Как испанцы пытались вытеснить русских из Калифорнии

Хотя испанцы и считали Калифорнию своей зоной влияния, Российско-Американская компания указывала на то, что граница их владений к северу от Сан-Франциско не определена, а местные индейцы испанцам неподвластны. Министр иностранных дел Испании Хосе Луйанд не хотел портить отношения с Российской империей и дал указание вице-королю Новой Испании «проявить крайнюю деликатность, чтобы добиться ликвидации русского поселения без ущерба для дружественных отношений между двумя странами».

Взаимоотношения с испанцами

Первоочередной целью русской дипломатии в Калифорнии было установление торговых связей между этой испанской колонией и Русской Аляской, которые раньше если и происходили, то нелегально. Правление РАК, следуя курсу Резанова, пыталось добиться разрешения Испании на торговлю с Испанской Калифорнией, при поддержке российского правительства, однако Мадрид не поддержал эту идею. После неудачной попытки решить вопрос на межгосударственном уровне Румянцев, по повелению русского царя, предоставил РАК самой добиваться этой цели. В начале 1812 г. на «Меркурии» в Калифорнию было переправлено обращение правления РАК к «соседам гишпанцам, живущим в Калифорнии» от 15 марта 1810 г., составленное в Петербурге на испанском, латинском и русском языках, с предложением об установлении взаимовыгодной торговли. Однако испанские власти не дали согласия на торговлю.


Баранов продолжили попытки установить торговые отношения. Глава Русской Америки ссылался на соседство и «взаимные нацыональные выгоды», убеждая, что решение теперь зависит только от испанской стороны. Тем временем положение испанцев в колониях пошатнулось. Создание крепости Росс совпало с революционными событиями в Испании и Латинской Америке, которые привели к нарушению системы снабжения и финансирования испанских колоний, в частности, Испанской Калифорнии. А жители Калифорнии и раньше ощущали сильный дефицит товаров из-за монополии метрополии на торговлю в колониях. Промышленные товары практически отсутствовали в этой периферийной испанской колонии с ее чисто аграрной экономикой и относительной изоляцией от метрополии. Теперь же ситуация ещё более ухудшилась. Солдатам нечем было платить, их не во что было одевать и нечем вооружать. В результате для снабжения гражданского населения и гарнизонов единственным источником промышленных товаров стала контрабанда.

Испанцы быстро узнали о создании в Калифорнии русского поселения. В октябре 1812 г. на разведку был послан с несколькими солдатами лейтенант Г. Морага, уже имевший опыт походов на север. Он посетил и осмотрел Росс. На вопрос, с какой целью русские здесь поселились, Кусков предъявил ему бумагу Компании о том, что заселение создается для обеспечения колоний продовольствием и сообщил о желании торговать. Уезжая, Морага обещал просить у губернатора разрешения торговать с русскими, сообщив о заинтересованности испанцев в этой торговле. Новость о русской крепости и гостеприимстве ее обитателей быстро разнеслась по Калифорнии. В начале 1813 г. Морага нанес в крепость второй визит, на этот раз вместе с братом коменданта Сан-Франциско, и сообщил, что губернатор разрешил торговлю, но с условием, чтобы до получения официального на нее разрешения русские корабли не входили в калифорнийские порты, а товары перевозились на гребных судах. В подарок он пригнал 3 лошади и 20 голов крупного рогатого скота. Кусков немедленно воспользовался разрешением, отправив в Сан-Франциско партию товаров, за которые, по условленным ценам, получил хлеб. Таким образом, на смену контрабандной торговле пришла торговля полулегальная — санкционированная местными властями на свой страх и риск.

Испания в 1812 г. заключила с Россией договор о союзе. Поэтому Мадрид не мог жестко отреагировать на известие о создании русской колонии в землях, которые испанцы считали своей сферой влияния. Испанский министр иностранных дел X. Луйанд в письме к вице-королю Новой Испании Ф. М. Кальеха от 4 февраля 1814 г., формулируя политику в отношении русского поселения в Калифорнии, предпочитал даже думать, что русские основали не постоянное поселение, а высадились из-за временных трудностей. Вместе с тем испанский министр весьма положительно — вполне в духе мыслей Резанова — отзывался о возможности русско-испанской торговли между Аляской и Калифорнией. «В связи с этим, — писал Луйанд, — Его Величеству представляется важным, чтобы Вы пока закрыли глаза на все происходящее. Тем не менее мы заинтересованы в том, чтобы русские не распространили свою деятельность за пределы Верхней Калифорнии. Именно в этом районе нужно развивать взаимную торговлю производящимися на месте товарами и продуктами... Одновременно следует проявить крайнюю деликатность, чтобы добиться ликвидации русского поселения без ущерба для дружественных отношений между двумя странами».

Таким образом, торговля между русскими испанскими колониями была негласно признана Мадридом, а калифорнийские власти, выполняя приказы вице-короля, время от времени формально требовали от Кускова оставить крепость Росс.

Стоит отметить, что испанцы в регионе не имели боевых возможностей, чтобы выбить русских из их форпоста. Летом 1814 г. Росс в очередной раз посетил офицер Г. Морага. Он оставил одно из самых ранних сохранившихся описаний крепости, отметив ее немалые оборонительные возможности. Полученная от этих визитов информация вряд ли обрадовала испанских командиров. Испанский гарнизон в Сан-Франциско не превышал 70 человек, а порох, чтобы салютовать входящим в залив иностранным кораблям, испанцам приходилось клянчить у их же капитанов. Кроме того, Россия и Испания в это время были союзниками против Наполеоновской империи. Поэтому испанские власти могли рассчитывать только на добрую волю русских и периодически требовали у них ликвидировать поселение в Калифорнии.

В 1813 г. руководство Компании направило на корабле «Суворов» новую прокламацию, где делало упор на союз России и Испании в борьбе с Наполеоном, отмечая, что «обе нации... одинаковым и сим токмо обеим нациям свойственным духом действовали и действуют». Летом 1815 г. Сан-Франциско посетили три русских корабля: «Чириков» с Кусковым в июне — июле, «Ильмена» с комиссионером Эллиотом в июне и августе и, наконец, в августе «Суворов» под командованием лейтенанта М. П. Лазарева. Все три корабля закупали продовольствие.

Как испанцы пытались вытеснить русских из Калифорнии

Дом Кускова

Инцидент с бригом «Ильмена»

Прибывший в 1815 г. новый губернатор Верхней Калифорнии Пабло Висенте де Сола, имея соответствующие инструкции Мадрида, стал настойчиво требовать ликвидации русского поселения, одновременно стал предпринимать жесткие меры против контрабанды и нелегального промысла. Кроме того, испанцы, чтобы блокировать возможное дальнейшее продвижение русских, ускорили колонизацию северного побережья залива Сан-Франциско: в 1817 г. была основана миссия Сан-Рафаэль, а в 1823 г. — миссия Сан-Франциско Солано.

В этот период к берегам Калифорнии была отправлена торгово-промысловая экспедиция на бриге «Ильмена». Капитаном на «Ильмене» был принятый на службу РАК американец Уодсворт, а главным комиссионером — Х. Эллиот де Кастро. На судне была промысловая партия кадьякцев под начальством Т. Тараканова и груз для торговли с приказчиком Никифоровым. Судя по всему, РАК на «Ильмене» в первую очередь представлял сын Баранова Антипатр, который вел путевой журнал и контролировал торговлю с испанцами. Экспедиция «Ильмены» продолжалась около двух лет (1814-1815 гг.). Корабль крейсировал вдоль материка, высаживая для промысла калана отряды охотников с байдарками. Эллиот выручил до 10 тыс. пиастров наличными, занимаясь контрабандой по берегам. Зимовала «Ильмена» в заливе Бодега.

Осенью 1815 г. экспедицию постигли крупные неудачи. В плен к испанцам, патрулировавшим побережье, попали две промысловые группы. 8 сентября около миссии Сан-Педро была захвачена группа кадьякцев в составе 24 человек во главе с русским Тарасовым. Причем испанцы действовали крайне жестоко: «многих изувечив обнаженными тесаками» и разрубив одному из кадьякцев, Чукагнаку, голову. Тарасов и большинство кадьякцев были переведены в Санта-Барбару, а Кыглая и раненый Чукагнак были оставлены в Сан-Педро, где содержались несколько дней без воды и пищи вместе с индейцами-преступниками. В плену на пленников давили, неоднократно предлагали принять католическую веру. На рассвете к тюрьме пришел католический священнослужитель с несколькими индейцами. Кадьякцев вывели из тюрьмы. Их окружили индейцы, а священнослужитель приказал отрубать Чукагнаку по суставам пальцы на обеих руках и сами руки, а затем умирающему вспороли живот. Экзекуция прекратилась, когда миссионеру доставили какую-то бумагу. Кыглая вскоре был отправлен в Санта-Барбару.

Многие из кадьякцев бежали, но были в разных местах схвачены и доставлены в Санта-Барбару. Некоторые же смогли добраться до Росса. Кыглая с одним из товарищей по несчастью Филипом Аташ'ша выкрали байдарку и на ней бежали, добравшись до острова Ильмена (Сан-Николас), где жили, добывая птиц в пищу. Аташ'ша умер в 1818 г. Кыглая весной 1819 г. был снят «Ильменой» и доставлен в форт Росс. Показания Кыглая были использованы русской дипломатией в споре с Испанией. Уже в XX столетии Чукагнак, в крещении Петр, как мученик за веру был канонизирован Православной церковью в Америке под именем св. Петра Алеута.

Через неделю после Тарасова и его группы та же участь постигла Эллиота. В «Ильмена» находилась у берегов Южной Калифорнии. Эллиот и видимо, Антипатр Баранов вели нелегальную торговлю с испанскими миссионерами, продавая ткани и инструменты в обмен на скот. Руководители русской экспедиции были в курсе, что в Монтерей прибыл испанский фрегат с новым губернатором и были предупреждены о прибытии испанских солдат, которые получили приказ хватать иностранцев. Но ни Уодсворт, ни Эллиот не приняли эту известия всерьёз. В результате 25 сентября 1815 г. солдаты схватили на берегу Эллиота и еще шесть человек команды, в том числе пятерых русских и одного американца, которых отправили в Санта-Барбару, а затем в Монтерей, где уже находился отряд Тарасова. Уодсворт же успел унести ноги на ялике с тремя членами команды.

«Ильмена», из-за угрозы со стороны испанских кораблей, забрала остальные промысловые партии и ушла в залив Бодега. Затем «Ильмена» вышла в море, но из-за течи не могла следовать прямо на Ситху и направилась к Гавайским островам. В октябре 1816 г. в Сан-Франциско прибыл русский корабль «Рюрик» под командованием О. Коцебу. Эллиот вместе с тремя русскими были освобождены. В феврале 1817 г. в Монтерей на «Чирикове» был специально послан лейтенант Подушкин, который вызволил 2 русских и 12 кадьякцев. Некоторые кадьякцев, перешедшие в католичество и женившиеся на туземках, пожелали остаться в миссиях. Среди русских пленников с «Ильмены» находился А. Климовский, известный впоследствии исследователь Аляски. Другой пленник — Осип (Иосиф, Хосе) Волков нашел в Калифорнии свою вторую родину и прожил здесь долгую жизнь: был переводчиком при губернаторе, обзавелся семьей, со временем даже был избран главой одного из поселков, участвовал в «золотой лихорадке» 1848 г. и дожил до 1866 г.

В 1816 г. в Сан-Франциско прошли переговоры Отто Коцебу и губернатора Верхней Калифорнии Пабло Висенте де Сола. Испанский губернатор жаловался Коцебу по поводу русской крепости, а тот, соглашаясь, что это несправедливость, заявил, однако, что решение вопроса вне его компетенции. Поведение Коцебу не могло понравиться РАК, и впоследствии его обвиняли в превышении полномочий. 26 октября в Сан-Франциско состоялись переговоры Солы, Коцебу и приглашенного из Росса Кускова. Руководитель Росса Кусков заявил, что основал поселение по приказу начальства и оставить его может только по приказу. Кусков на все предложения отвечал, что не может оставить место без приказа начальства, и в случае нападения будет защищаться. Был подписан протокол с позициями сторон, который отправили в Петербург.

Так как местные власти не смогли вытеснить русских, то Мадрид сам стал давить на Петербург. В апреле 1817 г. испанский посол Ф. Сеа де Бермудес предъявил ноту протеста русскому правительству. Правительство Александра, как обычно, заняло двусмысленную позицию, не встав прямо на защиту русской колонии, созданной с санкции и под покровительством императора, и отводя роль ответчика самой РАК. Правление РАК было вынуждено представить в МИД объяснительную записку «по предмету заселений ее близ Калифорнии», в которой обосновывались права России на сделанное поселение и ее интересы в этом регионе. Но дальнейшего развития этот конфликт не получил, дело замяли.

Некоторое ухудшение отношений, выразившееся в захвате членов команды «Ильмены», не разрушило связи Русской Америки и Испанской Калифорнии. В условиях изолированной Калифорнии от других испанских владений местные власти не могли пренебречь контактами с русскими. Подушкин уже в начале 1817 г. с разрешения де Солы смог закупить в Монтерее необходимое количество продовольствия. Прибыв в сентябре 1817 г. на «Кутузове» с ревизией в порт Румянцева и Росс, Л. А. Гагемейстер посетил и Сан-Франциско, взяв с собой Кускова, где последний получил груз хлеба. Гагемейстер вел с испанцами переговоры о торговле. Взамен предложенной де Солой ненадежной платы векселями на Гвадалахару Гагемейстер выдвинул контрпредложение о совместном промысле. Промысел должны бил вести русские, а добыча делилась на две равные половины. Но де Сола не согласился на совместный промысел. На «Кутузове» в Калифорнию в 1817 г. впервые прибыл К. Т. Хлебников, ставший впоследствии основным агентом РАК в сношениях с испанцами и инспектором дел в Россе.

В 1818 г. Гагемейстер снова посетил Монтерей, где закупил продовольствие для колоний. С этого времени русские корабли ежегодно наносили визиты в калифорнийские порты за провизией. Власти не только не мешали этой торговле, но, напротив, активно помогали. Губернатор уведомлял миссии о прибытии русского корабля, его грузе и о том, что нужно русским, а русских — о наличии в миссиях нужных продуктов.

Отношения с Мексикой

Возникшая в 1821 году Мексика продолжила политику Испании и также сделала несколько попыток дипломатическими методами изгнать русских из Росса, но не добилась успеха. Кроме того, независимая Мексика открыла порты Калифорнии для иностранцев, что привело к росту конкуренции со стороны британских и американских купцов. Возросли и издержки, мексиканцы стали взимать экспортно-импортные пошлины и «якорные деньги».

Возникшая на месте вице-королевства Новая Испания рыхлая Мексиканская империя во главе с императором Агустином I Итурбиде предприняла попытку вытеснить русских из Калифорнии. Однако Мексика, как и Испания, не имела силы на севере, поэтому не могла вытеснить русских (позднее этим воспользуются американцы, которые захватят почти половину мексиканской территории). Так, в октябре 1822 г. в Росс прибыл мексиканский комиссар в Калифорнии Агустин Фернандес де Сан-Висенте со свитой и потребовал от правителя К. Шмидта ответа о правах русских на занятие этого места, заявил, что оно принадлежит Мексике, а русские должны его оставить. Шмидт представил текст русско-испанского договора о союзе 1812 г. и, следуя тактике своего предшественника, сообщил, что не может это сделать без разрешения начальства. Фернандес де Сан-Висенте потребовал от Хлебникова, находившегося в Монтерее, ликвидации Росса в течение шести месяцев. Хлебников пообещал сообщить об этом требовании главному начальству. Мексиканский комиссар сначала стал угрожать в случае невыполнения своих требований мерами принуждения, но затем смягчил свой тон.

Русско-Американская компания по-прежнему поднимала тему совместного промысла. Посылая суда в Калифорнию, Сергей Яновский и Матвей Муравьев (управляли РАК в 1818-1825 гг.) предписывали «склонять калифорнцев к заключению условия» на такой промысел, но безуспешно. Только в 1823 г., когда губернатором стал Л.А. Аргуэльо, он заключил с Хлебниковым подобное соглашение. Условия его предполагали доставку в Сан-Франциско 20-25 байдарок под присмотром одного русского и одного представителя властей, раздел добычи на две равные части, срок промысла определялся в 4 месяца (декабрь 1823 г. — март 1824 г.), по окончании которого заключается новый договор и т. д.

В начале 1824 г. в Южной Калифорнии произошло восстание индейцев, разрушивших несколько миссий. Губернатор Калифорнии попросил у русских прислать ему пороху. В Калифорнию был отправлен бриг «Араб». Как отмечал М.И. Муравьев, «... мы для собственной своей пользы и даже существования должны всеми способами защищать поселения испанцев в Калифорнии, а паче миссии». По мнению Муравьева, РАК было выгодно сбыть соседям оружие и порох, а также оказать дружественную услугу. Что интересно, во главе восстания оказался бежавший из Росса Прохор Егоров.

Таким образом, русские, несмотря на попытки испанцев, а затем мексиканцев, принудить РАК оставить Росс, наладили довольно взаимовыгодные отношения. Русская Америка и Испанская (Мексиканская) Калифорния были заинтересованы друг в друге. В основе этих отношений был в основном неформальный товарообмен между русскими и испанцами. Испанцы предоставляли продовольствие, русские — одежду и металлические изделия. Значение русских промышленных и ремесленных изделий для Калифорнии было довольно велико. Получили распространение работа и торговля на заказ. Заказанные товары привозились с Аляски, а также изготовлялись в мастерских Ново-Архангельска и Росса. Значение русских промышленных и ремесленных изделий для Калифорнии, оторванной от метрополии, было велико. При строительстве обеих испанских миссий севернее Сан-Франциско использовались инструменты и материалы, поступавшие из Росса в обмен на живой скот и другие припасы. Миссионеры при этом «имели беспрестанные сношения с крепостью Росс. И, как переезд в хорошее время можно делать в один день, то и завелось почти всегдашнее сношение».

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 4
  1. romex1 1 июля 2016 06:49
    всегда с удовольствием читаю такие статьи. спасибо.
  2. parusnik 1 июля 2016 07:00
    Что интересно, во главе восстания оказался бежавший из Росса Прохор Егоров.
    ...и самое главное смог убедить...индейцев..
  3. asadov 1 июля 2016 08:44
    Хорошая статья, Спасибо.Читаешь такие статьи и больше всего раздражает отношение власти к колонизации русскими новых земель. Подход, вы пока сами на свой страх и риск а если все будет хорошо то это наша заслуга и вообще все наше. Да и не только в этом а во всем. И не только тогда но и сейчас.
  4. Krabik 1 июля 2016 12:52
    Цитата: asadov
    отношение власти к колонизации русскими новых земель


    У Российской империи хватало свои забот выше крыши.
    И сибирские территории досихпор слаборазвиты, а вы предлагаете, развивать территории на другом континенте.

    Причём, островные и полуостровные государства Европы не имели другого выбора, им приходилось основывать колонии у чёрта на куличиках т.к. рядом русские уже всё заняли ;)
  5. Бифитер 1 июля 2016 17:18
    Диву даешься какая в те годы была частная инициатива. Предприниматели не на биржах спекулировали а лезли на край света, в тайгу снега и джунгли.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня