Продажу Русской Америки прикрыли заботой «о национальных интересах»

Где раз поднят русский флаг, он никогда не должен спускаться.

Государь Николай I


В Петербурге начали обсуждать вопрос о продаже Русской Америки ещё во второй половине 1850-х годов. Западники — великий князь Константин Николаевич (младший брат царя Александра II), российский посланник в Вашингтоне барон Эдуард Стекль, капитан И. А. Шестаков — настаивали на бесперспективности, убыточности заморской территории, считали, что Русскую Америку у России всё равно отнимут и предлагали, что раз удержать нельзя, «лучше уступить заблаговременно и добровольно». Позиция МИДа была более осторожной и сводилась к изучению вопроса, её поддерживал и император, поэтому было решено отложить его реализацию до истечения срока привилегий Российско-американской компании в 1862 году.

А затем вопрос временно отложили из сложностей США: в ноябре 1860 г. президентом страны был избран представитель республиканской партии А. Линкольн, а в апреле 1861 г. началась гражданская война. Как считал Э. А. Стекль, из-за сложившегося в штатах положения никаких переговоров о продаже русских владений вести уже невозможно.

Решение об уступке

В середине 1860-х годов судьба, казалось, благоволила Российско-американской компании. Несмотря на резкую критику в её сторону, летом 1865 г. и весной 1866 г. Государственный совет утвердил основы нового устава РАК, а правлению компании удалось даже получить от правительства дополнительные льготы. По представлению министра финансов М. Х. Рейтерна Александр II 20 августа 1866 г. «повелеть соизволил» производить РАК «ежегодное из государственного казначейства пособие по двести тысяч рублей» и снять с нее долг казне в размере 725 тыс. рублей.

Однако правительство по-прежнему склонялось к мысли о необходимости избавиться от своих обременительных владений в далекой Америке, тем более что общее состояние финансов Российской империи было в совершенно неудовлетворительном состоянии. Глава министерства финансов Рейтерн представил царю Александру специальную записку, в которой отмечал необходимость соблюдения строжайшей экономии во всех государственных расходах, включая военное и морское министерства. Единственный выход из положения, даже при самом решительном сокращении государственных расходов, министр финансов видел в получении средств из-за границы. Получение даже сравнительно небольшой суммы из-за границы представляло для царского правительства определенный интерес.

Таким образом, в это время в правительстве возобладали «либералы», которые видели выход для экономики России не активном протекционизме и опоре на собственные силы в деле развития отечественного производства, а в экономии, резком сокращении госрасходов, получении средств за границей, даже путем продажи русских территорий. Как мы видим, методы либералов, что в XIX в., что XX-XXI вв., одинаковы — сокращение, «оптимизация», распродажа государственной (народной) собственности.

Непосредственным поводом к возобновлению рассмотрения вопроса о судьбе Русской Америки послужил приезд в Петербург русского посланника в Вашингтоне Стекля. Покинув Соединенные Штаты в октябре 1866 г., он вплоть до начала следующего года находился в столице. Стекль встретился с другими ключевыми фигурами в этом вопросе — князем Константином и министром финансов Рейтерном. После встречи со Стеклем, Рейтерн сообщил 2 (14) декабря 1866 г. свои соображения на этот счет. Он особо подчеркивал несостоятельность РАК. Уступка русских владений в Америке представлялась ему весьма желательной по следующим причинам, которые в целом повторяли прежние установки великого князя, Стекля и Шестакова: 1). «1. После семидесятилетнего существования компании она нисколько не достигла ни обрусения мужского населения, ни прочного водворения русского элемента и нимало не способствовала развитию нашего торгового мореплавания. Компания даже не приносит существенной пользы акционерам... и может быть только поддерживаема значительными со стороны правительства пожертвованиями». Как отмечал министр, значение колоний в Америке еще более уменьшилось, так как «ныне мы уже прочно водворились в Амурском крае, находящемся в несравненно более выгодных климатических условиях».

2). «Передача колоний... избавит нас от владения, которое в случае войны с одной из морских держав мы не имеем возможности защитить». Также Рейтерн упоминал о возможных столкновениях РАК с предприимчивыми американскими торговцами и мореплавателями, которые приведут к необходимости «содержать с большими на это расходами военные и морские силы в северных водах Тихого океана для поддержания привилегий компании, не приносящей существенной выгоды ни России, ни даже акционерам, и во вред дружественным нашим отношениям к Соединенным Штатам».

Как и в прошлом, главной и наиболее влиятельной фигурой (после Александра II) при обсуждении вопроса о судьбе Русской Америки оставался Константин. Он сообщил А.М. Горчакову, что девятилетний период, прошедший со времени прежнего отзыва о Русской Америке (7 декабря 1857 г.), не изменил ситуацию. Колонии нужно поддерживать искусственно, выделять деньги на «существование частной компании, доказавшей свою несостоятельность в достижении предназначенных ей целей». Также указывалось на «значительное развитие, которое получил в эти девять лет При-Амурский край», что показывает, где будущее России. Повторялась и мысль о дружбе с США, что вело к необходимости «отстранения всего, что могло бы породить несогласие между двумя великими державами».

То есть если продолжить мысль великого князя на современный период истории. То Россия, чтобы отстранить всё, что «могло бы породить несогласие между двумя великими державами», должна немедленно отдать Крым, выплатить Украине контрибуцию, уничтожить ядерный арсенал, провести демилитаризацию, и отдать все ранее «оккупированные» земли — Калининград-Кёнигсберг, Курилы, Северный Кавказ и т. д. Вот такие «патриоты» входили в правящую верхушку России Романовых.

Очевидно, что практически все установки Рейтерна, Стекля и Константина по «необходимости и неизбежности» продажи Русской Америки натянуты, или даже тянут на государственную измену, которая прикрыта «заботой о национальных интересах» России. Явной передержкой выглядит утверждение, что русские земли в Америке не приносят и даже не могут принести пользы, не имеют существенной связи с Россией и т. п. Для того, чтобы эти земли стали приносить существенную пользу и получили развитую связь с остальной Россией, царскому правительству надо было заняться прямой обязанностью. Развивать эти территории, заселить их русскими безземельными крестьянами из перенаселенной европейской части империи (в Русской Америке было всего около 800 русских), расширять старые и строить новые поселения, создавать местное производство, усилить флот, военные и морские силы в северной части Тихого океана, развивать торговлю с республиками Латинской Америки, с Китаем и т. д. Русская Америка имела колоссальный потенциал развития, но его не использовали. Что касается положения самой Российско-американской компании в середине 60-х годов, то оно было трудным, но не критическим. При поддержке правительства РАК вполне ещё могла принести пользу державе. Очевидно также, что 5 млн. долларов, на которые рассчитывали, и 7,2 млн. долларов, которые фактически получили, не могли быть существенной финансовой поддержкой при общих расходах России, превышавших 400 млн. рублей.

Внешняя угроза не была решающей. Даже во время Восточной (Крымской) войны русские владения в Америки смогли уберечь. В 1860-е годы ситуация была стабильной: отношения РАК с Компанией Гудзонова залива остались нормальными, а США к 1866 г. еще не оправились от тяжелейших потерь гражданской войны. Россия оказывала военно-дипломатическую поддержку США во время гражданской войны (посылка двух эскадр, что охладило воинственный пыл британцев), поэтому 1866 год оказался пиком дружественных отношений между русскими и американцами. Исследователь С. Ф. Фетисов даже выдвинул гипотезу, что русские и американцы в это время были на пороге заключения стратегического союза — «Первой Антанты», направленного против Англии (Фетисов С. В. Первая Антанта. Как мы потеряли Аляску). Мол, это стало решающим аргументом в пользу продажи Аляски.


Таким образом, основные предлоги по продаже Аляски были надуманными, либерально-западническому крылу в верхушке Российской империи было легче «оптимизировать» расходы, сдать «ненужную» территорию, чем развивать её. Ведь время и деньги можно было использовать лучше — на роскошную жизнь в европейских городах и курортах, на предметы роскоши, на любовниц и пр.

Надо отметить, что в России были те, кто понимал, что нельзя продавать русские владения в Америке. Однако решение приняли секретно, в узком кругу тех, кто поддерживал решение о продаже заморских территорий, не вынеся его для широкого обсуждения в обществе. Поэтому мнение патриотов-государственников не учли. В частности, сотрудник Азиатского департамента Ф. Р. Остен-Сакену представил записку с решительными возражениями против продажи русских владений в Америке. Сакен отмечал что нельзя сделать вывод о бесполезности колоний, так как «70 лет колонии эти находились в исключительном распоряжении безжизненной компании, единственная заслуга которой в отношении к России заключалась в том, что ее существование служило как бы внешним знаком нашего владения и этим воспрепятствовало посторонним державам занять никем не занятое место». Правительство же не занималось развитием Русской Америки и даже не попыталось этого сделать.

По поводу того, что колонии «рано или поздно они у нас будут отняты», Остен-Сакен писал, что «История расширения тамошних владений русских, английских, американских всего лучше разъясняет нам, почему нас уже давно не вытеснили из Северной Америки». Это связано с соперничеством на континенте Англии и Соединенных Штатов. В результате слабая РАК смогла удержать за Россией огромные территории, так как на них никто реально не покушался. «Пока существует нынешний порядок вещей в Северной Америке, едва ли основательно опасаться захвата наших Колоний другой державой», — делал вывод Сакен. Действительно, штаты не могли в этот период захватить русские колонии, так как Россия поддерживала США в борьбе с британцами, в частности, во время гражданской войны Севера и Юга. Англия также не могла этого сделать, без серьёзных осложнений с Россией. Кроме того, в этом случае русские могли рассчитывать на поддержку американцев. В итоге Россия имела значительный временной промежуток — до конца XIX в начала XX в., когда США окрепнут и пойдут на прямую агрессию по захвату территорий (война с Испанией 1898 г.), чтобы закрепить Русскую Америку за собой.

Остен-Сакен отмечал и тот факт, что денежный факто в продаже колоний сильно преувеличен. «Если бы сумма, которую мы получим за наши колонии была так значительна, что могла бы покрыть известную часть нашего государственного долга, то конечно приманка была бы сильная. Но несколько миллионов и даже десятков миллионов рублей едва ли имеют государственное значение в империи, имеющей около полумиллиарда ежегодного дохода и расхода, и более чем полтора миллиарда долгу».

Русский чиновник также видел и будущий стратегический урон от продажи Русской Америки. В частности, он отмечал, что будет нарушено «сложившееся исторически распределение североамериканского материка между тремя великими державами» (Соединенные Штаты, Англия и Россия). Баланс сил будет нарушен в пользу американцев. При этом американцы получат плацдарм для дальнейшей экспансии, следующей их целью станет Сибирь. Поэтому Остен-Сакен делал важнейший вывод: «… нынешнее поколение имеет святую обязанность сохранить для будущих поколений каждый клочок земли, лежащей на берегу Океана, имеющего всемирное значение».

Горчаков, ознакомившись с выводами двух влиятельных сановников и хорошо зная точку зрения Э. А. Стекля, пришел к выводу, что настало время принимать окончательное решение. Он предложил провести особое совещание с личным участием Александра II. В час дня 16 (28) декабря в парадном кабинете министерства иностранных дел России на Дворцовой площади собрались участники «особого заседания»: царь Александр II, Константин, Горчаков, Рейтерн, морской министр Н. К. Краббе и Стекль. Главная ответственность за принятое решение в России, естественно, ложилась на императора, но, как правило, он просто утверждал волю наиболее влиятельных сановников-министров. В данном случае это была воля четырех высших руководителей правительства, а также мнение посланника в Вашингтоне, и все они безоговорочно высказались в пользу продажи Русской Америки. По предложению министерства финансов был определён порог суммы — не менее 5 млн. долларов золотом.

22 декабря управляющий морским министерством Краббе представил Александру II записку «Пограничная черта между владениями России в Азии и Северной Америкой», которая была одобрена царем.

Продажу Русской Америки прикрыли заботой «о национальных интересах»

Подписание договора о продаже Аляски 30 марта 1867 года

Заключение договора

В марте 1867 года Стекль прибыл в Вашингтон и напомнил государственному секретарю Уильяму Сьюарду «о предложениях, которые делались в прошлом о продаже наших колоний» и добавил, что «в настоящее время императорское правительство расположено вступить в переговоры». За несколько дней стороны смогли договориться по основным ключевым вопросам.

15 марта 1867 г. государственный секретарь назвал и цену покупки и представил предварительный проект соответствующего договора с Россией о покупке ее американских владений за 7 млн. долларов золотом. Все одобрили покупку. 18 марта 1867 г. президент Э. Джонсон подписал официальные полномочия Сьюарду. В тот же день или утром 19 марта состоялись переговоры государственного секретаря со Стеклем, в ходе которых в общих чертах был согласован проект договора о покупке русских владений в Америке за 7 млн. долларов. 19 марта же был решен вопрос о географических границах передаваемой США территории. В тот же день 19 марта состоялось заседание кабинета, на котором Сьюард представил согласованный текст договора на утверждение своих коллег. Никто из членов кабинета не возражал против цены в 7 млн. долларов.

Перед тем как сообщить об условиях соглашения в Петербург, Стекль и Сьюард обменялись нотами, текст которых был заранее согласован. В ноте от 23 марта государственный секретарь твердо настаивал, что уступка территории «признается свободной и изъятой от всяких ограничений, привилегий, льгот или владельческих прав» и что это условие должно рассматриваться как ультимативное. С одобрения президента Сьюард в этой связи выражал согласие добавить в качестве платы за уступку русских владений еще 200 тыс. долларов. В ответной ноте от 25 марта Стекль подтверждал согласие с предложением американской стороны.

В этот же день русский посланник направил телеграмму А. М. Горчакову в Петербург. В ней был проект договора: «Статья I. Уступка наших колоний; граница уступаемой территории на востоке — демаркационная линия по нашему договору 1825 г. с Англией, на западе — слово в слово демаркационная линия, предоставленная мне императорским министерством морского флота. Статья II. Государственная собственность уступается Соединенным Штатам; частная собственность остается в руках лиц, которым она принадлежит; православные храмы остаются в полной собственности лиц этого вероисповедания с полной свободой исповедовать свою религию. Статья III. Жители колонии могут вернуться в Россию или остаться и пользоваться всеми правами американских граждан. Статья IV. Императорское правительство направит одного или двух уполномоченных, которые подготовят передачу уполномоченным Соединенных Штатов уступаемой территории. Статья V. После ратификации этой конвенции укрепления и военные посты передаются войскам Соединенных Штатов. Русские войска выводятся как можно быстрее и как удобно императорскому правительству…».

Получив 14 (26) марта телеграмму Стекля, Горчаков ознакомил с ее содержанием Александра II и министра финансов Рейтерна. Уже 16(28) марта император утвердил проект ответной телеграммы Стеклю, и министр иностранных дел в тот же день направил ее в Вашингтон: «Император разрешает продажу за 7 млн. долл. и подписание договора…». Получив телеграмму в пятницу 29 марта, Стекль сразу же лично известил государственного секретаря.

Подписание договора состоялось 30 марта 1867 года в Вашингтоне. Договор был подписан на английском и французском языках (т. н. «дипломатические» языки). 3 (15) мая 1867 договор был подписан императором Александром II. 6 (18) октября 1867 Правительствующий сенат принял указ об исполнении договора, русский текст которого под заголовком «Высочайше ратифицированная конвенция об уступке Северо-Американским Соединенным Штатам Российских Северо-Американских Колоний». Стоимость сделки составила 7,2 миллиона долларов золотом. К США переходили весь полуостров Аляска (по линии, проходящей по меридиану 141° к западу от Гринвича), береговая полоса шириной в 10 миль южнее Аляски вдоль западного берега Британской Колумбии; Александра архипелаг; Алеутские острова с островом Атту; острова Ближние, Крысьи, Лисьи, Андреяновские, Шумагина, Тринити, Умнак, Унимак, Кадьяк, Чирикова, Афогнак и другие более мелкие острова; острова в Беринговом море: Св. Лаврентия, Св. Матвея, Нунивак и острова Прибылова — Св. Георгия и Св. Павла. Общий размер проданной сухопутной территории составил около 1 519 000 км².

Сделка была поддержана в Сенате 37 голосами, при двух голосах против. 3 мая договор был ратифицирован. 8 июня в Вашингтоне состоялся обмен ратификационными грамотами. 6 (18) октября 1867 года в 15:30 Аляска официально была передана США. Со стороны России протокол о передаче подписал специальный правительственный комиссар, капитан 2-го ранга А. А. Пещуров. Церемония передачи состоялась в Новоархангельске, на борту американского военного шлюпа «Оссипи». Непосредственно после передачи Аляски Соединённым Штатам в Новоархангельск прибыли американские войска. С 1917 года день 18 октября отмечается в США как День Аляски.


Чек на 7,2 млн. долларов США, предъявленный для оплаты покупки Аляски

Источники:
Алексеев А. И. Судьба Русской Америки. Магадан, 1975.
Болховитинов Н. Н. Русско-американские отношения и продажа Аляски, 1834-1867. М., 1990.
Бурлак В. Н. Русская Америка. М., 2009.
Бушков А. Русская Америка. Слава и позор. М., 2006.
История Русской Америки (1732-1867). В 3 т. Под ред. акад. Н. Н. Болховитинова. М., 1997.
Кремлёв С. Русская Америка: открыть и продать! М., 2005.
Фетисов С. В. Первая Антанта. Как мы потеряли Аляску. М., 2014.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

44 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти