Князь Ярослав Всеволодович. Часть 4. Поход на емь и крещение корел

11
Падение Юрьева и гибель князя Вячко в 1224 г. от рук немцев не произвели на русских современников гнетущего впечатления. В летописях об этом событии говориться как о, безусловно, печальном, но малозначительном. Внимание летописцев было отвлечено прошедшей за год до этого битвой на Калке, событием, по их мнению, действительно грандиозным и трагическим. В отличие от них, сами немцы придавали захвату Юрьева большое значение и оценивали его как решающую победу в борьбе с русскими за земли Эстонии.

После уходя Ярослава из Новгорода новгородцы вновь запросили себе князя у Юрия Всеволодовича, и он вновь предложил им своего сына Всеволода. Однако обстановка в Новгороде была такова, что не прошло и четырех месяцев, как юный князь вновь сбежал, именно сбежал – тайно, ночью, со всем двором и дружиной из Новгорода и, послав весть отцу, засел в Торжке. Юрий, получив известия от сына, поднял в оружие основные силы своего княжества – брата Ярослава, племянника Василька Константиновича и пригласил к участию в походе своего шурина (Юрий был женат на дочери Всеволода Чермного Агафье), только что участвовавшего в битве на Калке и чудом оттуда сбежавшего черниговского князя Михаила Всеволодовича, и также пришел в Торжок.



Именно в Торжке проходили дальнейшие переговоры между Юрием и новгородцами. Силы под рукой у Юрия были немаленькие, поэтому на переговорах он занял жесткую позицию – требовал выдачи ряда новгородских бояр и выплаты крупной денежной суммы в обмен на отмену похода на Новгород и возвращение ему князя, то есть своего покровительства. Бояр новгородцы выдать отказались, но обещали покарать их своим судом (двоих в итоге, все-таки казнили), на выплаты общей суммой не менее 7000 (10000, если верить В.Н.Татищеву) гривен согласились (необходимая сумма была Юрием получена), а вот с князем случилось нечто непонятное. Видимо, Юрий понял, что малолетний Всеволод на роль новгородского князя не годится совершенно, а Ярослав, вероятно, снова ехать в Новгород не захотел, возможно, его не устроили условия возвращения или не прошла обида на новгородцев, поэтому Юрий предложил новгородский стол Михаилу Всеволодовичу. С трудом можно представить какая обстановка в тот момент творилась в Новгороде, если глава клана юрьевичей предлагает новгородский стол, по идее, один из самых богатых и почетных, в обход родного брата не кому-нибудь, а представителю извечно враждебных юрьевичам ольговичей.

Михаил Всеволодович на предложение Юрия согласился и через некоторое время прибыл в Новгород. Первое и последнее дело, которое решил для новгородцев Михаил, было проведение переговоров с Юрием Всеволодовичем относительно возврата плененных последним в ходе только что завершившегося конфликта новгородцев и захваченного в Торжке и по новгородской волости товара. Как будет видно из дальнейших событий Михаил, вероятно, имел определенное влияние на Юрия, либо посредством жены последнего, приходившейся Михаилу родной сестрой, либо по каким-то иным причинам, поэтому переговоры с Юрием в интересах Новгорода Михаил провел крайне успешно, окончательно примирив стороны и безвозмездно получив от Юрия все желаемое, после чего вернулся в Новгород… где отказался от новгородского княжения, и сразу вернулся в Чернигов.

Новгород в очередной раз остался без князя и в очередной раз вынужден был идти на поклон к Ярославу Всеволодовичу. Безусловно и Ярослав, и новгородцы понимали, что лучшего кандидата на новгородское княжение, чем Ярослав Всеволодович, в обозримом политическом пространстве нет и в ближайшее время не предвидится. Несмотря на это, а, может быть именно поэтому, Ярослав согласился ехать в Новгород далеко не сразу, хотя и не отказал новгородцам. Под предлогом необходимости организации свадьбы своей родственницы, обозначенной в летописи как «свесть», с муромским князем Ярославом Юрьевичем, он оставил послов дожидаться его решения. Однако, не успел он ни разобраться со свадьбой, ни отпустить послов, как в Переяславль пришла весть об очередном набеге литвы на Торопец и Торжок. Несмотря на то, что Торопец входил в состав Смоленского княжества, а Торжок – Новгородского, Ярослав, возможно, чтобы окончательно убедить новгородцев в необходимости принять его условия при вступлении на княжение, показав им, так сказать, товар лицом, а возможно потому, что и Торопец и Торжок были уже областями, пограничными с его княжеством, снарядился в поход, быстро организовав небольшую коалицию, в которую кроме него вошли его брат Владимир со своим сыном, торопецкий князь Давыд Мстиславич, родной брат Мстислава Удатного, а также, возможно другой брат Ярослава Святослав Всеволодович и племянник Василько Константинович.

Некоторые исследователи полагают, что под именем Владимир летописи подразумевают не брата Ярослава Владимира Всеволодовича, а княжившего в то время в Пскове князя Владимира Мстиславича, родного брата Мстислава Мстиславовича Удатного и Давыда Мстиславовича Торопецкого. В пользу как той, так и другой версии приводятся разнообразные доводы, детально разбирать которые в рамках этой статьи не имеет смысла. Версия участия в походе именно Владимира Всеволодовича, а не Владимира Мстиславовича представляется более обоснованной.

Новгородская рать тоже вышла в поход из Новгорода, но, видимо, по своему обыкновению, так торопилась, что к тому моменту, когда Ярослав настиг литву под Усвятом, новгородцы были еще под Русой (совр. Старая Руса, Новгородская обл.). К слову, от Переяславля до Усвята расстояние по прямой около 500 км, от Новгорода до Усвята около 300 км, а от Новгорода до Русы, даже с учетом необходимости обхода Ильмень-озера – менее 100 км.

Судя по всему, бой под Усвятом был трудным, и победа Ярославу Всеволодовичу далась нелегко. В летописях говорится о потерях литвы в 2000 человек и пленении литовского князя, не названного по имени. В сражении погиб князь Давыд Мстиславич, а также летописью отмечена гибель личного меченоши (оруженосца и телохранителя) Ярослава по имени Василий, что, скорее всего свидетельствует о том, что бой был очень упорен и что князь Ярослав находился непосредственно в его гуще. Так или иначе, победа была одержана, пленные новгородцы и смоляне освобождены, литовская добыча отнята.

После победы под Усвятом Ярослав отправился прямиком в Новгород, где вокняжился, по выражению летописи «на всей своей воли». Деталей соглашения князя с новгородцами мы не знаем, но, если забежать немного вперед, мы увидим, что в 1229 г. новгородцы вновь пытаются изменить условия княжения Ярослава у себя и выставят ему следующие условия: «поеди к намъ, забожницье отложи, судье по волости не слати; на всеи воли нашеи и на вьсехъ грамотахъ Ярославлихъ ты нашь князь; или ты собе, а мы собе». В летописной цитате не совсем понятен термин «забожничье». Различные исследователи по-разному оценивают его значение: от налога на католические храмы в Новгороде (божницы) до княжеского сбора за совершение языческих обрядов или штрафы за преступления против церкви. Единого мнения по этому вопросу у исследователей не сложилось, тем не менее, очевидно, что на момент выставления этих требований и «забожничье» и княжеские суды по волостям имели место быть. Вполне вероятно, что именно эти условия Ярослав выдвинул новгородцам при вступлении на княжение после битвы под Усвятом.

Это было уже третье, но отнюдь не последнее вокняжение Ярослава в этом чрезвычайно богатом, но таком непокорном и капризном городе. Шел 1226 год, Ярославу Всеволодовичу исполнилось 36 лет. К этому времени, вероятно, между 1224 и 1226 гг. у него родился еще один сын, названный Андреем.

В начале следующего 1227 г. Ярослав организовал большой зимний поход в земли финского племени емь (тавастов). Из Новгорода войско Ярослава двинулось вдоль р. Луга, по которой вышло к Финскому заливу, пересекло его по льду с юга на север или северо-запад и вторглось в пределы современной Финляндии западнее Выборгского залива.

Отношение Новгорода с финскими племенами, обитавшими на территории современной Финляндии и Карельского перешейка (корела, емь, сумь), остаются предметом диспута среди исследователей до настоящего времени. Наиболее обоснованным и аргументированным кажется мнение тех, кто утверждает, что к началу XIII в. корела, занимавшая территорию вокруг Ладожского озера и Выборгского залива, уже находилась под плотным влиянием Новгорода, тогда как сумь, проживавшая, в основном вдоль побережья западной части Финского и южной части Ботнического заливов, в большей степени тяготела к Швеции. Территория еми, или тавастов, занимавшая промежуточное положение между сумью и корелой (центральная часть Финляндии, вплоть до северной оконечности Ботнического залива), являлась, как раз спорной, на нее поочередно претендовали Швеция и Новгород.

Поход Ярослава Всеволодовича 1227 г. имел своей целью именно укрепление власти Новгорода в землях еми, но придя туда, Ярослав убедился, что католическая проповедь и влияние шведов там уже настолько труднопреодолимо, что решил ограничиться взиманием дани (читай «грабежом населения») и разорением территории, по факту, враждебного государства.



Несмотря на тяжелые природные и погодные условия (глубокие снега, сильные морозы, отсутствие каких-либо проторенных дорог) поход получился крайне успешным. Кроме отмеченного всеми летописями огромного полона, захваченного Ярославом (пленных было столько, что на обратном пути некоторых пришлось убить, а некоторых просто отпустить), была собрана огромная дань, поделенная между Новгородом и Ярославом. Военный успех похода, невозможный без грамотной организации и умного руководства, продемонстрированных Ярославом, был несомненен, а возвращение новгородского войска в Новгород через земли корел (Карельский перешеек) – триумфальным.

В то же время, обращает на себя внимание, что, несмотря на абсолютный успех похода как военного предприятия, с политической точки зрения он продемонстрировал полное поражение новгородского княжества, а если брать шире, то всего древнерусского государства в целом, в борьбе за влияние в Центральной Финляндии. Конечно, обвинять в этом поражении князя Ярослава Всеволодовича никоим образом нельзя – он наоборот своей активностью и агрессивной политикой пытался вернуть утерянные позиции в этом регионе, борьба была проиграна задолго до него и не столько светскими властителями – князьями, сколько владыками духовными. Причем проиграна эта борьба была не только в Финляндии, но и в землях, расположенных на южном берегу Финского залива – на землях современных Эстонии и Латвии.

Изучающий исторические материалы Раннего и Высокого Средневековья исследователь, непременно обращает внимание на то, что стартовые позиции древнерусского государства в освоении Восточной Прибалтики были значительно лучше, чем у государств, ставших впоследствии его конкурентами в этом регионе. Немцы, датчане и шведы появились на территории современных Латвии, Эстонии и Финляндии значительно позже русских, когда русское присутствие в этих землях уже имело определенные традиции и заметное влияние на местное население. Тем не менее, в течение буквально полувека, после начала экспансии католических государств в восточном направлении, эти территории для древнерусского государства были потеряны.

И дело здесь не в техническом или военном превосходстве наших западных соседей – его как такового не было. Профессиональный русский дружинник ни в чем не уступал европейскому рыцарю. Дело в том, что в распоряжении этих самых европейских рыцарей было могучее оружие, которое они очень эффективно использовали и которого были лишены русские князья. Имеется в виду христианская проповедь.

Одной из основных функций религии в обществе является сакрализация государственной власти, и христианство как нельзя лучше подходит для этой цели. Власть, опирающаяся на религию, гораздо прочнее, точно также и религия, поддерживаемая властью, имеет большее влияние на паству. Необходимость и полезность взаимной поддержки власти светской и власти духовной католическая церковь, видимо, осознала лучше, чем православная, в результате чего был создан практически идеальный механизм завоевания и покорения. В Европе католическая церковь и государство в осуществлении экспансионистской политики шли рука об руку, поддерживая друг друга и помогая друг другу, не чураясь, в том числе, насильственного обращения неофитов в христианство. Церковь позволяла присоединять вновь создаваемые диоцезы к владениям того или иного светского властителя, расширяя таким образом его территорию и влияние, а государство военной силой защищало церковные институты на своей, а иногда и на сопредельной территории. В отличие от католической, православная церковь не приветствовала насильственное крещение язычников, но при этом и активной проповедью православия также не занималась, фактически, пустив решение задач по распространению православного христианства на самотек.

Деятельность по организации таких мероприятий как крещение неофитов, светским владыкам древнерусского государства не была свойственна. Князья считали, что распространение христианства и укрепление веры среди их подданных, а, тем более, среди язычников-данников является прерогативой исключительно духовных властей. Духовные же власти, во главе с константинопольским патриархом и киевским митрополитом, проповедью православного христианства сугубо озабочивать себя отнюдь не спешили. Активность православных проповедников, в сравнении с католическими следует признать до крайности низкой. Православие проникало на сопредельные с Русью территории естественным путем, фактически, его проповедниками были не специально подготовленные миссионеры, как у католиков, а обычные люди – купцы, путешествующие между землями, и крестьяне, переселяющиеся из одной области в другую. Главным же распространителем православия являлись, как это ни странно, именно князья, захватывающие, «примучивающие» для своих княжеств новые территории, хотя для них деятельность по распространению христианства стояла далеко не на первом месте.

В этой связи хочется воздать должное именно князю Ярославу Всеволодовичу, который в отличие от своих предшественников и наследников, не только понял какие преимущества дает приобщение неофитов к христианской культуре, но и пытался заниматься фактически миссионерской деятельностью.

По возвращении в Новгород, Ярослав, видимо, ознакомившись на месте с обстановкой на северном берегу Финского залива и западного побережья Ладоги, пришел к выводу о необходимости укрепления православного христианства в этом регионе. Только так можно было эффективно противостоять шведской экспансии. С этой целью он вызвал из Владимирского княжества большую группу православных священников для организации постоянных миссий на землях корелы. В летописях это действие Ярослава отмечено так: «Тогоже лета. Князь Ярославъ Всеволодичь. пославъ крести множество Корѣлъ. мало не всѣ люди».

Заслуга Ярослава во многом состоит в том, что он сумел оценить полезность проповеди православия на сопредельных с Русью территориях. Он, конечно, не был в этом деле пионером, например, подобные же действия проводил в Эстонии его тесть Мстислав Удатный пятнадцатью годами ранее (при этом, даже, сталкиваясь с глухим сопротивлением со стороны новгородской церкви, отказывавшейся представлять священников для проповеди) во время своего первого новгородского княжения. Ярослав оценив эффективность и перспективность такой стратегии, поставил ее на новый уровень – он организовал успешное крещение (причем вполне добровольное) целого народа, а не какой-то отдельной области или волости. К сожалению, его наследники либо не сумели оценить этот почин, либо не имели возможности использовать такую стратегию по каким-то иным причинам. В итоге, активная проповедь православия возобновилась русской церковью только во второй половине XIV в., во времена уже Сергия Радонежского и Дионисия Суздальского.

Завершив поход против еми, и осуществив крещение корел, Ярослав начал подготовку еще более масштабного мероприятия – большого похода на Ригу.

Список использованной литературы:
ПСРЛ, Тверской летописный сборник, Псковские и Новгородские летописи.
Ливонская рифмованная хроника.
А.Р. Андреев. «Великий князь Ярослав Всеволодович Переяславский. Документальное жизнеописание. Историческая хроника XIII века».
А.В. Валеров. «Новгород и Псков: Очерки политической истории Северо-Западной Руси XI—XIV веков».
А.А. Горский. «Русские земли в XIII—XIV веках: пути политического развития».
А.А. Горский. «Русское Средневековье».
Ю.А. Лимонов. «Владимиро-Суздальская Русь: очерки социально-политической истории».
И.В. Дубов. «Переяславль-Залесский — родина Александра Невского».
Литвина А. Ф., Успенский Ф. Б. «Выбор имени у русских князей в X—XVI вв. Династическая история сквозь призму антропонимики».
Н.Л. Подвигина. «Очерки социально-экономической и политической истории Новгорода Великого в XII—XIII вв.».
В.Н. Татищев «История российская».
И.Я. Фроянов. «Мятежный Новгород. Очерки истории государственности, социальной и политической борьбы конца IX — начала XIII столетия».
И.Я. Фроянов. «Древняя Русь IX—XIII веков. Народные движения. Княжеская и вечевая власть».
И.Я. Фроянов. «О княжеской власти в Новгороде IX-первой половины XIII века».
Д.Г. Хрусталев. «Русь: от нашествия до "ига" (30—40 гг. XIII в.)».
Д.Г. Хрусталёв. «Северные крестоносцы. Русь в борьбе за сферы влияния в Восточной Прибалтике XII—XIII вв.».
И.П. Шаскольский. «Папская курия – главный организатор крестоносной агрессии 1240-1242 гг. против Руси».
В.Л. Янин. «Очерки истории средневекового Новгорода».
Наши новостные каналы

Подписывайтесь и будьте в курсе свежих новостей и важнейших событиях дня.

11 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо авторизоваться.
  1. +3
    9 февраля 2019 06:41
    Прекрасная статья! Спасибо автору!
    1. -4
      9 февраля 2019 12:59
      "Труды" данного автора, гляжу, мало кому интересны. Ну компилирует автор из Википедий, снабжая скорее "для понта", чем для наукообразия, свои "статьи" списком "использованной" литературы. Серьёзные же авторы дают конкретные ссылки на источники или на мнения признанных специалистов по конкретной теме в тех местах, где надо подтвердить своё утверждение, если оно выглядит спорным. "Статьи" содержат столько неправды, что полный разбор их будет намного больше по объёму, чем сами статьи. Отмечу только самые больные вбросы, которыми комплексуют свидомые "вченые". Автор осторожненько продвигает именно их взгляд
      Цитата: Михаил Б. (Хозяин Трилобита)
      Из «коллективных» владений самым значимым (да и самым значимым на Руси в целом) был Киев, являвшийся общерусским центром
      .....
      По данным археологов на момент вторжения монголов Киев был огромным городом, какой-то неимоверной площади и численностью населения, если не ошибаюсь, около 100 тыс. чел.

      В рассматриваемое время Киев уже не являлся общерусским центром, тем более, самым значимым - столица уже была перенесена во Владимир. Обратите внимание, как Великий князь наказывает киевского узурпатора. ПСРЛ, т.2., Ипатьевская летопись, 1908г.
      Киев защищает только дружина узурпатора (и то отговаривает) и, что характерно, торки и берендеи - т.е. нерусские. В войске Великого князя русские войска, в т.ч. черниговцы. Свидомитам этот факт очень неудобен, скрывают.
      Ста тысяч населения в древнем Киеве не было никогда, даже в пору его расцвета, когда он был русской столицей. Если уж как раз самый проукраинский археолог, директор Института археологии НАН Украины, академик НАН П.Толочко оценивает максимально возможную численность Киева в 47-50 тыс. человек, то делайте выводы. http://smbr.ru/sg/ua/ddk.htm Переезд столицы (двор, дружина, купеческая и иная обслуга, члены их семей) означает, что Киев лишился большей части того русского населения. Кто занял оставленные жилища? М.б. упомянутые в летописи торки и берендеи [,и чёрные клобуки] - с чего бы им биться за Киев против объединённого русского войска? Киев и дальше нёс серьёзные потери. Например, на Калке 10 тыс. человек. (Некоторые авторы дописываются до 20 тыс., всего, мол, русско-половецкое войско имело 80 тыс). П.Толочко аргументирует, что Киев не мог дать и 10 тыс. воинов. Отмечу, в момент Калки Киев уже плотно сидел под смоленскими князьями (Мстислав Старый - до того смоленский князь, и, вот тут - если мне не изменяет память, правил Киевом большей частью из Смоленска). Поэтому киевский полк на Калке - это, на самом деле, смоленско-киевский, следовательно, 10 тыс. в нём быть могло. Ничего удивительного в том, что Киев продержался при штурме монголов полтора дня. (Пару-тройку месяцев монголы держали осаду, не предпринимая активных действий. Это связывают с тем, что ближайшая каменоломня была в 80ти км. - надо было привезти достаточное количество камней для пороков).
      И ещё. Автор тут с пиететом пишет о Мстиславе Удатном (он же - Удалой). Украинствующие в самых достойных зачисляют подлецов и предателей: Выговского, Мазепу, Грушевского, Петлюру, Бандеру. Мстислав из этого ряда. В чём суть. Монголы преследовали половцев. Половецкое войско укрылось в русских землях на правом берегу Днепра. Монголы потребовали их отдать, мол, а к вам никаких претензий. Князья склонялись к этому - ведь постоянно и совсем недавно воевали с половцами, и только ближайший родственник половецкого хана Котяна Мстислав Удалой был против. И перед тем, когда уже должны были объявить монгольскому послу своё решение, вдруг "кто-то" этого посла убивает. Война русских с монголами стала неизбежной. У Калки идущие в авангарде половцы и галичане подверглись внезапной атаке монгол. В отличие от половцев галичане побежали сразу и смяли переправлявшихся через Калку и не успевших принять боевой порядок черниговцев, чем обрекли их на смерть. Полк Мстислава Старого ещё не переправлялся и встал на другой стороне реки в оборону "в кольях". Галичане же (в т.ч. князья Мстислав Удалой и молодой Даниил Галицкий) побежали дальше. На переправе через Днепр они уничтожили все переправочные средства, чтобы монголы не смогли их преследовать. На судьбу русских, вступивших в бой, им было плевать. Художник Чориков (1802—1866) даже написал картину о бегстве галицких князей с Калки
      1. +4
        9 февраля 2019 15:21
        Цитата: Николай С.
        Николай С. (Николай) Сегодня, 12:59

        Прочитал. Ужаснулся. Заплакал. laughing
        Ладно, без шуток, по пунктам.
        Цитата: Николай С.
        "Труды" данного автора, гляжу, мало кому интересны. Ну компилирует автор из Википедий, снабжая скорее "для понта", чем для наукообразия, свои "статьи" списком "использованной" литературы. Серьёзные же авторы дают конкретные ссылки на источники или на мнения признанных специалистов по конкретной теме в тех местах, где надо подтвердить своё утверждение, если оно выглядит спорным.

        Не интересны, так неинтересны. Тема специфическая, на любителя (истории). По поводу использованной литературы - было бы неплохо, если бы вы прочитали хоть часть того, что приведено в конце статьи, тогда не писали бы глупостей. По поводу отсутствия ссылок - я не в журнал "Древняя Русь. Вопросы медиевистики" пишу. При всем уважении к этому ресурсу, его формат не очень подходит для статей с академическими ссылками. Есть издания соответствующей тематики и уровня - с подобными упреками, пожалуйста, туда. Со своей стороны могу совершенно серьезно заявить, что изложенные в статье факты я проверял и перепроверял, в случае расхождения позиций исследователей по конкретным вопросам, выбирал и излагал ту, которая ближе мне. По причинам, указанным выше, не вижу смысла по каждому вопросу излагать различные точки зрения.
        Цитата: Николай С.
        Отмечу только самые больные вбросы, которыми комплексуют свидомые "вченые". Автор осторожненько продвигает именно их взгляд

        Прям-таки больные. Ну, это, вероятно, только для вас.
        Приведенная вами статья Толочко (очень уважаемого и авторитетного исследователя, настоящего ученого, в отличие от той пены, что тщательно демонстрируется нам сегодня как "украинская наука") относится к 1982 г. (за это время археология ушла далеко вперед), и в ней автор, определяя население древнего Киева, выражается предельно осторожно, упомянув при этом и 100 и даже 120 тысяч. Но даже если он прав, то тогда, используя те же методики подсчета мы автоматически снизим население и Владимира и Новгорода и других городов. Смиритесь с мыслью, что Киев в первой половине XIII в., по данным современных археологических исследований, более чем вдвое превосходил любой город на Руси, кроме Владимира-на-Клязьме, который превосходил чуть меньше, чем вдвое.
        Пространная цитата из летописи, которую вы привели в плане численности населения Киева или его политического значения не говорит ровным счетом ни о чем. Разве что о том, что для того, чтобы этим самым Киевом овладеть, Андрею Боголюбскому пришлось собрать чуть ли не общерусскую коалицию.
        Что касается Мстислава Удатного, то такой печальный факт как поражение на Калке и бегство (не только, кстати, этого персонажа) с поля боя, к сожалению, имели место быть. однако, и до и после этого сражения и Мстислав и Даниил Галицкий неоднократно демонстрировали и личную храбрость и полководческий талант. Никто не утверждал, что Мстислав - абсолютно безупречный персонаж, таковых не бывает в принципе. Но то, что это персонаж яркий, наделенный недюжинной харизмой, лично храбрый и мужественный и по праву считается украшением нашей общей с Украиной и Белоруссией истории, для меня совершенно очевидно. Тем более, ни вы, ни я на Калке не были и что там творилось лично не видели. Так что и осуждать князей, которые своими делами всем все доказали, не стоит.
        Теперь главное.
        А, собственно, какое отношение ваш комментарий имеет к статье и к князю Ярославу Всеволодовичу? Просто захотелось язычок свой почесать "за Украину"? Ах, автор позволил себе с уважением отозваться о Киеве и галицком (украинском, о, ужас, да еще и западенском) князе, который, кстати, происходит из смоленских ростиславичей, хотя это и совершенно неважно... Автор позволил себе назвать Киев самым крупным городом Руси, вообще крамола и чистой воды русофобия.
        Так вот, лично вам, как человеку, которого я, исходя из этого вашего комментария, не могу назвать умным, мне хочется ответить приблизительно так. Если вы хотите превратить Россию в то, во что подобные вам успешно превращают Украину - можете продолжать в том же духе. Разница между Россией и Украиной в настоящий момент состоит, в числе прочего, в том, что там, таким как вы в свое время активно предоставляли слово. К счастью и в России и на Украине еще достаточно умных людей, на которых ваши пропитанные ненавистью и глупостью "измышлизмы" не производят впечатления.
        Если есть что сказать по самой статье - милости прошу, а так - до свидания.
        1. 0
          9 февраля 2019 17:23
          Я предельно корректно привёл Ваши цитаты из "статей" этого "цикла" и указал конкретные источники, которые их опровергают. А опровергнуть у Вас можно очень многое. Так как Вы вопреки летописи продолжаете настаивать на своём, то для меня это означает, что Вы - лжец, или, как я думаю, боец инфовийск - судя по вбросам. Судя по ответу, по строению его скандальной иезуитской логики, это так и есть. Но дальше на личности я переходить не буду - это ваша специальность.
          Толочко, когда работу сделал, тогда и опубликовал. И наука никуда не могла "уйти", Толочко до 2016 года включительно - директор Института археологии НАН Украины, с 2017 года - почётный директор (увы, возраст). Предположу, что для Вас наука - это там, где Вятрович. Вот эти ушли, так ушли. Но Вы никакую ссылку дать не способны.
          Толочко написал, что есть авторы, говорившие про 100, даже 120 тысяч возможных жителей Киева и доказал, что это не могло быть так. Максимум, что могло быть - 47-50 тыс. (и совсем не факт, что этот максимум был достигнут даже во время расцвета Киева, когда он был русской столицей). Но Вы и тут попытались передёрнуть и соврать. Ваша украинская логика, что тогда и в остальных русских городах численность населения надо считать пропорционально уменьшенной, выглядит, как и всё на сегодняшней Украине, довольно забавно. В других русских городах тоже работали археологи, и они тоже опубликовали свои результаты и то, как они их получали.
          Если Вы не способны читать древнерусские тексты (в них же нет ничего от выдуманной украинской мовы), то попробуйте прочесть хотя бы перевод 1908 года этого места в Ипатьевской летописи, может быть, что-то поймёте. Пока открою Вам секрет: Андрей Боголюбский не то, что не собирал "коалицию" (свидомитский термин), он даже не занимался взятием Киева. Он послал своего сына, к нему присоединились многие русские князья. Характерно в том тексте другое, что из русских Киев защищала ТОЛЬКО дружина самого узурпатора. Причём в летописи сообщается, что дружина отговаривала узурпатора противостоять русскому войску. Город защищали нерусские. О каком "общерусском центре" можно говорить в этом случае? Зачем Вы соврали и продолжаете врать?
          Про галицких князей. "Лично храбрые" (Ваш термин в адрес этих мазеп) не бегут первыми с поля боя
          По уровню знаний, не по апломбу, Вы, на мой взгляд, даже на студента не тянете, хотя какие сейчас студенты на Украине. Но знания - дело наживное, а вот то, что Вы не владеете научной методологией в-принципе - это как диагноз, это уже не исправить. Думаю, что именно поэтому никто, кроме ваших тут соратников, не заинтересовался Вашими "статьями".
          Мой диалог с Вами мне кажется очень похожим на диалоги россиян с украинскими "экспертами" на российском ТВ.
          1. Комментарий был удален.
      2. +1
        13 февраля 2019 14:27
        Общественность гораздо активнее реагирует на ложь. Кто то заткнуть выдумщика хочет, кто то аргументированно возразить, а кто то просто поржать над "аффтаром"... А если все так правдиво и аргументированно как в этой статье, то остается только поблагодарить историка. И все
  2. +3
    9 февраля 2019 08:27
    Православие проникало на сопредельные с Русью территории естественным путем, фактически, его проповедниками были не специально подготовленные миссионеры, как у католиков, а обычные люди – купцы, путешествующие между землями, и крестьяне, переселяющиеся из одной области в другую. Главным же распространителем православия являлись, как это ни странно, именно князья, захватывающие, «примучивающие» для своих княжеств новые территории, хотя для них деятельность по распространению христианства стояла далеко не на первом месте.

    Напомню о народе (народности) сету. Очень условно, их можно считать православными эстонцами. В Эстонии впрочем так и считают. Язык очень схож с эстонским, но различается. Они приняли православие не насильственно или убеждением, а глядя на соседей - русских.


    П.С. Флаг на зависть незалежным. Скандинавский крест в "вышиванке".
    1. 0
      13 февраля 2019 14:31
      Наверное и на зависть русским неоязычникам. А то посмотришь на них и непонятно - то ли это скандинавы какие то, то ли вообще германцы ....
  3. +1
    9 февраля 2019 11:33
    Спасибо. Отличная статья.
  4. +1
    9 февраля 2019 19:05
    Спасибо, Михаил! Виноват, не отметился комментом утром, слишком много прочитал, а дальше - работа...
    Очень порадовала-заинтересовала макро историческая вставка о распространении христианства.
  5. Комментарий был удален.
  6. +2
    13 февраля 2019 14:29
    Спасибо за интересный материал....
  7. 0
    20 марта 2019 21:43
    И дело здесь не в техническом или военном превосходстве наших западных соседей – его как такового не было. Профессиональный русский дружинник ни в чем не уступал европейскому рыцарю. Дело в том, что в распоряжении этих самых европейских рыцарей было могучее оружие, которое они очень эффективно использовали и которого были лишены русские князья. Имеется в виду христианская проповедь.

    Думаю не стоит зацикливаться только на религиозном факторе экспансии, хотя он важен безусловно. Просто у католиков были человеческие и экономические ресурсы для освоения этих земель. У русских князей свои земли не освоенные стояли, людей не хватало. А тут еще эстонию осваивать

«Правый сектор» (запрещена в России), «Украинская повстанческая армия» (УПА) (запрещена в России), ИГИЛ (запрещена в России), «Джабхат Фатх аш-Шам» бывшая «Джабхат ан-Нусра» (запрещена в России), «Талибан» (запрещена в России), «Аль-Каида» (запрещена в России), «Фонд борьбы с коррупцией» (запрещена в России), «Штабы Навального» (запрещена в России), Facebook (запрещена в России), Instagram (запрещена в России), Meta (запрещена в России), «Misanthropic Division» (запрещена в России), «Азов» (запрещена в России), «Братья-мусульмане» (запрещена в России), «Аум Синрике» (запрещена в России), АУЕ (запрещена в России), УНА-УНСО (запрещена в России), Меджлис крымскотатарского народа (запрещена в России), легион «Свобода России» (вооруженное формирование, признано в РФ террористическим и запрещено)

«Некоммерческие организации, незарегистрированные общественные объединения или физические лица, выполняющие функции иностранного агента», а так же СМИ, выполняющие функции иностранного агента: «Медуза»; «Голос Америки»; «Реалии»; «Настоящее время»; «Радио свободы»; Пономарев Лев; Пономарев Илья; Савицкая; Маркелов; Камалягин; Апахончич; Макаревич; Дудь; Гордон; Жданов; Медведев; Федоров; Михаил Касьянов; «Сова»; «Альянс врачей»; «РКК» «Центр Левады»; «Мемориал»; «Голос»; «Человек и Закон»; «Дождь»; «Медиазона»; «Deutsche Welle»; СМК «Кавказский узел»; «Insider»; «Новая газета»