«Стояти под Москвою... и битись до смерти». Битва за русскую столицу

1-3 сентября 1612 года состоялось решающее сражение за Москву. Ратники Второго ополчения во главе с князем Дмитрием Пожарским выдержали натиск польского войска гетмана Яна Ходкевича, которые пыталось соединиться с польским гарнизоном в Кремле. После упорной битвы польским войскам пришлось отступить. Поражение гетмана Ходкевича на подступах к Москве предопределило падение польского гарнизона Кремля и освобождение Москвы от интервентов.

Подготовка к битве. Силы сторон

Главные силы князя Пожарского с обозами и артиллерией достигли столицы 20 августа 1612 года. Главными воеводами Второго ополчения были князь Дмитрий Пожарский, Кузьма Минин, князь Иван Андреевич Хованский-Большой и князь Дмитрий Пожарский-Лопата. Во время похода к ополчению не раз приезжали казаки из подмосковных «таборов» разведать, не затевается ли что-нибудь против них. Но Дмитрий Пожарский и Кузьма Минин принимали их неизменно приветливо, одаривали деньгами и сукнами и отпускали назад под Москву. Пожарский с Мининым, после ухода Заруцкого, хотели договориться с подмосковными «таборами» о совместных действиях. Провели переговоры с Трубецким, но общий язык найти не удалось.


Трубецкой предлагал разместиться все силы в своем, уже готовом лагере у Крымского двора (около Крымского моста). Казаки провели под Москвой больше года и успели укрепить свой Яузский острог высокими валами, в их лагере было много пустых строений и землянок. Но там царил дух казачьей вольницы, грозивший подорвать дисциплину и порядок Второго ополчения. Кроме того, земская рать, по местническим порядкам должна была подчиниться Трубецкому — он был хоть и тушинским, но боярином, а Пожарский — лишь стольником. Также лагерь казаков стоял с востока от Москвы, а противник ожидался с запада. Пожарский решился на открытый бой с противником. Таким образом, Пожарский с Мининым от приглашения объединить войска отказались, встали отдельно, на западе, у Арбатских ворот. Тем самым войску Ходкевича перекрывался основной путь в Кремль.

Успели вовремя. Так как почти одновременно к Москве подошли польские войска. На Москву для захвата трона выступил король Сигизмунд II и королевич Владислав с канцлером Сапегой. Но большую армию король сформировать не смог, у него было лишь 4 тыс. солдат, и он двигался медленно, с остановками, сзывая шляхту. Однако гетман Ян Ходкевич был уже на подступах к русской столице. Он собрал большой обоз припасов и получил сильные подкрепления — литовскую конницу, отряды Корецкого, Неверовского, Млоцкого, Граевского, Величинского, также примкнули 8 тыс. запорожцев Наливайко, Зборовского и Ширяя. Гетман литовский учел опыт предыдущих боев и постарался укрепить свою армию пехотой. Король прислал ему в подкрепление полторы тысячи пехотинцев, многие из которых участвовали в осаде Смоленска. В целом польское войско насчитывало 12-14 тыс. бойцов, не считая слуг, плюс гарнизон Москвы в 3-3,5 тыс. человек. Струсь и Будила должны были ударить в тыл русской армии, когда атакует Ходкевич.

В результате основную часть польской армии составляла конница: казаки (запорожцы и «черкасы»), конные польские шляхетские отряды и венгерская кавалерия. Пехоты у Ходкевича было сравнительно немного, и состояла она из наемников: немцев, поляков, венгров и других. Личная дружина Ходкевича насчитывала 2 тысячи воинов. И наемная королевская пехота, и шляхетская конница имели хорошее вооружение: ружья, сабли, копья, стальные доспехи. Это было профессиональное войско, которое умело сражаться регулярным строем.

Надо отметить, что главнокомандующий польской армией Ходкевич был опытным и талантливым полководцем. Он успешно сражался со шведами, именно за победы над шведской армией Ходкевич был отмечен званием великого гетмана Великого княжества Литовского. В 1605 г. в битве при Кирхгольме Ходкевич с несколькими тысячами конницы разбил 11 тыс. шведскую армию короля Карла IX. Затем Ян Ходкевич активно участвовал в разгоревшейся внутри Речи Посполитой внутренней борьбе, поддержав короля. В 1609 году одержал новые победы над шведами. В результате как военачальник гетман пользовался большой известностью и славой в Европе. Остальные польские командиры, включая командир казаков Александра Зборовского, хмельницкого старосту Николая Струся и мозырского хорунжего Иосифа Будило, имели значительный боевой опыт.

«Стояти под Москвою... и битись до смерти». Битва за русскую столицу

Гетман великий литовский Ян Кароль Ходкевич

Таким образом, Пожарский опередил врага всего на день, у него успело подойти около 10 тыс. ратников, да у Трубецкого осталось 3-4 тыс. бойцов (по другим данным — около 8 тыс. бойцов у Пожарского и 2,5 тыс. человек у Трубецкого). Ополчение заняло Арбатские ворота и весь район между Арбатскими и Чертольскими воротами. Пожарский расположил свои дружины у стен Белого города по Земляному валу, господствовавшему над близлежащей местностью. На левом фланге, который у Чертольских ворот и у Алексеевской башни примыкал непосредственно к Москве-реке, расположился отряд под начальством князя Туренина. Правый фланг земской рати прикрывал отряд Дмитриева и Левашова, укрепившийся у Петровских ворот. Тверские ворота прикрывал отряд князя Лопаты-Пожарского.

Из дворян наиболее хорошо вооружены были представители западных областей — Смоленска, Дорогобужа и Вязьмы. Летописец отмечал: «А смоляном поляки и литвы грубны искони вечные неприятел, что жили с ними поблизку и бои с ними бывали частые и литву на боех побивали». Из крестьян, мещан и простых казаков, только нижегородские ополченцы были хорошо снаряжены и вооружены. Остальные «мнозии ж от казатцкову чину и всякие черные люди не имущие… токмо едину пищаль да пороховницу у себя имущие», «ови убо боси, инии же нази». Чуть лучше были экипированы казачьи сотни. Однако русские войска имели высокий боевой дух. Русские воины приносили присягу: «Стояти под Москвою и страдати всем... и битись до смерти».

Таким образом, польские войска имели более выгодное расположение своих сил — могли нанести удар с двух сторон, небольшое численное превосходство, особенно в первоклассной польской и венгерской коннице. Необходимо отметить и их лучшее вооружение, и большее количество профессиональных воинов и опытных военачальников. Поляки знали о своём превосходстве. Так, пан Будила с издевкой писал Дмитрию Пожарскому: «Лучше ты, Пожарский, отпусти к сохам своих людей». Правда, воины гетмана, зная, что в разоренной Москве их ждет не богатая добыча, а ожесточенное сопротивление, не могли похвастаться энтузиазмом в своих рядах. А гарнизон в Кремле был истощен голодом. Стоит также отметить, положение русского войска осложнялось еще и тем, что в нём не было полного согласия — Пожарский не мог с полной уверенностью положиться на казачьи отряды Трубецкого. Казаки могли прийти на помощь, а могли остаться в стороне.

Поэтому русское командование придерживалось оборонительной тактики. Пожарский приказал сооружать земляные укрепления, рыть окопы для размещения стрельцов с «огненным боем». Часть стрельцов была расположена на стенах Белого города. До глубокой ночи ополченцы, в основном «даточные люди» (военнообязанные крестьяне), сооружали деревянный острожек и рыли вокруг него глубокий ров. Множество москвичей помогали ратникам.

Русские войска заняли сильные позиции, которые опирались на каменные стены Белого города, где были установлены пушки, и шли по Земляному валу, который господствовал над всей низиной, тянувшейся по направлению к Воробьевым горам. Пожарский, как главнокомандующий, предвидел, что противник поведет наступление от Новодевичьего монастыря на Белый город, чтобы затем прорваться в Кремль. Поэтому на этом направлении князь Дмитрий сосредоточил свои главные силы и постарался как можно лучше укрепиться.

Хотя Пожарскому и Трубецкому не удалось договориться об объединении сил, однако предводители двух ратей смогли согласовать оборонительные действия. Пожарский дал Трубецкому в помощь по его просьбе пять отборных конных сотен. За это боярин-воевода обязался оборонять Замоскворечье. Казаки подмосковных полков располагалась к юго-востоку от Белого города, имея главные силы в укрепленных «таборах» у Яузских ворот и на Воронцовском поле. Было согласовано, что Трубецкой ударит во фланг и в тыл войска Ходкевича с правого берега Москвы-реки из Замоскворечья. Связующим звеном между казачьими полками и Вторым земским ополчением стал отряд Туренина.

В Замоскворечье казаки оборудовали два опорных пункта — острожка. Первый из них находился около церкви Климента (Климентьевская церковь) в конце Пятницкой улицы. Через нее шла большая торговая дорога на Рязань. После пожара здесь остались лишь развалины, в которых ютились вернувшиеся в город москвичи. Другой острожек был сооружен вблизи Москворецкого моста, против Китай-города, около пятиглавой церкви Георгия. В обоих острожках находились казачьи гарнизоны на случай нападения врага.

Едва русские ратники успели возвести острог и выкопать ров, Пожарскому доложили, что гетман Ходкевич выступил из Вязем (поселок в 40 километрах по Смоленской дороге от Москвы). Своевременно организованная конная разведка не позволила польскому войску застать русских врасплох. Без внимания Пожарского не остались и засевшие за крепкими кремлевскими и китайгородскими стенами полки Струся и Будилы. И в Белом городе, и в Замоскворечье были выставлены крепкие сторожи (сторожевые отряды), которые наблюдали за выходами из Кремля и Китай-города. Русское ополчение было готово встретить удар осажденного польского гарнизона в свой тыл.

«Стояти под Москвою... и битись до смерти». Битва за русскую столицу

Князь Пожарский во главе ополчения. Хромолитография по картине Т. Крылова. 1910 г.

Начало битвы

Утром 21 (31) августа Ходкевич подошел к Поклонной горе, в семи верстах от Москвы. К вечеру всё его войско расположились здесь лагерем. Приближение Ходкевича с войском в Кремле заметили с колокольни Ивана Великого. Осажденные обрадовались: появилась надежда на скорое освобождение и на избавление от голодной смерти. Струсь и Будила привели свои полки в боевую готовность. Лазутчики Ходкевича сумели в тот же день проникнуть за крепостные стены и сообщить Струсю план гетмана на предстоящее сражение. Предполагалось, что, в то время как войска Ходкевича атакуют земское ополчение, осажденные должны выйти из-за крепостных стен и ударить в тыл русских.
Гетман Ходкевич, как и предполагалось русским командованием, решил прорываться в Кремль по Смоленской дороге в направлении Чертольских и Арбатских ворот. Поэтому навстречу противнику, к Новодевичьему монастырю, командование ополчения заблаговременно выслало конницу, а пехота изготовилась к бою на валу Деревянного города. Были усилены и сторожи, наблюдавшие за западным фасом Кремлевской стены. Часть стрельцов и пушек Пожарский оставил против возможных вылазок осажденных поляков. Казаки Трубецкого выступили к Крымскому двору, расположенному недалеко от Калужских ворот, с целью закрыть путь врагу в Замоскворечье. Посланные вечером в помощь Трубецкому пять конных сотен ополченцев заняли позицию на правом берегу Москвы-реки южнее Крымского двора.

К утру 22 августа (1 сентября) войско гетмана Ходкевича перешло Москву-реку у Новодевичьего монастыря и изготовилось к бою. Сражение завязали конные сотни. Бой шёл с первого по седьмой час дня. Имея значительное превосходство в коннице, Ходкевич бросил свои отряды против сотен русских, изготовившихся к бою в районе Девичьего поля. Польским тяжеловооруженным гусарам противостояла хуже вооруженные, но более подвижные русские всадники. Бой сразу принял упорный характер. Противники попеременно теснили друг друга. Атаки производились то одной, то другой стороной и долгое время не давали результата. Тогда гетман Ходкевич в поддержку кавалерии ввел в бой часть своей пехоты. Левый фланг русской армии дрогнул. «Етману же наступающу всеми людьми, князю же Дмитрию и всем воеводам, кои с ним пришли с ратными людьми, не могущу противу етмана стояти конными людьми и повеле всей рати сойти с коней».

В результате русской коннице пришлось отступить в направлении Чертольских ворот. После упорного боя противник вышел к Земляному валу. Войска Ходкевича пошли на «станы приступом». Профессиональные наемные солдаты, имевшие большой военный опыт и навык, сбили ополченцев с вала, хотя и понесли при этом серьёзные потери. Ополченцы отупили в пределы Земляного города, где ожесточенный бой продолжился среди развалин. Главный удар Ходкевич снова наносил по левому флангу русских войск, прижав их к берегу Москвы-реки. Русская пехота и спешенная конница в развалинах Москвы, где было много разрушенных строений, заранее сооруженных окопов, могла противостоять вражеским войскам, которые потеряли преимущество, так здесь не было место для маневра польской конницы. Шел ближний бой: из окопов и развалин русские ратники залпами били по врагу, а затем сходились врукопашную.

В разгар сражения полковник Струсь решил нанести удар в тыл ополчения и соединиться с войсками Ходкевича. Но отряд, который Пожарский заранее выделил для защиты Чертольских ворот с тыла, и сторожи ополчения отбили атаку. В этом бою на глазах Кузьмы Минина был убит его любимый племянник — бесстрашный воин Фотим Еремкин. С трудом удалось отряду костромичей, которым предводительствовал ремесленник Ремень, загнать поляков обратно в Кремль. При этом поляки понесли большие потери. Неудачно закончилась также вылазка поляков в районе Водяных ворот. Несмотря на поддержку артиллерии со стен Кремля, они не только не отступили, но и захватили у противника знамена, многих врагов перебили, а остальных заставили бежать. Сторожевые отряды ополчения выполнили свою задачу, не позволив осажденному гарнизону в разгар сражения нанести удар в спину русских войск. Гарнизон Кремля понёс серьёзные потери. Как вспоминал Будило, «в то время несчастные осажденные понесли такой урон, как никогда».

Войска Ходкевича продолжали теснить отряды Пожарского, грозя опрокинуть их в Москву-реку, а Трубецкой на помощь не шел. Некоторые казаки, обозленные нежеланием ополчения стать вместе с ними в «таборах», говорили: «Богаты пришли из Ярославля и одни могут отбиться от гетмана». Во второй половине дня пять сотен, которые были приданы к войскам Трубецкого князем Пожарским, не ожидая приказа, бросились через реку в бой. За ними последовали со своими отрядами атаманы Афанасий Коломна, Дружина Романов, Филат Можанов и Макар Козлов. Перед выступлением они заявили Трубецкому, что «в вашей нелюбви Московскому государству и ратным людям пагуба только чинится. Почему не помогаешь погибающим?» И четыре казачьих атамана со своими отрядами самовольно отделились от Трубецкого и, форсировав реку, присоединились к Пожарскому. С помощью прибывшего свежего подкрепления, натиск польских войск удалось остановить. В итоге гетман Ходкевич отступил за Москву-реку на Воробьевы горы, понеся большие потери. Поляки оставили на поле боя свыше тысячи убитых. Еще больше было раненых.

Однако, несмотря на серьёзные потери, гетман не терял надежды прорваться в Кремль и оказать помощь осажденному гарнизону. Поэтому сражение не было завершено. Ходкевич подготовил новый удар.

«Стояти под Москвою... и битись до смерти». Битва за русскую столицу


Продолжение следует…
Автор: Самсонов Александр


Статьи из этой серии:

Смута

Народный герой Кузьма Минин и Смута
Как убили Лжедмитрия I
Как подавили восстание Болотникова
Как Лжедмитрий II пытался взять Москву
Разорение Русской земли. Героическая оборона Троице-Сергиева монастыря
Поход Скопина-Шуйского: битвы под Торжком, Тверью и Калязино
Как началось польское вторжение. Завершение освобождения Москвы армией Скопина-Шуйского: битва на Каринском поле и под Дмитровом
Героическая оборона Смоленска
Как польская армия штурмовала Смоленск
Клушинская катастрофа русской армии
Как Россия чуть не стала колонией Польши, Швеции и Англии
«Время подвига пришло!» Как создали Первое народное ополчение
«Лучше мне было бы умереть, чем видеть всё это». Как поляки сожгли Москву
Как Первое народное ополчение пыталось освободить Москву
Как Минин и Пожарский создали Второе народное ополчение
Столица Второго ополчения в Ярославле

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 7
  1. V.ic 22 сентября 2016 06:42
    И впереди нас рать, и позади нас рать, и вокруг нас рать... Поляки, словом...
  2. parusnik 22 сентября 2016 07:37
    Спасибо, ждем продолжения..там самое интересное.
  3. РПК 22 сентября 2016 08:49
    В названии не точность,Московия не было Русью.Да и обычная ошибка историков.Движение было по рекам.Надобности в сухопутном движении не было,как не было и дорог.Тем более арту тягать по болотам,ручьям,лесам не реально,как и обозы,типа обозы всем и снабжали.Обозы и каменные ядра везли?Не смешите мои тапочки.
    1. igordok 22 сентября 2016 17:11
      Цитата: РПК
      В названии не точность,Московия не было Русью.Да и обычная ошибка историков.Движение было по рекам.Надобности в сухопутном движении не было,как не было и дорог.Тем более арту тягать по болотам,ручьям,лесам не реально,как и обозы,типа обозы всем и снабжали.Обозы и каменные ядра везли?Не смешите мои тапочки.

      Какой вы все таки упрямый. На картах была и Московия, была и Россия (Русь), дороги были и водные, были и по суши. Каждый выбирает по себе.
  4. Александр12 22 сентября 2016 09:47
    Однако, несмотря на серьёзные потери, гетман не терял надежды прорваться в Кремль и оказать помощь осажденному гарнизону. Поэтому сражение не было завершено. Ходкевич подготовил новый удар.

    "Как всегда на самом интересном месте" wink
  5. Maks Repp 22 сентября 2016 12:33
    Хорошие статьи. Вот о еще одном герое земле русской, Фотиме Еремкине, узнал.
  6. JääKorppi 4 октября 2016 13:00
    Ага и здесь, братья - хохлы грабить приходили! А гетман Ходкевич и в Евпропе прославился! Очень интересная личность. В старом фильме "Минин и Пожарский" замечательно показано!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня