Коломейское сражение. Битва на реке Стоход

Коломейское сражение. Битва на реке Стоход

К 12 (25) июня 1916 года на Юго-Западном фронте наступило некоторое затишье. Лишь на некоторых участках велись боевые действия локального характера. Командование Юго-Западного фронта стало готовить новое наступление. В телеграмме начальника штаба фронта В. Н. Клембовского командующим армиями от 12 (25) июня говорилось: «…Настоящий перерыв в наступлении надлежит использовать для пополнения частей людьми, накопления огнестрельных припасов, перегруппировок и для подготовки атаки. Эту подготовку надлежит вести на тех же основаниях, как подготавливалось наступление 22 мая, …Хотя противник расстроен и позиции его слабее уже взятых нами, однако тщательность и продуманность подготовки атаки настоятельно необходимы для успеха и уменьшения жертв с нашей стороны».

В предстоящем наступлении должны были участвовать все четыре армии Юго-Западного фронта. Кроме того, с 11 (24) июня фронту Брусилова передавалась 3-я армия (управление армией и один корпус) и 78-я пехотная дивизия. Чтобы восстановить 3-ю армию в неё влили 46-й армейский и 4-й кавалерийский корпуса. 3-я армия должна была взять район Галузия, Городок и одновременно нанести вспомогательный удар на Озаричи для содействия наступления войск Западного фронта на барановичском направлении. 8-я армия наносила два удара: главный — на Ковель, вспомогательный — на Владимир-Волынский. 11-я армия наступала на Броды и Порицк. 7-я армия должна была выйти на рубеж Брезжаны, Подгайцы, Монастержиска, а 9-й армии — на рубеж Галич, Станислав. Во фронтовом резерве остались 5-й корпус и 78-я дивизия.

По замыслу командования Юго-Западным фронтом, как и прежде, свои основные усилия сосредоточивал на ковельском направлении. 8-я армия Каледина снова наносила главный удар. Поэтому поступившие подкрепления пошли на усиление 8-й армии. Кроме ранее прибывших 5-го Сибирского и 23-го корпусов, в неё вошли 1-й Туркестанский и 1-й армейский корпуса. Таким образом, исключая 4 корпуса, переданные в 3-ю армию (46-й и 4-й) и 11-ю армию (8-й и 32-й), армия Каледина имела 8 корпусов — 5-й Сибирский, 1-й Туркестанский, 30-й, 1-й, 39-й, 23-й, 40-й армейские и 5-й кавалерийский корпуса, и оставалась самой мощной в составе фронта. Каледин решил нанести главный удар силами 1-го Туркестанского корпуса при поддержке конного корпуса, вспомогательную атаку совершал 30-й корпус. В резерве 8-й армии находился 5-й Сибирский корпус, истощенный предыдущими боями. Остальные корпуса должны были сковывать противника на своих участках, и быть готовыми перейти в решительное наступление. Подготовка к новому наступлению проходила в остановке атак противника.


Действия противника

В середине июня австро-германские силы произвели широкую перегруппировку своих сил к югу от Припяти. С 9 (22) июня австро-германские войска ещё продолжали атаки на ковельском и владимир-волынском направлениях. Но эти атаки были разрозненны и не имели успеха. На Буковине австрийцы спешно отходили к Карпатам. На остальных участках австро-германцы оборонялись.

Однако к середине июня австро-германские войска произвели перегруппировку и начали контрнаступление. Организовать удар по нашей 8-й армии должен был главнокомандующий на Востоке Гинденбург, которому подчинили армейскую группу Линзингена: войска Гауэра, Фата, Бернгарди, 4-я австро-венгерскую армию, и переброшенную на правое крыло группу фон Марвица. Всего в составе этой группы было 23,5 пехотных (включая 8 германских) и 7 кавалерийских дивизий. Бём-Ермолли с 1-й и 2-й австро-венгерскими армиями должен был удерживать позиции против русской 11-й армии.

Южная германская и 7-я австро-венгерская армии образовали группу войск под началом наследника австрийского престола эрцгерцога Карла которому были приставлен опытный советник — генерал фон Зеект. Сюда перебросили из Франции 3 германские дивизии. Две немецкие дивизии направили в 7-ю армию, где они составили на левом фланге группу генерала Кевеля. После прибытия группы Кревеля 7-я австро-венгерская армия должна была перейти в наступление.

Таким образом, войска Линзингена атаковали правое крыло фронта Брусилова — 8-ю армию, а эрцгерцог должен был ударить по левому крылу — 9-й армии. Выходил двухсторонний охват, любимые германцами «Канны». Линзинген должен был начать наступление 17 (30) июня, а эрцгерцог Карл атаковать с подходом германских дивизий — 20 июня.

Коломейское сражение

Однако командующий 9-й русской армией Платон Лечицкий решил иначе. 15 (28) июня его армия перешла в стремительное наступление. Лечицкий прикрылся от южной группы Пфланцера на Карпатах Сводным и 3-м кавалерийским корпусами и решил ударить по северной группе противника. Между Днестром и Прутом были развернуты 33-й, 41-й и 12-й армейские корпуса, которые наносили удар на Коломею. 11-й корпус должен был содействовать операции в горах за Прутом.

Стремительным натиском наши войска 17 июня ворвались в Коломею (Коломыя). Генерал Лечицкий планировал остановить полки на линии Коломеи и дождаться подкреплений, обещанных командованием. Однако, узнав, что австрийцы ждут идущих на помощь германцев, этот решительный полководец решил не дожидаться ни германцев, ни подкреплений. 18 июня (1 июля) нанес сильный удар центром армии — 12-м корпусом, в долине Прута. Центр 7-й австро-венгерской армии был снова прорван.

В это время подоспели немецкие дивизии и 19 июня (2 июля) германцы и австрийцы атаковали наш правый фланг — 33-й армейский корпус. Однако этот контрудар не остановил Лечицкого. Оттянув 33-й и 41-й корпус несколько назад, он атаковал своим центром и левым флангом, 12-м и 11-м корпусами на Пруте и за Прутом. Получив новый удар в слабом месте, Пфланцер приостановил движение группы Кревеля. Войска Лечицкого, развивая успех, заняли 24 июня (7 июля) Делятынь. Таким образом, армия Лечицкого одержала победу в девятидневном сражении при Коломеи. Австрийские войска потеряли только пленными более 31 тыс. человек.

Коломейское сражение. Битва на реке Стоход

Командующий 9-й армией Платон Алексеевич Лечицкий

Наступление войск Линзингена

Тем временем русский Западный фронт вместо решительного наступления и нанесения главного удара, как ему это полагалось по основному плану летней кампании, все продолжал колебаться, откладывая удар. Всё кончилось тем, что 15 июня Эверт произвел атаку в барановичском направлении только 1-м гренадерским корпусом. Атака была проведена на широком фронте и не привела к победе. После этого командующий Западным фронтом начал делать новую перегруппировку, рассчитывая в том же направлении нанести удар 8 корпусами, но удар этот не мог быть произведен ранее 3 (20) июля. Таким образом, Юго-западный фронт опять временно оставался один, а австро-германцы собрали уже мощный кулак у Ковеля и 17 (30) июня атаковали центр 8-й армии. Германское командование планировало взять реванш за неудачу на Днестре.

Фронт 8-й армии Каледина описывал широкую дугу по трем рекам — Стоходу, Безымянной и Липе. Линзинген планировал срезать её ударами группы Бернгарди на Стоходе с севера на юг и группы фон дер Марвица на Безымянной с юго-запада на северо-восток, в разрез 8-й и 11-й армиями. Между этими двумя охватывающими группами располагалась 4-я австро-венгерская армия, усиленная 10-м германским корпусом, который должен был прорвать центр русской армии лобовым ударом.

Однако войска 8-й русской армии отразили новые атаки противника. Наступление группы Бернгарди на Стоходе было отбито 5-м Сибирским и 39-м армейским корпусами. 19 июня (2 июля) Бернгарди повторил атаку, воспользовавшись сменой 5-го Сибирского корпуса, который понес сильные потери в июньских боях, на 1-й армейский корпус. Противник прорвал наши позиции, но контратаки 24-й пехотной дивизии у Линевки восстановили положение. 4-я австро-венгерская армия, усиленная германскими войсками, атаковала наш центр — 33-й и 40-й корпуса. Наши 4 дивизии атаковало 9 неприятельских. Особенно кровавая битва разыгралась у Затурцев, где 10-й германский корпус атаковал наш 40-й. Здесь германская Стальная 20-я пехотная дивизия столкнулась с нашей Железной 4-й стрелковой дивизией генерала Деникина. В жестоком бою германцы были сокрушены. Сражение было крайне ожесточенным. С 17 по 21 июня (30 июня — 4 июля) германцы произвели 44 яростных атаки. Германцы бились упорно, в их полках осталось по 300-400 штыков. Изведав в первый день силу нашей Железной дивизии Деникина, германские солдаты Стальной дивизии вывесили плакат: «Ваше железное железо не хуже нашей германской стали, но мы его разобьем!» Наши ответили: «А ну, попробуй, немецкая колбаса!»

На левом фланге 8-й армии яростное сопротивление 8-го корпуса генерала Драгомирова утихомирило порыв корпусов Шурмая и Фалькенгайна. Но правофланговый 45-й корпус 11-й армии не смог отразить наступление главных сил Марвица. Фронт нашей 126-й дивизии был прорван и дорога на Луцк, в тыл 8-й армии, была открыта. 22-й германский корпус Фалькенгайна практически прорвал позиции 8-го корпуса (15-й дивизии). Однако положение выправила бесстрашная контратака 2-го батальона модлинцев, который смело пошёл на 5 вражеских батальонов, которые уже окружали 15-ю дивизию. Батальон подполковника Русова (пал смертью храбрых) опрокинул и погнал ошеломленную германскую бригаду.

Чтобы закрыть брешь начштаба Юго-Западного фронта Клембовский бросил туда два полка подходившего 5-го армейского корпуса, которые посадили на автомобили, 12-ю и Сводную кавалерийские дивизии, 7-ю и 10-ю артиллерийские бригады. Стремительным и неожиданным для врага ударом эти войска смяли прорвавшихся германцев Марвица. В пятидневных жестоких боях атакующие вражеские дивизии были полностью обескровлены и к 21 июня (4 июля) отброшены в исходное положение.

Таким образом, «Канны» у австро-германцев не получились. Австро-германские войска Пфланцера и Линзингена в жестоких боях были разбиты, понесли большие потери и отступили на исходные позиции. Это был сильный удар по планам верховного австро-германского командования. С северной части Русского фронта и из Франции спешно начали перебрасывать новые германские дивизии. С Итальянского фронта было переведено управление 3-й австро-венгерской армии генерала Кевеша, в которую были включены все войска 7-й армии между Днестром и Прутом. Пфланцеру оставили только Карпатский фронт.

Новое наступление войск Брусилова

22 июня (5 июля) 1916 года, на следующий день после отражения удара войск Линзингена, генерал Брусилов начал наступление армиями правого крыла — 3-й, 8-й армиями на Ковель. 21 пехотная и 10 кавалерийских дивизий Леша и Каледина нанесли удар по 26,5 пехотным и 7 кавалерийским дивизиям противника.

В 3-й армии Леша правофланговый 31-й корпус генерала Мищенко несколько потеснил германскую группу Гронау на Огинском канале. Южнее Припяти 4-й кавалерийский корпус генерала Гилленшмидта, Сводный корпус Булатова и 46-й корпус генерала Истомина сокрушили группу Гауэра. Однако командование 3-й армии не использовало этот успех для развития наступления, что позволило противнику удержаться на реке Стоход.

Каледин наступал 5 корпусами — 1-м Туркестанским, 30-м, 1-м и 39-м армейскими, 5-м кавалерийским корпусами. Остальные корпуса 8-й армии должны были отразить возможные атаки 4-й австро-венгерской армии и группы Марвица. 11-я армия получала задачу держать оборону. Её левофланговые 6-й и 18-й корпуса отошли к 7-й армии. Наибольший успех в армии Каледина имели правофланговые корпуса: 1-й Туркестанский генерала Шейдемана и 30-й корпус Зайончковского. Правый фланг армии разгромил группу Фата и сбросил в Стоход 2-й австро-венгерский корпус. 25 июня (8 июля) Линзинген отвёл свои разбитые войска за Стоход. 26 июня (9 июля) наши войска с боем форсировали эту реку. Наши войска в очередной раз проявили героизм. Так, 7-й и 8-й Туркестанский стрелковые полки вброд под шквальным огнем противника форсировали болотистые рукава Стохода.

По словам Людендорфа, это был «один из самых серьёзных кризисов на Восточном фронте. Надежды на то, что австро-венгерские войска удержат неукрепленную линию Стохода, было мало. Протекали очень тревожные дни. Мы отдавали всё, что могли, и знали, что если противник нас атакует, то нам неоткуда ждать помощи». В сражении на реке Стоходе с 22 по 26 июня войска 3-й и 8-й армией только пленными взяли более 22 тыс. человек, их трофеями стали 55 орудий, 16 минометов и 93 пулемета. Общий урон противника превысил 40 тыс. человек. Особенно пострадал корпус Фата, который лишился более половины из 34 тыс. человек.

Однако победа на Стоходе, как уже было и ранее, не была развита и использована для решительного перелома на фронте. Брусилов не имел свободных сил и резервов, что подкрепить наступательный порыв 3-й и 8-й армий. Более того, часть сил 8-й армии и войска 11-й армии вынуждены были держать оборону, так как на их участке фронта положение было напряженным. Это не позволило закрепить успех на Стоходе.

Австро-германское командование напрягло силы по обороне Ковеля, перебросило новые войска. Группы Фата и Бернгарди были укреплены германскими войсками. Уже 27-28 июня (10-11 июля) войска Линзингена снова атаковали и заставили туркестанцев и бойцов 30-го корпуса отойти на правый берег Стохода. 29-30 июня (12-13 июля) наши войска контратаковали, пытаясь вторично форсировать реку, но безуспешно. Требовалась сильная артиллерийская подготовка и свежие силы, чтобы прорвать вражескую оборону. Однако и противник не имел успеха в дальнейших атаках.

Таким образом, истекая кровью, наши полки пробивали вражеские позиции, громили противника и отражали его мощные контрудары. Фактически это были последние победы императорской русской армии, её силы были на исходе. Однако блестящие возможности, которые создали русские солдаты и командиры, не были использованы верховным командованием. У командующего фронтом не было дополнительных войск и резервов для развития успеха. Подкрепления, выделяемые Ставкой, подходили частями и большим опозданием из-за нехватки путей сообщения. Их использовали, чтобы покрепить имеющиеся войска, истощенные предшествующими боями. Свежих серьёзных сил, которые можно было бы бросить в образовавшиеся бреши во вражеской обороне, не было. Русская Ставка, нагромоздившая огромные силы и средства на Северном и Западном фронтах, которые в это время простаивали, никак не решалась сразу направить значительные силы на южное стратегическое направление, чтобы мощными ударами сокрушить австро-венгерскую армию. Только директивой 26 июня (9 июля), видя, что Эверт не решается на решительное наступление, Ставка передала Юго-Западному фронту главный удар. Опоздание получилось в целый месяц!

При сложившейся обстановке Брусилов мог возобновить наступление не раньше конца июля 1916 года. Противнику подарили ещё три недели. За это время австро-германское командование перебросило новые силы, перегруппировало и восстановило разбитые корпуса, подтянуло резервы. Долина Стохода и Ковельский район и так трудно проходимые от природы, были превращены германцами в неприступную крепость. В результате решение верховного русского командования о переносе тяжести основного удара на южное стратегическое направление, опоздало. Эффект неожиданности был утрачен, прорыв вражеского фронта ликвидирован, противник получил возможность подготовиться к новым сражениям.

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 6
  1. parusnik 21 июня 2016 07:33
    Всё таки А.Керсновский наверное прав,утверждая ,что в 1916 могли вывести Австро-Венгрию из войны...Но Северный и Западный фронт изрядно подвели...
    1. xan 21 июня 2016 13:30
      Там полтора миллиона русских сидело в окопах против 600 тыс немцев. И командовали ими светилы Куропаткин и Эверт. Логично оставить против немцев половину, а остальных бросить против австрийцев как менее стойких вояк. Но Ставке это не пришло в голову, а скорее всего светилы не хотели работать на славу Брусилова и пугали царя немецким наступлением. Во всяком случае я читал про подобные слова Эверта в отношении Брусилова. Сталина на них нет, в солдатики заигрались, твари.
      xan
      1. Riv 21 июня 2016 15:17
        Брусилов об этом и писал потом в воспоминаниях. Весьма субъективно, кстати. На Брусилове ведь тоже лежит часть вины за поражения русской армии и он старательно от себя ее в мемуарах отгребает. Да вот, кстати:

        http://militera.lib.ru/memo/russian/brusilov/index.html

        интересующиеся сами могут почитать.
        Riv
    2. Верден 21 июня 2016 21:16
      Цитата: parusnik
      Всё таки А.Керсновский наверное прав,утверждая ,что в 1916 могли вывести Австро-Венгрию из войны...Но Северный и Западный фронт изрядно подвели...

      Проблема в том, что очень часто хорошо подготовленные воинские части бросались в бой и несли серьёзные потери ради достижения сомнительных по стратегическим результатам побед. Впрочем, столь расточительно действовал не только Русский генералитет...
  2. romex1 21 июня 2016 07:57
    неплохой экскурс. еще будет? очень жду
  3. savas78 22 июня 2016 00:58
    Нашёл такую выписку из приказа по своему прадеду:
    15-го ноября 1916 года ЕГО ИМПЕРАТОРСКИМЪ ВЫСОЧЕСТВОМЪ Великимъ Княземъ ГЕОРГIЕМЪ МИХАЙЛОВИЧЕМЪ отъ имени ЕГО ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА награждены Георгiевскими крестами нижеследующiе казаки:

    Какой сотни Званiе, имя и фамилия Какой степени Номера крестовъ Когда совершилъ подвигъ

    1-я Уральская Его Величества сотня лейб-гвардии Сводно-Казачьего полка
    Прик. Матвей ЧЕБОТАРЕВЪ 3 92647

    За точ, что 13 октября с.г. на р.Стоходъ, вызвавшись охотникомъ, проник черезъ сторожевое охраненiе пр-ка и, несмотря на сильный ружейный огонь доставилъ ценные сведенiя.
    /ст.67 п.17/

    Этим же приказом Матвей Чеботарев произведен в младшие урядники
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня