Почему мощный современный флот невозможен без авианосцев

На чужих ошибках


Одна эпоха сменяет другую, вместе с ней меняются и технологии, а вместе с технологиями — методы ведения войны. В 1906 году в Британии построили первый в мире дредноут — HMS Dreadnought, которому было суждено раз и навсегда изменить ход мировой истории. Секрет успеха был прост: оставить в качестве основного вооружения только однотипные крупнокалиберные орудия или all-big-gun. Высшей точкой развития этой концепции можно считать японские линкоры «Ямато» и «Мусаси»: героически погибшие, но не принесшие де-факто никакой стратегической пользы своему командованию.




Японцев сложно обвинить в глупости или непонимании сути вопроса. Ведь именно они (и это хорошо показал Перл-Харбор) поняли, что линкоры проиграли эволюционную борьбу авианосцам, навсегда покинув мировую сцену в качестве первой скрипки морской войны.

Причем авианосец, как отдельный класс боевых кораблей, также эволюционировал не в одночасье. Самый лучший пример — британские авианосцы периода Второй мировой типа «Илластриес», которые имели отличное бронирование, но и важный недостаток: малое количество истребителей. Всего лишь три десятка крылатых машин. И хотя все четыре корабля пережили войны, опыт отчетливо показал, что самое главное для авианосца — количество истребителей. И никакая зенитная артиллерия и броня не сможет их заменить. Не говоря уже об абсурдном в данном случае ударно-наступательном оружии.



Примечательно, что эти очевидные выводы, сила которых в послевоенные годы только крепла, до сих пор ставятся многими под сомнение. Причем авторы пытаются найти самые разные «лазейки», чтобы показать читателю то, что надводные корабли якобы и так (то есть, без прикрытия авиации) могут выполнять поставленные задачи.

Один из примеров — цикл статей Александра Тимохина «Надводные корабли против самолетов». Прежде всего, хотелось бы поблагодарить автора за альтернативный взгляд на историю военно-морских конфликтов. Когда кто-то имеет свое мнение, это всегда (или почти всегда) хорошо. Однако в самом интересном месте повествования обнаруживаются логические нестыковки и несоответствия.

Итак, Тимохин со ссылкой на общевойсковой комитет Армии и ВМС JANAC приводит такие данные по потерям боевых кораблей, которые США нанесли Японии во Второй мировой войне. Всего США потопили 611 надводных кораблей. Из этого числа было потоплено:

«Подлодками ВМС США — 201;
Надводными кораблями — 112;
Армейской авиацией — 70;
Базовой авиацией ВМС — 20;
Палубной авиацией ВМС — 161;
Береговой артиллерией — 2;
Подорвалось на минах — 19;
Уничтожено прочими летательными аппаратами и агентами — 26».

Сами по себе эти данные очень и очень интересны. Однако вывод, который далее делает автор, мягко говоря, странен. «Какой из этого вывод? А вывод прост: в условиях наличия авианосного флота, когда авианосцы являются основными боевыми кораблями и выполняют главные задачи, и, одновременно в условиях крайне интенсивной воздушной войны, которую ведут базовые самолеты против японского флота (как армейские, так и флотские) авиация всех видов потопила меньше кораблей, чем надводные корабли и подлодки», — заключает автор.


Интересно, что именно хочет донести Александр? Что надводные корабли и подводные лодки это одно и то же? Или что армейская авиация не является «авиацией». Или что таковой не является авиация палубная…

Ведь несложный математический подсчет показывает, что если суммировать японские потери, вызванные действиями армейской авиации, базовой авиации ВМС и палубной авиации ВМС, то получится, что именно авиация потопила больше всего японских кораблей. То, где именно базировались бомбардировщики и торпедоносцы уже не играет большой роли.

В то же время следует учесть, что уничтожение в Битве за Мидуэй — поворотном сражении в войне на Тихом океане — четырех японских авианосцев, стало возможным почти исключительно благодаря слаженным действиям палубной авиации США. Тяжелые бомбардировщики Boeing B-17 Flying Fortress (не палубные, разумеется) тогда тоже атаковали авианосцы «Сорю» и «Хирю», однако нанести кораблям повреждения у них не получилось. Свою роль, безусловно, сыграли и подводные силы США, но далеко не главную.

То есть, если бы не палубные пикировщики Douglas SBD Dauntless, итог всей войны на Тихом океане гипотетически мог бы быть иным: хотя здесь нужно понимать потенциально более высокий «запас прочности» Соединенных Штатов. То есть, более мощный военный, экономический и людской потенциал, дававший японцам, откровенно говоря, не так много шансов.



Новые и новейшие АСП


Не меньший интерес вызывает следующая — тоже очень объемная часть работы Александра Тимохина. Она касается «ракетной эры». Итог сказанного автором можно подвести так. «Что показала Фолклендская война? Она показала, что надводные силы могут драться против авиации и побеждать. А еще, что потопить корабль, который находится в открытом море на ходу и готов к отражению атаки, очень трудно…», — пишет Тимохин.

Здесь сложно поспорить. Могут ли надводные силы драться против авиации и побеждать? Конечно, могут. В теории даже канонерская лодка может потопить атомную субмарину, неудачно всплывшую поблизости. А корвет может потопить ракетой крейсер, если его экипаж по какой-то причине будет все время бездействовать.

Но теория теорией, а рассмотрение возможностей современной палубной авиации, и ее потенциала невозможно без анализа современных авиационных средств поражения. Конечно, не всех. Достаточно проанализировать основные и наиболее значимые перспективные АСП палубной авиации. К примеру, новую американскую противокорабельную ракету большой дальности AGM-158C LRASM: изделие, имеющее технологию стелс и высокую точность.



Стоит сказать, что авианосцы и раньше имели длинную руку в лице высокоточных АСП, например, знаменитые ракеты Harpoon. Однако их дальность не превышала 280 километров. Дальность LRASM, согласно сведениям из открытых источников, может превышать 800 километров. Сюда стоит добавить боевой радиус самолета-истребителя (у носителя ракеты — F/A-18E/F Super Hornet — он составляет более 700 километров) и получится еще одна мини-революция в тактике морского боя. А уж если оснастить похожими ракетами малозаметные истребители пятого поколения, например, F-35C или гипотетический палубный J-31, получится совсем «интересная» ситуация.

Впрочем, даже с учетом авиационных средств поражения времен холодной войны и современных средств разведки и обнаружения (спутников, палубных самолетов ДРЛО, субмарин и т.д.) ни один не авианесущий корабль, скорее всего, не сможет подойти к авианосной ударной группе на дистанцию атаки. Не говоря уже о возможности уничтожения и выведения из строя кораблей из состава АУГ. Стоит также добавить, что в состав авианесущей группы традиционно входят атомные субмарины и многочисленные корабли, в задачи которых входит противолодочная оборона.



Суммируем. В современных реалиях роль авианосцев в войне существенно возросла в сравнении со временами холодной войны. Поскольку:

— Выросли возможности по выявлению неприятельских судов и кораблей;
— Увеличился боевой радиус палубных истребителей;
— Резко возрос потенциал авиационных средств поражения;
— Начался ввод в строй «малозаметных» палубных истребителей и малозаметных АСП.

Таким образом, роль «не авианесущего» флота в современной войне снизилась до второстепенной, а если быть еще более точным — сугубо вспомогательной. Если мы, конечно, не говорим о ядерном оружии и баллистических ракетах подводных лодок. То есть, говоря по-простому, ядерной войне, на которую ни одна страна в мире в здравом уме не решится.
Автор:
Илья Легат
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

262 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти