Красны девицы с орденом на блузке. Часть 3

С весны 1918 года гражданская война приобрела всероссийский масштаб и охватила практически всю территорию страны. Жестокое противоборство между красными и белыми, репрессивные меры против местного населения, поддерживавшего одну из воюющих сторон имели тяжелые экономические, социальные, а впоследствии и демографические последствия.

В угрожающие периоды гражданской войны ряды Красной Армии добровольно пополняли работницы и крестьянки. Росло число женщин, вступавших в партию. Среди коммунисток периодически проводились «партийные призывы» в ряды защитников Советской власти. При этом большинство из них направлялось на партийно-политическую работу в войска и в тыловые военные учреждения. Некоторые из них изображены на групповом фото после вручения в 1928 году орденов Красное Знамя.


Красны девицы с орденом на блузке. Часть 3


Краснознаменки на политической работе

Первым центральным политорганом Красной Армии был агитационно-просветительный отдел Всероссийского бюро военных комиссаров (ВБВК). В 1918-1919 годах заведовала этим отделом В.Д. Каспарова. По мнению Коллонтай, именно она по поручению ЦК партии «в значительной мере организовала политработу в армии». Позже на базе ВБВК было создано политуправление РВС Республики, среди служащих которого более 30% составляли женщины. Кстати, в штабах тоже работало немало женщин: в Главном штабе их было примерно 21% и около 23% в штабе Московского военного округа.

Среди военнослужащих-женщин, занятых в годы гражданской войны на партийно-политической работе в армии, ордена Красное Знамя было удостоено 10 человек. Первой высший знак отличия получила в 1920 году помощник комиссара санчасти 96-го полка Горлунова Анастасия Леонтьевна. За мужество и отличия в боях на фронтах гражданской войны в 1923 году была награждена орденом политрук 462-го полка Вера Кулама. Позже к 10-летию РККА ордена Красное Знамя были вручены еще 7-м бывшим политработникам Красной Армии, отличившимся в боях периода гражданской войны.

К началу 1919 года каждая армия имела в своем составе 100-150 комиссаров частей и соединений. Политруком могли назначать по представлению комиссара части рядовых красноармейцев-коммунистов. Всего в Красной Армии их было назначено более 10 тыс. человек. Среди них было немало женщин-коммунисток. «Товарищ в юбке» заслужила в красноармейской среде признание и уважение. «Женщина стояла даже во главе политотделов армий и дивизий, — писала Д. Кин в журнале «Коммунистка», — и это то новое, чего не было ни в одной еще армии». Надо признать, что создание системы политического воспитания и партийного влияния в армейской среде действительно являлось во многом изобретением большевиков. Если комиссары в русской армии появились еще при Временном правительстве, кстати, с той же целью осуществления контроля и подчинения решениям власти, то создание специальных партийно-политических структур в Красной армии появилось позже. О том, какое большое значение придавалось подбору и назначению коммунистов на руководящие политические должности в армиях и на фронтах может свидетельствовать следующий факт. В конце сентября 1919 года на заседании Оргбюро ЦК РКП(б) был определен порядок назначения в Реввоенсоветы и политотделы армий, который предусматривал обязательное утверждение кандидатур в ЦК партии.

В формировании партполитаппарата частей Красной Армии участвовали местные партийные организации и военкоматы. Так, на Северном фронте в этом деле преуспела секретарь Архангельского горкома партии Суздальцева В.И. Однако в тот период времени женщины, не служившие в рядах РККА, по приказу Троцкого на фронт не допускались. Не помог и мандат, полученный у Е.Д. Стасовой. Чтобы попасть в штаб фронта ей пришлось обратиться к Кедрову. Таким образом Суздальцева вошла в состав созданного оргмоботдела. Осенью 1919 года он был преобразован в политотдел 6-й армии, который она возглавила. Штаб и политотдел располагались в железнодорожных вагонах под Вологдой. Начальник политотдела сумела так поставить организационную и политическую работу, что к ней приезжали из 7-й армии перенимать опыт. Когда на северодвинском участке фронта в бригаде моряков возникли проблемы, ее направили туда выправлять положение дел. Командир бригады, бывалый моряк, потребовал ее мандат. «Мандат мой был большой и с огромными полномочиями. — вспоминала она. — Но на командира… не очень-то это действовало». Только увидев ее в деле, он признал ее политическое руководство.

На политработу в армию была направлена видная большевичка с дореволюционным партстажем Землячка Р.С. В приказе РВС Республики о ее награждении орденом Красное Знамя отмечалось, что она, в бытность свою начальником политотделов 8-й и 13-й армий и «на других ответственных политических постах в различных армиях, неутомимо-беззаветной и энергичной организационной и политической работой положила прочную основу боеспособности красных частей и способствовала окончательной победе Красной Армии». В сборнике «Славные большевички» приводится пример ее умелых действий в сложной ситуации. Один из полков под влиянием эсеровской агитации отказался прибыть в Оршу и намеревался перейти демаркационную линию с Германией. Землячка отправилась туда без оружия в сопровождении только шофера. После почти часовой речи, красноармейцы устроили ей овацию и на другой день полк в полном порядке и с музыкой прибыл в Оршу. Через 2 недели он отправился на чехословацкий фронт. Землячка понимала, что политработу с красноармейцами надо проводить постоянно и в любой обстановке. «С ними нужно было быть, — напишет она позже в своих воспоминаниях, — во время отдыха, как и на передовых линиях». Однако позже она печально прославилась своей жестокостью в Крыму.

Непросто сложилась судьба политработника Янышевой А.А. В 16 лет она вступила в партию. Прошла ссылки и тюрьмы. Окончила курсы сестер милосердия. В октябрьские дни 1917 года она стала комиссаром красногвардейского отряда. Личным примером вела красногвардейцев на штурм помещений, где засели юнкера. Потом был Южный фронт, бои с деникинцами. Вместе с мужем-комиссаром служили в 15-й Инзенской стрелковой дивизии, где она была начподивом. Так получилось, что Янышева была лично знакома с Лениным и Крупской. В сентябре 1920 года ей на фронте передали посылку — 3 пачки папирос, теплые носки, варежки, пакетик леденцов и записочку от Крупской. Надежда Константиновна писала: «Хоть Владимир Ильич и не любит курящих женщин, но ты уж ладно, раз куришь, так закури, когда будет тяжело». В те дни как раз было нелегко. Вброд через Сиваш 7 ноября 1920 года началось решающее наступление. Янышева одной из первых вошла в ледяную воду. За личный пример и мужество в этих боях она была награждена орденом Красное Знамя.

Политотделы также возглавляли — во 2-й армии Костеловская М.М., в 4-й армии Восточного фронта, а затем 12-й армии Юго-Западного фронта Комарова К.В. Начальником политотдела фронта являлась большевичка Е.Б. Бош. Комиссаром Морского штаба была Рейснер Л.М. Начальником политотдела Восточного фронта состояла член ЦИК Окулова Г.И., которая затем возглавляла политотдел 8-й армии на юге. Коллонтай А.М. была назначена начальником политотдела Крымской армии. Самойлова К.Н. весной 1920 года стала начальником политотдела агитационного парохода «Красная звезда». И таких примеров немало.

К концу 1919 года в рядах РККА находилось 3140 военных комиссаров дивизий, бригад и полков, а также еще 2 тыс. человек на комиссарских должностях в штабах и учреждениях. Тогда же были введены должности комиссаров военно-лечебных учреждений, которых стали готовить на специально открытых курсах. Там также было немало военнослужащих-женщин. Но основное внимание, конечно, уделялось боевым, а не тыловым частям и учреждениям. Так, назначенная комиссаром в 1-ю Галицийскую бригаду Мария Бондаренко вспоминала о своих переживаниях, связанных с тем, что на далёкой Смоленщине у неё оставалась годовалая дочка. Этот факт произвёл неизгладимое впечатление на начальника штаба, однажды заметившего, что «если матери бросают детей и идут воевать за советскую власть, то большевиков никто не победит».

Непросто все начиналось в новой для нее комиссарской должности. В штабе бывшие офицеры австро-венгерской армии, перешедшие на сторону красных, «гадали, как она выглядит», при этом некоторые «утверждали, что все большевички — страшные, стриженные, обязательно курят, пьют водку и неприлично ругаются». Комиссар Бондаренко, одетая в чёрное платье и кожаную куртку, с косами, уложенными на голове, произвела в штабе должное впечатление. Её приветствовали стоя. Ещё большее удивление вызвали понимание женщиной-комиссаром текущей ситуации на фронте и знание карты.

В течение всего периода гражданской войны сохранялась постоянная потребность в комиссарах частей и работниках политотделов. 30 сентября 1919 года в «Известиях ЦК РКП(б)» было опубликовано письмо ЦК партии местным парторганизациям. В нем указывалось: «Немедленно должны быть выдвинуты десятками работники на должность комиссаров полков. Товарищи, годные к этой работе, должны быть сняты со своей обычной работы и направлены в распоряжение политического управления армии».


Немало среди политработников было образованных женщин с утонченной, творческой натурой. Так, близкая знакомая поэта В. Маяковского, ставшая его музой, Мария Александровна Денисова была талантливым скульптором и художником. В гражданскую войну, оставив у знакомых дочь, она ушла на фронт, где возглавила художественно-агитационный отдел сначала в 1-й конной армии, потом перешла во 2-ю конармию. Помимо выполнения задач художника-оформителя и агитатора, она не раз участвовала в боевых действиях. На фронте была трижды ранена и переболела тифом. Здесь же она встретила своего второго мужа, члена РВС 1-й Конармии Ефима Щаденко. Кстати, это именно та Мария, которая стала героиней поэмы Маяковского «Облака в штанах», написанной, как следует из текста, осенью 1915 года.

Но орденов Красного Знамени были удостоены лишь лучшие из лучших. Среди краснознаменок-политработников только двое состояли на должностях начальников политотделов, что соответствовало их высокому рангу и служебному положению в военно-политической системе РККА. Видимо, тогда еще не было принято раздавать награды среди начальников, поэтому большинство женщин-политработников, отмеченных орденами, занимали довольно скромные посты в военной иерархии. Белугина Мария Николаевна была политруком, как и Зубкова Мария Сергеевна. Накутис Екатерина Францевна служила политбойцом, а Булле Мильда Оттовна являлась комиссаром сводного рабочего полка из г. Пятигорска. Впереди у них были разные судьбы. Так, латышка Булле с 1911 года трудилась на учительской стезе, а потом работала в газете. Вступила в партию и была избрана секретарем Кисловодского горкома. Осенью 1918 года ее назначили комиссаром 1-го рабочего полка. В тяжелых боях под городом Ессентуки заменила заболевшего тифом командира полка и успешно командовала в боевой обстановке. В апреле 1919 года переведена в 11-ю армию на должность начальника политотдела 7-й кавдивизии. Летом того же года стала заместителем начальника политотдела 11-й армии. За боевые отличия и умелые действия в должностях комиссара и командира полка была в 1928 году награждена орденом Красное Знамя.

Позже была на партийной работе. Избиралась секретарем Астраханского губкома, была заведующим агиторготделом ЦК компартии Азербайджана. Затем ее перевели на работу в НКИД. По разнарядке наркомата в 1921 году поступила на учебу на Восточное отделение Военной академии РККА. Судя по ее фотографии в военной форме периода 1930-х годов и учитывая прохождение службы на должностях политработников в РККА, она имела воинское звание комиссара дивизии (два ромба на петлицах — категория К11).

Женщины-краснознаменки в военной разведке

Среди женщин-кавалеров ордена Красное Знамя четверо в приказе о награждении названы разведчиками. Понятно, что речь в этих случаях идет о войсковой разведке, как правило, действующей в прифронтовой полосе и в ближнем тылу противника. При этом Белугина М.Н. в годы гражданской войны была начальником разведки 2-го Московского полка ВЧК, а Бердникова В.В., Друзилова (Свирцева) М. и Ломакова-Холодова Л.С. являлись рядовыми разведчиками в своих полках. О важности выполнявшихся ими задач, армейская газета «Красная звезда» в марте 1929 года писала: «Большую услугу Красной Армии женщина оказала на разведывательной службе, доставляя сведения о противнике и поддерживая связь через неприятельский фронт». Надо сказать, что в боевых условиях в той или иной мере военнослужащие-женщины, при необходимости, привлекались к выполнению поручений разведывательного характера. Были и такие, кто сами просились на опасные задания. Например, несмотря на высокий комиссарский пост, не раз ходила в разведку в тыл врага на Восточном фронте Л. М. Рейснер.

Однако служба в войсковой разведке открывала путь в разведку стратегическую, выполнявшую гораздо более важные и масштабные операции. Так в 1920 году на службу в Регистрационный, позднее переименованный в разведывательный отдел 5-й армии парткомом была рекомендована Бердникова Вера Васильевна. В числе первых ее заданий был переход через линию фронта в тыл войск атамана Семенова. Ей было поручено в штабе семеновцев в Чите найти вербовочные подходы к работникам читинской военной радиостанции и через них организовать прямую радиопередачу сведений о семеновских войсках и их планах в штаб 5-й армии. Получив шифры и деньги, она отправилась в путь. Много опасных ситуаций пришлось ей преодолеть, используя смекалку и хладнокровие. Добравшись до Читы и живя 3 недели на нелегальном положении в условиях массового террора, установленного семеновской контрразведкой, она сумела успешно выполнить свое задание. Затем в период с 1921 по 1923 год Бердникова неоднократно направлялась с разведзаданиями в район КВЖД и каждый раз по возвращении докладывала об успешном выполнении порученного дела. В 1923 году она уволилась в запас. Однако ее заслуги перед военной разведкой были, видимо, столь велики, что спустя почти 5 лет ее представили к награждению орденом Красное Знамя. При этом за ее награждение высказались бывшие начштаба, начальники разведуправления 5-й армии и даже сам начальник разведывательного управления Штаба РККА Я.К. Берзин.

По окончании в 1924 году Восточного отделения Военной академии РККА в распоряжение разведывательного управления Штаба РККА была зачислена краснознаменка Флёрова-Сахновская М.Ф. Вместе с мужем, окончившим основной факультет академии, они были направлены в качестве военных советников в южный Китай. Возвратившись в Москву летом 1926 года, они были зачислены в штат IV (разведывательного) управления Штаба РККА.

Необычная жизнь и судьба еще одной краснознаменки — Марии Андреевны Поповой до сих пор воспринимается как остросюжетный боевик. Начав свою службу с санитарки в отряде самарской красной гвардии, она выучилась на красную медсестру. Попав на службу в Чапаевскую дивизию, отличилась в бою, заменив раненного командира эскадрона. Как она позже вспоминала, В.И. Чапаев похвалил ее и наградил своими часами. Она лихо воевала в составе 25-й стрелковой дивизии. Была помошником лекаря, пулеметчицей и разведчицей. Затем оказалась сначала на Южном, а позже на Западном фронте. Несколько десятков раз ходила в тыл врага через линию фронта с разведывательными заданиями.

Когда братья Васильевы представляли Сталину свой первый вариант кинофильма «Чапаев» по роману Д.А. Фурманова, вождь предложил дополнить сценарий «романтической линией», добавив в киносюжет женщину-бойца. Как отмечает историк В. Романишина, из нескольких десятков фронтовых биографий женщин-красноармейцев была выбрана военная судьба М.А. Поповой. После просмотра новой версии фильма, Сталин поинтересовался достоверностью судьбы Анки-пулеметчицы. Узнав подробности службы Поповой, он заметил, что она и будет этой героиней. Сама же Мария Андреевна считала образ Анки собирательным, называла имена других достойных женщин-красноармейцев. Кстати, среди других прототипов были краснознаменки Павлина Кузнецова и Зинаида Патрикеева. На экраны страны кинофильм «Чапаев» вышел в 1934 году. Роль Анки-пулеметчицы в нем блестяще сыграла актриса Варвара Мясникова. Но все это было позже.

А в середине 1920-х годов продолжалась мирная жизнь М.А. Поповой. В 1924 году по личной рекомендации М.В. Фрунзе она поступила на рабфак Харьковского мединститута. Позже окончила факультет советского права МГУ и дипломатические курсы. В 1930-е годы привлекалась для выполнения заданий разведуправления Штаба РККА. В Стокгольме работала под руководством А.М. Коллонтай. По линии военной разведки привлекались к выполнению различных заданий и отдельных поручений и другие военнослужащие-женщины.

Продолжение следует...
Автор:
Михаил Сухоруков
Использованы фотографии:
april-knows.ru
Статьи из этой серии:
Красны девицы с орденом на блузке. Часть 1
Красны девицы с орденом на блузке. Часть 2
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

11 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти