Как «дружина героев» Багратиона спасла русскую армию

Падение Вены

Наполеон, разозлённый поражением Мортье (французский император в это время находился в Санкт-Пельтене и слышал звуки боя у Кремса, но не мог помочь своему маршалу), решил сгладить слух о неудаче французской армии. Он решил добиться громкого успеха, взяв Вену и одновременно атаковать Кутузова. Наполеон приказал Мюрату с корпусами Ланна, Сульта и с гренадерской дивизией Удино, спешно идти к Вене и во чтобы ни стало захватить мост через Дунай, который обороняли австрийские войска во главе с князем Ауэрспергом, затем форсированным маршем идти в тыл русской армии, отрезая Кутузова от подкреплений, идущих из России.

Наполеон надеялся, что Кутузов, защищенный Дунаем, не будет спешить уходить из Кремса. В это время французские корпуса Бернадота и Мортье стояли у Маутерна, напротив Кремса. Они получили указание готовить материалы для моста и при первом известии об отходе Кутузова начать переправу с помощью речной флотилии и теснить русскую армию с тыла.


Действительно, первоначально Кутузов планировал провести некоторое время в Кремсе. Русские войска спокойно отдыхали впервые за две недели маршей и сражений, не беспокоясь о нападении врага. К Кутузову подошла часть его армии, которая задержалась в России из-за угрозы войны с Турцией. Кутузов планировал наблюдать за действиями противника. Французы могли перейти только через мост у Вены, но здесь стояли австрийцы и они получили приказ императора защищать переправу до последнего, не давая врагу переправиться и при отходе её уничтожить.

Французы вошли в Вену 1 (13 ноября) 1805 г. В австрийской столице уже давно не видели врага. В австрийской столице французы захватили большое количество оружия, боеприпасов, разного рода снаряжения и запасов. Венский гарнизон отошёл к переправе без боя и готовился к обороны.

Однако французы обхитрили противника. Вот как описывал дерзкую вылазку французов историк Е. В. Тарле: «Мюрат, Ланн, Бертран и один саперный полковник (Дод), искусно спрятав батальон гренадер в кустах и зарослях, сами без прикрытия явились к предмостному укреплению, объявили растерявшимся австрийцам, которым ведено было при первом появлении неприятеля взорвать мост, что уже заключено перемирие, прошли мост, вызвали генерала князя Ауэрсперга, повторили свою ложь о перемирии, и по данному сигналу, раньше чем Ауэрсперг успел ответить, французские гренадеры внезапно выскочили из кустов и бросились на австрийцев и на пушки, расставленные на мосту. В одну минуту французский батальон занял мост; австрийцы пытались оказать сопротивление, но оно было быстро сломлено».

Сейчас же, не теряя ни часу времени, Наполеон, которому ликующий Мюрат доложил об этом изумительном происшествии, приказав переправиться через этот мост и прямо идти на русскую армию, отрезая её путь к отступлению. Наступило тяжелое время для русской армии. Наполеон со своими главными силами перешел у Вены через Дунай и стремился преградить русским их поспешное отступление на север. Тем временем Мортье и Бернадот должны были атаковать Кутузова с тыла. За отступающими австрийцами Ауэрсперга была послана кавалерийская дивизия, которая захватила много обозов, вывезенных австрийцами из Вены.

Как «дружина героев» Багратиона спасла русскую армию

Наполеон принимает ключи от Вены. Анн Луи Жироде де Руси-Триозон

Отход русской армии. Ошибка Мюрата

Кутузов, который наладил хорошую разведывательную сеть, узнал о падении Вены и захвате французами переправы уже вечером 1 ноября. Он понял, что французы будут пытаться перехватить дорогу на Цнайм (Зноймо) и Брюнн (Брно). Поэтому в Кремсе оставаться было нельзя, необходимо было спешить на дорогу из Вены в Брюнн, куда шёл Буксгевден. Русский полководец немедленно отдал приказ об отходе, направив вперёд тяжести. Милорадович возглавил арьергард. В ночь с 1 на 2 ноября (13-14 ноября) русская армия выступила из Кремса.

Маршируя всю ночь, 2 ноября русские войска пришли в Эберсбрун. Здесь Кутузов получил извещение от австрийского императора, что французы форсировали Дунай. Чтобы нарушить планы противника и задержать его, Кутузов решил занять дорогу из Вены в Цнайм и направил отряд Багратиона в Холлабрунн. Багратион должен был держаться до тех пор пока армия не перейдёт на Цнаймскую дорогу. Отряд Багратиона без отдыха совершил новый марш и утром 3 (15) ноября был у Холлабрунна. От Эберсбруна до Холлабрунна было всего около 20 вест, но марш был тяжелым, так как солдаты шли ночью через пересеченную местность, по тропинкам через овраги и виноградники.

Отправив отряд Багратиона, Кутузов также выступил. В ночь со 2 на 3 ноября хлынул ливень, поэтому войска шли по колено в грязи. Во время ночного марша Кутузов получил добрую весть от Милорадовича. Угрозы с тыла пока не было. Корпуса Бернадота и Мортье были задержаны дождем и бурей, и не смогли быстро форсировать Дунай. За арьергардом Милорадович двигались только конные разъезды противника.

Тем временем Багратион изучил местность у Холлабрунна и счёл её невыгодной для обороны. Он отвёл войска на две версты за Шёнграбен и за ручей. В распоряжении русского генерала были Киевский гренадерский, Подольский и Азовский мушкетерские, 6-й егерский полки, по одному батальону Новгородского и Нарвского мушкетерских полков, Павлоградский и Гессен-Гамбургский гусарские, Черниговский драгунский и два казачьих полка, артиллерийская рота. Всего 7300 человек при 12 орудиях.

Князь Багратион поставил в первой линии Киевский гренадерский, Подольский и Азовский полки. На правом фланге был расположен Черниговский драгунский полк, на левом — Павлоградский гусарский полк. В резерве были батальоны Нарвского и Новгородского полков. 6-й егерский полк занял Шёнграбен. Перед центром была расположена артиллерия. Находившаяся в тылу деревня Грунд была подготовлена к обороне. Граф Ностиц с двумя полками казаков и гессен-гамбургскими гусарами был в авангарде, в Холлабрунне.

Как «дружина героев» Багратиона спасла русскую армию


Пока русские готовились к обороне, Багратион получил известие, что граф Ностиц, после переговоров с французами, отступает из Холлабрунна. Мюрат, обнаружив перед собой австрийских гусар, сообщил графу Ностицу, что между Австрией и Францией заключен мир, его доказательством служит свободный проход французской армии через Дунай в Вене. Граф Ностиц поверил Мюрату и отказался поддерживать Багратиона. Напрасно русский полководец уверял Ностица, что это обман, что заверения французов — это военная хитрость. Граф Ностиц отступил со своими гусарами. Так, Багратион потерял часть своего отряда. Он усилил казаками фланги, направил разъезды на соседние дороги и приказал войскам готовиться к бою.

Французы имели почти тройное превосходство: более 20 тыс. штыков и сабель. Гренадеры Удино наступали по центру через деревню Шёнграбен. Пехота Леграна наступала с левого фланга, дивизия Сюше с правого фланга, также Леграна поддерживала кавалерия Вальтера. В резерве находилась кавалерия Нансути. По дороге на Шёнграбен также наступали силы Вандама.

Пользуясь отходом австрийских гусар, Мюрат вышел к Шёнграбену. Багратион приказал егерям оставить селение и примкнуть к правому флангу. В это время армия Кутузова проходила за заслоном Багратиона. Французы вошли в селение и выставили по центру артиллерию. Мюрат, обнаружив перед собой Багратиона и зная, что Кутузов в нескольких верстах, не решился атаковать с ходу, посчитав, что перед ним стоит вся армия противника. Пехота ещё не вся пришла и была в полумарше. Он снова решил прибегнуть к хитрости, чтобы задержать Кутузова, пока прибудут отставшие войска и в тыл к русской армии выйдут корпуса Бернадота и Мортье. Едва началась перестрелка в передовых постах, Мюрат прислал князю Багратиону переговорщика, с предложением перемирия, с условием оставаться армиям на занимаемых местах. Мол, после мира Австрии с Францией, война бессмысленна. Он хотел обмануть Багратиона, как уже дважды обхитрил австрийцев.

Однако Мюрат просчитался. «Хитрейший из хитрых» Кутузов сам обхитрил противника. Он послал к Мюрату генерал-адъютанта Винцингероде, с целью вступить в переговоры и заключить перемирие. Кутузов хотел выиграть время и успеть увести армию. Винцингероде подписал перемирие. Русская армия возвращалась в Россию, по той же дороге, по которой пришла. Французы не должны были идти далее в Моравию. Условия представлялись Кутузову и Наполеону на ратификацию. В это время войска оставались на местах. Так в переговорах прошло 3 (15) ноября.

Перемирие отправили к Кутузову и в Вену, к Наполеону. Мюрат торжествовал. Он думал, что совершил великое дело, заставив русскую армию остановиться, а затем принять мир и уйти в Россию. Однако вместо благодарности получил строгий выговор. Наполеон был человеком умным и сразу раскусил ход противника. Французский император не утвердил перемирия и приказал немедленно атаковать русскую армию.

Наполеон писал Мюрату: «Я не могу найти слов, чтоб выразить вам моё неудовольствие. Вы командуете только моим авангардом и не имеете права делать перемирие без моего приказания. Вы заставляете меня потерять плоды целой кампании. Немедленно разорвите перемирие и идите против неприятеля. Вы объявите ему, что генерал, подписавший эту капитуляцию, не имел на это права, и никто не имеет, исключая лишь российского императора. Впрочем, если российский император согласится на упомянутое условие, я тоже соглашусь; но это не что иное, как хитрость. Идите, уничтожьте русскую армию. Вы можете взять её обозы и её артиллерию. Генерал-адъютант российского императора обманщик... Офицеры ничего не значат, когда не имеют власти полномочия; он также не имеет его... Австрийцы дали себя обмануть при переходе венского моста, а вы даёте себя обмануть адъютантам императора».

Опасаясь новых промахов со стороны своих полководцев, Наполеон вышел из Вены с гвардией и дивизией Кафарелли. Французский император также обругал Бернадота, который не спешил с переправой Дуная. При отъезде из Вены в Холлабрунн, узнав, что Бернадот ещё не форсировал Дунай, Наполеон приказал маршалу Бертье написать ему: «Император гневается на вас. Принц Мюрат, маршалы Ланы и Сульт дерутся с русскими в двух переходах от Вены, а вы ещё не перешли через Дунай. … Император надеется получить от вас с сим же, посылаемым к вам офицером донесение, что вы преследуете Кутузова, колете русских штыками».

Тем временем Кутузов, и не думал выполнять условия перемирия, задержал ответ и за это время успел отвести армию на два марша. Отряд Багратиона остался заслоном, спасая всю армию. Сам Кутузов считал, что отряд Багратиона обречен, оставлен «на неминуемую гибель для спасения армии».

Как «дружина героев» Багратиона спасла русскую армию

Маршал Иоахим Мюрат

Сражение при Холлабрунне (Шёнграбене)

4 (16) ноября 1805 г. в 5 часов дня Мюрат получил выговор и приказ Наполеона атаковать русских. Начался бой. Гренадеры Удино и резервная кавалерия наступали в центре. Сульт должен был обойти правое крыло Багратиона, Ланн — левое крыло. Французы надеялись быстрым движением возместить время, потраченное на переговоры. Однако наши артиллеристы, отвечая на французский обстрел, зажгли Шёнграбен. Начался сильный пожар, ветер был в сторону французов. Огонь угрожал зажечь зарядные ящики, их пришлось вывозить.

Этот пожар замедлил движение центра французской армии. Однако французские фланги быстро продвигались и атаковали наши отступающие войска. Фланги Багратиона были вынуждены отходить, чтобы не попасть в окружение превосходящим силам врага. Правое крыло Багратиона было атаковано конными гренадерами. Французов встретили Киевский гренадерский, 6-й егерский и Черниговский драгунский полки под началом Уланиуса. Гренадеры и егеря встретили врага батальонными залпами и отбили две атаки. Черниговские драгуны и казаки контратаковали французов. Затем Уланиус, под прикрытием огня артиллерии, стрелков и казаков, начал отводить войска. Французская конница снова нагнала колонну Уланиуса, но атаковать не решалась.

На левом фланге ситуация была тяжелее. Здесь Ланн смог сосредоточить большие массы войск. После нескольких атак, французы смогли отрезать от остальных войск Павлоградский гусарский полк. Он был вынужден отступать самостоятельно и перейти на другую дорогу, чтобы соединиться со своими. Затем Ланн окружил Подольский и Азовский полки. Дважды русские солдаты пробивали себе дорогу штыковыми атаками.

В центре Мюрат и Удино, задержанные пожаром в Шенграбене, бросились в погоню за Багратионом, продолжая вести артиллерийский огонь. Французы наседали со всех сторон. Конница противника пользовалась каждым удобным случаем, чтобы атаковать наши войска. Наши солдаты отбивались штыками и, сохраняя порядок, продолжали движение. Князь Багратион спокойно переезжал от одного полка к другому и своим присутствием ободрял людей. Ничего говорить не надо было, всё было понятно. Смерть свирепствовала вокруг героя, но судьба его берегла.

Как «дружина героев» Багратиона спасла русскую армию


Отбиваясь от противника, наши войска подошли к селению Гунтерсдорф, куда Багратион заранее выслал два батальона пехоты и казаков. Эти войска стали новым арьергардом, сдерживая натиск французов, когда остальные части проходили через селение. Французы ожесточенно атаковали, но были отражены. Когда наши войска прошли Гунтерсдорф, наступил вечер. Бой продолжался и в темноте. Однако управление было частично нарушено. Каждый батальонный и эскадронный командир теперь действовали по своему смотрению. Французы и русские продолжали сражаться. Французы пытались обойти и окружить. Русские по нескольку раз прокладывали себе путь штыками и прикладами. Некоторые подразделения были отрезаны, но командиры спасли их хитростью. Наши дворяне-офицеры знали французский как родной язык, и когда французы закрывали путь отступающим колоннам, кричали: «Что вы делаете? Мешаете своим!?» Французы смущались и наши продолжали движение.

Бой продолжался до полуночи, когда Наполеон, приехав к Мюрату, и видя, что армия Кутузова упущена, приказал прекратить огонь. Багратион продолжил отступление и через два дня, 6 (18) ноября соединился с русской армией. При этом русские привели 53 пленника и взяли трофей — знамя. Потери русских составили более 2 тыс. человек убитыми и ранеными, 12 орудий. Кутузов встретил Багратиона словами: «О потере не спрашиваю; ты жив — этого довольно!» Кутузов продолжил движение, а Багратион остался в арьергарде.

На марше Кутузов получил указание австрийского императора остановиться и дать сражение Наполеону. Однако Кутузов отказался от такой «чести», сообщив, что войска утомлены переходами, едва идут и сутками обходятся без пищи. Русский полководец отметил, что сначала необходимо соединиться с Буксгевденом и различными австрийскими отрядами, после чего дать армии время на отдых, и только после этого союзная армия сможет перейти в контрнаступление.

Как «дружина героев» Багратиона спасла русскую армию

Битва при Шёнграбене, 1805 год. К. Буйницкий
Как «дружина героев» Багратиона спасла русскую армию

Батарея Тушина при Шёнграбене. Н. Каразин

Итоги

Русская армия ушла, а прикрывавший ее отход отряд Багратиона провел блестящий бой под Шёнграбеном с многократно превосходящими силами противника и, выполнив свою задачу, присоединился к главным силам у Погорлицы. После боя отряд Багратиона получил название «дружина героев». Имя Багратиона, народного героя уже после Итальянского похода Суворова славилось в России и Европе.

Император Франц пожаловал Багратиону командорскую степень ордена Марии Терезии. Император Александр отметил Павлоградский гусарский и Черниговский драгунский полки георгиевскими штандартами; Киевский гренадерский полк, казачьи Сысоева 3-го и Ханженкова 1-го полки георгиевскими знаменами; 6-й егерский — серебряными трубами. Главные помощники Кутузова — Багратион и Милорадович были пожалованы в генерал-лейтенанты. Австрийский император Франц пожаловал Кутузову 10 тыс. серебряных гульденов.

Действия Багратиона позволили русским оторваться от неприятеля на два перехода. 6 (18) ноября армия Кутузова вошла в Брюнн. Кутузов продолжил движение, покинув Брюнн. В районе Ольмюца войска Кутузова соединились с корпусом Буксгевдена, а затем пополнились за счет прибывшей гвардии и 15-тысячного австрийского отряда.

Наполеон, получив известие, что Кутузов соединился с Буксгевденом, 8 (20) ноября остановился в Брюнне. Наступил новый период войны. Наполеон стал сосредотачивать армию и дал ей отдых. Сильные французские гарнизоны были расположены с Пресбурге, Вене и Кремсе. Французский император начал готовить план третьего этапа австрийской кампании.

Таким образом, умело спланированный и блестяще организованный 400-километровый маневр Кутузова позволил ему сохранить свои войска и создал выгодные условия для действия союзников. Кутузов несколько раз избежал ловушек врага, угадывая и предупреждая замыслы Наполеона и его полководцев, разбил французов под Кремсом. Армия была сохранена, что давало возможность продолжить войну. При этом Кутузов, как искусный дипломат, избегал советов Венского двора, австрийского императора и генералов, которые вели к гибели русской армии, одновременно сохраняя хорошие отношения с австрийцами.

Русская армия, продолжая дело Суворова, от Бранау до Брюнна умело отражала атаки противника. Русские солдаты, офицеры и генералы стремились поддержать честь русской армии, первенство её в военном деле, которое существовало уже целое столетие. Армия Кутузова от Бранау до Брюнна потеряла около 6 тыс. человек.

Теперь у Кутузова было 86 тыс. солдат. Кроме того, ожидался подход русского корпуса генерала Эссена в начале декабря, а к середине декабря могла быть подтянута 40-тысячная русская армия Беннигсена и 150-тысячная австрийская армия эрцгерцога Карла и Иоанна из Италии и Тироля. Это позволяло получить превосходство в силах и перейти в контрнаступление. Войска союзников располагались на сильной позиции у города Ольшаны, стратегическая обстановка начинала изменяться в благоприятную для них сторону. Пруссия была близка к решению вступить в антифранцузскую коалицию. Поэтому прибывший в штаб армии император Александр I, также как и австрийский император Франц, отнюдь не считали дело проигранным. Напротив, победы, которые были одержаны союзниками, особенно успехи русских при Кремсе и Шёнграбене, подняли настроение в штабе союзных войск. Пришло известие о победе британского флота при Трафальгаре. Сражение было расценено как крупнейшее событие военной кампании. Победа Нельсона заслонила поражение Мака, Трафальгар затмил Ульм. По мнению европейских газет тех дней, после Трафальгара военное счастье перешло к союзникам. Русский и австрийский императоры жаждали вступить в бой с Наполеоном.

Как «дружина героев» Багратиона спасла русскую армию

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 15
  1. V.ic 10 ноября 2015 06:20
    Ну а эта война за австрийские интересы нужна была России?
    1. oldseaman1957 10 ноября 2015 12:54
      Цитата: V.ic
      Ну а эта война за австрийские интересы нужна была России?

      - Эти грабли мы использовали не раз...
  2. parusnik 10 ноября 2015 07:49
    Русский и австрийский императоры жаждали вступить в бой с Наполеоном. ..Александру I хотелось славы..Данное желание затмило разум..
  3. Тот же ЛЕХА 10 ноября 2015 08:11
    Кутузов настоящий мастер стратегии даже НАПОЛЕОН не мог составить ему кампанию...вообщем читаю о делах КУТУЗОВА с упоением....
    спасибо автору за интереснейшую статью.
  4. Monster_Fat 10 ноября 2015 08:37
    Мне всегда нравилась фраза из фильма "Кутузов", которая на самом деле была произнесена великим полководцем: когда император назначил Кутузова главнокомандующим и пожелал иму победы над Наполеоном, то Кутузов сказал:"Ну, победить Наполеона я вряд ли сумею, а вот перехитрить-перехитрю, на благо России-матушке."
    1. xan 10 ноября 2015 12:10
      Крутой вояка Наполеон, что и говорить. Сам Наполеон из всех своих маршалов больше всего ценил Лана, Массену и Даву. По его мнению, они были способны самостоятельно руководить военными компаниями. Почему он Мюрата везде продвигал, непонятно, ну если не брать родственные связи и старое знакомство. Кутузов тоже хорош, будучи самостоятельным,он не проиграл бы Аустерлицкое сражение, к бабке не ходи.
      xan
      1. Микадо 10 ноября 2015 18:26
        Цитата: xan
        Крутой вояка Наполеон, что и говорить. Сам Наполеон из всех своих маршалов больше всего ценил Лана, Массену и Даву. По его мнению, они были способны самостоятельно руководить военными компаниями. Почему он Мюрата везде продвигал, непонятно, ну если не брать родственные связи и старое знакомство. Кутузов тоже хорош, будучи самостоятельным,он не проиграл бы Аустерлицкое сражение, к бабке не ходи.

        Он бы его не допустил, этого сражения. Довел бы Наполеона до Карпат, измотал бы, в горах зажал бы, а вот тогда бы и разбил. Все кампании Кутузова строились на том, что все, что делал его противник - он делал против себя lol . Главное, вовремя подножку подставить)) И в 1812 г. главную свою задачу - сохранение армии - Кутузов и Барклай выполнили на "отлично". Целью кампании 1812 года было не завоевание России, а разгром нашей армии, чтоб угрозу не представляли. Если бы это случилось, новую армию собрать было бы просто некогда. Наполеону проще было, даже после Березины - у него вся Европа, где плотность населения гораздо больше, расстояния меньше, и вся европейская промышленность того времени могла его снабжать. Кутузов воистину великий человек, что бы и кто бы ему в вину не ставил! soldier
      2. Morrrow 11 ноября 2015 07:53
        Сюше себя показал лучшего всего, емнип.
  5. kapitan281271 10 ноября 2015 10:15
    Цитата: V.ic
    Ну а эта война за австрийские интересы нужна была России?

    Ну а как Вы думаете если бы тогда там корсиканцу свернули шею случился бы 1812 год, врага надо уничтожать на дальних подступах к своему дому, другое дело, что мы в принципе могли иметь Наполеона I в союзниках, а не во врагах, но это из той песни "Вот если бы фюрер и Сталин****", ну Вы понимаете......глупости!
    1. Morrrow 11 ноября 2015 07:56
      Почему глупости? Антанта доказывает, что не глупость.
  6. ermak.sidorov 10 ноября 2015 10:29
    Наши дворяне-офицеры знали французский как родной язык, и когда французы закрывали путь отступающим колоннам, кричали: «Что вы делаете? Мешаете своим!?» Французы смущались и наши продолжали движение.


    И простой русский человек является загадкой и сюрпризом, но это просто ядрёная смесь, когда русский, испытав искушение "заморским образованием", продолжает оставаться быть русским!!!
    ...почему сейчас так не получается с современной "золотой молодёжью"?

    ЗА СТАТЬЮ - СПАСИБО!!!
  7. qqqq 10 ноября 2015 11:09
    Кутузов-гениальный стратег, но проведенные им битвы, особенно Бородино, оставляют очень много вопросов. ИМХО командовать конкретными сражениями все же было лучше другому.
    1. Morrrow 11 ноября 2015 07:57
      Тогда стратегии как таковой не было. Она появилась только у Мольтке.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня