Сибирская казачья эпопея

Лишь когда казачья дружина Ермака перешла «Каменный пояс» Уральских гор и разгромила Сибирское ханство, один из последних осколков Золотой Орды, была заложена основа Азиатской России. И хотя с Сибирью русские люди познакомились задолго до этого события, но именно с Ермаком и его соратниками связаны наши представления о начале русской Сибири.

После того, как горсткой простых казаков был «сбит с куреня» грозный сибирский хан Кучум, один из царственных потомков Чингисхана, началось небывалое, стремительное, грандиозное движение на восток вглубь Сибири. Всего за полвека русский народ пробился до побережья Тихого океана. Тысячи людей шли «встречь солнца» через горные хребты и непроходимые болота, по непролазным лесам и необозримой тундре, пробирались сквозь морские льды и речные пороги. Словно брешь пробил Ермак в стене, сдерживавшей напор колоссальных, пробудившихся в народе сил. В Сибирь хлынули ватаги жаждущих свободы, суровых, но бесконечно выносливых и безудержно смелых людей.


Неимоверно трудным было продвижение по угрюмым просторам Северной Азии с её дикой, суровой природой, с редким, но очень воинственным населением. Весь путь от Урала до Тихого океана отмечен многочисленными безвестными могилами землепроходцев и мореходов. Но русские люди упорно шли в Сибирь, раздвигая всё дальше на восток пределы своего Отечества, преображая своим трудом этот пустынный и невесёлый край. Велик подвиг этих людей. За одно столетие они в три раза увеличили территорию Русского государства и положили основу всему, что даёт и будет давать нам Сибирь. Сейчас Сибирью называют часть Азии от Урала до горных хребтов Охотского побережья, от Северного Ледовитого океана до монгольских и казахских степей. В XVII столетии понятие Сибири было более значительным и включало не только уральские и дальневосточные земли, но и значительную часть Центральной Азии.

Сибирская казачья эпопея
Карта Сибири Петра Годунова, 1667 г.


Выйдя на просторы Северной Азии, русские люди вступили в уже давно заселённую страну. Правда, заселена она была крайне неравномерно и слабо. К концу XVI столетия на площади в 10 млн. кв. км проживало лишь 200-220 тыс. человек. Это немногочисленное, разбросанное по тайге и тундре, население имело свою древнюю и сложную историю, сильно отличалось по языку, хозяйственному укладу и социальному развитию.

Ко времени прихода русских единственным народом, имевшим свою государственность, являлись татары разгромленного Ермаком «Кучумова царства», у некоторых этнических групп складывались патриархально-феодальные отношения. Большинство же сибирских народов русские казаки-землепроходцы застали на различных стадиях патриархально-родовых отношений.

События конца XVI столетия оказались переломными в исторической судьбе Северной Азии. «Кучумово царство» закрывавшее наиболее близкий и удобный путь вглубь Сибири рассыпалось в 1582 году от дерзкого удара небольшой группы казаков. Ничто уже не могло изменить хода событий: ни гибель «сибирского конкистадора» Ермака, ни уход остатков его дружины из столицы Сибирского ханства, ни временное воцарение в Кашлыке татарских правителей. Однако успешно завершить начатое вольными казаками дело смогли лишь правительственные войска. Московское правительство, поняв, что Сибирью не овладеть одним ударом, переходит к испытанной тактике. Её суть сводилась к тому, чтобы закрепляться на новой территории, строя там города, и, опираясь на них, постепенно продвигаться дальше. Это стратегия «наступления городами» вскоре дала блестящие результаты. С 1585 года русские продолжали теснить неукротимого Кучума и, основав многие города, до конца XVI столетия покорили Западную Сибирь.

В 20-е годы XVII столетия русские люди вышли к Енисею. Начиналась новая страница – покорение Восточной Сибири. От Енисея вглубь Восточной Сибири русские землепроходцы продвигались стремительно.

В 1627 году 40 казаков во главе с Максимом Перфильевым, добравшись по Верхней Тунгуске (Ангаре) до Илима, взяли ясак с окрестных бурят и эвенков, поставили зимовье и через год вернулись степью в Енисейск, дав толчок новым походам в северо-восточном направлении. В 1628 году на Илим отправился Василий Бугор с 10 казаками. Там был построен Илимский острог, важный опорный пункт для дальнейшего продвижения на реку Лена.

Слухи о богатствах ленских земель стали привлекать людей из самых дальних мест. Так, из Томска на Лену в 1636 году был снаряжен отряд в 50 человек во главе с атаманом Дмитрием Копыловым. Эти служилые люди, преодолев неслыханные трудности, в 1639 году первыми из русских людей вышли на простор Тихого океана.



В 1641 году казачий десятник Михаил Стадухин, снарядив за свой счёт отряд, пошёл с Оймякона вниз до устья Индигирки, а далее морем доплыл до Колымы, закрепив её присоединение постройкой опорного пункта для новых походов. Оставленный в остроге отряд казаков из 13 человек во главе с Семёном Дежнёвым выдержал жестокий приступ юкагирского войска числом свыше 500 человек. Вслед за этим казак Семён Дежнёв принял участие в событиях, обессмертивших его имя. В июне 1648 года сотня казаков на 7 кочах вышли из устья Колымы на поиски новых земель. Плывя на восток, преодолев нечеловеческие трудности, они обогнули Чукотский полуостров и вышли в Тихий океан, доказав существование пролива между Азией и Америкой. После этого Дежнёв основал Анадырский острог.

Достигнув естественных пределов Евразийского материка русские люди повернули на юг, что позволило в кратчайшие сроки освоить богатые земли Охотского побережья, а затем перейти на Камчатку. В 50-х годах казаки вышли к Охотску, основанному ранее отрядом Семёна Шелковника пришедшим из Якутска.

Другим маршрутом освоения Восточной Сибири стал южный путь, который получал всё большую значимость после закрепления русских в Прибайкалье, привлекая основной поток переселенцев. Начало присоединения этих земель было положено постройкой в 1641 году Верхоленского острога. В 1643-1647 годах усилиями атаманов Курбата Иванова и Василия Колесникова большая часть прибайкальских бурят приняла русское подданство и был построен Верхнеангарский острог. В последующие годы казачьи отряды вышли на Шилку и Селенгу, основав Иргенский и Шилкинский остроги, а затем ещё цепь крепостей. Быстрому присоединению этого края к России содействовало стремление коренных жителей опереться на русские крепости в борьбе с набегами монгольских феодалов. В эти же годы хорошо снаряжённый отряд во главе с Василием Поярковым пробился на Амур и по нему спустился к морю, прояснив политическую обстановку в Даурской земле. Слухи об открытых Поярковым богатых землях распространились по всей Восточной Сибири и всколыхнули сотни новых людей. В 1650 году отряд во главе с атаманом Ерофеем Хабаровым вышел на Амур и находясь там 3 года вышел победителем из всех стычек с местным населением и разгромил тысячный отряд маньчжур. Общим итогом действий хабаровского войска явилось присоединение Приамурья к России и начало массового переселения туда русских людей. Вслед за казаками уже в 50-е годы XVII века на Амур хлынули промышленники и крестьяне, составившие вскоре большую часть русского населения. К 80-м годам, несмотря на своё порубежное положение, Амурский район оказался наиболее заселённым во всём Забайкалье. Однако дальнейшее освоение амурских земель оказалось невозможным из-за агрессивных действий маньчжурских феодалов. Малочисленные русские отряды при поддержке бурятского и тунгусского населения не раз наносили поражения маньчжурам и союзным им монголам. Силы, однако, были слишком неравны, и по условиям Нерчинского мирного договора 1689 года русские, отстояв Забайкалье, вынуждены были покинуть часть освоенных территорий в Приамурье. Владения московского государя на Амуре теперь ограничивались лишь верхними притоками реки.

На исходе XVII столетия было положено начало присоединению к России новых обширных земель в северных районах Дальнего Востока. Зимой 1697 года на Камчатку отправились из Анадырского острога на оленях отряд во главе с казачьим пятидесятником Владимиром Атласовым. Поход продолжался 3 года. За это время отряд прошёл сотни километров по Камчатке, разгромив ряд оказавших ему сопротивление родовых и племенных объединений и основав Верхнекамчатский острог.

В целом к этому времени русские землепроходцы собрали достоверные сведения практически о всей Сибири. Там, где накануне «Ермакова взятья» европейские картографы могли вывести лишь слово «Тартария» стали вырисовываться реальные очертания гигантского материка. Такого огромного масштаба, такой быстроты и энергии в исследовании новых стран не знала история мировых географических открытий.



Большую часть сибирской тайги и тундры малочисленные казачьи отряды прошли, не встретив серьёзного сопротивления. Более того, местные жители поставляли казачьим отрядам основной контингент проводников на новые земли. Это явилось одной из основных причин феноменально быстрого продвижения землепроходцев от Урала до Тихого океана. Успешному продвижению на восток благоприятствовала разветвлённая речная сеть Сибири, позволявшая вплоть до Тихого океана перебираться по волокам из одного речного бассейна в другой. Но преодоление волоков представляло и большие трудности. Для этого требовалось несколько дней и это был путь «через грязи великие, болота и речки, а на иных местах есть на волоку и горы, а леса везде темны». Для переброски грузов кроме людей могли использоваться лишь вьючные лошади и собаки, «а телегами через волок ходу за грязьми и болоты никогда не бывает». Из-за маловодья верховых рек приходилось поднимать уровень воды с помощью парусных и земляных запруд или перегрузки производить неоднократно. На многих реках плавание затрудняли многочисленные пороги и перекаты. Но главная сложность плаваний по северным рекам определялась крайне коротким периодом навигации, часто вынуждавшим зимовать в непригодных для жилья местах. Долгая сибирская зима страшит своими морозами жителей Европейской России и в настоящее время, между тем в XVII столетии холода были более жестокими. Период с конца XV столетия до середины XIX столетия обозначен палеогеографами как «малый ледниковый период». Однако самые тяжкие испытания выпадали на долю тех, кто избирал морские пути. Омывающие Сибирь океаны имели безлюдные и негостеприимные берега, а сильные ветры, частые туманы и тяжёлый ледовый режим создавали на редкость трудные навигационные условия. Наконец короткое, но жаркое лето изводило не только зноем, но и немыслимо кровожадными и многочисленными полчищами гнуса – этого бича таёжных и тундровых пространств, способного довести до исступления непривычного человека. «Гнус – это вся летучая мерзкая гадость, которая в летнее время днём и ночью пожирает людей и животных. Это целое сообщество кровососов, работающих посменно, круглосуточно, целое лето. Владения его необъятны, власть безгранична. Он доводит до бешенства лошадей, загоняет лосей в болото. Человека он приводит в мрачное, тупое озлобление».

Казаки сибирских казачьих войск


Картина присоединения Сибири будет неполной, если не осветить такой фактор, как вооружённые столкновения с местным населением. Конечно в большинстве районов Сибири сопротивление русскому продвижению не шло ни в какое сравнение с боями в пределах «Кучумова юрта». В Сибири казаки чаще погибали от голода и болезней, чем от стычек с аборигенами. Тем не менее, при вооружённых столкновениях, русским землепроходцам приходилось иметь дело с сильным и опытным в ратном деле противником. Современникам были хорошо известны воинственные наклонности тунгусов, якутов, енисейских киргизов, бурят и других народов. Они нередко не только не уклонялись от сражений, но сами бросали вызов казакам. Немало казаков при этом было убито и ранено, нередко они по несколько дней «сидели от той самояди в осаде». Казаки, располагая огнестрельным оружием, имели на своей стороне большое преимущество и ясно сознавали его. Они всегда сильно беспокоились, если подходили к концу запасы пороха и свинца, понимая что «без огненной стрельбы в Сибири быть нельзя». Одновременно им предписывалось «чтоб оне иноземцам пищалей рассматривать не дали и стрельбы пищальной не указывали». Без монопольного обладания «огненным боем» казачьим отрядам не удалось бы успешно противостоять неизмеримо превосходившим их по численности военным силам коренного сибирского населения. Пищали в руках казаков были грозным оружием, но даже умелый стрелок не мог сделать из них более 20 выстрелов за целый день ожесточённого сражения. Отсюда неизбежность рукопашных схваток, где преимущество казаков сводилось на нет многочисленностью и хорошим вооружением их противников. При постоянных войнах и набегах жители тайги и тундры были вооружены с головы до ног, а ремесленники производили отличное холодное и защитное вооружение. Особенно высоко русские казаки ценили вооружение и снаряжение якутских ремесленников. Но наиболее трудно приходилось казакам при столкновениях с кочевыми народами Южной Сибири. Быт скотовода-кочевника делал профессиональными воинами всё мужское население кочевий, а природная воинственность делало их многочисленное, высокоманевренное и хорошо вооружённое войско чрезвычайно опасным противником. Единовременное выступление аборигенного населения против русских привело бы не только к остановке их продвижения вглубь Сибири, но и к утрате уже приобретённых земель. Правительство понимало это и рассылало предписания «приводить иноземцев под государеву руку ласкою и приветом, по возможности не чинить с ними задоров и драк». Но малейший просчёт в организации экспедиции в столь экстремальных условиях приводил к трагическим последствиям. Так во время похода В. Пояркова на Амур от голода и болезней за одну зиму умерли более 40 человек из 132, в последующих стычках погибло ещё столько же. Из 105 человек отправившихся с С. Дежнёвым вокруг Чукотки вернулось 12. Из 60 ходивших в поход с В. Атласовым на Камчатку в живых остались 15. Были и целиком погибшие экспедиции. Сибирь дорого обошлась казачьему народу.

И при всём этом Сибирь была пройдена казаками вдоль и поперёк за какие-то полвека. Уму непостижимо. Для осознания их изнурительного подвига не хватает воображения. Кто представляет себе хоть немного эти великие и гиблые расстояния, тот не может не задохнуться от восхищения.

Присоединение сибирских земель невозможно отделить от их активного освоения. Это стало частью великого процесса преобразования сибирской природы русским человеком. На начальной стадии колонизации русские переселенцы оседали на жительство в построенных казаками-первопроходцами зимовьях, городках и острогах. Стук топоров – это первое, чем возвещал русский человек о своём поселении в любом уголке Сибири. Одним из основных занятий оседавших за Уралом был рыбный промысел, так как из-за бесхлебья рыба вначале становилась основной пищей. Однако при первой же возможности переселенцы стремились восстановить традиционную для русских хлебо-мучную основу питания. Для обеспечения переселенцев хлебом царское правительство массово направляло в Сибирь и верстало в казаки крестьян-хлебопашцев из центральной России. Потомки их и казаков-первопроходцев дали в будущем корень Сибирскому (1760 год), Забайкальскому (1851 год), Амурскому (1858 год) и Уссурийскому (1889 год) казачьему войску.

Казаки, являясь главной опорой царского правительства в крае, были одновременно и самой эксплуатируемой социальной группой. Будучи в условиях острой нехватки людей чрезвычайно загруженными ратным делом и административными поручениями они широко использовались и как рабочая сила. Как военное сословие за малейшее нерадение или по злому навету они страдали от произвола местных начальников и воевод. Как писал современник: «никого не пороли так часто и так усердно, как казаков». Ответом были нередкие восстания казаков и других служилых людей сопровождавшиеся убийствами ненавистных воевод.

Несмотря на все трудности за время, отведённое одной человеческой жизни, огромный и богатейший край изменился коренным образом. К концу XVII столетия за Уралом проживало уже около 200 тыс. переселенцев – примерно столько же, сколько аборигенов. Сибирь вышла из многовековой изоляции и вошла в состав крупного централизованного государства, что привело к прекращению общинно-родовой анархии и внутренних усобиц. Местное население, по примеру русских, в короткий срок существенно улучшило свой быт и пищевой рацион. За Русским государством закрепились чрезвычайно богатые природными ресурсами земли. Здесь уместно вспомнить и пророческие слова великого русского учёного и патриота М.В. Ломоносова: «Российское могущество прирастать будет Сибирью и Северным океаном…». И ведь сказал пророк это в то время, когда едва закончился начальный этап освоения Северной Азии.

История сибирского казачества в акварелях Николая Николаевича Каразина (1842 - 1908)

Ямская и конвойная служба в степи


Пра-пра-бабушки сибирских казаков. Прибытие партии "жёнок"


Последний кучумовский разгром 1598 года. Разгром войск сибирского Хана Кучума на реке Ирмени, впадающей в Объ, во время которого почти все члены его семьи,а также множество знатных и простых людей были взяты казаками в плен


Вьезд пленённого Кучумова семейства в Москву. 1599 г


Первая половина XVIII в. Церемония встречи китайского амбаня смотрителем войсковой Бухтарминской рыбалки


Казаки при постройке линейных крепостей - оборонительных сооружений по Иртышу, возводимых в первой половине XVII в.



Объясачивание средней киргиз-кайсацкой орды


Разведки сотника Волошенина в Семиречьи и Илийской долине в 1771 г


Пугачёвщина в Сибири. Поражение скопищ самозванца под Троицком 21 мая 1774 г.


Бой с пугачевцами


Тревога в крепостном редуте


Иноплеменные предки нынешних сибирских казаков. Зачисление в казаки пленных поляков армии Наполеона, 1813 г


Сибирские казаки в гвардии.


В снегах


Сибирские казаки (караван)


Военно-поселенческая служба сибирских казаков


Без подписи



Автор:
Волгин Сергей
Использованы фотографии:
http://humus.livejournal.com
Статьи из этой серии:
Сибирская казачья эпопея
Давние казачьи предки
Казаки и присоединение Туркестана
Образование Волжского и Яицкого Казачьих Войск
Казаки в Смутное время
Старшинство (образование) и становление Донского казачьего войска на московской службе
Азовское сидение и переход донского войска на московскую службу
Образование Днепровского и Запорожского войска и их служба Польско-Литовскому государству
Переход казачьего войска гетманщины на московскую службу
Измена Мазепы и погром казачьих вольностей царём Петром
Восстание Пугачёва и ликвидация днепровского казачества императрицей Екатериной
Казаки в Отечественной войне 1812 года. Часть I, довоенная
Казаки в Отечественной войне 1812 года. Часть II, вторжение и изгнание Наполеона
Казаки в Отечественной войне 1812 года. Часть III, заграничный поход
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

41 комментарий
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти