"Стандартные" линкоры США, Германии и Англии. Германский "Байерн"

Изучив в предыдущей статье особенности конструкции линкоров типа «Ривендж», мы переходим к детищам «сумрачного тевтонского гения», вершинам германского линкоростроения эпохи Первой мировой войны, именуемым «Байерн» и «Баден».

История этих кораблей началась в осенне-зимние месяцы 1910 г., когда на повестку дня повторно был поставлен вопрос об увеличении калибра орудий «капитальных» кораблей кайзерлихмарине. Но сперва – небольшая предыстория.


Как известно, первые германские дредноуты типа «Нассау» получили 280-мм орудия, на тот момент являвшиеся стандартным главным калибром тяжелых немецких кораблей: две последние серии броненосцев кайзерлихмарине, «Брауншвейг» и «Дойчланд», имели по четыре 280-мм орудия с длиной ствола 40 калибров. Конечно, линкоры типа «Нассау» получили усовершенствованную и более мощную 45-калиберную артсистему, но все же она не считалась достаточной для линкоров будущего. И вот, уже следующая четверка германских дредноутов, корабли типа «Гельголанд», получили на вооружение куда более мощное 305-мм/50 орудие Круппа, ставшее одной из лучших в мире (а, возможно, и лучшей) артсистемой этого калибра, настоящим произведением артиллерийского искусства, оставившего далеко позади британские 305-мм/45 и 305-мм/50 орудия. Разумеется, от добра добра не ищут, так что и следующую серию, линкоры типа «Кайзер», немцы вооружили все той же 305-мм/50 артсистемой.

А затем грянул 1909 год, ознаменовавшийся закладкой первого в мире сверхдредноута – британского «Ориона», и стало ясно, что далее «Владычица морей» будет строить корабли с 343-мм артиллерией. Как ни странно, но известие об этом не вызвало в Германии никакого ажиотажа: несмотря на то, что их следующая серия линейных кораблей, заложенных в 1911 г (тип «Кениг»), предназначалась для сражения с британскими сверхдредноутами, на них сохранили те же 305-мм/50 орудия, что стояли на «Кайзерах». Да и сами «Кениги» конструктивно были весьма схожи с линкорами предыдущей серии, исключая расположение главной артиллерии.


Линкор "Кениг"


Логика немцев была вполне понятной: да, английские 343-мм орудия мощнее, но германские 305-мм – легче, а это позволяло создать более легкую, или лучше защищенную башню (точнее – и то и другое одновременно), для которой требовался барбет меньшего диаметра, что опять-таки позволяло улучшить его защиту или сэкономить вес, то же касалось подачных механизмов, боекомплекта... В общем, немцы посчитали, что за счет известного облегчения главного калибра они могут создавать значительно лучше защищенные корабли, чем строят англичане, и что лучшая броня, лучшая настильность траектории полетов снарядов, более высокая скорострельность обеспечат «Кенигам» преимущество в бою с 343-мм сверхдредноутами, несмотря на то, что последние располагают более мощными пушками. Насколько немецкие конструкторы и адмиралы были правы в своих рассуждениях? Мы ответим на этот вопрос когда-нибудь в другой раз, когда возьмемся за детальный анализ английских «Орионов» и «Айрон Дюков» и германских «Кайзеров» и «Кенигов», но подобное выходит за рамки нашей сегодняшней статьи. Сейчас нам важно знать, что немцы считали именно так, а не то, были ли справедливы их воззрения.

Так вот, проектируя «Кениги», немцы полагали, что десять 305-мм/50 орудий вполне отвечают задачам современного линкора. Но вскоре США и Япония последовали примеру англичан, перешли на еще более крупные 356-мм орудия, и стало ясно, что вооружение линкоров Флота открытого моря необходимо усиливать. Но как? Германский департамент вооружений Имперского морского министерства рассмотрел два варианта. Один из них заключался в том, чтобы увеличить количество 305-мм/50 орудий до 13-15 ед. на линкор – очевидно, это влекло за собой переход от двухорудийных башенных установок к трехорудийным, или даже более. Второй вариант предполагал сохранение двухорудийных башен при увеличении калибра орудий до 340-мм. Произведя необходимые расчеты, в ноябре 1910 г. германские специалисты пришли к выводу, что 340-мм пушки в двухорудийных башнях имеют предпочтение. Однако результаты расчетов вовсе не сподвигли немцев на немедленное создание 340-мм артсистемы. В сущности, результатом расчетов департамента вооружения стало осознание необходимости более мощной морской артиллерии нежели существующие 305-мм, но перспективный калибр для будущих линкоров еще только предстояло определить. Поэтому проект 340-мм двухорудийной башни, в инициативном порядке разработанный и представленный в июле 1911 г. концерном Круппа, вызвал у морского министерства лишь вежливый интерес.

Процесс определения оптимального калибра перспективных линкоров Германии шел небыстро и очень обстоятельно. Статс-секретарь (морской министр) А. фон Тирпиц задался вполне разумным вопросом: еще совсем недавно 280-305-мм пушки устраивали всех, теперь на вооружение новейших кораблей поступают 343-356-мм артсистемы, но где же будет финиш в этой гонке калибров? Что он где-то будет, сомневаться не приходилось: на то, в конце концов, будут и технические, и экономические ограничения. Фон Тирпиц видел, что размеры и мощь дредноутов растут год от года, но он хорошо понимал, что этот рост конечен: рано или поздно линкоры достигнут своего предельного для существующего технологического уровня размера, превышать который уже не будет смысла, так как рост боевых возможностей уже не будет компенсировать опережающего роста стоимости кораблей.

Иными словами, фон Тирпиц предполагал, что с дредноутами рано или поздно произойдет то же самое, что и с эскадренными броненосцами, и что их размеры и огневая мощь стабилизируются на каком-то уровне. Но в 1911 г., очевидно, этого пока еще не произошло, однако тот, кто установит предельные границы линкоров раньше остальных, сможет раньше приступить к их строительству, и тем самым окажется в выигрыше, пока остальные страны создают более слабые корабли.

Фон Тирпиц распорядился произвести некоторые расчеты, как технические, так и тактические, и вскоре был убежден, что предельный калибр орудий стабилизируется где-то в районе 16 дюймов (400-406 мм). В этом его предположения подтвердили консультанты фирмы «Крупп», утверждавшие, что англичане, придерживаясь старых методов изготовления артсистем (проволочные стволы), не смогут создать более тяжелых морских пушек.

Казалось бы, вот оно – решение вопроса, все ясно, и надо строить линкоры с шестнадцатидюймовой артиллерией, но фон Тирпиц колебался. Дело в том, что он вынужден был учитывать как внутри- так и внешнеполитические факторы, и здесь все было сложно.

Сведений о том, что какие-либо страны проектируют орудия 15-16 дюймов, еще не было, а линкоры под 16-дюймовые пушки обещали стать огромными и дорогими. Примет ли Рейхстаг такое увеличение стоимости, с учетом того, что в мире никто еще не строит подобных линкоров? Не спровоцирует ли создание Германией «16-дюймовых» кораблей на очередной виток гонки морских вооружений? Но, с другой стороны, если только «подтягиваться» за иными державами в калибре артиллерии, не отстанет ли Германия на море? Ответов на эти вопросы у фон Тирпица не было, и он 4 августа 1911 г. дал поручение трем департаментам Морского министерства: кораблестроительному, общему и департаменту вооружений осуществить сравнительные исследования перехода главных кораблей флота на 350-мм, 380-мм и 400-мм пушки.

И вот, 1 сентября состоялось расширенное заседание по выбору калибра будущих орудий. Интересный факт – 380-мм пушки были отброшены сразу же, а вот по поводу двух других развернулись жаркие дебаты. Десять 350-мм пушек или восемь 400-мм? Интересно, что артиллеристы и начальник отдела вооружений, контр-адмирал Г. Гердес, высказались за 10*350-мм орудий, которые следовало располагать на линкоре в пяти двухорудийных башнях аналогично «Кенигу». Их аргументы сводились к тому, что 400-мм орудие, конечно, лучше пробивает броню, но не настолько, чтобы иметь подавляющее преимущество перед 350-мм пушками, их скорострельность сопоставима, а 10 стволов смогут «внести в неприятеля» больше снарядов, чем 8. Как ни странно, им оппонировали кораблестроители – главный конструктор флота Г. Бюркнер заявил, что является стойким приверженцем четырехбашенного корабля, орудия которого сгруппированы в носу и в корме, оставляя среднюю часть корпуса незанятой под машины, котлы, шлюпки и противоминную артиллерию. Он заявил, что пятая башня «всегда мешает», и что от нее, по возможности, следует избавляться. Кроме того, он обратил внимание, что 10*350-мм орудий будут иметь больший вес, чем 8*400-мм, и что экономия может составить до 700 тонн.

Видя, что дискуссия зашла в тупик, А. фон Тирпиц предложил компромиссное решение – использовать 10*350-мм орудий, разместив их в оконечностях в двух- и трехорудийных башнях так, чтобы 1-ая и 4-ая башни были трехорудийными, а 2-ая и 3-я – двухорудийными, то есть наподобие того, как впоследствии американцы установили 10*356-мм пушек на линкорах «Оклахома» и «Невада», заложенных примерно на год позднее описываемых событий. Но этот компромисс никого не удовлетворил, потому что неприятие трехорудийных башен в Имперском морском министерстве граничило с фобией. Основные аргументы против таких башен мы перечислим ниже.


1. Большой диаметр барбетов приводил к необходимости прорезания «огромных дыр» в палубах корабля – по мнению германских кораблестроителей, это нарушало оптимальное распределение продольных конструктивных связей корпуса и негативно сказывалось на его прочности. Надо сказать, аргумент совершенно надуманный – и тогда, и позже было построено множество кораблей с трехорудийными башнями, чья прочность корпуса была вполне удовлетворительна.

2. Сокращение скорости подачи боеприпасов к среднему орудию. На самом деле, если такая проблема и существовала, то ее можно было если не решить совсем, то уменьшить до совершенно незначительной величины.

3. Возрастание вращающего момента поворотного стола башни при выстреле, так как оси крайних орудий отстояли от центра установки дальше, чем в двухорудийной башне. Надо сказать, что, хотя данное возражение абсолютно справедливо, оно, при разумной конструкции башен, не приводило к каким-то осложнениям.

4. Большая потеря огневой мощи при выведении трехорудийной башни в бою. Очень спорный аргумент. Да, конечно, три орудия в полтора раза больше, чем два, но дело в том, что шансов попасть в одну из пяти башен заметно больше, чем в одну из четырех.

При этом специалистами Морского министерства вполне осознавалось, что трехорудийные башни имеют и преимущества – более компактное размещение артиллерии, позволяющее уменьшить длину цитадели и сэкономить на этом вес, а кроме того, возможность обеспечить артиллерии лучшие углы обстрела. Но все равно, несмотря на вышесказанное, и на то, что германские морские артиллеристы и инженеры знали о внедрении трехорудийных башен на флотах России, Италии и Австро-Венгрии, их предубеждение против таких башен оставалось непобежденным.

Хотя…

У автора настоящей статьи есть некая, даже не то, чтобы догадка, а, скорее, направление, которое требует дальнейших исследований. Как известно, Австро-Венгрия сумела построить четверку очень интересных и мощных линкоров типа «Вирибус Унитис», совместив в относительно небольшом водоизмещении приемлемую скорость, очень сильное артиллерийское вооружение и впечатляющее бронирование. Однако же о самих линкорах (как, собственно, и о подавляющем большинстве австро-венгерских кораблей) известно крайне мало, библиография о них весьма и весьма скудна. Если смотреть на табличные ТТХ, то получается, что империи Габсбургов удались едва ли не лучшие в мире 305-мм дредноуты (на момент закладки, конечно). Но история военно-морского строительства свидетельствует о том, что обычно подобные «суперкорабли» страдают множеством неочевидных недостатков, и их табличные достоинства остаются лишь на бумаге.

В то же время уважаемый С. Виноградов в своей монографии «Супердредноуты второго рейха «Байерн» и «Баден». Главный калибр адмирала Тирпица» отмечает, что на момент обсуждения 1 сентября 1911 г. немцы уже располагали данными по «Вирибус Унитисам» и имели возможность ознакомиться с конструкцией их трехорудийных установок. По всей видимости – на уровне чертежей, так как линкоры указанной серии вошли в строй, но, возможно, в 1911 г сами башни были уже готовы в металле.

"Стандартные" линкоры США, Германии и Англии. Германский "Байерн"

Трехорудийная башня линкоров типа «Вирибус Унитис»


Безусловно, немцы имели сильное предубеждение против трехорудийных башен, и это не подвергается сомнению. Но очень сложно себе представить, что германские инженеры в угоду этой точке зрения сознательно извратили свое заключение о башнях австрийских кораблей. Куда проще допустить, что конструкция австро-венгерских дредноутов и их башен действительно обладали всеми вышеперечисленными недостатками и немцы, изучив их как следует, нашли «блестящее» подтверждение своей позиции. Впрочем, повторимся – это всего лишь личное предположение автора, гипотеза, не подтвержденная никакими документами.

Как бы то ни было, компромисс, предложенный А. фон Тирпицем, не удовлетворил ни одну из сторон. Тогда контр-адмирал Г.Гердес предложил восемь 350-мм орудий, расположенных в четырех башнях линейно-возвышенно в оконечностях корабля, но подобное ослабление вооружения отверг уже сам статс-секретарь, посчитав его бесперспективным. В итоге совещание избрало для дальнейшей проработки линкор с восемью 400-мм орудиями, но указало в резолюции, что это решение потребует соответствующей политической оценки.

Спустя три недели совещание было проведено вновь, и теперь уже его участники отнеслись к 400-мм калибру куда более «приветливо», чем 1 сентября. Много говорилось о престиже Германии, о возможности обогнать конкурентов – в общем, адмиралы и конструкторы ощутимо склонялись теперь именно к 400-мм орудию, и фон Тирпиц принялся готовить доклад для кайзера.

Времени оставалось не так много – в конце осени фон Тирпиц должен был получить приглашение на ежегодную осеннюю охоту, что и произошло в действительности. Там, вдали от треволнений и сует Берлина статс-секретарь представил кайзеру эскиз линкора, с которого, в общем, и началось проектирование «Байерна». К сожалению, об этом проекте известно немного. Нормальное водоизмещение линкора составляло 28 250 т, длина – 177 м, вооружение – 8*400-мм, 14*150-мм и 10*88-мм орудий. Проект предусматривал ставшую классической для германских кораблей линии трехвальную энергетическую установку, причем средний вал должен был работать на дизеле. И это, в общем, было все.

Кайзеру проект понравился, теперь следовало составить предварительную смету на строительство линкора. Несмотря на предпочтение, которое фон Тирпиц оказывал 400-мм калибру, в работу были взяты также корабли с 350-мм и 380-мм пушками. И первые же прикидки показали, что предварительный проект, который демонстрировал кайзеру фон Тирпиц, были слишком оптимистичными.

Вариант линкора с 10*350-мм орудиями приобрел нормальное водоизмещение 29 000 т и стоимость 59,7 млн. марок. Ну а линкор с 8*400-мм орудиями получился еще крупнее, при том что его «ценник» гарантированно уходил за 60 млн. марок. Эти показатели были для фон Тирпица чрезмерно велики, он не считал возможным убедить политиков в необходимости выделения таких средств.

И тут подоспел эскизный проект линкора с 8*380-мм орудиями, проработанный кораблестроительным отделом: при нормальном водоизмещении в 28 100 т он должен был стоить порядка 57,5 млн. марок. Такие показатели А. фон Тирпиц счел вполне приемлемыми, корабль вполне вписывался в бюджеты. Конечно, 400-мм орудие было мощнее, но фон Тирпиц, вынужденный учитывать финансовые и политические аспекты, писал кайзеру:

«Преимущество, связанное с дальнейшим увеличением калибра, относительно невелико, и отсюда это орудие вероятно можно будет сохранить и тогда, когда другие флоты перейдут на еще более тяжелый калибр».


Иными словами, есть все основания предполагать, что, отказываясь от 400-мм орудия, фон Тирпиц рассуждал примерно так: сейчас наши линкоры все равно будут сильнейшими, а потом, если даже какие-то державы перейдут на 406-мм пушки, то мы, используя более легкую 380-мм артсистему, сэкономленный вес используем для усиления бронирования наших кораблей. Так что наши дредноуты, будучи слабее вооруженными станут при этом лучше защищенными и останутся вполне эквивалентны неприятельским кораблям того же класса с 16-дюймовой артиллерией.

На самом деле, и вне всякого сомнения, в этот момент кайзеровский флот лишился ультимативно-мощных линкоров, которые по силе артиллерии значительно превзошли бы английские. В том, что 400-мм орудие оказалось бы лишь ненамного могущественнее 380-мм, содержалась изрядная доля лукавства, хотя не исключено, что фон Тирпиц попросту был дезинформирован прогнозами специалистов. Нам сегодня легко рассуждать, имея под рукой всю необходимую справочную информацию, но самым могущественным орудием флота Германии на тот момент являлась двенадцатидюймовка Круппа (305-мм), а остальные пушки не существовали даже в виде сколько-то проработанных эскизов.

Однако, если мы сопоставим два орудия Англии, сделанные на одном технологическом уровне – 381-мм и 406-мм, то увидим, что разница между ними весьма ощутима. Как мы уже говорили, 381-мм пушка стреляла 871 кг снарядами с начальной скоростью 752 м/сек, а 406-мм орудие, которое впоследствии получили линкоры типа «Нельсон», выпускало 929 кг снаряды с начальной скоростью 785 м/сек., то есть дульная энергия 406-мм пушки оказалась примерно на 16,2% выше. Вроде бы не так уж и много, но это если забыть, что 381-мм пушка заслуженно считалась шедевром артиллерийского дела, а вот 406-мм артсистема всеми признается неудачной. В ней англичане зачем-то ушли от принципа «тяжелый снаряд – малая начальная скорость» к принципу «легкий снаряд – высокая начальная скорость», но при этом в силу ряда причин эту самую скорость обеспечить так и не смогли – по проекту 929 кг снаряд должен был покидать ствол со скоростью 828 м/сек… Впрочем, в дальнейшем артсистему улучшили, доведя начальную скорость до 797 м/сек., так что она стала мощнее британской пятнадцатидюймовки уже на 19,8%. В то же время американская 406-мм пушка, имея 1000 кг снаряд и начальную скорость 790 м/сек, превосходила британское 381-мм орудие по дульной энергии на 26,7%.

Иными словами, не приходится сомневаться в том, что при равном технологическом уровне 400-мм орудие могло быть мощнее, чем 380-мм на 20-25%, а это очень весомое превосходство. И немцы остановились буквально в шаге от него – еще тысяча, или полторы тысячи тонн водоизмещения, еще несколько миллионов марок и… Увы, история не знает сослагательного наклонения.


Линкор "Байерн"


С другой стороны, отказ от 400-мм орудия никак нельзя считать признаком косности германского военно-морского руководства. Дело в том, что на момент принятия решения немцы знали лишь о том, что в мире строятся корабли с 343-356-мм артсистемами, и что англичане вроде бы задумались над пушкой еще большего калибра, но точных данных о последнем не было. И немцы широко шагнули вперед, одним махом увеличив калибр своих орудий почти на целых три дюйма – случай в военно-морской истории совершенно исключительный. Достаточно сказать, что 380-мм двухорудийная башня имела вес почти вдвое больший, чем аналогичная башня с 305-мм орудиями. Таким образом, немцы не только решились на революционное увеличение мощности орудий своих дредноутов, но и сделали этот шаг совершенно самостоятельно, под влиянием собственных взглядов на эволюцию военно-морских вооружений, а не потому, что были вынуждены кого-то догонять. Информация о том, что англичане создают «381-мм» дредноуты, поступила в Германию примерно через полгода после принятия решения о строительстве линкоров с пушками калибра 380 мм.

Продолжение следует...
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

144 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти