Современный противолодочный самолёт. Kawasaki P-1

Япония, будучи «с виду» миролюбивым государством, лишённым всякого милитаризма и имеющая положение в Конституции, запрещающее использовать военную силу как инструмент политики, имеет, тем не менее, мощную военную промышленность и крупные и хорошо оснащённые Вооружённые силы, формально считающиеся Силами самообороны.


Kawasaki P-1. Противолодочный и патрульный самолёт



Чтобы охарактеризовать последние, приведём пару примеров.

Так, количество боевых кораблей дальней морской и океанской зон Морских Сил Самообороны, превышает таковое же во всех российских флотах вместе взятых. А ещё Япония обладает самой большой в мире после США противолодочной авиацией. Ни Британия, ни Франция, ни какая либо ещё страна кроме США даже близко не может сравниться с Японией по этому параметру.

И если по численности базовой патрульной авиации США превосходят Японию, то кто кого превосходит по качеству вопрос открытый.

С точки зрения оценки того, каков реально военно-промышленный потенциал Японии, очень много информации даёт один из самых амбициозных военных проектов этой страны – базовый патрульный самолёт Kawasaki P-1. Самый большой, и возможно самый технически продвинутый противолодочный и патрульный самолёт в мире.

Познакомимся с этой машиной.

Потерпев поражение во Второй Мировой войне и будучи оккупированной США, Япония на многие годы утратила самостоятельность как в своей политике, так и в военном строительстве. Последнее отражалось, в том числе и в сильном «перекосе» ВМС Сил Самообороны в сторону противолодочной борьбы. Этот «перекос» возник не на пустом месте – именно такой союзник вблизи СССР требовался хозяевам японцев – американцам. Требовался потому, что Советский Союз делал настолько же сильный «крен» в подводный флот, и для того, чтобы ВМС США могли драться с ВМФ СССР не отвлекая чрезмерные ресурсы на силы противолодочной обороны, американский сателлит Япония вырастила такие силы у себя и за свой счёт.

Помимо всего прочего, эти силы включали в себя базовую патрульную авиацию, вооружённую противолодочными самолётами.

Поначалу Япония просто получала от американцев устаревшую технику. Но в пятидесятых всё изменилось – японский консорциум Kawasaki начал работу по получению лицензии на производство уже известного Силам Самообороны противолодочного самолёта Р-2 Neptune. С 1965 года «Нептуны» японской сборки начали поступать в морскую авиацию и до 1982 года ВМС Сил Самообороны получили 65 таких машин, собранных в Японии с использованием японских комплектующих.

С 1981 же года начался процесс замены этих самолётов на самолёты P-3 Orion. Именно эти машины составляют костяк японской базовой патрульной авиации до сих пор. По своим тактико-техническим характеристикам, японские «Орионы» не отличаются от американских.

Однако, с 90-х годов в создании боевых самолётов, в том числе морских, появились новые тренды.

Во-первых, в США сделали рывок как в методах радиолокационного обнаружения возмущений на поверхности моря, порождаемых движущейся под водой подводной лодкой. Об этом уже неоднократно было написано, и повторяться не будем.

Во-вторых, шагнули вперёд методы обработки информации, собираемой самолётом по разным каналам – радиолокационному, тепловому, акустическому и другим. Если раньше операторы противолодочного комплекса должны были самостоятельно делать выводы из аналоговых сигналов на экранах РЛС и примитивных теплопеленгаторов, а акустики должны были вслушиваться в звуки, передаваемые гидроакустическими буями, то теперь бортовой вычислительный комплекс самолёта самостоятельно «сращивал» сигналы, идущие от разных поисковых систем, преобразовывал их в графический вид, «обрезал» помехи и выводил операторам готовые зоны предположительного местонахождения подводной лодки на тактический экран. Оставалось только пролететь над этой точкой и для контроля сбросить туда буй.


Резко шагнуло вперёд развитие радиолокаторов, появились активные фазированные антенные решётки, в разработке и производстве которых Япония была и остаётся одним из мировых лидеров.

Модернизировать «Орионы» так, чтобы всё это богатство могло поместиться на борт, было невозможно. Один только вычислительный комплекс обещал «съесть» все свободные объёмы внутри, а полноценная РЛС такого уровня, который Япония могла себе позволить, на самолёт просто не поместилась бы вообще, и в 2001 году «Кавасаки» начала работу над новой машиной.

Проект получил название Р-Х.

К тому времени японской промышленности уже было тесно в имевшихся рамках, и помимо противолодочного японцы в рамках того же проекта стали делать частично унифицированный с ним транспортный самолёт – будущий С-2, японская замена «Геркулеса». Унификация получилась довольно странная, исключительно по второстепенным системам, но это уже было неважно, потому, что оба проекта, что называется, получились.

Современный противолодочный самолёт. Kawasaki P-1

Противолодочный Р-1 и транспортный С-2. Видите унификацию? А она есть! Стёкла кабин, например, одинаковые. На общности систем сэкономили 7%

Проект разрабатывался практически одновременно с американским самолётом Boeing P-8 Poseidon, и американцы предложили японцам купить этот самолёт у них, но Япония отвергла эту идею, сославшись на – внимание – несоответствие американского самолёта требованиям Сил Самообороны. С учётом того, насколько совершенной платформой разрабатывался «Посейдон» (не путать с безумной ядерной торпедой), это звучало забавно.

28-го сентября 2007 года, Р-1 (тогда ещё Р-Х) совершил свой первый успешный часовой полёт. Без шума, без прессы и помпезных мероприятий. Тихо, как и всё, что делают японцы в части повышения своих боевых возможностей.


Первый прототип Р-Х в цветах института TRDI.


В августе 2008-го «Кавасаки» уже передал тестовый самолёт в Силы Самообороны, к тому времени он уже на американский манер был переименован в ХР-1 (Х- приставка означающая «экспериментальный», всё, что идёт дальше – серийный индекс будущего самолёта). В 2010 году в Силах самообороны летало уже четыре прототипа, а в 2011, отталкиваясь от полученного при испытаниях опыта, «Кавасаки» отремонтировал и модернизировал уже построенные машины (пришлось упрочнить планер и устранить ряд других недостатков), и внес изменения в документацию на новые. Самолёт был готов к серийному производству и оно не заставило себя долго ждать, и 25 сентября 2012 года в небо поднялся первый серийный самолёт для Морских Сил самообороны.

Рассмотрим эту машину поближе.

Фюзеляж самолёта построен с применением большого числа композитных конструкций. Крыло и аэродинамика в целом оптимизированы для полётов с небольшими скоростями на малых высотах – это отличает самолёт от американского аналога Р-8 Poseidon, который работает со средних высот. Сам фюзеляж создаётся совместно Kawasaki Heavy Industries (носовая часть фюзеляжа, горизонтальные стабилизаторы), Fuji Heavy Industries (вертикальные стабилизаторы и крылья в целом), Mitsubishi Heavy Industries (средняя и хвостовая части фюзеляжа), Sumimoto Precision products (шасси).

Р-1 – первый в мире самолёт, ЭДСУ которого передаёт управляющие сигналы не через цифровые шины данных на кабелях-«шлейфах», а через оптическое волокно. Это решение, во-первых ускоряет быстродействие всех систем, во-вторых, упрощает ремонт самолёта при необходимости такового, в третьих, оптический сигнал, передаваемый по оптическому же кабелю куда менее восприимчив к электромагнитным помехам. Японцы позиционируют этот самолёт, как имеющий повышенную стойкость к поражающим факторам ядерного оружия, и отказ от проводов в ключевых цепях системы управления, безусловно, сыграл свою роль.

Планер самолёта уникален в том смысле, что не является переделкой пассажирской или грузовой машины, а был разработан с «с нуля» именно как противолодочный. Это беспримерное по нынешним временам решение. Сейчас японцы ведут разработку других вариантов этого самолёта, от «универсального» UP-1, способного нести любое измерительное, коммуникационное или иное оборудование, до самолёта ДРЛО. Первый лётный прототип уже переоборудован в UP-1 и проходит испытания. Другого такого примера современная авиация не знает.

По своим габаритам, самолёт близок к 90-100 местному пассажирскому самолёту, но имеет четыре двигателя, что для машин такого класса нетипично и усиленную конструкцию, что логично для специально разработанной машины. Р-1 существенно больше американского «Посейдона».

Ядром прицельно-поисковой системы самолёта является РЛС с АФАР Toshiba/TRDI HPS-106. Этот радиолокатор совместно разрабатывали корпорация Toshiba и TRDI, Technical Research and Development Institute – Технический проектно-конструкторский институт, научно-исследовательская организация Министерства обороны Японии.

Спецификой этой РЛС является то, что дополнительно к основной антенне с АФАР, установленной в носу самолёта, она имеет ещё два полотна, установленных по бортам, под кабиной пилотов. Ещё одна антенна установлена в хвостовой части самолёта.



Носовой обтекатель и бортовая решётка РЛС с АФАР


РЛС всережимная, и может работать в том числе в режиме синтезирования апертуры, и в режиме инверсного синтезирования апертуры. Характеристики и расположение антенн дают обзор 360 градусов в каждый момент времени. Именно эта РЛС и «считывает» те волновые эффекты на поверхности воды, и над ней, благодаря которым современные противолодочные самолёты просто «видят» лодку под водой. Естественно, что обнаружение надводных целей, перископов, устройств РДП выпущенных подлодками, или воздушных целей для такой РЛС не проблема абсолютно.

В носу самолёта установлена убирающаяся поворотная турель с оптико-электронной системой FLIR Fujitsu HAQ-2. В её основе – ИК-телекамера с дальностью обнаружения целей 83 километра. На этой же турели установлен ряд других телекамер.



Видно, что турель можно не только поднять-опустить, но и повернуть.


В хвосте самолёта установлен обыкновенный магнитометр – в отличие от американцев, японцы не отказались от этого способа поиска, хотя он, скорее, нужен для верификации, а не как основной инструмент. Магнитометр самолёта реагирует на типовую стальную подлодку примерно в радиусе 1,9 километра. Магнитометр является японской копией канадского CAE AN/ASQ-508(v), одного из самых эффективных магнитометров в мире.


Штанга магнитометра видна очень хорошо.


Естественно, что для того, чтобы мгновенно преобразовать сигналы от РЛС, ИК-камеры и магнитометра в некую единую предполагаемую цель, и эту предполагаемую цель нарисовать н экранах отображения тактической обстановки, нужны большие вычислительные мощности и японцы разместили довольно крупный вычислительный комплекс на самолёте, благо место есть. Это, кстати, мощная тенденция – на самолёты ставят по-настоящему большие компьютеры, и для них требуется заранее предусмотреть и место, и электроснабжение, поработать над их охлаждением и электромагнитной совместимостью с прочими системами самолёта. В «Посейдоне» сделано тоже самое.

Кабина оснащена высококлассным оборудованием японского производства. Обращает на себя внимание то, что оба пилота имеют ИЛС. Для сравнения, в «Посейдоне» он есть только у командира.


Кабина пилотов. Нужны ли тут комментарии?


При этом у американцев реализован режим слепой посадки, когда на ИЛС выводится виртуальное изображение местности, над которой летит самолёт, как если бы пилот реально видел её в окно, причём относительно этой картинки самолёт позиционируется идеально точно и без лагов по времени. Таким образом, при наличии виртуальных моделей местности вокруг аэродрома, на который производится посадка, пилот может посадить самолёт при абсолютно нулевой видимости и без помощи наземных служб. Для него просто нет разницы, есть видимость или её нет, компьютер в любом случае даст ему картинку (если она заложена в память для данного места). Возможно, что и у Р-1 реализованы такие функции, по крайней мере, вычислительные мощности на борту позволяют их обеспечить.

Самолёт оснащён комплексом радиосвязи Mitsubishi Electric HRC-124 и системой космической связи Mitsubishi Electric HRC-123. На борту установлен терминал связи и распределения информации MIDS-LVT совместимый с Datalink 16, с помощью которого самолёт может автоматически передавать и получать информацию от других японских и американских летательных аппаратов, прежде всего от японских F-15J, P-3C, E-767 AWACS, E-2C AEW, палубных вертолётов MH-60, F-35 JSF.


Малый терминал многофункциональной системы распределения информации MIDS-LVT для интеграции самолёта в систему взаимного обмена информацией Datalink 16. По-настоящему важные вещи иногда выглядят непритязательно


«Мозгом» самолёта является Система боевого управления Toshiba HYQ-3 – это ядро поисково-прицельной системы. Благодаря ей и происходит «сращивание» разрозненных групп сенсоров и датчиков в единый комплекс, где каждый элемент системы дополняет друг друга. Более того, японцы составили огромную библиотеку тактических алгоритмов для выполнения противолодочных задач, и разработали «искусственный интеллект» — продвинутую программу, которая фактически делает за экипаж часть работы, выдавая готовые решения для поиска и поражения подводной лодки. Впрочем, рабочий пост тактического координатора – живого офицера, способного командовать противолодочной операцией, управляя всем экипажем отталкиваясь от получаемых и обрабатываемых самолётом данных, там тоже есть. Не известно, есть ли на борту оператор радиоразведки, но, по опыту американцев, исключать такое нельзя. Стандартный экипаж в 13 человек исключительно для охоты на подлодки прямо скажем великоват.



Боевые посты


На самолёте, как и положено противолодочнику, имеется запас гидроакустических буёв, вот только японцы не стали копировать американскую схему – ни новую, ни старую.

Когда-то давно американцы грузили буи в пусковые шахты, смонтированные в днище фюзеляжа. Одна шахта – один буй. Такая схема была нужна для того, чтобы перенастройку буёв можно было бы проводить прямо в полёте, что выгодно отличало «Орион» от российского Ил-38, где буи находились в бомбоотсеке и где их нельзя было настроить под волнение в ходе полёта.


Зарядка буёв в пусковые шахты "Ориона". У Р-1 так тоже можно, и главное, что буй можно отрегулировать перед сбросом


В новом «Посейдоне» США, освоившие новые методы ведения боевых действий, отказались от подобного способа постановки, ограничившись тремя 10-ти зарядными роторными пусковыми установками и тремя шахтами для ручного сброса. А у японцев появились и роторные установки, и шахты для ручного сброса, и стеллаж на 96 буёв, и, в тоже время, 30-ти зарядная пусковая установка в днище самолёта, аналогичная «Ориону». Таким образом, у Р-1 есть определённые преимущества перед американским аналогом.


Слева видны две роторных пусковых установки для гидроакустических буёв. Очень удобно при постановке залпом небольшого количества буёв — 4-5 шт. Можно и по одному



Стеллаж для буёв. Крепление как у американцев, может он даже покупной. Буи лежат так, чтобы их можно было настроить перед сбросом прямо в стеллаже — и сразу в пусковую



А это пусковые шахты для выставления "поля" буёв. Работать это поле может как одна огромная антенна



Постановка буёв


Самолёт оснащён системой электронной разведки Mitsubishi Electric HLR-109B, позволяющей засекать и классифицировать излучение радиолокационных станций противника, и может быть использован как разведывательный.


Антенна системы


Система обороны самолёта Mitsubishi Electric HLQ-9 состоит из подсистемы предупреждения о радиолокационном облучении, подсистемы обнаружения приближающихся ракет, комплекса постановки помех и отстреливаемых ИК-ловушек.


В обороне


Представляют интерес и двигатели самолёта. Двигатели, как и большинство систем самолёта, японские, разработаны и производятся в Японии. При этом, что интересно, разработчиком двигателей объявлено Министерство обороны Японии. Производителем же является Ishikawajima-Harima Heavy Industries — IHI, ещё одна крупнейшая японская корпорация, производящая огромный спектр промышленных изделий, включая широкую линейку авиационных двигателей. Двигатель модели F7-10 имеет небольшой размер, вес и тягу в 60 кН каждый. С четырьмя такими двигателями самолёт обладает хорошими взлётными характеристиками, и повышенной по сравнению, с двухдвигательным самолётом, живучестью. Мотогондолы оснащены звукоотражающими экранами.









По уровню шума самолёт превзошёл «Орион» — Р-1 тише на 10-15 децибел.

Самолёт имеет вспомоагательную силовую установку Honeywell 131-9.

ВСУ


Первое отверстие — воздухозаборник ВСУ, второе — выхлоп.


Оружие, которое может нести и применять самолёт довольно разнообразно для патрульной машины.

Оружие может располагаться как в компактном отсеке вооружения в передней части самолёта (предназначен в основном для торпед), на восьми узлах подвески, так и на съёмных подкрыльевых пилонах, число которых тоже может доходить до восьми, по четыре на крыло. Общая масса боевой нагрузки – 9000 кг.


Отсек вооружения

В состав ракетного вооружения самолёта входят американские ПКР AGM-84 Harpoon и японские дозвуковые ПКР ASM-1С.


ПКР «Гарпун»



Торпеда «Тип 97»



ПКР ASM-1C




AGM-65 Maverick


Подкрыльевые пилоны (внутренние)


Недавно принятая на вооружение сверхзвуковая «трёхмаховая» ПКР ASM-3 в состав оружия самолёта не заявлена, но исключать это не стоит. Для поражения малогабаритных целей на короткой дистанции самолёт может нести УР AGM-65 Maverick, также американского производства.

Торпедное вооружение представлено американскими малогабаритными противолодочными торпедами Mk.46 Mod 5, некоторое количество которых, возможно, ещё остаётся у японцев, и японскими торпедами Type 97, калибром 324 мм, как и у американской торпеды. Будущая торпеда, разрабатываемая сейчас под индексом GR-X5, уже заранее заявлена в состав вооружения. Нет никаких сведений, что самолёт может применять торпеды, оснащённый устройством для планирования, подобно американцам, но и исключать это нельзя, учитывая полную идентичность японских и американских протоколов связи на которых работает военная электроника и устройств подвески оружия. Также возможно применение с самолёта глубинных бомб и морских мин. Неизвестно, адаптирован ли самолёт для применения глубинных бомб с ядерной боевой частью.

Интересно, но похоже японцы отказались от применения дозаправки топливом в полёте. С одной стороны, дальность полёта а 8000 км позволяет это делать, с другой, это снижает время поиска, что является крайне негативным фактором. Так или иначе, но принимать топливо в воздухе самолёт не может.


P-8 Poseidon и Kawasaki P-1 рядом. Видно, что входы в самолёт удачнее у американцев, а следовательно и экстренное покидание удобнее. С другой стороны, пока не упал, Kawasaki может быть и получше


В настоящее время все Р-1 базируются на авиабазе Ацуги, в префектуре Канагава.

Как известно, в рамках курса на милитаризацию, Япония планирует отказаться от значительно части ограничений на собственное военно-техническое развитие в 2020-м году. И премьер-министр Синдзо Абэ, и члены его кабинета не раз об этом говорили. В рамках этого подхода, Япония уже не раз предлагала новый самолёт на экспорт (пока экспорт Японией оружия запрещён её же Конституцией). Но победить американский «Посейдон» пока не получается – как по политическим факторам, так и по техническим, «Посейдон» хоть кое в чём и проще, но по стоимости жизненного цикла, видимо, выигрывает. Впрочем, история Р-1 только начинается. Эксперты уверены, что Р-1 будет одним из средств, которыми Япония будет пробивать себе дорогу на мировые рынки оружия, наряду с подлодками класса «Сорю», оснащёнными воздухонезависимой энергоустановкой и гидросамолётом US-2 ShinMayva.

Изначально планировалось, что будет заказано 65 таких самолётов. Однако, после получения первых 15 машин, покупки остановились. Последний раз японское правительство предметно обсуждало увеличение производства в мае 2018 года, однако решение до сих пор не принято. Кроме Р-1, у Японии есть 80 модернизированных Р-3С Orion американского производства.

Это тем более удивительно, что китайский подводный флот растёт. Обычным убеждением любого аналитика, занимающегося вопросами военного развития азиатских государств является то, что рост японской военной мощи является ответом на рост таковой же у Китая. Но по какой-то причине, корреляции между развитием китайского подплава и японской базовой патрульной авиации не существует, как будто в реальности Япония имеет ввиду другого противника. Впрочем, как весной 2018-го года заявли Риота Ишида, высокопоставленный сотрудник японского министерства обороны, до 58 машин рано или поздно будет поставлено на вооружение «в долгосрочной перспективе», сейчас же планов увеличить количество самолётов противолодочной обороны у Японии нет.

Так или иначе, Kawasaki Р-1 это уникальная программа, которая ещё оставит свой след в японской морской авиации. И вполне возможно, что этот самолёт ещё и повоюет.

Знать бы, против чьих подводных лодок.
Автор:
Александр Тимохин
Использованы фотографии:
JMSDF, foxtrotalpha.jalopnik.com, Wikipedia, Sunburn1979 via Creativecommons, Mainichi Shimbun, Data Link Solutions,
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

213 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти