Круглые суда адмирала Попова. Часть 4. Поповки в Русско-турецкой войне и новые идеи

12 апреля 1877 года началась война с Турцией, которая значительно охладила восторги поклонников круглых судов. Оба корабля Попова числились в составе «активной обороны Одессы», где почти практически весь период боевых действий простояли на рейде. За 1877 год поповки совершили лишь три выхода: 27-28 июля они совершили боевой поход к Килийскому гирлу Дуная, во время которого прикрывали перегон кораблей Нижне-Дунайской флотилии, а также два практических плавания, в Очаков (25 июня) и на испытания в море (5 августа). Лишь однажды турецкие корабли показались на горизонте около Одессы, однако до боя так и не состоялся, хотя поповки с якоря снялись и направились к линии минных заграждений... Запланированный на начало 1878 года новый выход судов к Дунаю не состоялся из-за свежих погод. Также не дошло дело и до похода к Босфору, где должна была проходить защита предполагавшихся там минных заграждений.

Круглые суда адмирала Попова. Часть 4. Поповки в Русско-турецкой войне и новые идеи
Русская историческая живопись. 1873. «Прибытие поповки «Новгород» в Севастополь. ». Автор: Красовский Николай Павлович. (1840 - 1906) Холст, масло. 1873. Центральный военно-морской музей, Санкт-Петербург


Бездеятельность на одесском рейде черноморских броненосцев в начале лета 1877 года и появление турецких военных судов в различных пунктах побережья России вызвали у генерал-адмирала «неудовольствие». Он предпринял попытку активизировать действия поповок, даже выслать их для крейсерства в море, однако натолкнулся на противодействие вице-адмирала Аркаса Н.А. и контр-адмирала Чихачева Н.М., начальника обороны Одессы. В своем рапорте последний писал, что «...поповкам прославить в открытом море русский флаг придется не иначе как ценой своей гибели...» На основании выводов специально созданной комиссии и собственных наблюдений, адмиралы отмечали оборонительную роль данных судов, которые обладали малым ходом, по сравнению с турецкими кораблями, недостаточной мореходностью, небольшим радиусом плавания и ненадежными силовыми установками. Кроме того, Чихачев Н.М. докладывал, что в связи со слабостью орудийных станков второго круглого судна Попова на практических стрельбах «действовать полным зарядом не решались... сберегая силу сопротивления станков... на случай крайней необходимости». Действительно, оба круглых корабля Попова, несмотря на довольно удачные переходы морем, оставались судами узкой специализации – плавучими фортами. Ход «Новгорода» обычно не превышал 5 узлов, а «Вице-адмирала Попова» — 6 узлов. На скорость кроме обросших корпусов, повлияло отсутствие надежной вентиляции машинных и котельных отделений: после того как на Дунае погиб турецкий монитор, предположительно от навесного огня, световые люки и центральные люки барбета на обоих кораблях накрыли бронекрышками, имеющими мелкие отверстия, и сняли вентиляционные трубы. В результате в кочегарках температура подскочила до 40—50 градусов, изнемогавшая от жары команда не могла долго держать полный ход, у кочегаров случались обмороки. Моряки из-за отсутствия изоляции жилых помещений и вентиляции не имели полноценного отдыха в продолжительном плавании летом, а в холода дополнительно страдали из-за отсутствия парового отопления. На каждой поповке время циркуляции рулем составляло 40-45 минут, поэтому маневрировать приходилось при помощи машин, снижая соответственно ход. Ход в свежую погоду еще более уменьшался. По топливу автономность поповок составляла в лучшем случае 5 суток.


Руководство морским ведомством было вынуждено согласиться с представленными оценками фактического состояния поповок и оставить их для обороны водного района Одессы.

Для защиты минных заграждений и приморских крепостей от набегов турецкого флота черноморцы были вынуждены спешно приспосабливать небольшие пароходы и баржи РОПиТ в качестве канонерок и плавбатарей, а для усиления обороны Очакова и строить броненосные плоты для Керченского пролива. Данные факты говорят о непродуманности программы строительства судов для Черноморского флота, пускай и «оборонительной», но состоявшей лишь из поповок. Даже если бы построили четыре поповки, то все равно необходимы были бы и канонерские лодки для прибрежной обороны Дуная и крейсеры, вместо которых приспосабливали грузопассажирские суда. И не вина изобретателя Попова А.А., что предложенное им решение для одной из проблем возрождаемого флота было принято за единственное верное для всех, а средства, имевшиеся в казне, ушли на строительство экспериментальных судов. В конце концов, созданные для дополнения обороны приморских крепостей, этой цели они, по всем имевшимся данным, вполне удовлетворяли. Виноват адмирал Попов, добившийся практически бесконтрольного воплощения в корабли своих идей, в том, что предлагавшиеся корабли пытались использовать в качестве ударной силы возрождавшегося флота... В результате, Россия, бедная финансовыми средствами, изумила богатую Англию настолько, что в 1876 году британскими инженерами и адмиралами всерьез обсуждался вопрос о пригодности круглых кораблей для защиты метрополии.

Круглые суда адмирала Попова. Часть 4. Поповки в Русско-турецкой войне и новые идеи
Броненосец береговой обороны "Вице-адмирал Попов"


Несмотря на то, что за черноморскими броненосцами была признана лишь оборонительная функция, поповки руководителями флота обстоятельно готовились к боям. На обоих судах легкие штурманские рубки, мешавшие стрельбе, были сняты еще в первой половине 1877 года, в тоже время на кормовом мостике «Новгорода» было установлено две 87-миллиметровые пушки. На крылья бортовых мостиков второй поповки решили поставить еще пару скорострельных орудий. В октябре были проведены боевые стрельбы на дистанции 700 метров в щит, имитируя поражение забронированного борта неприятельского корабля. «Новгород» из восьми выстрелов добился пяти прямых попаданий, «Вице-адмирал Попов» — из одиннадцати восемь. Осенью командиром последнего броненосца стал капитан второго ранга Бистром К.Р., а его место на «Новгороде» было занято капитаном второго ранга Балк А.О. Оба командовали судами вплоть до 1884 года.

Зима 1877—1878 годов прошла в непрерывных ремонтах: команды перебирали машины, николаевские и одесские мастеровые стелили на крыши надстроек палубы, обшивали внутренние помещения деревом. На «Новгороде» опять установили вентиляторные машины, на второй поповке решили установить снятые с «Петра Великого».

В Николаеве к этому времени закончили сборку нового одностенного плавучего дока имеющего подъемную силу 3600 тонн. Это оригинальное сооружение инженера Стандфилда, годное для подъема не только обычных, но и круглых судов, было построено в Англии в 1876 году. Более года потребовалось на доставку в Николаевское адмиралтейство его частей и механизмов, а также оборудования и станков для окончательной сборки дока. Руководил работами автор проекта, наблюдение за их ходом в Англии и России вел самый инициативный помощник Попова, капитан Гуляев Э.Е. Общая стоимость сооружения, с усовершенствованиями внесенными тем же Гуляевым, составила около миллиона рублей.

Круглые суда адмирала Попова. Часть 4. Поповки в Русско-турецкой войне и новые идеи


19 февраля 1878 года был подписан Сан-Стефанский мирный договор, однако, из-за натянутых международных отношений, суда продолжали оставаться в полной боеготовности. Летом они под флагом Чихачева Н.М. совершили удачное практическое плавание в Сулин на Дунай; на переходе скорость составляла около 6 узлов. Несмотря на опасения и слухи, просочившиеся в газеты, поповки уверенно маневрировали при сильном течении на реке.

После того как в новом доке очистят корпуса корабли планировалось перевести в Севастополь и завершить кампанию. Так получилось с «Новгородом», а вот «Вице-адмирал Попов» до января 1879 года продолжал находиться в строю. На него, наконец, начали монтировать новые платформы и станки. К началу 1878 года все части их доставили в Одессу и подготовили к монтажу на набережной Карантинной гавани. На подготовительные работы было потрачено более шести месяцев. Поповка с новыми станками в ноябре вышла на испытания. Артиллерийская система, по рапорту командира, действовала удовлетворительно, «станки плавно поднимались и опускались». Бистром К.Р. считал, что при спокойной качке прекращение стрельбы возможно лишь в связи с заливанием башни. Так, например, при встречном ветре силой 7 баллов «чрез клюзы, барбетные порты, передние вентиляторы судно принимало довольно много воды... из рук вырывало штурвал и корабль не слушался руля, приходилось руль закрепить и править машинами...» (на поповках рулевой привод был ручной и в обычной обстановке на ходу со штурвалом управлялось два или три рулевых). В декабре «Вице-адмирал Попов», несмотря на зимние непогоды, совершил плавание из Севастополя для проведения испытаний станков. В этот раз на корабле присутствовали адмирал Попов А.А., его помощники Гуляев Э.Е. и Рассказов Л.А., а также представитель фирмы Армстронга. Станки работали прекрасно даже при сильном волнении, правда при этом они не могли поворачиваться, поскольку соответствующий механизм еще не был установлен. На переходах средняя скорость составляла 6 узлов, максимальная — 7,5 по лагу. Ход на зыби снижался до 3,5 узлов, так как оголялись винты, однако качка оставалсь плавной.

«Вице-адмирал Попов» с полностью собранной артсистемой в январе 1879 года вновь вышел в море, где успешно произвел из обоих орудий 33 выстрела. Снижающиеся станки легко и плавно поворачивались, ни барбет, ни платформа не имели повреждений. Между выстрелами средний промежуток составлял 7 минут, каждое орудие заряжалось около 14 минут. Командир корабля главной потерей времени признавал ручное банение, и считал, что при механизации данного процесса на заряжание будет уходить в 3 раза меньше времени. Орудия действовали на дистанциях 2-30 кабельтовых.

Броненосец всю первую половину года усиленно приводили в порядок и подготавливали к генеральным испытаниям. Надводный борт, стены надстроек, верхнюю палубу и трубы вместо защитной окраски покрыли белилами. Опять ремонтировали машины, поскольку управляющий Морским министерством Лесовский С.С. дал указание производить их испытания «до тех пор, пока механизмы не разовьют указанную в контракте индикаторную силу...»

Поповку летом и осенью во всей красе демонстрировали генерал-адмиралу и Лесовскому С.С. Удивительно, но управляющий был «мореходными качествами доволен необыкновенно...: волны не принимает (!?) и при этом размахи качки необыкновенно малые...». Размахи качки, по приложенной к рапорту Лесовского С.С. великому князю таблице, при разных направлениях ветра и волны, скорость которого доходила до 7 баллов во время испытаний, на ходу в 5,5—6,5 узлов не превышали 6—7,5 градусов, а их число — тринадцати. Размахи качки при скорости до 7,5 узлов и противном ветре составляли те же величины, а на якоре и при малых скоростях качка не превышала 4,5 градусов.

Устойчивость круглого судна Попова на волнении, которая была обнаружена еще во время первых выходов «Новгорода», а также относительная мореходность вновь породили у автора надежды на использование его судов для действий в море. Фактически на обоих кораблях он начал отрабатывать идею создания круглого броненосца способного действовать в открытом море. Именно этим объясняются реконструкции на палубе «Новгорода» возросший объем надстроек на «Вице-адмирале Попов», повышение мощности силовой установки данного судна, заглубление винтов и многочисленные, порой довольно рискованные, походы в открытом море.

Чтобы увеличить радиус плавания всерьез отрабатывали возможность установки вспомогательного парусного вооружения! Для этого в 1874—1875 годах под наблюдением лейтенанта Макарова С.О. было построено 3 круглых деревянных парусных шлюпки. Две первые из них представляли собой шверботы, имеющие выдвижные кили и вооруженные тендерами. Их диаметр составлял 4,6 метра, они строились в Царском Селе и Севастополе. Третья, которая строилась на Новом Адмиралтействе, имела похожую конструкцию, но ее диаметр составлял 6 метров. Ее неоднократно испытывали на Царскосельском озере. «Поповочка» уверенно ходила под парусами, отлично управлялась и лавировала на ветру...

Круглые суда адмирала Попова. Часть 4. Поповки в Русско-турецкой войне и новые идеи


Чтобы определить возможности достижения круглыми судами Попова скорости 12—14 узлов, модели кораблей, впервые в российском судостроении, были подвержены в 1875—1876 годах испытаниям в опытовом бассейне Вильяма Фруда, являвшемся единственном в мире полигоном-лабораторией для буксировочных испытаний моделей. Научными выводами подтвердились черноморские натурные испытания: Фруд, во-первых, доказал, что при скоростях более 9 узлов поповка зарывается в воду, во-вторых, для достижения скорости порядка 14 узлов необходимо будет в пять раз увеличить мощность силовой установки судна! Английский исследователь по результатам опытов построил «диаграмму брони и орудий, которую могут носить корабли при скорости 12—14 узлов», продемонстрировав очевидное — от формы круга необходимость отойти: испытываемые модели (доски) в первом приближении наращивались остроконечными наделками. При данной, эллипсообразной, форме можно было предполагать достижение требуемых скоростей, при уменьшении осадки. В 1877 году воодушевленный Попов А.А. составил проект эллиптического броненосца. Судя по сохранившимся указаниям генерал-адмирала о требованиях «к будущему броненосцу», очередная поповка должна нести 610-миллиметровую броню и четыре 80-тонных 406-миллиметровых орудия; ее скорость, при осадке в 6,1—6,7 метров, определялась в 12 узлов. Спустя год случай предоставил изобретателю возможность применить свою новую идею на практике.

Тактико-технические элементы «Новгорода» на 1884 год:
Диаметр корабля – 30,78 м;
Диаметр дна – 23,16 м;
Осадка при полном водоизмещении:
носом – 4,11 м;
кормой – 4,09 м;
Высота надводного борта на миделе – 0,46 м;
Диаметр барбета:
наружный – 9,14 м;
внутренний – 8,23 м;
Высота барбета – 2,90 м;
Полное водоизмещение – 2491 т;
Число паровых машин – 4 (при постройке 6 паровых машин)
Суммарная мощность - 2000 л. с. (суммарная мощность при постройке 3360 л. с.);
Число винтов – 4 (первоначально 6 винтов);
Количество котлов – 8;
Скорость хода:
наибольшая – 6 узлов (наибольшая скорость в 1873 — 1876 годах 7 узлов);
экономическая – 5 узлов;
Запас угля в ямах – 200 т;
Дальность плавания полным ходом – 480 миль;
Вооружение:
число орудий — 2;
калибр — 280 мм;
Бронирование:
борт – 178-229 мм;
борт с учетом подкладки – 229- 280 мм;
барбет – 229 мм;
барбет с учетом подкладки – 280 мм;
палуба – 70 мм;
Экипаж:
офицеров – 15 человек;
матросов – 136 человек;
Стоимость корабля – 2,83 миллиона рублей.

Тактико-технические элементы «Вице-адмирала Попов» на 1884 год:
Диаметр корабля – 36,57 м (фактические размерения по данным строителей: ширина — 35,86 м, длина – 38,66 м);
Диаметр дна – 29,26 м;
Осадка при полном водоизмещении:
носом – 4,11 м;
кормой – 4,49 м (со средними винтами — 5,79 м);
Высота надводного борта на миделе – 0,46 м;
Диаметр барбета:
наружный – 10,36 м;
внутренний – 8,84 м;
Высота барбета – 3,35 м;
Полное водоизмещение – 3600 т;
Число паровых машин – 6 (при постройке 8 паровых машин);
Суммарная мощность – 3066 л. с. (при постройке суммарная мощность 4480 л. с.);
Число винтов – 4 (при постройке 6 винтов);
Количество котлов – 12;
Скорость хода:
наибольшая – 8,5 узла;
экономическая – 6,5 узла;
Запас угля в ямах – 250 т;
Дальность плавания полным ходом – 540 миль;
Вооружение:
число орудий — 2;
калибр — 305 мм;
Бронирование:
борт – 178-406 мм;
борт с учетом подкладки – 229-457 мм;
барбет – 406 мм;
барбет с учетом подкладки – 457 мм;
палуба – 70 мм;
Экипаж:
офицеров – 15 человек;
матросов – 136 человек;
Стоимость корабля – 3,26 миллиона рублей.

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 4
  1. igordok 15 февраля 2013 12:17
    Спасибо за довольно-таки подробный рассказ об этих необычных кораблях.
    1. bask 15 февраля 2013 14:00
      Статья интересная.Слышал о таких судах.В статье даны более подробные данные.Форма в виде, круга или элипсоида .Может быть использована в для придания такой формы подводным лодка.Нового поколения..Суда такой формы..!!в 19-веке.Когда ещё не кто и не слышал о ,НЛО.
      bask
  2. askold 16 февраля 2013 10:44
    Экспериментальные военно-технические идеи в России всегда внушали уважение к их создателям(продавить различные бюрократические барьеры, найти нужные связи для финансирования),а когда идеи воплощаются в проекты и уж тем более в изделия в металле,то это вообще выше всяких похвал,так сказать,-не благодаря, а вопреки.Жаль не всегда они были удачными,не зря говорят,- кто ничего не делает, тот и не совершает ошибок.Ведь идеи в процессе строительства могут вообще оказаться ошибочными или нерелиализуемыми или являться тупиковым путем развития.
    А вообще-то у нас принято удивлять иностранцев приставкой Царь.Вот есть к примеру Царь-колокол,Царь-пушка,а сохрани мы хоть один такой кораблик был бы еще и Царь-корабль,кстати в первую мировую у нас и Царь-танк построили,я уж не говорю о Царь-ракете и Царь-бомбе.Хотя, все таки, это была серия кораблей,выполнявших возложенные на них задачи,пусть и с некоторым трудом в силу своей конструкции.Но для туристов такие нюансы можно было и опустить.
    Авторам спасибо за статью,блин,могли же и при царе,весь мир удивлять откуда ж тогда миф о мужике лапотнике?
  3. Misantrop 16 февраля 2013 11:38
    Цитата: askold
    откуда ж тогда миф о мужике лапотнике?

    От зависти. И от желания продавать свой хлам подороже. Парадоксальные идеи, реализованные абсолютно неожиданным образом, всегда были отличительной чертой славянской инженерной школы
    Misantrop

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня