О спектральном анализе в криминалистике (продолжение)

Некоторое время назад на «Военном обозрении» был опубликован материал об эксперте-физике Николае Сергеевиче Салтыкове, который около двадцати лет руководил республиканской базовой спектральной лабораторией, находящейся в Липецком бюро судебно-медицинской экспертизы. В материале рассказывалось о важности использования методов спектрального анализа, которые очень часто помогали натолкнуть следствие на верный путь. Напомню, что спектральный анализ основан на оптических свойствах исследуемого вещества. Каждый химический элемент излучает или поглощает свет определённой длины волны. Задача спектроскописта - заставить вещество излучать или поглощать эту энергию, зафиксировать её и идентифицировать. Таким образом, спектральный анализ позволяет ответить на очень важные вопросы: что за вещество и сколько его.

Сегодня — продолжение темы; так сказать, ещё несколько страниц своеобразного дневника практики Николая Сергеевича — прошлой и нынешней (сейчас он трудится к Липецком государственном техническом университете).


...В строительном вагончике нашли мёртвую женщину. Был подозреваемый в совершении убийства, но не нашли орудие преступления. Подозреваемый утверждал, что в гневе он сильно оттолкнул женщину и ушёл. Однако на голове потерпевшей обнаружили рану треугольной формы. Исследования показали, что в ране - повышенное содержание свинца.

Надо сказать, женщина была очень невысокого роста — примерно 1,6 метра. И тогда Николай Сергеевич и следователь стали обыскивать комнату на уровне роста погибшей. Кровь (она совпала с группой крови потерпевшей) обнаружили на одном из верхних углов металлического самодельного шкафа. Как оказалось, шкаф был окрашен свинцовым суриком...

...В уличной драке от удара ножом погиб человек. Выявили несколько подозреваемых, у всех в карманах - ножи. К сожалению, трассологические исследования по ряду технических сложностей не могли помочь определить орудие убийства. Решили прибегнуть к спектральным исследованиям, хотя уверенности в результате не было. Выяснилось, что в ране повышено содержание серебра. Неожиданная нить... Как оказалось, один из конфискованных ножей хранился в ножнах, имеющих внутренний серебряный ободок. Так и вычислили убийцу.

...Однажды на семинаре судебных экспертов-химиков Николаю Сергеевичу предстояло рассказать о возможностях эмиссионного спектрального анализа и его применении в экспертной практике. Для того, чтобы наглядно продемонстрировать эти возможности, Салтыков предложил семинаристам плюнуть в отдельные чашки для проведения исследования. Желающих, надо сказать, нашлось не слишком много, но в одном из образцов неожиданно обнаружилось повышенное содержание платины. Сначала Николай Сергеевич счёл это ошибкой, но всё-таки рассказал о платине испытуемым.

Реакция была предсказуема – ошибка, ошибка! А спустя некоторое время подошла женщина и тихо сказала, что у неё во рту установлены металлические коронки из золота и зуб из платины. Получилась обычная гальванопара, и платина попала в слюну. Женщина разрешила огласить этот факт, что убедило присутствующих в действенности спектрального анализа.

...Не обходилось без курьёзов. Так, в бюро обратились из больницы с просьбой посмотреть элементный состав волос больного: возможно, это поможет поставить диагноз. Николай Сергеевич пояснил, что для большей точности анализа волосы нужно отобрать «от корня». На следующий день ему принесли несколько волосков. Конечно, спектральный анализ позволяет работать и с малым количеством пробы, но в таком случае требуется повторное его проведение. Стало быть, необходимо ещё какое-то количество волос.

Попросил принести ещё. И снова — два-три волоска. На вопрос «Почему так мало?» ответили: «Он не даётся!» Странный какой-то больной... Оказалось, медсёстры пинцетом выдёргивали у пациента волосы из груди. Вот он и протестовал.

...На одном из предприятий произошёл случай со смертельным исходом – поражение электротоком. Однако на открытых участках тела погибшего следов воздействия электрического тока не нашли. При более тщательном осмотре тела на подошве стопы выявили повреждение, похожее на электрометку (речь идёт о следе от воздействия тока, в подобной ранке всегда обнаруживаются следы металлов от электрического проводника). На сей раз в ране Николай Сергеевич «увидел» повышенное содержание меди. Как она могла там оказаться? А ответ «прятался» в том, подмётка ботинок погибшего была пробита медными гвоздями. Один из гвоздей прошил подмётку насквозь и касался через носки кожи стопы. Погибший занимался сварочными работами, стоял на металлической плите. В какой-то момент коснулся голыми руками сварочного токопровода - и ток прошёл через тело, злополучный гвоздь и металлическую плиту, на которой стоял этот мужчина. Одна секунда решила всё.

...Долгое время Николай Сергеевич тесно сотрудничал с опытнейшим липецким врачом-патологоанатомом Андреем Алексеевичем Гапоном. Вместе они проводили эксперименты по применению спектрального анализа в лечебной практике, занимались исследованием мочевых камней. Изучение их состава давало возможность определить условия образования и развития камней, появлялась возможность отыскать способы частичного лечения. Был установлен элементный состав камней различного происхождения, отмечена зависимость этого состава от региона проживания и питьевой воды.

Однажды к Николаю Сергеевичу обратился мужчина с просьбой исследовать его мочевой камень. Салтыков провёл анализ, но, к своему удивлению, не обнаружил никаких элементов, в принципе характерных для мочевых камней. Странно... На консультации у уролога выяснилось, что больной самостоятельно принимал сульфаниламидные препараты, притом дозировка явно превышала терапевтическую. Очевидно, избыток этих препаратов способствовал образованию конкрементов, состоящих из остатков лекарств. Вот их-то больной и принял за мочевые камни. Выводы были однозначными: прекратить самолечение. Через некоторое время «камни» в моче исчезли.

По предложению Андрея Алексеевича Николай Сергеевич проводил и эксперименты по определению динамики изменения содержания микроэлементов в мозгу человека при различных психических заболеваниях. Андрей Алексеевич разработал методику отбора проб для исследований, анализировал полученные результаты. На первый взгляд, эта тема звучала несколько натянуто. Однако результат у исследований был. Оказалось, в мозгу человека, скончавшегося от заведомо известного психического заболевания, обычный набор микроэлементов перераспределён. Существенно увеличено содержание кремния, кальция, магния - мозг будто бы каменел. Получалось прямо по поговорке о «дубовых» мозгах... К сожалению, эксперимент не был продолжен. А жаль.

...Сегодня Николай Сергеевич работает на кафедре химии Липецкого государственного технического университета. Теперь он знакомит со спектральным анализом студентов, которые, кстати, очень заинтересованно относятся к этой теме. И порой наталкиваются на неожиданные и не всегда приятные факты нашей современности.

Так, исследуя лекарство для лечения глазных заболеваний, студент под руководством Салтыкова исследовал большое количество этого препарата, купленного в разных аптеках. И случилось непонятное. То спектры подтверждали ход анализа, то показывали совершенно противоположный результат. Долго думали и решили начать все заново. Анализируя полученное, заметили, что отрицательный результат наблюдался при использовании препарата, закупленного в одной и той же аптеке. Проверили условия хранения лекарств: взяли препарат с хорошими результатами и положили его в тёплое место. Догадка подтвердилась: лекарство под действием температуры изменило свою формулу и стало совершенно бесполезным. Это помог выявить очень чувствительный метод – люминесцентного спектрального анализа.

...Сегодня большой популярностью у молодёжи пользуются очки с поляризационным эффектом. Стёкла-поляроиды позволяют снизить яркость бликов, света, не искажая при этом цветовой гаммы и изображения; без опасений работать на компьютере, снизить эффект от ослепления фарами встречного автомобиля. Цена таких очков не маленькая. Однако на деле выяснилось, что далеко не все очки, купленные студентами, на самом деле поляризационные.

Определяли и фальсификат «незамерзайки». Как известно, эту жидкость интенсивно используют автолюбители, её продают в очень многих магазинах. А использовать дешёвый фальсификат весьма заманчиво. Тем временем, применяя метод абсорбционного спектрального анализа, можно легко определить подделку, чем студенты и занимались на практических занятиях. Нашли, к сожалению, довольно много некачественной «незамерзайки».

...Однажды принесли кусок древнего стекла, обнаруженного на месте археологических раскопок. Стекло было синего цвета. Специалисты к тому времени уже определили дату его «рождения» и предполагали, что цвет стеклу придают добавки солей кобальта. Отсюда - выводы относительно развития химической промышленности в то время. Но сделали эмиссионный спектральный анализ - и умозаключения пришлось менять. Стекло-то было с добавками солей меди. Вот и новое направление в развитии промышленности того времени...

На этом, пожалуй, и закончу. Хотя в «копилке» Николая Сергеевича ещё много разных историй...

Автор:
Софья Милютинская
Статьи из этой серии:
О спектральном анализе в криминалистике
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

14 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти