Детство Ивана Грозного. Часть 2

Детство Ивана Грозного. Часть 2 Власть Шуйских

После смерти Елены Глинской власть перехватили Шуйские. Их лидером был Василий Шуйский. Его амбиции заносились очень высоко. Уже через три месяца после переворота он женился на двоюродной сестре малолетнего великого князя Ивана. Представитель старшей ветви Рюриковичей стал вдобавок дядей государя. Кроме того, Василий Шуйский освободил из заключений и ссылок участников прежних заговоров: Ивана Бельского, Андрей Шуйского и пр. Под домашним арестом остались только малолетний Владимир Старицкий и его мать. Конкуренты Шуйскому были не нужны.

Василий Шуйский поселился в палатах Андрея Старицкого в Москве. Присвоил себе старый титул наместника московского. С сиротой Иваном Васильевичем совершенно не считались. Впоследствии он вспоминал, что его с братом Юрием даже кормили плохо, как «убожескую чадь», а бывало, просто забывали покормить.


Шуйские, укрепляя свои позиции внутри государства, совершенно забросили внешнеполитическую деятельность. Они предпочитали мириться с внешними врагами, не считаясь с потерями, а не воевать с ними. Шуйские согласились на все требования крымского «царя»: обязались не воевать с Казанью; посылать большие «подарки». Такой ценой был куплен «союз» с Сахиб-Гиреем. Однако «союзнические отношения» с крымским ханом не помешали отрядам татар продолжать набеги на южные области Руси. Казань же вообще не стала продолжать переговоры, начатые при Елене Глинской. Казанские отряды разоряли окрестности Нижнего Новгорода, Мурома, Вятки, Мещеры, Перми. Казанцы стали появляться во внутренних областях, которые до этого считались безопасными, около Вологды, Устюга, Тотьмы, Костромы и т. д.

Понятно, что не все были рады правлению Шуйских. Многие аристократы оказались на обочине, а казалось чем они хуже Шуйских? Оппозицию возглавил митрополит Даниил и Иван Бельский. Хотя Бельский и сам был заговорщик, и его освободили Шуйские, но теперь он стал их конкурентом. Его род не уступал по знатности Шуйским. Через государя Бельский и Даниил попытались провести свои решения, возвысить сторонников в обход Шуйских. Но перехватить управление они не смогли, сил не хватило. Осенью 1538 года оппозиция была разгромлена. От имени Боярской Думы и наместника московского Бельского бросили обратно в тюрьму, дьяка Федора Мищурина после пыток казнили. Митрополита в начале 1539 года сняли с поста и отправили в Иосифо-Волоцкий монастырь.

Правда, самому Василию Шуйскому воспользоваться плодами победы над оппонентами не удалось. Он внезапно скончался. Может пожилой человек не выдержал психических нагрузок связанных с «шапкой Мономаха». А может и враги «помогли» раньше времени уйти на тот свет. Лидером Шуйских стал брат умершего – Иван Васильевич. Он сильно отличался от брата. Если Василий был политическим игроком, который вынашивал далекоидущие планы, то Иван Шуйский был обыкновенным стяжателем. Вместе с родичами он стал грабить государеву казну. Деньги, которые должны были идти на жалованье детям боярским (категория служилых людей), шли в карманы Шуйским. Причём Шуйские пытались «отмыть» награбленное – золото и серебро переплавляли в чаши, различные предметы, на которых ставили фамильное клеймо Шуйских. Одновременно Шуйские и их сторонники хищничали на местах. Получая в кормления наместничества и волости, они их откровенно грабили. Придумывали дополнительные подати, которые шли в свой карман. Заставляли людей бесплатно работать на себя. Придумывая мнимые преступления, обирали богатых людей. Особенно «отличились» псковские наместники Андрей Шуйский и Василий Репнин-Оболенской, они грабили даже церкви и монастыри.

Набеги татар привели к массовому бегству людей. Власти на беженцев не обращали внимание. В результате на Руси, как всегда бывает во время смутного времени, резко увеличилось количество разбойных людей, «воров».

Искать управу на хищников было не у кого. Теперь решения Боярской Думы, которую контролировал Иван Шуйский, имели равную силу с приказами великого князя. Шуйские могли спокойно обойтись без ссылок на государя. К Ивану Васильеву относились пренебрежительно. Иван и его брат Юрий фактически жили сами по себе, без особого воспитания и пригляда, положенного их особам.

Положение страны продолжало ухудшаться. Налоги из провинции не доходили до Москвы, или разворовывались уже в столице. Дворяне и дети боярские не получая жалованье, разъезжались со службы по поместьям. Строительство крепостей и засечных черт начатое Василием и Еленой было остановлено. Система обороны Российского государства начала рушиться. К счастью для Москвы, этим обстоятельством не смог воспользоваться король Сигизмунд. Литва ещё не оправилась от прошлой войны с Русью, к тому же Сигизмунду пришлось вести тяжёлую борьбу с османами.

Резко выросла угроза со стороны Крыма и Казани. Казанские отряды врывались в густонаселённые области Российского государства, грабили, жгли, убивали, угоняли людей в полон. 1538-1540 гг. были чёрными для Руси. Орды казанских татар получили возможность безнаказанно «погулять» по русским областям. Дошло до того, что казанский хан посчитал себя победителем Руси и стал требовать, чтобы ему платили «выход», дань которую русские княжества раньше платили Золотой Орде. На других условиях Казань заключать мир не хотела. Крымские татары разоряли Рязанскую и Северскую земли. Шуйские униженно обращались к крымскому «царю», увеличивали «дары». Согласились признать Казань частью владений крымского владыки.

Правительство Ивана Бельского

Недовольство знати Шуйскими вскоре привело к организации нового заговора. На этот раз лидером недовольных стал митрополит Иоасаф. Теперь оппозиция действовала более скрытно и добилась успеха. В 1540 году произошёл переворот. Митрополит и оппозиционные бояре явились к великому князю и стали просить простить Бельского. Получив согласие Ивана Васильевича, освободили Ивана Бельского и посадили его на высшее место в Думе. Иван Шуйский был поставлен перед фактом. Тот оскорбился и отказался принимать участие в заседаниях Боярской Думы.

Правительство Бельского навело некоторый порядок в стране. Сместили с постов наиболее наглых воров. Псков, который был на грани восстания из-за действий Андрея Шуйского, получил особые права, такие в своё время Василий III даровал Новгороду. Псковичи получили право сами выбирать старост, целовальников, которые должны были вершить суд вместе с наместниками. На Псков распространили губное право. Город получил возможность расследовать уголовные преступления и карать преступников.

Сам Бельской, видимо, был противником сильной государевой власти и сторонником правления аристократии. Стараясь добиться некого «единения» в рядах знати он амнистировал всех политических преступников. Освободили Владимира Старицкого и его мать. Им вернули удел, разрешили держать дружину. Шуйские за свои преступления не понесли никаких наказаний. Иван Бельской амнистировал и своего брата-предателя Семёна Бельского. Тот в это время крутился в Турции и Крыму, объявил себя «великим князем рязанским» и на правах «великого князя» передал право на управление Рязанской землей османскому султану.

Однако в плане укрепления обороноспособности государства Бельской проявил себя энергичным и здравомыслящим деятелем. Вооруженные силы в спешке приводили в порядок. Нашли средства для выплаты жалованья воинам. Мобилизовывались боярские дети, собирали даточных людей, усиливали гарнизоны городов и крепостей. Укрепление обороноспособности державы произошло весьма кстати.

Бахчисарай и Казань решили нанести мощный одновременный удар по Руси. Планировали пройтись огнем и мечом по русским землям, поставить Москву на колени. Москве повезло, что казанский хан Сафа-Гирей решил идти зимой – для казанских отрядов лучшими дорогами служили замерзшие реки, к тому же морозы сковывали многочисленные реки, речки и болота региона. Лошадей они кормили сеном, которое брали в разоренных русских селениях. Крымские же татары предпочитали делать походы и набеги после зимы, когда в Диком поле для коней был подножный корм. В Казани хорошо помнили, что две зимы подряд они взяли на Руси хорошую добычу, не встретив серьёзного сопротивления. Сафа-Гирей, не стал ждать дядю Сахиба-Гирея и в декабре 1540 года повел войска на Русь. Казанцы дошли до Мурома и здесь столкнулись с хорошо организованной обороной. Кроме того, на казанцев пошли две рати – одна из Владимира под началом Дмитрия Бельского, вторая из Касимова под командованием служилого татарского «царя» Шах-Али. Сафа-Гирей не стал дожидаться противника и снял осаду. Во время отступления часть его войска была уничтожена.

Правительство Бельского стало готовить ответный поход на Казань. Владимир стал местом общего сбора полков. Командовать армией должен был Иван Шуйский. Но весной 1541 года стали поступать тревожные известия с юга. Сахиб-Гирей собрал большую армию, к которой присоединились ногайцы, соединение османских янычар с артиллерией, отряды из Кафы и Анапы. Крымский хан планировал сокрушить Русь и выполняя указание султана, посадить в Рязани Семена Бельского. Русское командование часть сил оставило во Владимире, на случай нового нападения казанских татар, а основные силы стали готовить к отражению удара на южном направлении. Войска возглавил сам Иван Бельской. Готовили полки в Серпухове, Туле, Коломне, Рязани. Разведка доносила, что татар более 100 тыс. человек. Боярская Дума и митрополит даже стали думать, куда вывезти государя на случай осады. В войска было отправлено письмо великого князя – самое раннее из известных произведений Ивана Васильевича (пусть и переработанное старшими).

30 июля крымско-ногайско-турецкая орда вышла к Оке. Противника встретили дружины Тутунтая-Пронского и Охлябина-Ярославского. Как только стало известно место переправы противника, сюда стянули и основные силы русской армии. Хан поняв, что переправиться под обстрелом и сопротивлением русской армии не выйдет, дал приказ отступать. На обратном пути крымские татары попытались захватить Пронск. Но крепость отразила несколько приступов, а затем Сахиб-Гирей получил известие о приближении русских войск и продолжил отступление. Русские отряды гнали противника до Дона. Это была полная победа.

Иван Шуйский снова на коне

Иван Бельской недолго находился на вершине славы. Прощая изменников и высокопоставленных воров, он сам себе вырыл могилу. Иван Шуйский продолжал руководить полками во Владимире, которые должны были выступить на Казань. Однако Шуйский был занят другим делом. Он обрабатывал подчиненных, вербовал сторонников. Был организован новый заговор, к которому примкнули другие Шуйские, Кубенские, Палецкий, казначей Третьяков. Их поддержали богачи Новгорода.

В столице стали готовить переворот. Ночью 3 января 1542 года в Москву ворвался отряд Петра Шуйского, сына Ивана, который выслали из Владимира. По сигналу к нему присоединились новгородцы, сторонники Шуйских. Иван Бельской не знал о заговоре и не смог организовать сопротивление. Бельского и его сторонников арестовали. Государь Иван Васильевич снова был напуган, к нему в покои ворвались, схватили и уволокли князя Щенятева. Погромщики ворвались и резиденцию митрополита. Иоасаф сначала прятался в подворье Троицкого монастыря, затем - в покоях великого князя. Но заговорщики во второй раз ворвались в покои Ивана, изругали митрополита «с великим срамом» и едва не убили. Иоасафа «низложили» и сослали на Белоозеро в Кириллов монастырь.

На рассвете в стольный град с ратью, как победитель вступил Иван Шуйский. Арестованных противников отправили в заключение. Иван Бельской был сослан на Белоозеро. Шуйский не собирался повторять ошибок противника, и через четыре месяца его люди убили Бельского.

Чем занимался государь Иван в детстве

С подачи литератора и масона Н. Карамзина, который приложил немало усилий для искажения русской истории, период правления Ивана Васильевича, включая его время его юности, был опорочен. Согласно это версии, в юности государь развлекался тем, что мучил и убивал животных, носясь с дружками по столице, сбивал и топтал конями людей, устраивал игрища и потехи, портил девок и т. д. Источником подобных сведений была «История о великом князе Московском» Курбского, предателя-перебежчика.

Подобный взгляд был подвергнут сокрушительной и основательной критике ещё в царское время, а затем в советскую эпоху. Но либералы-западники 19-20 столетий увлеченно продолжали развивать версию Курбского – Карамзина. Понятно, что подобное самобичевание и очернение русской истории пришлось по душе и иностранцам. Эти выдумки до сих пор составляют значительную часть произведений, которые касаются эпохи Ивана Грозного.

Ни один современник о подобных фактах не сообщает. Курбский писал об этом уже в эмиграции. Ни один из иностранцев, хотя многие из них были враждебны России, о таких фактах не упоминает. Кроме того, существует важное косвенное свидетельство, которое может нам поведать о юности великого князя. Все исследователи, даже враждебные к Ивану Васильевичу, отмечают его образованность. Называют великого князя одним из самых образованных людей эпохи. Иван Грозный прекрасно разбирался в богословии, наизусть знал целые тексты из священного писания. Хорошо разбирался в ересях. Знал работы античных философов, греческую и римскую мифологию. Прекрасно разбирался в русской и зарубежной истории. В своих трудах приводил примеры из истории Древнего Вавилона, Персии, Греции, Рима, Византии, западных королевств. Досконально знал генеалогии европейских и многих азиатских династий. Иван Васильевич освоил искусство риторики, поэзии, музыки, знал военное дело, математику, архитектуру, имел некоторые познания в медицине и был хорошим шахматистом.

В этом и кроется ответ, чем занимался государь в юности. Единственным человеком, который смог дать столь фундаментальное образование Ивану, был Макарий. Будучи учеником и последователем Иосифа Волоцкого, Макарий достиг положения новгородского архиепископа. Макарий был один из образованнейших людей того времени. Именно он начал грандиозную работу по составлению Великих Четьих-Миней (свод почти всех произведений церковно-повествовательного и духовно-учительного характера). Во время этой работы Макарий сформировал вокруг себя круг духовных и светских учёных, целую «академию». Работа шла 12 лет и завершилась созданием Софийского свода из 12 томов. Немало усилий Макарий приложил по учреждению на Руси книгопечатного дела. При нём была открыта в столице первая типография для печатания священных и богослужебных книг.

Иван Шуйский низложив Иоасафа, долго думал, кем его заменить. В итоге остановился на кандидатуре Макария. Учёный, книжник, просветитель Макарий показался ему не опасным. К тому же Новгород, где Макарий был архиепископом, поддержал его переворот, надо было отметить новгородцев. Действительно став митрополитом Макарий продолжил работу по созданию свода православной литературы. За десять лет создали ещё более полный памятник – Успенский свод. Но насчёт лояльности нового митрополита Шуйский ошибся. Правда, он избрал более длинный путь противодействия. Он начал готовить к правлению Ивана Васильевича. Мальчик по-прежнему был в пренебрежении у светских властителей. Митрополит же имел к нему доступ в любое время. Также можно отметить, что образование государя мог начать ещё митрополит Иоасаф, а Макарий его с успехом продолжил. Шуйские такому образованию не мешали. Читает великий государь «поповские» книги, очень хорошо, лишь бы под ногами не путался.

Продолжение следует…

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 6
  1. Deniska999 26 марта 2013 09:37
    Одним словом - детство у Грозного Ивана было тяжким.
  2. hanc 26 марта 2013 10:21
    Нормальное детство для ребенка-государя. Автор не изложил ничего кардинально нового, но по Карамзину пройтись не удержался
  3. жжжук 26 марта 2013 11:14
    Автору плюс за внимание исторической теме и в душе я согласен , что ещё много чего предстоит узнать о своей истории . Единственное, уже столько вранья по истории что невольно отталкивает от чтения статей по исторической тематике, правдивое повествование исторических событий дело Государственной важности (пишу без иронии- серьёзно) . По концепции общественной безопасности (КОБе) , искажение истории один из мощнейших методов ведения информационной войны
    жжжук
  4. Хамсин 26 марта 2013 11:20
    Иван Грозный был "отпрыском" своего времени. Обвинять его в жестокости можно не забывая о том что время было тогда тоже жестоким. Почему европейцы о временах инквизиции не любят рассуждать? Почему французы гордятся своими революциями но не вспоминают сколько было жертв ? Не выгодно им показывать себя в таком свете! В нашу историю дописано много вранья и грязи для того что бы сравнять нас по дикости с животными!
    1. Bosk 26 марта 2013 14:06
      Они все были "отпрысками" своего времени,ну может тока Лжедмитрий стоит особняком, а Грозный если покопатся окажется и не таким уж грозным в истории государства Российского...у того-же самого Годунова руки по локоть точьно не зефиром были заляпаны и Пётр первый во время своего правления да и после непользовался любовью народной. Нашим историкам немешалобы внимательне покопатся по архивам....хотя лучьше наверное ненадо потому как закрытые архивы думаны для обьективного анализа...а мы как правило кидаемся в крайности.
  5. ABV 26 марта 2013 22:39
    цитата:
    С подачи литератора и масона Н. Карамзина, который приложил немало усилий для искажения русской истории, период правления Ивана Васильевича, включая его время его юности, был опорочен. Согласно это версии, в юности государь развлекался тем, что мучил и убивал животных, носясь с дружками по столице, сбивал и топтал конями людей, устраивал игрища и потехи, портил девок и т. д. Источником подобных сведений была «История о великом князе Московском» Курбского, предателя-перебежчика.

    Подобный взгляд был подвергнут сокрушительной и основательной критике ещё в царское время, а затем в советскую эпоху. Но либералы-западники 19-20 столетий увлеченно продолжали развивать версию Курбского – Карамзина. Понятно, что подобное самобичевание и очернение русской истории пришлось по душе и иностранцам. Эти выдумки до сих пор составляют значительную часть произведений, которые касаются эпохи Ивана Грозного.

    этот Карамзин, и есть--историю нашу попрал, ещё в историки просится....агент влияния Нагло-саксонского сообчества!!! а про Ивана типа Грозного, людская молва тока хорошее говорила и про опричнину, которая олигархов тамошних мочила, народ тока положительно отзывался...правду то не скроешь!
    ABV

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня