Проблема "монгольского" нашествия на Русь. Часть 3

Возвращаясь к проблеме «монгольского» нашествия нельзя не отметить геополитический аспект этой страницы мировой истории. Нашествие войск Батыя в том виде, в котором его подают гражданам России (а до этого СССР и Российской империи), создаёт устойчивый комплекс национальной неполноценности – «300 лет монголо-татарского ига», «косорукие русские», которые проиграли войну «монгольским кочевникам-пастухам», выплата дани, унижение русских князей, включая «солнце Земли Русской» Александра Ярославича и т. д. Александра Невского вообще обвиняют в предательстве. Мол он предпочёл сотрудничать с «монголами из Монголии», а не просвещёнными европейцами, которые предлагали помощь в борьбе с «татарами». К тому же этот черный миф позволяет практически полностью замаскировать наследие огромной северной цивилизации – Великой Скифии (Сарматии), а всё её население записать в ряды монголов и тюрков.

Поэтому необходимо рассмотреть некоторые спорные вопросы «монгольского нашествия» и версии, которые не соответствуют «классической» концепции, столь выгодной нашим западным, да и восточным (в частности, китайским) «друзьям и партнёрам». Изучение этих вопросов позволяет отказаться от навязанной нам из Европы концепции мировой истории и выработать свою, русскую. Появление же русской исторической концепции позволит нам освободиться от большей части мифов, штампов, которые сковывают Россию, не позволяют ей пойти своим путём, отказавшись от западного тупика (который ведёт человечество к смерти). В их круг входит проблема происхождения печенегов и половцев, которых в «классическом» варианте истории записали в тюрки.


Проблема происхождения печенегов и половцев

Печенеги. «Классическая» (вернее звучит – усечённая и искаженная) версия русской истории отдаёт все степи Евразии период средневековья «тюркоязычным» народам – печенегам, половцам, татарам. Их в русских фильмах и художественной литературе обычно традиционно изображают в виде «злых монголов», с основными признаками монголоидной расы. Любимое занятие узкоглазых наездников – жечь христианские храмы и уводить в полон женщин и детей. Таким образом, хищнические повадки крымских татар распространили на все степные народы средневековой Евразии.

Согласно это версии, после исчезновения хазар (народа «неизвестного» происхождения) весь юг Восточноевропейской равнины заняли тюрки-печенеги, которые стали «злейшими врагами» Руси. Стоит внимательно присмотреться к тому, что мы знаем о «печенегах» (а известно о них немногое). В конце IX века печенеги пришли на европейскую часть России из Средней Азии. В антропологическом плане печенеги были европеоидами, а не «монголоидами» из фильмов. Причём они фактически не имели никаких отличий от типичных русов. Это доказывает сообщение из Повести временных лет, когда из окружённого печенегами Киева спокойно смог выбраться отрок. Киевлянин мог легко затеряться среди печенегов, зная только одну фразу на их наречии, он спрашивал - «Не видел ли кто-нибудь коня?»

Археологически никаких следов пребывания «печенегов» как особого этноса в южнорусских степях не обнаружено (Н. И. Васильева, Ю. Д. Петухов. Русская Скифия.). Захоронения печенегов представляют собой невысокие курганы, они не создали свои некрополи, предпочитая хоронить своих покойников в скифские курганы. Что намекает на «скифское» происхождение» печенегов. Они не считали скифские курганы чужими, иначе бы не стали хоронить там своих близких. Раскопки южнорусских степных погребений «печенежского» периода – 10-11 вв., обнаруживают полную преемственность с алано-сарматской традицией, которая в свою очередь является прямой наследницей более ранних периодов – скифского, киммерийского, арийского (индоевропейского). В курганах находят чучела коней или их останки, наборные серебряные пояса, костяные накладки на тяжёлые луки, прямолезвийные сабли, поясные подвески-амулеты, наконечники стрел. Такой же, как у скифов и сарматов, обычай сооружать памятники в честь воинов, «пропавших без вести» (кенотафы). О том, что печенеги – это наследники скифской цивилизации, говорит и принятая у них система письменности рунического типа. Таким образом, пришедшие с востока «печенеги», видимо, были потомками азиатских сарматов-аланов, отступавших под давлением тюрков. В южнорусских степях «печенеги легко и полностью (об этом говорит отсутствие особых «печенежских» следов) вписались в родственную им этнополитическую систему.

Кроме того, есть сведения говорящие о союзнических отношениях между печенегами и «классическими» русами. Арабский географ и путешественник X века Ибн-Хаукаль называет печенегов «шипом руссиев и их силой». Это и не удивительно, если вспомнить, что печенежские отряды помогали Святославу одолеть Хазарию, и были участниками его войны в Болгарии. Надо отметить, что некоторые исследователи считают, что печенегов обвинил в гибели Святослава несправедливо, скрывая истинных заказчиков его убийства (киевскую верхушку, «провизантийскую партию»). Повесть временных лет за 915 г. отмечает, что печенеги пришли впервые на русскую землю. Пришли не как враги, русское правительство немедленно заключило с ними союз против венгров. Незадолго до этого – около 898 года, венгры прорвались за Дон и установили контроль над степью вплоть до Дуная. Таким образом, печенеги выступили как союзники Руси против венгров и Хазарии. Участвовали печенеги и в борьбе с Византией. Они выступили как часть войска Руси в походе Игоря на Константинополь в 944 году, воевали в войсках Святослава, в 970 году участвовали в битве под Аркадиополем на стороне великого князя киевского. Появление печенегов значительно усилило Новгородско-Киевскую Русь и тяготевшую к ней Донскую область.

Миф о постоянной борьбе русичей с «печенежскими полчищами» был создан уже позднее. В течение почти всего 10 века отношения Руси и печенегов были в целом мирными и союзническими. Хотя это и не говорит о возможности конфликтных ситуаций. Так, Святослав поставил на место тех печенегов, которые подошли к Киеву в его отсутствие. Резко отношения между Киевом и печенегами обострились только после принятия христианства князем Владимиром. Князю-крестителю пришлось вести серьёзные войны с печенегами и укреплять ближние рубежи у Киева. Однако, крупных походов русских войск в степь против печенегов не отмечено. Русские князья ограничивались укреплением рубежей.

В начале XI века внутренний конфликт вспыхнул уже у самих печенегов. Часть печенегов приняла ислам, а два западных племени (располагавшихся у Дуная) приняли христианство византийского образца, и перешли под власть Византии. Кроме того, печенеги приняли участие в междоусобной войне между Ярославом Мудрым и Святополком Окаянным, поддержав последнего. Последний конфликт между печенегами и русскими зафиксирован в 1036 году, когда Ярослав разгромил степняков под Киевом.

После этого печенеги «исчезают». Часть их отметилась в войнах Византии. Другие влились в «пограничную охрану» киевских князей – «чёрные клобуки». Причём «чёрные клобуки» были важной частью армии Древнерусского государства, которая не только охраняла южные рубежи, но участвовала практически во всех их вооружённых акциях русских князей, и вместе с киевским боярством «клобуки» решали внутриполитические вопросы - принимали решение о приглашении в Киев того или иного князя. Таким образом, печенеги были органичной частью Руси во времена Игоря и Святослава, затем из-за религиозного раскола произошёл серьёзный конфликт. Однако значительная часть печенегов влилась в русский этнос. Поэтому, Н. И. Васильева делает следующий вывод: Вплоть до конца XI века степная зона Юго-Восточной Европы не только была заселена прямыми потомками скифов-аланов (русами), но и подчинялась их политическому контролю.

Половцы. Как известно из письменных источников, на смену «исчезнувшим» печенегам в 11 столетии пришли торки (согласно классической версии, южная ветвь тюрков-сельджуков), затем половцы. Но за два десятилетия пребывания в южнорусских степях торки не оставили никаких археологических памятников (С. Плетнева. Половецкая земля. Древнерусские княжества 10 – 13 вв.).

В 11-12 веках в степную зону Европейской России юз Южной Сибири продвинулись половцы, прямые потомки сибирских скифов, известных китайцам, как динлины. Они, как и печенеги, имели «скифский» антропологический облик – были светловолосыми европеоидами. Язычество половцев практически не отличалось от славянского: поклонялись отцу-небу и матери-земле, была развит культ предков, большим уважением пользовался волк (вспоминаем русские сказки). Главным их отличием от русов Киева или Чернигова, которые вели полностью оседлый образ жизни землепашцев, было язычество и полукочевой образ жизни.

Проблема "монгольского" нашествия на Русь. Часть 3

Половецкая степь.

В приуральских степях половцы укрепились в середине 11 столетия, и с этим связано их упоминание в русских летописях. Хотя не выявлено ни одного могильника 11 века в степной зоне Южной Руси. Это говорит о том, что первоначально к границам Руси вышли военные отряды, а не народность. Несколько позднее следы половцев будут хорошо заметны. В 1060-х годов военные столкновения русских и половцев приняли регулярный характер, хотя часто половцы выступают в союзе с кем-то из русских князей. В 1116 году половцы одержали вверх над ясами и заняли Белую Вежу, с того времени и появляются на Дону и Донце их археологические следы – «каменные бабы». Именно в донских степях обнаружены наиболее ранние половецкие «бабы» (так называли изображения «пращуров», «дедов»). Надо отметить, что этот обычай также имеет связь со скифской эпохой и временем ранней бронзы. Более поздние половецкие статуи появляются в Приднепровье, Приазовье и Предкавказье. Отмечено, что изваяния женщин-половчанок имеют ряд «славянских» признаков – это и височные кольца (отличительная традиция русского этноса), у многих на груди и поясах многолучевые звезды и кресты в круге, эти обереги обозначали, что их хозяйке покровительствует Богиня-мать.

Долго было принято считать, что половцы по внешности были почти монголоиды, а по языку тюрки. Однако по своей антропологии – половцы типичные северные европеоиды. Это подтверждаю и статуи, где изображения мужских лиц всегда с усами и даже с бородой. Тюркоязычность половцев не подтверждена. Ситуация с половецким языком напоминает скифскую – в отношении скифов приняли версию (ничем не подтверждённую), что они ираноязычны. Почти никаких следов половецкого языка, как и скифского, не осталось. Интересен и вопрос, куда он исчез за такой сравнительно небольшой промежуток времени? Для анализа есть только несколько имён половецкой знати. Однако их имена не тюркские! Тюркских аналогов нет, зато есть созвучие со скифскими именами. Буняк, Кончак звучат так же как скифские Таксак, Палак, Спартак и пр. Имена подобные половецким встречаются и в санскритской традиции – Гзак и Гозака отмечены в Раджаторонгини (кашмирской хронике на санскрите). По «классической» (европейской) традиции, всех, кто жил в степях к востоку и югу от государства Рюриковичей, называли «тюрками» и «татарами».

В антропологическом и языковом отношении половцы были такими же скифами-сарматами, как и жители Донской области, Приазовья, на земли которых они пришли. Образование половецких княжеств в южнорусских степях 12 столетия следует рассматривать, как результат миграции сибирских скифов (русов, по мнению Ю. Д. Петухова и ряда других исследователей) под давлением тюрков на запад, на земли родственных волго-донских ясов, и печенегов.

Почему родственные народы воевали с друг другом? Достаточно посмотреть на нынешние отношения Украины и России, чтобы понять ответ. Правящие группировки боролись за власть. Есть и религиозный раскол – между язычниками и христианами, где-то уже проникал ислам.

Данные археологии подтверждают это мнение, о происхождении половцев, как наследников скифо-сарматской цивилизации. Большого разрыва между сармато-аланским культурным периодом и «половецким» нет. Даже более того, культуры «половецкого поля» обнаруживают родство с северными, русскими. В частности, в половецких поселениях на Дону обнаружена только русская керамика. Это доказывает, что в 12 столетии основной массив населения «Половецкого поля» по-прежнему составляли прямые потомки скифо-сарматов (русов), а не «тюрки». Это же утверждают не уничтоженные и дошедшие до нас письменные источники 15-17 столетий. Польские исследователи Мартин Бельский и Матвей Стрыйковский сообщают о родстве хазар, печенегов и половцев со славянами. Русский дворянин Андрей Лызлов, автор «Скифской истории», как и хорватский историк Мавро Орбини в книге «Славянское царство» утверждали, что «половцы» - имеют отношения к «готам», которые штурмовали пределы Римской империи в 4-5 вв., а «готы», в свою очередь, есть скифы-сарматы. Таким образом, источники, которые сохранились после тотальной «чистки» 18 столетия говорят о родстве скифов, половцев и русских. Об этом же писали русские исследователи 18 - начала 20 столетий, которые выступали против «классической» версии истории России, сочинённой «немцами» и их российскими подпевалами.

Половцы не были и «дикими кочевниками», которыми их любят изображать. Они имели свои города. «Половецкие города» Сугров, Шарукань и Балин известны русским летописям, что противоречит концепции «Дикого поля» в половецкий период. Знаменитый арабский географ и путешественник Ал-Идриси (1100-1165, по другим данным 1161) сообщает о шести крепостях на Дону: Лука, Астаркуза, Баруна, Бусара, Сарада и Абкада. Есть мнение, что Баруна соответствует Воронежу. Да и слово «Баруна» имеет санскритский корень: «Варуна» в ведической традиции, и «Сварог» в славянской (Бог «сваривший», «сварганивший», создавший нашу планету).

В период раздробленности Руси половцы активно участвовали в разборках князей Рюриковичей, в русских усобицах. Необходимо отметить, что половецкие князья-ханы регулярно заключали династические союзу с князьями Руси, роднились. В частности, киевский князь Святополк Изяславич взял в жены дочь половецкого хана Тугоркана; Юрий Владимирович (Долгорукий) женился на дочери половецкого хана Аепы; волынский князь Андрей Владимирович женился на внучке Тугоркана; Мстислав Удалой был женат на дочери половецкого хана Котяна и т. д.

Сильное поражение половцы потерпели от Владимира Мономаха (Каргалов В., Сахаров А. Полководцы Древней Руси). Часть половцев ушла в Закавказье, другая в Европу. Оставшиеся половцы, снизили свою активность. В 1223 году половцы дважды потерпели поражение от «монгольских» войск – в союзе с ясами-аланами и с русскими. В 1236-1337 гг. половцы приняли первый удар армии Батыя и оказали упорное сопротивление, которое было окончательно сломлено только после нескольких лет жестокой войны. Половцы составили большую часть населения Золотой Орды, а после её распада и поглощения Российским государством их потомки стали русскими. Как уже отмечалось в антропологическом и культурном отношении они были потомками скифов, как и русы Древнерусского государства, поэтому всё вернулось на круги своя. Во времена Ивана Грозного древняя северная цивилизация стала возвращать свои былые владения, которые тянулись до Тихого океана.

Проблема «монгольского нашествия» и «монголо-татарского ига»

Традиционная версия «монгольской» истории и нашествия – это миф и обман. По словам историка Ю. Д. Петухова, «Миф о «монголах из Монголии на Руси» есть самая грандиозная и чудовищная провокация Ватикана и Запада в целом против России». Для того, чтобы понять это достаточно вспомнить всего несколько фактов.

Термина «татаро-монголы» нет в русских летописях. Сами монгольские народности называли себя «халха», «ойраты». Этот полностью искусственный термин, который в 1823 году ввел П. Наумов в статье «Об отношении российских князей к монгольским и татарским ханам от 1224 по 1480 гг.». Слово «монголы», в первоначальном варианте «моголы» происходит из корнеслова «мог, мож» - «муж, могущий, могучий, могущественный». От этого корня и произошло слово «моголы» - «великие, могущественные». Это было прозвище, а не самоназвание народа.

Очевидно, что «великими, могущественными» тогда, да и в настоящее время нельзя назвать монголов. Антропологические монголоиды «халху» никогда не доходили до Руси и Европы. Это были бедные кочевники, примитивные скотоводы, стоявшие на низкой ступени первобытно-общинного развития, которые не создали даже предгосударственного образования, не говоря уж о «евразийской» империи.

Археологи не обнаружили в могильниках 13-15 столетий монголоидный элемент (В. П. Алексеев. «В поисках предков»). Никаких монголов на Руси не было, не говоря уж о «монгольском нашествии» и «монгольском иге». Археологи находят следы битв, сожженные и разрушенные городища, следы погромов, сражений, но «монгольской империи» в Евразии не было, как и «антропологического монголоидного материала» на Руси. Война действительно была, но это не была война русов с монголами. В могильниках времен Золотой Орды находят костяки только европеоидов. Это объясняет и дошедшие до нас изображения «татаро-монголов» - это типичные северные европейцы. В Западной Европе на гравюрах «монголов» изображают в образе русских бояр, стрельцов и казаков. Монголоидный элемент на Руси в незначительном количестве появится только в 16-17 столетиях, вместе со служивыми татарами, которые будучи сами европеоидами, начнут приобретать монголоидные признаки на восточных рубежах Руси.

Не было в нашествии и «татар». Известно, что до начала 12 столетия «моголы-могущественные» и татары-тюрки враждовали. «Сокровенное сказание» сообщает, что воины Темучина (Чингисхана) ненавидели татар. На какое-то время Темучин подчинил татар, но затем они были поголовно уничтожены. В те времена проблема сепаратизма и возможной измены решалась просто – все мужчины татары были подчистую перебиты, молодые женщины и дети раздали по родам. Называть воинов Батыя «татарами» странно – это то же самое, если назвать американцев, которые уничтожили большую часть индейских племен, одним из их названий. Уже значительно позднее «татарами» стали называть болгар-булгар (жителей государства Булгария на Средней Волге, которое вошла в состав Золотой Орды).

Миф о «монгольской империи» и «монгольском нашествии» подтверждает и экономическая, военная, демографическая составляющая этой страницы истории. Монголия и в настоящее время почти незаселённая территория. А сколько было монголов в Монголии 12-13 столетий? Могла ли эта территория породить армии из десятков тысяч бойцов, которые железным потоком хлынули во все стороны и покорили многолюдные Китай, Среднюю Азию, Кавказ, половецкие степи, Русь? Где следы той мощной промышленности, которая вооружила тысячи и тысячи бойцов хорошим железным оружием? Каким образом кучки диких пастухов в одночасье превратились в искусных военачальников, металлургов, инженеров, воинов? Как смогли целые армии преодолеть расстояние от Монголии до Рязани и Владимира? Как смогли дикие степняки одолеть могучую китайскую цивилизацию, победить государства Средней Азии, сокрушить воинственных половецких князей и разгромить русские княжества?

Нам рассказывают сказки о железной дисциплине, десятичной системе организации, «монгольских луках», конных корпусах и т. д. Однако, дисциплина была железной в армии любого тогдашнего государства, десятичная система деления войска была известна на Руси задолго до прихода «монголов», а русские сложные луки били намного дальше и мощнее, чем простые луки кочевников (как и луков английских «робин гудов»).

И поэтому все бесчисленные художественные произведения, романы и фильмы про «монгольских воинах» всё уничтожающих на своём пути, про «курултаи», «ононы и керулены» можно смело называть одним из самых опасных и вредных для России и русского народа мифов. Как он был создан? Это можно понять, видя, как уже несколько десятилетий, постепенно, исподволь создают чёрный миф об одинаковости режимов Гитлера и Сталина, о стремлении СССР (Сталина) захватить всю Европу, о советских солдатах, которые изнасиловали по пути в Берлин всех немок и т. д.

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

181 комментарий
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти