и нефтяных промыслов. Незадолго до прекращения боевых действий Иран получил партию модернизированных НQ-2J. Согласно сведениям опубликованным в западных источниках, до конца 1988 года в ИРИ в общей сложности поставлено 14 дивизионов ЗРК средней дальности HQ-2А/J. По иранским данным расчётам ЗРК китайского производства удалось сбить несколько иракских МиГ-23Б и Су-22. Пару раз огонь безуспешно открывался по иракским сверхзвуковым разведчикам-бомбардировщикам МиГ-25РБ, которые также привлекались к бомбардировкам нефтепромыслов.


Пусковая установка ЗРК НQ-2J с ЗУР Sayyad-1


После окончания Ирано-Иракской войны военно-техническое сотрудничество ИРИ с КНР в сфере ПВО продолжилось. Благодаря китайской поддержке во второй половине 90-х в Иране началось собственное производство зенитных ракет Sayyad-1 предназначенных для использования в составе китайских ЗРК HQ-2J.



Если верить информации опубликованной в иранских СМИ, дальность стрельбы ЗУР Sayyad-1 доведена до 60 км, что значительно превышает дальность управляемого полёта оригинальных ракет китайского производства. При этом в Иране для ракет Sayyad-1 разработана собственная осколочная боевая часть массой 200 кг. По неподтверждённой информации часть модернизированных ЗУР, в 21 веке была оснащена охлаждаемой ИК ГСН, которая задействуется на конечном участке траектории, что увеличивает вероятность поражения цели.



Одновременно с освоением производства зенитных ракет, капитальным ремонтом и модернизацией имеющихся ЗРК HQ-2J, в Исфаханском технологическом университете на базе станции YLC-8 (китайская версия РЛС П-12) создана РЛС метрового диапазона Matla ul-Fajr с зоной обнаружения до 250 км. В дальнейшем на вооружении радиотехнических подразделений ПВО ИРИ были приняты радиолокаторы Matla ul-Fajr-2 и Matla ul-Fajr-3, с дальностью обнаружения 300 и 400 км.


Иранская РЛС Matla ul-Fajr


Однако понимание того, что противовоздушные комплексы с ракетами и аппаратурой наведения построенные на основе технических решений заложенных в конце 50-х годов безнадёжно устарели, стало причиной отказа от дальнейшего совершенствования ЗРК НQ-2. Жидкостные ЗУР и слабо защищённая от современных средств радиоэлектронного подавления станция наведения могут быть относительно эффективны в локальном конфликте против авиации стран не располагающих современными средствами РТР и РЭБ. Однако с учётом того, что в качестве основных противников в ИРИ рассматривают США, Израиль и Саудовскую Аравию, устаревшие ЗРК китайского производства вряд ли окажутся эффективными против средств воздушного нападения имеющихся в распоряжении этих государств.


Спутниковый снимок Google Earth: позиция ЗРК HQ-2J в Иране


Кроме того, ЗРК с жидкостными ракетами всегда были гораздо сложней и дороже в эксплуатации, чем комплексы с ракетами на твёрдом топливе. Повышенная опасность при заправке и сливе топлива и окислителя требует применения расчётами средств защиты кожи и дыхания и неукоснительного соблюдения технологии и мер противопожарной безопасности. В связи с этим после развёртывания современных зенитно-ракетных систем российского производства С-300ПМУ2 и начала производства собственных ЗРК средней дальности, в течение последних нескольких лет количество ЗРК HQ-2J в ИРИ заметно сократилось.

Зенитно-ракетный комплекс С-75, первые варианты которого появились 60 лет назад, во многом предопределил пути развития войск ПВО и оказал существенное влияние на ход локальных конфликтов в 20 веке. Хотя ЗРК С-75 и его китайский аналог HQ-2 уже во многом не соответствуют современным требованиям, эти комплексы по состоянию на 2018 год оставались на вооружении во Вьетнаме, в Египте, Иране, Казахстане, Киргизии, КНР, КНДР, Пакистане, Сирии и Румынии. Однако в связи с выработкой ресурса, высокой стоимостью, сложностью эксплуатации, а также неудовлетворительной помехозащищённостью, «семьдесятпятки» и их китайские клоны в скором времени будут заменены в боевом дежурстве более совершенными зенитно-ракетными системами.

Рассказывая о китайских ЗРК HQ-2 нельзя не упомянуть о созданной на базе ЗУР тактической ракете, предназначенной для поражения наземных целей. Как известно, до прекращения военно-технического сотрудничества с Советским Союзом, в Китай вместе с дизель-электрической ракетной субмариной пр.629 было поставлено небольшое количество одноступенчатых жидкостных БРПЛ Р-11ФМ. Хотя в СССР существовала сухопутная мобильная модификация данной ракеты Р-11М, с дальностью пуска до 170 км, в КНР в годы «Большого скачка» на её основе не стали создавать собственную оперативно-тактическую ракету. До начала 90-х в НОАК не имелось собственного оперативно-тактического ракетного комплекса. Преданные в середине 50-х советские баллистические ракеты Р-2 с дальность пуска около 600 км выпускались в КНР под обозначением DF-1 (Dongfeng-1 – Восточный ветер-1). Однако эта ракета являвшаяся развитием Р-1 (советская копия германской V-2) работала на спирте и жидком кислороде не могла долго храниться в заправленном состоянии и к началу 60-х безнадёжно устарела. В первой половине 80-х, в связи с выработкой ресурса часть китайских зенитных ракет использовавшихся в составе ЗРК HQ-2 было решено переделать в оперативно-тактические. В рамках ОКР «Проект 8610» на базе ЗУР была создана баллистическая ракета DF-7 (Dongfeng-7) с дальностью пуска до 200 км. За счёт использования компактной инерциальной системы наведения удалось освободить дополнительный внутренний объём и установить более мощную осколочно-фугасную боевую часть. Разгонные характеристики ракеты возросли за счёт применения более мощного твердотопливного ускорителя первой ступени. Судя по всему, ОТР DF-7 в очень незначительном количестве использовалась в НОАК, а большая часть устаревших ракет ЗРК HQ-2 была расстреляна на полигонах во время контрольно-учебных пусков или переоборудована в воздушные мишени. Согласно сведениям опубликованных в западных источниках, оперативно-тактические ракеты DF-7 под обозначением М-7 экспортировались в КНДР, Пакистан и Иран. По мнению экспертов Global Security в эти страны главным образом передавались даже не сами ракеты, а техническая документация и на определённом этапе некоторые детали, позволяющие быстро переделать имеющиеся ЗУР в ОТР.

Так согласно американским данным первые 90 ОТР М-7 поступили в Иран в 1989 году. В 1992 году на иранских предприятиях началось серийное производство ракеты получившей обозначение Tondar-69. По данным ресурса Missiles of the World по состоянию на 2012 год в ИРИ имелось 200 ракет Tondar-69 и 20 мобильных пусковых установок. Иранские представители заявили, что эта ракета имеет дальность пуска 150 км и КВО 150 м. Однако для ракеты с примитивной инерциальной системой управления такая точность недостижима.


Пуск ОТР Tondar-69 в ходе военных учений состоявшихся в 2009 году


Использование в составе оперативно-тактического комплекса ракеты, мало, чем отличающейся от зенитной, удешевляет производство и обслуживание, облегчает обучение личного состава. Но при этом, эффективность такого оружия весьма сомнительна. Ракета несёт относительно лёгкую боевую часть, недостаточно мощную для эффективного поражения защищённых наземных целей. Большое рассеивание от точки прицеливания делает оправданным её применение только по крупным площадным целям, находящимся в прифронтовой полосе: аэродромам, транспортным узлам, городам и крупным промышленным предприятиям. В то же время отделяющаяся первая твердотопливная ступень при полёте ракеты над расположением своих войск может представлять опасность. Подготовка ракеты с ЖРД к боевому применению — это достаточно сложный процесс. Так как транспортировка полностью заправленной ракеты на большие расстояния невозможна, заправка окислителем осуществляется в непосредственной близости от стартовой позиции. После чего ракета с транспортно-заряжающей машины переводится на пусковую установку. Понятно, что ракетная батарея, в составе которой в прифронтовой полосе имеются громоздкие транспортёры и цистерны с огнеопасным топливом и едким, воспламеняющим горючие вещества окислителем, представляет собой очень уязвимую цель. В настоящее время ракетный комплекс Tondar-69 явно не соответствует современным требованиям, его боевые и служебно-эксплуатационные характеристики неудовлетворительны.


Йеменская ОТР Qaher-1


В 2015 году йеменские хуситы и воюющие на их стороне части регулярной армии, представили новую тактическую ракету Qaher-1. Согласно информации обнародованной телеканалом Al-Masirah, новая ракета переделана из ЗУР использовавшихся в составе ЗРК С-75. С 1980 по 1987 год, Южный и северный Йемен получили 18 ЗРК С-75М3 "Волга" и 624 боевые ракеты В-755/В-759. Сообщено, что работы по модификации ракет были выполнены департаментом военной промышленности армии и народных комитетов. Западные эксперты полагают, что йеменские Qaher-1 созданы по образцу и подобию иранских Tondar-69, и именно из ИРИ были поставлены бортовая аппаратура управления, контактные взрыватели и средства топографической привязки.


Ракеты Qaher-М2


В 2017 году йеменское телевидение продемонстрировало кадры, на которых засняты ракеты Qaher-М2. Заявленая дальность пуска Qaher-М2 составляет 300 км, что согласно экспертным оценкам может быть реализовано за счёт внедрения более мощного стартового ускорителя и снижения массы боевой части до 70 кг. В общей сложности по позициям сил арабской коалиции возглавляемой Саудовской Аравией хуситы запустили до 60 ракет Qaher-1 и Qaher-М2. Наиболее известным инцидентом с использованием ракет этого типа стала атака авиабазы «Халид бин Абдулазиз» в провинции Асир в юго-западной части Саудовской Аравии. Саудовцы заявили, что большая часть йеменских ОТР была перехвачена ЗРК Patriot или упала в пустынных районах. В свою очередь иранское информационное агентство FARS сообщило: «обстрелы нанесли значительные потери саудовской армии».

По материалам:
http://bmpd.livejournal.com/257111.html
https://www.globalsecurity.org/military/world/iran/sayyad-1.htm
https://www.armyrecognition.com/iran_iranian_army_missile_systems_vehicles_uk/sayyad-1_ground-to air_missile.html
https://theaviationist.com/2012/01/04/sayyad/
http://www.ausairpower.net/APA-HQ-9-12-Battery-Radars.html
https://www.globalsecurity.org/wmd/world/china/m-7.htm
https://legacy.blisty.cz/art/43707.html
https://imp-navigator.livejournal.com/404797.html
https://missilethreat.csis.org/missile/tondar-69/
https://defence.pk/pdf/threads/iranian-missiles-news-and-discussions.227673/
https://missilethreat.csis.org/missile/
https://breakingenergy.com/2017/11/16/countering-irans-missile-proliferation-in-yemen/
http://en.farsnews.com/newstext.aspx?nn=13940922000452
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

24 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти