Война глобального Юга против Севера

Четвёртая мировая война грозит перейти в пятую. Войну глобального Юга против Севера. Это будет не традиционная война. Она будет выглядеть как новое великое переселение народов. Однако волна с Юга захлестнет Европу и Россию, постсоветское пространство в целом.




В настоящее время мы видим несколько очагов такой войны. Открытие ближневосточного фронта четвёртой мировой войны в 2013-2014 гг. вызвало поток из сотен тысяч и миллионов беженцев из Северной Африки и Ближнего Востока в Европу. Ранее в Северной Африке роль буфера играла Ливия, самое богатое государство Африки. Она сдерживала африканский поток, многих обустраивала, давала работу людям. Однако США и НАТО разбомбили процветающую страну, превратили её в поле боя между различными племенными, региональными и террористическими группировками и бандами. Ливия сама стала источником беженцев в Южную Европу.

Европейский союз с огромным трудом, мобилизовав практически все свои возможности и ресурсы, сумел обеспечить контроль над этим процессом, «переварив» эту волну пришельцев. Кроме того, определённую роль сыграла Турция, которая за деньги (миллиарды евро) приняла часть потока беженцев из Сирии. Эта ситуация показала, что следующей волны, более многочисленной, Западная Европа может уже и не выдержать.

Даже эта волна показала массу проблем и слабостей Европы, породила массу противоречий. Миграционный поток вызвал раскол между богатой Северной и Западной Европой и менее развитых стран Южной и Юго-Восточной Европы. Северная и Западная Европа дала согласие принять мигрантов. А Южная Европа, включая Италию, которая испытывает серьёзные экономические проблемы и уже не может «переварить» пришельцев, оказала сопротивление. В этой же группе оказались балканские государства, Венгрия, которые стали строить стены на южных границах. Отказались принять мигрантов Польша и Чехия.

В странах, которые приняли массы пришельцев, в частности Германии и Швеции, начался рост националистических настроений. Оказалось, что большая часть мигрантов, многие из которых молодые люди вполне работоспособного возраста, не желают работать, принять «европейский устав» и ассимилироваться. Многие из них уверены, что попали в «землю обетованную», где их просто обязаны кормить, лечить, дать жилье, пособия и развлечения. Вырос уровень преступности. К примеру, многие выходцы с Юга, выросшие в условиях жесткого традиционного мусульманского общества, попав в европейский либеральный «рай», решили, что местные женщины, внешне кажущиеся «девушками с низкой социальной ответственностью», — их добыча. Понятно, что подобные акты вызывают рост популярности правых и националистических партий и движений.

И всё это в условиях вымирания и старения коренных народов европейской цивилизации. Многие люди стали осознавать, что в довольно скоро Западная Европа самым коренным образом изменит свой этнический, культурный и религиозный облик. Что это будет уже не европейская цивилизация, а европейские эмираты глобального халифата.

Волны переселенцев с Юга, рост популярности националистов, правых сил, выступающих за жесткую миграционную политику, накладываются на продолжающийся финансово-экономический кризис, вызванный общим кризисом капитализма и западного (глобального) проекта развития. Начинается процесс дробления, развала крупных национальных государств Европы. Местные национальные элиты начинают думать, что, если отделиться от депрессивных, слаборазвитых регионов, от балласта, то можно создать процветающие собственные государственные образование или избавиться от проблем, которые поразили другие части страны. К примеру, богатая Каталония желает отделиться от остальной Испании, по её пути могут пойти и другие исторические регионы Испании – Страна Басков, Галисия. В Италии более зажиточный и развитый Север тяготится Югом, который к тому же топят волны мигрантов. Шотландия желает выйти из состава Великобритании. Фландрия отказывается кормить Валлонию – это две исторических области Бельгии. Схожие процессы протекают и в других странах Европы.

Таким образом, будущее Европы – это сепаратизм и дезинтеграция, бурный рост праворадикальных и националистических настроений, партий, движений и новые волны переселенцев Юга. Всё это на фоне негативных демографических тенденций (вымирание и старение, замена коренного населения пришельцами) и глобального системного кризиса. То есть европейский «котёл», под который регулярно подкидывают дровишек, вскоре взорвётся. Далее сценарии могут быть различными. Мы можем увидеть появление Четвёртого рейха, когда ещё пока белое большинство попытается спастись с помощью фашизма и нацизма. Либо либеральные и глобалистские элиты сохранят свои позиции, и Старый свет продолжит деградировать и постепенно угаснет. Начнется новая эпоха «феодальной раздробленности», когда каждый будет пытаться выживать самостоятельно. Южная Европа станет частью исламского мира.

Ещё один очаг великого переселения народов мы видим в Латинской Америке – это Венесуэла. Так, в 2015-2017 годы поток переселенцев из Венесуэлы, переживающей экономический и социально-политический кризис, вырос более чем в 10 раз. Сотни тысяч венесуэльских мигрантов бежали в Колумбию, Бразилию, Чили, Аргентину, Перу, Уругвай и другие страны. Это стало серьёзной проблемой для соседей Венесуэлы. С 2015 года из Венесуэлы уехало 2,7 млн. человек, а общее число беженцев достигло 3,4 млн. человек. По данным ООН, в 2018 году страну покидало около 5 тыс. человек ежедневно. При численности населения в 31 млн. человек в 2017 году. То есть из страны бежало уже более 10% населения. Также стоит учесть, что бегство людей продолжается, беглецов всё больше, так как в стране уже на грани гуманитарной катастрофы. По прогнозам ООН, в 2019 году число беженцев из Венесуэлы достигнет 5,3 млн. человек.

В итоге уровень миграции из Венесуэлы в соседние страны приблизился по своим масштабам к сирийскому миграционному кризису. Неудивительно, что это вызывает недовольство соседей, особенно Колумбию, которая принимает основную волну беженцев. Приграничные Колумбия и Бразилия более всего обеспокоены венесуэльским кризисом и пытаются совместно решить проблему и угрозу собственной безопасности. Эти страны имеют свои внутренние проблемы, и волна из сотен тысяч мигрантов ведёт к ухудшению ситуации и кризису уже соседей Венесуэлы. Ни Бразилия, ни Колумбия не могут самостоятельно вытянуть венесуэльский миграционный кризис, они не имеют ресурсов и возможностей богатой Европы. Отсюда и вытекает военный сценарий смены власти в Каракасе. Кроме того, внутренний кризис в Венесуэле, где уже есть два центра власти и где начался раскол среди чиновничества и военных, может вызвать гражданскую войну по сценарию Сирии. То есть желающих сбежать из Венесуэлы станет ещё больше.

Понятно, что ситуация в Южной Америке тревожит и США. Соединенные Штаты – это страна, основанная белыми европейцами. Они были ядром американской государственности. Однако в последнее время ситуация стала коренным образом меняться. «Американский котёл», в котором перемешалось множество народов и культур, но в основе белых – англичан, ирландцев, шотландцев, немцев, шведов, итальянцев, французов, поляков, русских и т. д., уже не справляется с пришельцами с Юга. Более того, белое большинство вскоре утратит свои позиции, уступая место латиноамериканцам (испаноамериканцам) и афроамериканцам при постепенном росте и азиатской общины.

Так, в середине XX столетия белые составляли подавляющее большинство населения США – более 85%. То есть полностью определяли духовную и материальную культуру общества, жизненные позиции, политику страны. Так же было в 1960-1990-е годы. Но изменилась демографическая ситуация: белые в массе своей (кроме некоторых религиозных общин, которые также поредели) перестали заводить большие семьи с 3-5 детьми, теперь большую часть составляют семьи с 1-2 детьми или бездетные. Американки же массово стали делать карьеру, стали откладывать рождение первенца на более позднее время, что сократило возможность второго и последующих рождений. Кроме того, моральное, психическое здоровье белой Америки подорвала поп-культура, общество потребления. Теперь люди предпочитают тратить время и ресурсы на себя, развлечения, удовольствия, а не на детей. Дети в обществе потребления – это обуза, высокие траты, личное ограничение, отказ от удовольствий, возможностей делать карьеру и т. д. У всех нацменьшинств США семьи многочисленнее, чем у белых.

В этот период было опасение, что конкуренцию белому большинству скоро составят негры. Однако рост численности афроамериканцев в конце XX – начале XXI столетий стабилизировался на уровне 12-14 %. Негры также стали жертвой общества потребления и самоистребления. Их к 2010 году обогнали латиноамериканцы – 14% от населения США, а в 2020 году их будет уже 21%, в 2050 – 27%. Латинос вышли на второе место.


В начале XXI вв. произошёл важный демографический перелом. В 2010-2011 гг., по данным Бюро переписи населения США, дети латино-, афро-, азиатоамериканцев и метисов составили более 50% от общей численности американских новорожденных. Для сравнения: всего поколение назад, в 1990 году, их доля составляла 37%. Впервые в истории Америки количество детей, рожденных от небелых американцев, превзошло количество детей, родившихся у белых американцев. Среди этих новорожденных преобладают латиноамериканцы – 52%, афроамериканцев – 30%. Таким образом, в уже видимом будущем нынешнее белое большинство утратит своё положение. Это произойдёт примерно на рубеже 2045—2050 годов. Правда, усиление миграционных потоков может значительно ускорить это время.

При нынешних тенденций белые останутся большинством ещё примерно поколение, пока не подрастут дети латинос, негров и азиатов, родившиеся в 2010-е годы. Белые уже в меньшинстве на Гавайях, Калифорнии, в Нью-Мексико и Техасе. Происходит быстрая «коричневизация» США, из белой Америка становится разноцветной.

Ещё одна важная тенденция – быстрое старение белой Америки. Пожилые поколения – это в большинстве белые американцы, новые поколения – «цветные». В начале 2010-х годов средний возраст белых американцев был 42 года, латиноамериканцев – 27 лет. В США, как и других странах глобального Севера, падает рождаемость. Но у белой общины она падает намного быстрее, чем у цветных: различие в 3-4 раза. Уровень рождаемости испаноязычного населения также снижается, но не так быстро и серьёзно, как у англоязычных американцев. Кроме того, в последнее время происходят серьёзные изменения в миграции. Новые потоки латиноамериканцев с Юга могут привести к тому, что белые утратят своё первое место в населении США быстрее, чем прогнозируется в настоящее время.

Очевидно, что такое коренное изменение состава населения США приведёт и к серьёзным политическим изменениям. Вплоть до развала Штатов и гражданской войны. Испаноязычные штаты могут вспомнить, что в своё время белые американцы захватили их у Испании и Мексики, и отделиться от других штатов. Неудивительно, что одним из важнейших предвыборных обещания Трампа стала борьба с незаконной миграцией. Таким образом, стоящее за Трампом белое большинство, патриотическая часть элиты, желает сохранить привычный облик белой Америки, укрепить правопорядок в стране, усилить борьбу с организованной преступностью, потоками наркотиков из Южной Америки. Чтобы средства федерального бюджета, налогоплательщиков шли не на обустройство мигрантов, а на нужды граждан Америки, новую индустриализацию, которая позволит белым иметь достойную, хорошо оплачиваемую работу, возможность содержать семьи, рожать детей, дать им хорошее образование. Поэтому Трамп и пытается срочно возвести мощную стену на границе с Мексикой, чтобы остановить волну из сотен тысяч, миллионов мигрантов и спасти белую Америку или хотя бы дать ей шанс на выживание.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

71 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти