1942 год. «Операция на юге развивается безостановочно»

Начальник генерального штаба сухопутных войск генерал Ф. Гальдер 13 июля 1942 г. в своем служебном дневнике записал: «Операция на юге развивается безостановочно». Главные силы немецких войск наступали на кавказском направлении, а 6-я полевая армия, поддерживаемая мощными силами авиации, быстро продвигалась к Сталинграду. Темп движения этой армии составлял примерно 30 км в сутки.

В дневнике Гальдера в это время всё чаще упоминается Сталинград. 16 июля: «По вполне надежным сведениям, следует рассчитывать, что противник использует все силы и средства для удержания Сталинграда... Совещание с Геленом и Хойзингером: «Обсуждение замысла предстоящего сражения у Сталинграда»». 18 июля: «По данным агентуры, Сталин использует все, чтобы отстоять Сталинград, переправить свои войска через Дон и удержать этот рубеж. ...На докладе у фюрера сегодня... отдан «высочайший приказ», требующий форсирования Дона на широком фронте (на юг, к востоку от устья Донца) и начала сражения за Сталинград». 20 июля: «6-я армия успешно продвигается на юго-восток». 21 июля: «Войска Паулюса (6-я армия) очень быстро и энергично продвигаются вперед к Сталинграду, куда противник пытается перебросить свои войска по железной дороге, идущей с северо-запада, и автотранспортом. Смена войск на фронте по Дону и подтягивание сил протекают хорошо». 22 июля: «Продвижение 6-й армии обеспечено, успешно организуется сторожевое охранение Дона».

1942 год. «Операция на юге развивается безостановочно»

Немцы рядом с подбитым советским танком Т-60 под Сталинградом


Когда вражеские намерения стали совершенно ясны советскому командованию, оно разработало планы по обороне Сталинграда. Противник стремился нанести поражение армиям Южного фронта, а с выходом к Волге и захватом Сталинграда рассечь советский стратегический фронт на две изолированные части, разорвать коммуникации, которые связывали центральные области СССР с Кавказом. С решением этой задачи, по мысли верховного немецкого командования, приближалась и конечная цель войны: разгром Красной Армии и завоевание Советской России. «Советский Союз в те дни переживал тяжелый кризис,— писал Ганс Дёрр.— По всей видимости, русские, хотя и осуществили планомерный отход на Дон, под давлением немецких частей вынуждены были отступить к Волге и Кавказу раньше намеченного срока; на некоторых участках их отступление превратилось в бегство. Это нашло отражение в знаменательном с различных точек зрения приказе Сталина, изданном в конце июля» (Г. Дёрр. Поход на Сталинград. Оперативный обзор).

Таким образом, обстановка на южном фланге советско-германского фронта складывалась крайне неблагоприятно для СССР. Вермахт, обладая инициативой, огромным боевым опытом, имея превосходство в силах, особенно в танках и авиации, рвался на восток. Советским войскам приходилось отступать, оставляя врагу богатейшие области Дона.

Необходимо было остановить врага, дать ему сражение, перемолоть немецкие войска и создать предпосылки для перелома на фронте. Командующие Сталинградским фронтом Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко, а с 23 июля — генерал-лейтенант В. Н. Гордов выполняли директиву Ставки о принятии срочных мер к защите Сталинграда. Комфронта С. К. Тимошенко приказал войскам фронта удержать район Сталинграда и подготовить силы для контрудара в западном и юго-западном направлениях.

Как уже ранее отмечалось, первоначально командование СФ имело ограниченные средства и силы для решения этой задачи. В состав фронта были включены три резервные армии (63-я, 62-я и 64-я) и две армии бывшего Юго-Западного фронта (21-я и 8-я воздушная). Во второй половине июля в Сталинградский фронт вошли и отошедшие в его полосу 28-я, 38-я и 57-я армии. Однако большое количество соединений не должно вводить в заблуждение. Резервные армии не все были полностью укомплектованы к моменту передислокации из тыла страны на фронт (62-я армия, например, имела некомплект в людях и вооружении), новые формирования ещё не были должным образом сколочены и, как правило, не имели боевого опыта. Ощущался острый недостаток в противотанковой и зенитной артиллерии. Во многих дивизиях не хватало боеприпасов и автотранспорта. Кроме того, советским войскам после выдвижения из глубины приходилось с ходу занимать позиции на местности, где обычно отсутствовали заранее подготовленные оборонительные рубежи. Войска из-за большого пути растягивали время прибытия в район Сталинграда и сосредоточение на рубежах обороны. На марше они попадали под удары немецкой авиации, и несли потери.

Что касается армий бывших Юго-Западного и Южного фронтов, они были обескровлены в тяжелых боях при отступлении к Сталинграду, и остатки их соединений понесли большие потери в живой силе и имели мало боевой техники. Поэтому значительная их часть сразу же отводилась во фронтовой тыл на формирование на их основе новых соединений. 13-й, 22-й и 23-й танковые корпуса, отошедшие из-под Харькова, поступив в распоряжение командующего Сталинградским фронтом, были отведены в тыл на пополнение людьми и материальной частью. Из остатков девяти стрелковых дивизий 38-й армии управления четырех дивизий были отведены в тыл для создания на их основе новых соединений. Управление 57-й армии во второй половине июля было выведено в район Сталинграда. Тяжелая ситуация была с авиацией. 8-я воздушная армия генерала Т. Т. Хрюкина была укомплектована самолетами всего лишь на 50%. Самолетный парк 8-й воздушной армии на 70-75% состоял из машин устаревших типов. Новых самолетов типа Як-1, Пе-2 и Ил-2 было ещё мало. Плохими были условия базирования: отсутствовали подготовленные аэропорты, склады горючего, боеприпасов, различного оборудования и материалов.

При этом Ставка ВГК продолжала укреплять сталинградское направление. На усиление 8-й воздушной армии, которая понесла большие потери, было направлено 10 авиационных полков (200 самолетов). К 22 июля были направлены в распоряжение командующего Сталинградским фронтом 18-я и 131-я стрелковые дивизии, 28-й танковый корпус, а также другие танковые и артиллерийские соединения и части. Еще через несколько дней (26-27 июля) в район Сталинграда стали прибывать с Дальнего Востока 126-я, 204-я, 205-я, 321-я, 399-я и 422-я стрелковые дивизии. Часть из них направлялась на формирование новых армий, другие с ходу вступали в тяжелые бои, развернувшиеся на дальних подступах к Сталинграду. Для борьбы с вражескими десантами в Сталинградской области сформировали 80 истребительных батальонов, которые насчитывали 11 тыс. человек.

Таким образом, Сталинградский фронт постепенно наращивал силы. Но борьба начиналась, когда СФ имел ограниченные возможности, чтобы остановить противника и ситуация была критической. Полоса обороны от Павловска до Верхне-Курмоярской, где надлежало организовать сопротивление, составляла более 500 км. К началу боев не на всех её участках находились войска, и командованию фронта приходилось принимать чрезвычайные меры, чтобы в наиболее опасных местах выставить заслоны и сдержать наступающие немецкие войска.



Начало битвы

Шесть стрелковых дивизий, три танковые бригады и два отдельных танковых батальона 63-й армии под командованием В. И. Кузнецова развернулись на 250-километровом фронте от Павловска до Серафимовича. Разведка была выдвинута на правый берег Дона, основные силы были на левом берегу. Армия Кузнецова должна была не дать врагу прорвать за Дон, сохранить железную дорогу, которая вела к Сталинграду с северо-запада. 21-я армия под началом А. И. Данилова силами трех дивизий заняла оборону примерно 60-километрового участка от Серафимовича до Клетской. Армия располагалась на левом берегу Дона.

Далее фронт поворачивал на юг. 90-километровый участок от Клетской до Суровикино обороняла 62-я армия В. Я. Колпакчи, в составе которой было шесть стрелковых дивизий, четыре полка курсантов военных училищ, одна таковая бригада, шесть отдельных танковых батальонов. Колпакчи наибольшее внимание уделили своему левому флангу, где проходил кратчайший путь к Сталинграду с запада. 64-я армия под командованием В. Н. Гордова в составе четырех стрелковых дивизий (к 22 июля в район Сталинграда прибыли только две дивизии), двух стрелковых бригад, четырех полков курсантов военных училищ и одной танковой бригады разворачивалась для обороны 120-километрового участка от Суровикино до Верхне-Курмоярской. Левофланговые соединения армии заняли оборону на левом берегу Дона. Передовые отряды 62-и 64-й армий были выдвинуты на рубеж рек Чир и Цимла. 57-я армия составила резерв фронта и находилась на переформировании севернее Сталинграда. По указанию Ставки управление 38-й армии приступило к формированию 1-й танковой армии, а управление 28-й армии — к формированию 4-й танковой армии.

К 22 июля на оборонительный рубеж успели выдвинуться только б2-я и 63-я армии, а из соединений 64-й армии прибыли и заняли оборону лишь 214-я и 229 -я стрелковые дивизии. Командующие общевойсковыми армиями построили свои войска в два эшелона с выделением сильных резервов. Так, в первый эшелон 63-й армии выдвигались 127-я, 1-я, 153-я и 197-я стрелковые дивизии с шириной полос обороны для каждой дивизии от 40 до 102 км. Во втором эшелоне (30 км от переднего края обороны) была 203-я стрелковая дивизия. В 100 км от линии фронта располагался армейский резерв: 14-я гвардейская стрелковая дивизия, два танковых батальона и один полк истребительно-противотанковой артиллерии. В 62-й армии первый эшелон составляли 192-я, 33-я гвардейская, 181-я, 147-я стрелковые дивизии (ширина полос обороны этих дивизий от 14 до 42 км), 196-я дивизия заняла оборону на левом фланге армии на рубеже Суровикино — Нижне-Солоновский. 184-я дивизия была во втором эшелоне (30 км от переднего края главной полосы). Резервы армии располагались за её левым флангом. Таким образом, боевые порядки советских дивизий были сильно растянуты.


Постройка переправы через Дон. Июль 1942 г.

Первыми с врагом столкнулись передовые отряды 62-й армии под командованием генерал-майора В. Я. Колпакчи. Армия Колпакчи с 11 по 17 июля совершила марш в назначенный ей район и развернулась на фронте от Клетской до Суровикино. Подходящие части сразу же приступали к оборонительным работам, организации системы огня, наблюдения, вели разведку перед своим передним краем. Передовые отряды армии выдвинулись на линию рек Цуцкан, Чир, Цимла.

16 июля 1942 г. передовые части противника вышли к р. Чир и вступили в боевое соприкосновение с частями 62-й армии. «В 20:00 четыре немецких танка скрытно подошли к хутору Золотой и открыли огонь по отряду. Первый бой Сталинградской битвы длился 20-30 минут. Танкисты 645-го танкового батальона заявили, что уничтожено 2 немецких танка, 1 противотанковая пушка и ещё 1 танк подбит. Видимо, немцы не рассчитывали столкнуться сразу с двумя ротами танков и послали вперед всего четыре машины. Потери отряда составили один Т-34 сгоревшим и два Т-34 подбитыми. Первый бой кровопролитного многомесячного сражения не был ознаменован ничьей смертью — людские потери двух танковых рот составили 11 человек ранеными. Таща за собой два подбитых танка, отряд вернулся назад» (А. В. Исаев. «Сталинград. За Волгой для нас земли нет»). Таким образом, на дальних подступах к Сталинграду, в большой излучине Дона, начиналась великая битва. Немцы сразу же встретили организованное сопротивление советских войск. Этого противник не ожидал, хотя и не придал большого значения этому.

17 июля на рубеже рек Чир и Цимла передовые отряды 62-й и 64-й армий СФ вступили в бой с авангардами 6-й немецкой армии. Взаимодействуя с авиацией 8-й воздушной армии, они оказали упорное сопротивление противнику. Так передовой отряд 192-й стрелковой дивизии — 676-й стрелковый полк, 1-й дивизион 293-го артполка, 644-й танковый батальон — 17 июля у хутора Пронин вошел в соприкосновение с немцами. «Сдерживая противника, полк с тяжелыми боями в полуокружении отходил к полосе основной обороны дивизии». Стоит отметить, что 192-я стрелковая дивизия была вполне боеспособным соединением. Ядром её были черноморские моряки — 102-я курсантско-морская бригада, которая весной 1942 г. была выведена из боев на таганрогском направлении. На формировании в Сталинградской области в состав дивизии вошли курсанты военно-пехотных училищ: Нальчикского, Урюпинского. 3-го Орджоникидзевского, 3-го Грозненского, Житомирского, 192-я дивизия имела три стрелковых полка (676-й, 427-й и 753-й), артполк (298-й), отдельный истребительно-противотанковый дивизион (417-й), саперный батальон, медсанбат, разведроту, отдельный батальон связи. Командир дивизии полковник А. С. Захарченко — участник Первой мировой и гражданской войн, был человеком с большим боевым опытом и знаниями. Начало войны он встретил, командуя 25-й чапаевской дивизией. Вместе с пограничниками и моряками Дунайской флотилии дивизия почти месяц удерживала советскую границу в стокилометровой полосе вдоль Дуная.

Схожая картина была и на других участках. Передовой отряд 33-й гвардейской стрелковой дивизии 62-й армии отразил три атаки немецких войск. Некоторые подробности о боях в этот день сообщаются в «Кратком очерке боевого пути 62-й армии»: «88-й (стрелковый) полк 33-й гвардейской (стрелковой дивизии) 21 июля вел бой с противником на рубеже 5 километров западнее Петровка. В течение дня гвардейцы отбили три яростные атаки врага, уничтожив до батальона пехоты и 20 танков. Утром следующего дня противник бросил на эту часть до двух пехотных полков. Бой возобновился с новой силой. Откатившись под сокрушительным ударом гвардейцев, немцы днем повторили атаку. И её отразили наши воины, нанеся фашистам большие потери».

В результате темпы наступления немецких войск упали с 30 км до 12-15 км в сутки. Чтобы сломить сопротивление советских войск, немцам пришлось ввести в бой часть главных сил, развернуть 5 дивизий и затратить 5 суток на борьбу с нашими передовыми отрядами. Это позволило нашим войскам выиграть время для подтягивания войск из резерва и развертывания их на рубежах обороны, чтобы восстановить боеспособность частей и соединений, которые ранее вели тяжелые бои и отступали под натиском врага. В итоге шесть-семь суток потребовалось немецкой армии, чтобы сломить сопротивление передовых советских отрядов и выйти, преодолев расстояние в 70 км, к главной полосе обороны на дальних подступах к Сталинграду.

По мере продвижения 6-й немецкой армии к Сталинграду её левый фланг сильно растягивался вдоль правого берега Дона фронтом на северо-восток. Кроме того, неожиданно упорное сопротивление советских войск вынудило немецкое командование усилить войска на сталинградском направлении. 17 июля 1942 г. из резерва главного командования в 6-ю армию передали 14-й танковый корпус (16-я танковая и 60-я моторизованная дивизии). Через два дня 6-й армии вернули из 4-й танковой армии 51-й армейский корпус (44-я, 71-я и 297-я пехотные дивизии). Из резерва ОКХ в распоряжение командующего 6-й немецкой армией поступила 403-я охранная дивизия. В то же время действовавшая на левом фланге 6-й армии 75-я пехотная дивизия была передана в соседнюю слева 2-ю венгерскую армию. В результате перегруппировок 6-я армия к исходу 22 июля имела 18 дивизий (включая 1 танковую и 2 моторизованные дивизии), а всего вместе с частями усиления — около 250 тыс. человек, 7500 орудий и минометов, 740 танков. Её поддерживали мощные силы авиации.

Через несколько дней на сталинградское направление начали выдвигать из состава группы армий «А» ещё два корпуса — 24-й танковый и 11-й армейский корпус, а также 8-я итальянская армия в составе семи пехотных дивизий, одной пехотной и одной кавалерийской бригад. Итальянская армия должна была занять правый берег Дона на участке от Павловска до Вешенской, чтобы освободить часть войск 6-й армии для наступления на Сталинград. Кроме того, на сталинградское направление выдвигали и 3-ю румынскую армию. Сухопутные силы поддерживались основными силами 4-го воздушного флота и 8-м авиационным корпусом. В результате на сталинградском направлении немцы сосредоточили около 30 дивизий и 1200 самолетов. Это позволило немцам создать на направлениях ударов превосходство над войсками 62-й и 64-й армий в живой силе и технике более чем в 2 раза. В авиации превосходство было в 3-4 раза.

Советское командование предпринимало чрезвычайные меры по усилению авиации на сталинградском направлении. На усиление 8-й воздушной армии (имела 337 исправных самолетов) направили (с 20 июля по 17 августа) 23 авиационных полка — около 450 самолетов. Кроме того, на аэродромы, расположенные около Сталинграда, было переброшено пять дивизий авиации дальнего действия. К 4 сентября в составе СФ сформировали 16-ю воздушную армию под командованием генерала П. С. Степанова (с конца сентября армию возглавил генерал С. И. Руденко).


Солдаты 94-й пехотной дивизии вермахта позируют на трофейном советском паровозе. На щите нарисована эмблема дивизии с надписью: «По кавказской железной дороге в Сталинград. 6.8.42 г.»

Продолжение следует…

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 7

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. Венд 28 февраля 2017 15:32
    Очень часто слышу, мол под Москвой русским помог "генерал Мороз". А под Сталинградом тоже мороз помог? Только мужество советских солдат и талантливое руководство войсками приводит к победе. И ни как иначе, чтобы либералы не кричали.
    1. Severomor 28 февраля 2017 17:16
      Под Курском стопудово Курская магнитная аномалия, вместо Востока стрелка компАса показала Запад, вот они и попёхали на Берлин.... перепутали
    2. ando_bor 28 февраля 2017 17:32
      Ты хочешь сказать что благодаря мужество советских солдат и талантливому руководство войсками немцев еще летом под Сталинградом окружили и уничтожили.
      1. Венд 1 марта 2017 09:37
        Цитата: ando_bor
        Ты хочешь сказать что благодаря мужество советских солдат и талантливому руководство войсками немцев еще летом под Сталинградом окружили и уничтожили.

        Я хочу сказать, что благодаря этому летом Сталинград не был взят гитлеровскими войсками. И стал могилой для многих немцев. Не стоит выворачивать мои слова наизнанку.
  2. Лекс. 28 февраля 2017 16:46
    Ну и мороз тоже помог фрицы внизу ещё улыбаются август месяц зимой улыбка исчезла были одеты кто во что горазд как армия наполеона при бегстве
    1. samoletil18 28 февраля 2017 21:18
      Ну-ну. Посмотрите на карту. Я понимал бы Вашу любовь к морозу, если бы немцы брали Сталинград вдоль Волги, то как-то... Сравните карту Берлина и Сталинграда. Сравните сроки. Только не надо про рпстянутость коммуникаций и союзников с ленд-лизом. Ситуации зеркальные.
  3. parusnik 28 февраля 2017 18:09
    Уже летом, 1942 не смотря на то,что отступали, начали ломать хребет зверю..под Сталинградом..
Картина дня