Турецкое командование собиралось устроить русской армии «балканские Канны»


Военно-политическое руководство Османской империи также считало главным Балканский театр. На него была переброшена лучшая и большая часть турецкой армии. Однако первоначально основные силы турецкой армии были связаны борьбой с балканскими народами (восстание в Боснии и Герцеговине, война с Сербией и Черногорией). Поэтому Порта не могла рассчитывать на количественное превосходство, как в прежних русско-турецких войнах, и тем более качественное превосходство над русскими войсками. В результате османы решили придерживаться активной обороны, опираясь на крепости, стараясь избежать разгрома основных сил в открытом сражении и растянуть русские коммуникации, затягивая войну в надежде на поддержку Запада.

Намечалось в полной мере использовать такие отличные природные рубежи, как Дунай и Балканский горный хребет. В предписании султана военному министру от 8 (20) апреля 1877 года говорилось: «Так как нельзя удержать всю оборонительную линию Дуная от Мачина до Видина, то с наступлением война надлежит завлекать неприятеля в глубь страны и там дать ему сражение». Относительно дальнейших боевых действий османы рассуждали так: если русские будут разбиты, то их можно отбросить за Дунай и преследовать до Прута, если же потерпит поражение турецкая армия, то необходимо отойти на рубеж Балканских гор, удерживать Варну и Бургас, и другие важные опорные пункты в районе Балкан, «стараясь не дозволять противнику распространяться».


С целью подготовки сильных контрударов турецкое командование сформировало крупные группировки в четырёхугольнике крепостей — Силистрия, Рущук, Шумла и Варна (эта группа прикрывалась с северо-востока занятием линии Кюстендже — Черноводы), а также собиралось создать группу войск в районе городов Видин, Ниш и София. То есть получалось так, что турецкие ударные группы оказывались на флангах наступающей русской армии. Нанесение контрударов намечалось после того, как русская армия будет обескровлена и измотана на втором стратегическом оборонительном рубеже — Балканских горах. В этот момент удары по флангам и тылу русской армии должны были привести, по расчёту османского командования, к поражению и окружению основных сил русской армии. Группировка сил турецкой армии в Северной Болгарии, как отмечал германский военный теоретик фон дер Гольц, «имела все внешние признаки концентрической операции, направленной с нескольких сторон на противника, стиснутого в охваченном пространстве».

В стратегическом плане верховного турецкого командования было стремление всесторонне использовать выгодные географические условия и инженерную подготовку театра военных действий. Армии ставились решительные цели: активной обороной измотать, обескровить противника, растянуть его коммуникации, втянуть в «мешок» и мощными фланговыми контрударами разгромить русские войска, отбросить их за Дунай и далее. Проблема была в том, что тогдашняя турецкая армия просто не могла выполнить такой хороший план, для его выполнения требовались намного лучше подготовленные командование и штабы соединений, тактически подготовленные, боевые и инициативные командиры среднего звена, вышколенные солдаты (то есть нужна была прусско-германская армия). Тогда этот план имел все шансы на успех. Однако даже такой план (с учётом ошибок русского командования) сорвал решительный прорыв русской армии за Балканы с выходом к Константинополю и быстрой победой. Война стала затяжной, изматывающей, к чему русская армия и Россия оказались не готовы.

Кавказ

На Кавказском театре турецкое командование первое время планировало развернуть активные наступательные действия. Османы надеялись, что их поддержат местные феодалы, недовольные политикой русских «захватчиков», что восстание поднимет мусульманское население, возможно, и горцы, только недавно присоединенные к Российской империи. В качестве диверсионных отрядов собирались использовать горцев из числа бежавших в Турцию из России в ходе Кавказской войны.

Турецкое командование надеялось, что вторжением в русские земли, можно будет отвлечь часть сил русской армии с Балканского фронта. Однако вскоре выяснилось, что для ведения полноценного наступления на Кавказском театре почти нет хорошо подготовленных войск. Турецкие войска на Кавказе — около 90 тыс. человек, не имели ни численного, ни качественного превосходства над русской Кавказской армией, чтобы рассчитывать на успех масштабной наступательной операции. Поэтому Мухтар-паша, вступивший в командование Анатолийской армией, решил ограничиться обороной. «В плане говорилось, — отмечал он, — что повсюду турецкие военные силы должны держаться оборонительной войны». При этом мысль о возбуждении восстания среди кавказских мусульманских народностей не была оставлена, но осуществить её планировали уже не путем вторжения на Кавказ через сухопутную границу с Россией, а в результате высадки десантов на русском Черноморском побережье.

Таким образом, турецкое командование планировало вести оборонительную войну на Кавказском фронте, одновременно пытаясь спровоцировать восстания в русском тылу. Обороняться турки могли успешно, так как на кавказском направлении имелись сильные крупные крепости, которые к войне модернизировали. Турецкий главнокомандующий так оценивал результаты этих работ по модернизации крепостей: «Через 12 лет карские укрепления были почти что окончены. Эрзерумские несколько отстали от них. Ардаганские тоже сильно продвинулись вперед». Арсеналы крепостей были пополнены запасами оружия и боеприпасов, было собрано продовольствие, что позволяло выдержать долгую осаду. Основной опорной базой турецкой армии и важнейшим узлом дорог, куда сходились все пути из России вглубь Турции, был Эрзерум. Со стороны России подступы к Эрзерумской долине были прикрыты крепостями Ардаган и Баязет и Карс и отчасти Батум.

Флот

На Чёрном море турецкий флот имел полное превосходство. Поэтому османы планировали активные действия с целью завоевания полного господства на Чёрном море, что позволяло поддерживать сухопутные войска с приморского фланга на Кавказе и Балканах. Перед флотом были поставлены следующие задачи: блокада русских портов и морских баз; поддержка войск на Дунае — здесь главную роль должна была сыграть турецкая Дунайская флотилия; поддержка флангов сухопутных войск на Балканском и Кавказском театре; высадка десантов; перевозка военных грузов в интересах армии, защита морских коммуникаций.

Однако, как выяснилось в ходе войны, турецкое командование переоценило возможности своего флота и недооценило сильные стороны русского флота. Турецкие морские офицеры и моряки имели неудовлетворительную подготовку и проиграли борьбу на море русским вспомогательным крейсерам и минным катерам.

Таким образом, в целом турецкий стратегический план хотя и имел под собой некоторые верные основания (в частности, природные рубежи обороны, сильные крепости), но не был полностью и конкретно разработан. Кроме того, у Турции не было первоклассной армии, которая могла бы реализовать «балканские Канны», чтобы заманить и уничтожить основные силы русских войск.

Мобилизация турецкой армии

К началу войны вся турецкая армия, по турецким сведениям, насчитывала 494 тыс. человек регулярных войск. Примерно 190 тыс. человек находилось в районах основных крепостей: Видина, Рущука, Силистрии, Добруджи, Шумлы, Тырнова, Габрово, Варны, Ниша, Софии и Адрианополя; 100-тыс. армия располагалась в Боснии, Герцеговине и Албании; 10 тыс. человек — на Крите; 15 тыс. человек — в Янине и Лариссе; 20 тыс. человек — в Константинополе; 140-156 тыс. человек — в Малой Азии и Африке. Таким образом, в Европейской Турции располагалось 330-340 тыс. турок, из них на Дунайском театре было более 200 тыс. человек. Из войск на Дунае основная масса турецких войск находилась в четырехугольнике крепостей, прочие же войска были разбросаны мелкими частями и подразделениями на фронте от Кюстенджи до Ниша. Левофланговая группа войск, которая по плановым наметкам должна была сосредоточиться на участке от Систово до Рахово и нанести контрудар по русской Дунайской армии, фактически не была образована. При этом турецкое командование могло довольно серьёзно усилить войска на Дунайском театре и Балканском рубеже путем переброски войск из других районов Европейской Турции, из Малой Азии и Египта.


На Кавказском театре военных действий к началу войны во главе армии стал мушир (маршал) Мухтар-паша. Всего в первой линии располагалось 65-75 тыс. турецких войск. В составе всех этих войск первоочередных частей было мало, преобладали запасные войска, ополченцы и иррегулярные части, особенно на батумском направлении. Турецкие войска были разделены на несколько отрядов: 1) Карский отряд под командованием самого Мухтара-паши, это была самая мощная группа — дивизии Гуссейна Хами-паши, Ахмета Мухлис-паши и Али-паши (всего 47 батальонов пехоты, 11 сотен конницы и 6 полевых батарей); 2) Ардаганский отряд Гуссейна Сабри-паши (10 батальонов и 2 батареи); 3) Алашкертский отряд Татлы-Оглы Мехмет-паши (12 батальонов, 4 сотни, 2 батареи); 4) Ванско-Баязетский отряд Фаика-паши (4 батальона, 2 сотни, 1 1/2 батареи); 5) Батумский отряд Дервиша-паши; 6) резерв в районе Эрзерума (около 18 батальонов).

Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

8 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти