Давние казачьи предки

Давние казачьи предки


Будучи в Москве, Наполеон допрашивал пленного, раненого казака и спросил его: как бы могла закончиться начатая им война против России, если бы в рядах французской армии были казачьи части. Донец усмехнулся: "Тогда б французский император давно бы уже был китайским императором”.


«Счастлив полководец, у которого есть казаки. Была бы у меня армия из одних казаков, я покорил бы всю Европу».
«Надо отдать справедливость казакам, - это они доставили успех России в этой кампании. Казаки - это самые лучшие легкие войска среди всех существующих. Если бы я имел их в своей армии, я прошел бы с ними весь мир».
Наполеон


«Имя казака для французов гремело ужасом, а после парижского знакомства они открылись для них героями из древних мифов. Они были чисты, как дети и велики, как боги».
Стендаль


1. Говорить можно и последним, а вот стрелять надо завсегда первым
2. Не тот казак, что поборол, а тот, что вывернулся
3. Шашку, лошадь и жену не доверяй никому
4. Как война – так братцы, как мир – так сукины дети
5. Пимы, тулуп и малахай – самое надёжное и безотказное оружие сибирского казака
6. Казаки не раки – задом не пятятся
Казачьи поговорки

Казачество - уникальное на планете Земля явление, возникшее в процессе естественного исторического отбора, сложившееся на основе боевого братства и Православной веры. Уникальная боевая слава казачества послужила причиной того, что многие государства пытались создать собственные "казачьи" войска: в Венгрии появились гусары, во Франции драгуны, в Англии и Пруссии свои "казачьи сотни”. Практика их боевого применения привела к неизбежному выводу: человека делает казаком не первоклассная джигитовка, не виртуозное владение холодным и огнестрельным оружием, даже не умение воевать и редкостное бесстрашие, а то "особое состояние души”, присущее лучшим представителям восточного славянства. Они изумляли своей бесстрашной джигитовкой, они восхищали ловкостью и красотою своего строя, они поражали затейливой игрою заманивающей кавалерийской лавы. Они, по признанию всех иностранцев, видевших их в мирное время, были единственной в мире неподражаемой и несравненной конницей. Они были природными конниками. Гессенский немец, герой-партизан Отечественной войны, генерал-адъютант Винцингероде писал в 1812 году: "Привыкши всегда считать венгерскую конницу первою в мире, я должен отдать преимущество казакам и перед венгерскими гусарами”.

Красота их полкового быта, с их из глубины веков идущими песнями, с лихой пляской, с тесным и дружным войсковым товариществом, пленяла. Служить у казаков, служить с казаками было мечтой всех истинно военных людей. Казаки сами стали такими. Их создала и закалила в боях на границе сама история. Да, в XIX веке казаки всем, кто их видел, казались «природными конниками». Но мы помним грозную запорожскую пехоту и перенявших ее традиции бесстрашных кубанских пластунов. А когда казаки на своих легких стругах или «чайках» выходили в море, трепетало побережье султанской Турции и шахского Ирана. И редко галеры и «каторги» могли устоять против казачьих флотилий, доводящих дело до жестокой и беспощадной абордажной схватки. Ну а когда, окруженные многократно превосходящим неприятелем, казаки садились в осаду, то показывали себя настоящими мастерами минной войны. Об их казачьи хитрости разбивалось искусство иноземных мастеров осадного дела. Сохранились прекрасные описания обороны города Азова, который девять тысяч казаков умудрились почти без потерь захватить, а потом удерживать несколько лет, отбиваясь от 250-тысячной турецкой армии. Они были не только «природные конники», они были природные воины, и им удавалось в ратном деле все, за что они брались.

Последними во всей России казаки сохранили старинный рыцарский принцип «службы за землю» и собирались на службу за свой счет «конно и оружно». Это последние русские рыцари. Молча, в величайшем сознании своего долга перед Родиной, несли казаки все свои тяготы и лишения по снаряжению на службу и гордились своим казачьем именем. В них было прирожденное чувство долга.

Многие российские историки объясняют, хотя и бездоказательно, происхождение казачества от гулящих, бездомных людей и беглых преступников из разных областей Московского и Польско-Литовского государств, "искавших дикой воли и добычи в опустелых улусах орды Батыя". При этом, само название "казак" будет происхождения сравнительно недавнего, появившееся на Руси не ранее XV века. Имя дано было этим беглецам другими народами, как имя наречённое, отождествляя с понятием "вольный, никому неподвластный, свободный". Действительно, долгое время было принято думать, что казаки - это русские крестьяне, бежавшие на Дон от ужасов опричнины. Но нельзя казаков выводить только из крепостных крестьян. Бежали разные сословия, не довольные и не мирившиеся с властью. Бежали на войну, в казачью демократию, бежали ремесленники, крестьяне, дворяне, дружинники, разбойники, воры, все кого на Руси ждала плаха, все кому надоело жить спокойно, все у кого в крови был бунт. Именно они и пополняли казачество. Это верно, значительная часть казаков образовалась именно таким способом. Но беглецы, приходя на Дон, попадали не в пустыню. Потому-то и родилась знаменитая пословица: "С Дону выдачи нет". Откуда же появились казаки?

Кайсаки, саклабы, бродники, черкасы, чёрные клобуки

В I тысячелетие нашей эры причерноморская степь стала как бы проходными воротами из Азии в Европу. Ни один народ, ведомый волнами великого переселения, не задерживался здесь надолго. В эту эпоху «великого переселения народов» в степи, как в калейдоскопе, менялись доминирующие кочевые племена, создававшие племенные кочевые государства - каганаты. Этими кочевыми государствами управляли могущественные цари – каганы (хааны). При этом, чаще всего, естественными границами ареалов обитания кочевых племён, соответственно и каганатов, были большие реки Кубань, Днепр, Дон, Волга, Урал и другие. Границы государств и племён всегда требовали особого внимания. Жить в пограничье было всегда нелегко и опасно, тем более в эпоху средневекового степного беспредела. Для пограничной, крепостной, вестовой и почтовой службы, обслуживания, охраны, обороны бродов, переправ и волоков, сбора пошлин и контроля за судоходством степные каганы издревле населяли берега пограничных рек полуоседлыми воинственными северокавказскими племенами черкесов (черкас) и касогов (точнее кайсаков). Саками ираноязычные народы называли скифов и сарматов. Кайсаками называли царских, главных саков, составлявших отряды всевозможной стражи, а также телохранителей ханов и их вельмож. Этих военных жителей низовьев рек многие тогдашние летописи именуют также бродниками. О казаках (кайсаках), проживающих в Приазовье, по берегам Дона и Кубани, упоминается в арабских и византийских летописях четвертого века н. э. как о воинственном народе, исповедующем христианство. Таким образом, казаки стали христианами почти на пятьсот лет раньше крещения Руси князем Владимиром. Из разных летописей видно, что казачество зародилось на Руси не позднее V века н.э. и, до эпохи возникновения и расцвета Киевской Руси (Русского каганата), давних предков казаков называли чаще всего бродниками, а позднее также чёрными клобуками или черкасами.

Бродники - племя давних казачьих предков, проживавших на Дону и Днепре уже в первой половине Средних веков. Арабы также называли их Сакалибами, белым народом, преимущественно славянской крови (точнее это персидское слово звучит саклабы - береговые саки). Так в 737 г. арабский полководец Марван прошел с войсками всю коренную Хазарию и между Доном и Волгой за Переволокой встретил полукочевых коневодов Сакалибов. Арабы забрали их конские табуны и увели с собой до 20 тысяч семей, которых переселили на восточную границу Кахетии. Наличие такой массы коневодов в этом месте далеко не случайно. Переволока – особое место в истории как казачества, так и степи в целом. В этом месте Волга ближе всего подходит к Дону и во все времена там существовал волок. Разумеется никто не таскал волоком торговые суда десятки километров. Перевалка грузов из бассейна Волги в бассейн Дона и обратно осуществлялась гужевым и вьючным транспортом, для чего и требовалось большое количество коней, коневодов и стражи. Все эти функции и выполняли бродники, по-персидски саклабы – береговые саки. Переволока в период навигации давала стабильный и хороший доход. Степные каганы очень дорожили этим местом и стремились отдать его в удел самым близким членам своего рода. Чаще всего это были их матери (вдовствующие царицы) и любимые жёны, матери наследников престола. С ранней весны до поздней осени, для личного контроля Переволоки, царицы держали свои шатры на берегах живописной и полноводной тогда реки, правого притока Волги. И совсем не случайно эта река испокон веков звалась Царица, а основанная уже в новой истории воеводой Засекиным крепость у её устья получила название Царицын. Известная легенда о матери и жене Батыя, владевших Переволокой – это только видимая и слышимая часть этого многовекового явления степной цивилизации. Многие владыки мечтали сделать Переволоку судоходной, предпринималось несколько неудачных попыток построить канал. Но только в эпоху Иосифа Сталина, всероссийская слава которого также началась со сражений с белыми на царицинской переволоке, этот проект удалось реализовать.

И в те времена бродники пополнялись пришлыми, беглыми и изгнанными людьми из окрестных племён и народов. Бродники учили пришлых нести службу, хранить броды, волоки и границы, совершать набеги, учили своим взаимоотношениям с кочевым миром, обучали воевать. Сами же бродники постепенно растворились в пришлых и создали новую славянскую народность казаков! Интересно, что бродники на своих шароварах носили лампасы в виде кожаной полосы. Этот обычай сохранился у казаков и впоследствии у разных казачьих Войск цвет лампасов стал различным (у донцов – красный, у уральцев – голубой, у забайкальцев – желтый).

Позднее, около 860 года византийский император Михаил III поручил составить славянскую азбуку и перевести на славянский язык богослужебные книги. По биографическим данным, Кирилл (Константин Философ, 827–869 гг.) отправился в Хазарию и, проповедуя там христианство, изучал местные славянские диалекты. Очевидно, в результате проповеди этого посланника Византии, среди приазовских хазаровцев окончательно восторжествовала Новая Вера. По его ходатайству хазарский хакан (каган) разрешил восстановить в Земле Кайсак на Тамани епископскую кафедру.



Рис.1,2 Легендарные бродник и чёрный клобук

В 965 году великий русский воин, князь (каган русов) Святослав Игоревич совместно с печенегами и другими степными народами разгромил Хазарию и покорил причерноморскую степь. Действую в лучших традициях степных каганов, часть алан и черкас, касогов или кайсаков он, для защиты Киева от набегов степняков с юга, переселил с Северного Кавказа на Днепр и в Поросье. Такому решению способствовал неожиданный и вероломный набег на Киев его бывших союзников печенегов в 969 году. На Днепре вместе с жившими ранее и прибывшими впоследствии другими тюрко-скифскими племенами, смешавшись с бродниками и местным славянским населением, усвоив их язык, переселенцы образовали особую народность, дав ей свое этническое имя черкасов. До сегодняшнего дня эта область Украины называется Черкасской, а областной центр Черкассы. Примерно к середине XII в., по летописям около 1146 г., на основе этих черкас из разных степных народов постепенно и сложился союз, названный черными клобуками. Позднее из этих черкасов (чёрных клобуков) сформировался особый славянский народ и создалось затем днепровское казачество от Киева до Запорожья.

На Дону было несколько иначе. После разгрома Хазарии князь Святослав Игоревич разделил её владения с союзниками печенегами. На базе черноморского хазарского портового города Таматарха (по-русски Тмутаракань, а ныне Тамань) он образовал Тмутараканское княжество на Таманском полуострове и в Приазовье. Связь этого анклава с метрополией осуществлялась по Дону, который контролировался Донскими бродниками. Опорным пунктом этого средневекового транзита по Дону стал бывший хазарский город-крепость Саркел (по-русски Белая Вежа). Тмутараканское княжество и бродники стали родоначальниками Донского казачества, которое, в свою очередь, стало позднее родоначальником других казачьих Войск (Сибирских, Яицких или Уральских, Гребенских, Волжских, Терских, Некрасовских). Исключение - кубанские черноморцы - это потомки запорожцев.



Рис.3,4 Русский князь (каган русов) Святослав Игоревич перед боем и на переговорах с византийским императором Иоанном Цимисхием на Дунае

Сам великий воин князь Святослав Игоревич, за его заслуги перед казачеством, по праву может считаться одним из отцов-основателей этого явления. Ему полюбились внешний вид и удаль северокавказских черкас и кайсаков. С раннего детства воспитанный варягами, тем не менее под влиянием черкас и кайсаков он охотно переменил свой облик и большинство поздних византийских летописей описывают его с длинными усами, бритой головой и с чубом-оседельцем.

В середине 11 века причерноморские степи захватили половцы. Это были тюркоязычные европеоиды, светловолосые и светлоглазые. Религией их было почитание Тенгри - Голубого неба. Их приход был жестоким и беспощадным. Они разгромили Тмутараканское княжество, раздробленная и раздираемая княжескими усобицами Русь не смогла помочь своему анклаву. Часть жителей степной части русского государства покорилась половцам. Другая часть отошла в лесостепь и продолжала бороться против них сообща с Русью, пополнив ее федератов, черных клобуков, которые получили у русов название по внешнему виду – черным войлочным шапкам. В Московском летописном своде XV века даётся положение, датированное 1152 годом: «Все Черные Клобуки еже зовутся Черкасы». Преемственность черкас и казаков очевидна: обе столицы Войска Донского имеют это имя, Черкасск и Новочеркасск, а самая казачья область Украины до сего дня называется Черкасской.



Рис. 5,6 Половцы и Чёрные клобуки XII - XIII века

В русских летописях встречаются также имена меньших народов и племен, слывших под общим прозвищем черных клобуков, или черкасов, вошедших в состав Казачьей народности. Это узы, торки и берендеи с городами Тор, Торческ, Берендичев, Берендеево, ижеславцы с городом Ижеславцем, торопеи и саки с городами Воинем и Саконом, ковуи в Северщине, бологовцы на Южном Буге, бродники на Дону и в Приазовье, чиги (джиги) с городом Чигирином и сары и азманы на Донце.

Позднее другой великий русский воин и князь Владимир Мономах сумел консолидировать русские княжества, жестоко подавил княжеские и боярские междоусобицы и совместно с черными клобуками нанёс серию жестоких и решительных поражений половцам. После этого половцы надолго были принуждены к миру и союзу с Русью.

В 13 веке в причерноморских степях появились монголы. В 1222 г. около 30 тыс. монголов вышли из Закавказья в степи Причерноморья. Это был посланный Чингисханом разведывательный отряд монгольской орды под командованием легендарных полководцев Субэдея и Джебэ. Они разбили на Северном Кавказе алан, а затем напали на половцев и стали теснить их за Днепр, захватывая всю донскую степь. Половецкие ханы Котян и Юрий Кончакович обратились за помощью к своим родственникам и союзникам, русским князьям. Три князя - галицкий, киевский и черниговский - пришли со своими войсками на помощь союзникам половцам. Но в 1223 г. на реке Калке (приток реки Кальмиус) объединенное русско-половецкое войско было наголову разбито монголами, черкасами и бродниками.


Рис. 7 Трагический финал битвы на Калке

Об этом эпизоде следует сказать особо. Бродники, утомлённые бесконечными междоусобицами и притеснениями русских и половецких князей, восприняли монголов как союзников в борьбе с произволом и половецким угнетением. Монголы умели уговаривать и принимать на службу воинственные, но обиженные племена. Кавказские Черкасы и Донские бродники составили основу нового, третьего тумена монгольского войска, обеспечили Субэдею тактическую и стратегическую разведку, до сражения принимали активное участие в посольствах и переговорах. После сражения атаман бродников Плоскиня, целуя крест, уговорил остатки русского войска сдаться. Сдача в плен с целью последующего выкупа – достаточно обычное дело для той поры. Но монголы с презрением относились к сдавшимся в плен командирам и пленные русские князья были положены под «достархан» из досок на котором был устроен пир победителями.

После кровопролитных сражений монголы ушли обратно в Заволжскую степь и некоторое время о них не было ничего слышно. Вождь монголов Чингисхан вскоре умер, разделив созданную им империю между своими потомками. Внук Чингисхана Бату возглавил западные пределы монгольских владений (улус Джучи) и, выполняя заветы деда, должен был расширить их как можно дальше на запад. По постановлению Курултая 1235 года, прошедшего в столице Монгольской Империи Карокоруме, на 1237 год был назначен всемонгольский Западный поход до побережья Атлантического океана (поход к «последнему морю»). В поход были мобилизованы десятки туменов со всей монгольской империи, во главе их встали 14 царевичей-чингизидов, внуков и правнуков Чингисхана. Главнокомандующим был назначен хан Бату, подготовкой руководил ветеран западных походов Субэдей. На сборы и подготовку ушёл весь 1236 год. Весной 1237 г. монголы и подвластные им кочевые племена сосредоточились на территории недавно покорённых Субэдеем башкирдов и вновь напали на половцев, теперь уже из-за Волги. В междуречье Волги и Дона половцы были разбиты, их военачальник Бачман убит. Хан Котян отвел половецкие войска за Дон и по этой реке временно остановил дальнейшее продвижение монголов. Второй крупный отряд монголов во главе с Бату, разгромив Волжскую Булгарию, зимой 1237/38 г. вторгся на территорию северных русских княжеств, разорил много городов, а летом 1238 г. вышел с русской территории в степь, в тыл половцам. В панике часть половецких войск откатилась к предгорьям Кавказа, часть ушла в Венгрию, много воинов погибло. Половецкие кости устилали всю причерноморскую степь. В 1239 - 1240 годах, разгромив южнорусские княжества, Бату направил свои тумены в Западную Европу. Воины из Южной Руси, в том числе черкасы и бродники, с готовностью приняли участие в походе войск монголов на своих старинных неприятелей - «угров» и «ляхов». Многочисленные европейские хроники и летописи той поры рисуют совсем не монгольский облик и язык татаро-монгольского войска пришедшего в Европу.




Рис. 8,9,10 Полководец Субэдей и участники грандиозного сражения под польским городом Легницем, европейский рыцарь и «монгольские» всадники

До 1242 года Бату возглавлял общемонгольский Западный поход, в результате которого были завоёваны западная часть половецкой степи, Волжская Булгария, Русь, побеждены и покорены все страны до Адриатики и Балтики: Польша, Чехия, Венгрия, Хорватия, Далмация, Босния, Сербия, Болгария и др. Разгром европейских армий был полным. За это время монголы не проиграли ни одного сражения. Монгольская армия достигла Центральной Европы. Фридрих II, император Священной Римской империи Германской нации, пытался организовать сопротивление, однако, когда Бату потребовал покорности, ответил, что мог бы стать сокольничим хана. Спасение Европы пришло откуда не ждали. Летом 1241 года великий монгольский хан Угэдей занемог и отозвал с фронта своих детей и внуков, а в декабре 1241 года умер. Назревала первая общемонгольская смута. Многочисленные царевичи-чингизиды, предчувствуя драку за власть, один за другим покидали фронт вместе со своими войсками и возвращались в свои улусы. Бату не имел сил наступать в одиночку силами только своего улуса и завершил поход на Запад в 1242 году. Войска отошли на Нижнюю Волгу, был основан город Сарай-Бату, который стал новым центром улуса Джучи. После этих сражений Кубань, Дон и причерноморские степи были включены монголами в состав своего государства, уцелевшие половцы и славяне стали их подданными. Постепенно пришедшие вместе с монголами кочевники, называемые «татарами», слились с местным славяно-половецким населением, а образовавшееся государство было названо Золотая Орда.



Рис. 11,12 Улус Джучи (Золотая Орда) и хан Бату

Своим новым возрождением казачество обязано имевшемуся во времена Золотой Орды обычаю «тамги» - живой дани, то есть дани людьми, которых русские княжества поставляли в орду для пополнения монгольских войск. Монгольские ханы, правившие в половецких степях, любили совершать набеги на прибрежные византийские и персидские земли, т.е. хаживать за море «за зипунами». Для этих целей особенно подходили русские ратники, ещё со времён правления на Руси варягов успешно освоившие тактику морпехов (по-русски «ладейной рати»). А сами казаки превратились в универсальное мобильное войско, способное сражаться на суше как в пешем, так и в конном строю, совершать речные и морские набеги, а также вести абордажный морской бой на ладьях и стругах. Будучи иноземцами, не связанными кланово, родственно и этнически с местным степным населением они также ценились монгольскими вельможами за личную преданность, верность и усердие в службе, в том числе по части исполнения полицейских и карательных функций, выбивания податей и долгов. К слову сказать, существовал и встречный процесс. Поскольку «ладейной рати» постоянно не хватало, ханы запрашивали пополнение. Русские князья и бояре шли на это, но запрашивали взамен к себе на службу отряды лихих иноземных степных конников, не менее верных и усердных в службе на чужбине. Эти обрусевшие княжеские и боярские военные слуги дали корень многим дворянским и боярским родам. Л.Н. Гумилёв и другие русские историки постоянно обращали внимание на тюркское происхождение большинства русских дворянских фамилий.



Рис. 13,14 В поход «за зипунами»

В первое столетие существования Золотой Орды монголы лояльно относились к сохранению подданными своих религий, в том числе и людьми, входившими в их войсковые подразделения. Существовало даже Сарайско-Подонское епископство, образованное в 1261 году. Таким образом согнанные с Руси сохранили самобытность и самоидентификацию. Многие старинные казачьи сказания начинаются со слов: «От крови сарматской, рода-племени черкасского, дозвольте братья-казаки слово молвить не о гибели Видара Великого и походах сына его Куди Ярого, славного тысячника и любимца Батыева. А о делах отцов и дедов наших, проливавших кровь за Россию-матушку и сложивших головы за царя-батюшку…». Покоренное татарами, так сказать отатарившееся, казачество, обласканное и осыпанное милостями ханов, стало представлять собой лихую непобедимую конницу в передовых отрядах завоевательных полчищ татар — так называемых джигитов (от названия черкасских племён чигов и гетов), а также отряды телохранителей ханов и их вельмож. Русские историки XVIII в. Татищев и Болтин пишут, что татарские баскаки, посылаемые на Русь ханами для сбора дани, всегда имели при себе отряды этих казаков. В это время казачество складывается как чисто военное сословие при ордынских ханах и их вельможах. «Кормит нас молодцев Бог: подобно птицам мы не сеем и не собираем хлеба в житницы, но всегда сыты. А ежели, кто станет пахать землю, того нещадно сечь розгами». Таким способом казаки ревностно следили за тем, чтобы ничего не отвлекало их от главного занятия – военной службы. В начале монголо-татарского господства, когда внутри Золотой Орды под страхом смерти были запрещены междоусобные войны, кочевое население Причерноморья многократно увеличилось. В благодарность за службу Орде казаки владели землями всей Причерноморской полосы с Киевщиной включительно. Этот факт отражён в многочисленных средневековых картах восточной Европы. Эпоха от 1240 г. по 1360 г. была наилучшей для жизни Казачьего Народа под покровительством Монгольской державы. Знатные ордынские казаки той поры имели вид очень грозный и внушительный и поголовно имели знак принадлежности к социальным верхам казачьего общества. Это чуб - оселедец, основанный на обычае издавна принятом у Черкасов на Кавказе. Иностранцы писали о них: «Носят длиннейшие усы и тьму оружия при себе. На поясе в кожаной сумочке, сделанной и вышитой руками жены, постоянно имеют огниво и бритву с оселком. Ею бреют друг другу голову, оставляя на макушке длинный пучок волос в виде косички».




Рис. 15,16,17 Ордынские казаки

В начале 14 века Монгольская империя, созданная великим Чингисханом, начала распадаться, в её западном улусе, Золотой Орде, также периодически возникали династические смуты (замятни), в которых участвовали и казачьи отряды подвластные отдельным монгольским ханам. При хане Узбеке ислам стал государственной религией в Орде и в последующих династических смутах обострился и стал активно присутствовать ещё и религиозный фактор. Принятие одной государственной религии в многоконфессинальном государстве безусловно ускорило его саморазрушение и распад. Участвовали казаки и в смуте ордынского темника Мамая, в том числе и на стороне русских князей. Известно то, что в 1380-м году казаки преподнесли Дмитрию Донскому икону Донской Богоматери и участвовали против Мамая в Куликовской битве. Войска погибавших в смутах ханов часто становились бесхозными, «вольными». Именно тогда, в 1340-60 годы, в Русском пограничье появляется новый тип казака, не состоявшего на службе и жившего главных образом набегами на окружающие их кочевые орды и соседние народы или грабившие купеческие караваны. Именно их называли “воровскими” казаками. Особенно много таких “воровских” ватаг было на Дону и на Волге, которые являлись важнейшими водными артериями и главными торговыми путями, соединявшими русские земли со степью. В ту пору между казаками, служилыми и вольными не было резкого разделения, зачастую вольные нанимались на службу, а служилые при случае грабили караваны. После окончательного развала единого монгольского государства, оставшиеся и осевшие на его территории казаки, сохранили войсковую организацию, но при этом оказались в полной независимости и от осколков былой империи, и от появившегося на Руси Московского царства. Беглые же крестьяне лишь пополняли, но не были корнем возникновения войск. Сами казаки всегда считали себя отдельным народом и не признавали себя беглыми мужиками. Они говорили: «мы не русские, мы казаки». Эти мнения ярко отражены в художественной литературе (например у Шолохова). Историки казачества, приводят подробные выдержки из летописей XVI—XVIII вв. с описанием конфликтов между казаками и пришлыми крестьянами, которых казаки отказывались признавать равными себе.

В XV веке роль казачества в приграничных районах резко возрастает ввиду непрекращающихся набегов кочевых племен. В 1482 году, после окончательного распада Золотой Орды, возникли Крымское, Ногайское, Казанское, Казахское, Астраханское и Сибирское ханства. Они находились в постоянной вражде между собой, а также с Литвой и с Московским государством и не желали признавать силу и власть Московского князя. С этого времени начинается новый, трёхвековой период восточноевропейской истории – период борьбы за Ордынское наследство. В ту пору мало кто мог предположить, что заштатное, хотя и динамично развивавшееся, Московское княжество в конечном итоге окажется победителем в этой титанической борьбе. Но уже спустя менее века после распада Орды, при царе Иване IV Грозном, Москва объединит вокруг себя все русские княжества и покорит часть Орды. В конце XVIII в. при Екатерине II под Московской властью окажется вся территория Золотой Орды. Разгромив Крым и Литву, победоносные вельможи царицы-немки поставили жирную и окончательную точку в многовековом споре за Ордынское наследство. Более того, в середине XX века, при Иосифе Сталине, на короткое время советский народ создаст протекторат практически над всей территорией Великой Монгольской Империи, созданной в XIII в. трудом и гением Великого Чингисхана, включая и Китай. Но это будет потом.


Рис. 18 Распад Золотой Орды

И во всей этой послеордынской истории казаки приняли самое живое и активное участие. Более того, великий русский писатель Л. Н. Толстой считал, что «вся история России сделана казаками». И хотя в этом высказывании, безусловно, есть преувеличение, но, окинув внимательным взглядом историю Российского государства, можно констатировать, что все значительные военные и политические события в России не обошлись без активнейшего участия казачества.

http://donskoykazak.narod.ru/Ludov3.html
http://passion-don.org/history-1/chapter-1.html
http://www.studfiles.ru/dir/cat7/subj258/file12332/view126531.html
http://go.mail.ru/search?q=%D0%BA%D0%B0%D0%B9-%D1%81%D0%B0%D0%BA%D0%B8&where=any&num=10&rch=e&sf=0 http://oldrushistory.ru/library/Sergey-Alekseev_Slavyanskaya-Evropa-V-VIII-vekov/
Автор:
Волгин Сергей
Статьи из этой серии:
Сибирская казачья эпопея
Давние казачьи предки
Казаки и присоединение Туркестана
Образование Волжского и Яицкого Казачьих Войск
Казаки в Смутное время
Старшинство (образование) и становление Донского казачьего войска на московской службе
Азовское сидение и переход донского войска на московскую службу
Образование Днепровского и Запорожского войска и их служба Польско-Литовскому государству
Переход казачьего войска гетманщины на московскую службу
Измена Мазепы и погром казачьих вольностей царём Петром
Восстание Пугачёва и ликвидация днепровского казачества императрицей Екатериной
Казаки в Отечественной войне 1812 года. Часть I, довоенная
Казаки в Отечественной войне 1812 года. Часть II, вторжение и изгнание Наполеона
Казаки в Отечественной войне 1812 года. Часть III, заграничный поход
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

182 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти