Как румынские палачи истребляли русских солдат

Румынская правящая верхушка жаждала поживиться за счёт России, в которой полным ходом шла смута. В результате Румыния при полной поддержке держав германского блока и Антанты пошла на оккупацию Бессарабии.

Румынский фронт после Октября


Ситуация на Румынском фронте, как и на других фронтах, показала, что Временное правительство не имеет реально поддержке в народе и армии. Из четырёх армий (8-я, 9-я, 4-я и 6-я), занимавших позиции от Чёрного моря до Буковины, не нашлось войск для отправки в Москву. Верховное командование запрашивало 6 батальонов, 6 конных сотен и 18 орудий. Для фронта насчитывающего сотни тысяч бойцов это было совсем немного. Но Ставка не получила ни одного солдата. На Румынском фронте в противовес эсеро-меньшевистским комитетам активно создаются большевистские. Солдаты одобрительно отнеслись к декретам о мире и земле. Воевать больше не желали.

Центральный исполнительный комитет Советов Румынского фронта, Черноморского флота и Одессы (Румчерод) также стал большевистским. 2-й фронтовой и областной съезд Советов в Одессе 10 — 23 декабря 1917 г. (23 декабря 1917 — 5 января 1918) признал советскую власть и избрал новый состав Румчерода из 180 человек. В новый созыв вошли 70 большевиков, 55 левых эсеров, 23 представителя крестьянских организаций и 32 представителя от других фракций. Председателем Румчерода стал большевик Владимир Юдовский.

Командующий фронтом Д. Г. Щербачёв не принял Октябрь. С согласия французов, он начал отдельные от брест-литовских, переговоры с противником. Румынское командование поддержало его. Переговоры закончились 26 ноября (9 декабря) 1917 года в Фокшанах заключением перемирия между объединёнными русско-румынскими и германо-австрийскими войсками. Для сохранения военной власти поощрялся уход домой солдат наиболее революционных частей, чтобы произошёл их развал. Те части, на которые могли рассчитывать «белые», старались сохранить. Планировалось сформировать Корпус русских добровольцев для отправки на Дон, куда стекались противники советской власти. Кроме того, на Румынском фронте активно создавали национальные части – украинские, молдавские, польские, белорусские, грузинские, армянские, казачьи. Таким образом, происходил раскол солдатской массы по национальному признаку.

В ноябре 1917 года Щербачёв поддержал решение Украинской Центральной рады, провозгласившей независимость Украины, об объединении войск Юго-Западного и Румынского фронтов в «Украинский фронт» и был назначен командующим войсками этого «фронта». Большевики выступили против этих предательских действий. Тогда Щербачёв обратился к румынскому руководству с просьбой помочь разгромить «большевистское гнездо» в Соколе. Дипломатические представители и военные миссии Антанты в Яссах поддержали Щербачёва. Румынское правительство, в ночь с 8 на 9 декабря, провело заседание и дало согласие. На рассвете станция Сокола, где располагалась русская железнодорожная бригада, была блокирована румынскими войсками. Румыны разоружили русских солдат, расстреливая тех, кто сопротивлялся.

Это был только первый шаг по окончательному уничтожению русского Румынского фронта, как организованной силы. После перемирия с фронта снимались одна за другой русские дивизии. Казалось, что нужно просто пропустить уставшие от войны и жадно стремившиеся домой войска. Румынское руководство ещё опасалось русской армии. С австро-германским руководством румыны были готовы «договориться». А уход русских войск в тыл, где они попадали под влияние большевиков, наносил удар планам как румынской верхушки, которая уже жаждала поживиться за счёт России, в которой полным ходом шла смута, так и Антанты и «белого» движения, желающего вернуть власть. Кроме того, румыны хотели поживиться за счёт русских войск. Оружие, боеприпасы, амуниция, различные материалы, всё это имело большое значение в продолжавшейся войне и будущей интервенции.

Правители Франции, Англии и США были заинтересованы в разжигании Гражданской войны в России, и старались поддержать все антибольшевистские очаги сопротивление – белые и националистические. Хозяева Запада уже разделили Россию на сферы влияния, будущие полуколонии-бантустаны, и теперь им надо было залить русскую землю кровью, обескровить русский народ, уничтожить русских коммунистов, которые имели проект создания Советской России.

11 декабря Молдова, за исключением Ясс, была разбита на 8 военных зон, находившихся под контролем генерального штаба и Щербачёва. Румыны отлично знали о передвижении русских войск при отходе и даже об их планах. При русских штабах находились уполномоченные румыны из сигуранцы (тайной полиции), которые сообщали о каждом шаге отступающих русских дивизий и полков. Количественно русская армия была сильнее, но никто не ожидал такого сюрприза от «союзников». Русские солдаты хотели только получить свободный проход и продовольствие. Революционные комитеты также хотели уладить дело миром, недооценивая угрозы. Так, комитет 6-й армии даже направил своих представителей к румынскому королю. Делегаты беседовали с Фердинандом и начальником штаба румынской армии Презаном. Их заверили, что румыны «не вмешиваются в дела русской армии». Но это были лишь слова, что заболтать русских. Чтобы русские не смогли организовать сопротивление. Тем временем румыны задерживали припасы, предназначенные русским, основные дороги занимались отборными войсками. Румынские войска имели приказ Щербачёва разоружать отступающие русские дивизии.

В итоге ошеломленные русские войска, которых подставило собственное командование и «союзные» румыны, не решились оказать сопротивление и боем прорываться в родные места. «Как же… Ведь, в самом деле, разве большевики не объявили войну войне? Разве не велели брататься с врагами? Ведь румынские солдаты – такие же крестьяне, как и русские. Запутались в этом вопросе «сердобольные» товарищи», — писал участник тех событий Л. Дегтярев. Оружие сложили, поверив обещаниям румынского командования, что их пропустят домой. Одних разоружили и погнали в концлагеря. Много людей расстреляли, других жестоко избивали. Другие умерли от голода и холода. Остальные, оставшись без оружия и продовольствия, были вынуждены в жестокий мороз пешком уходить в Россию. Понятно, что отступление полностью деморализованной, смертельно уставшей, голодной и замерзающей армии не имело ничего общего с походом дисциплинированной армии. Происходили различные неприятные эксцессы. А румыны старались всячески разжечь конфликт и трубили на весь мир о «грабежах», «погромах» и «насилиях» русских войск, чтобы оправдать расправу над бывшими союзниками и будущий захват Бессарабии.

Как румынские палачи истребляли русских солдат

Командующий Румынским фронтом Дмитрий Григорьевич Щербачёв

Действия советского правительства

Советское правительство получало лишь нерегулярные и отрывочные сведения о событиях, происходивших на Румынском фронте. Получив известие о захвате румынскими войсками нескольких сёл в Бессарабии, Народный комиссариат иностранных дел (НКИД) 16 декабря 1917 года выступил с нотой протеста и потребовал «покарать преступные элементы из румынского офицерства и румынской бюрократии». В обращении Верховного главнокомандующего Н. В. Крыленко от 25 декабря 1917 года говорилось: «Внутри страны, прикрываясь словами о защите независимости Украины, пособники Каледина из Центральной рады в союзе с дезертирами-офицерами, мятежником Щербачёвым и палачами румынского правительства, расстреливающего на румынском фронте тех самых солдат, которые проливали кровь в их защиту, все соединились против Советской власти и Правительства народных комиссаров». Крыленко призвал русские войска осуществить планомерный отход из Румынии. Командование переходило в руки комитетов. Русские войска, в случае столкновения с румынами, получили приказ прокладывать путь с оружием в руках.

31 декабря 1917 года советское правительство, ссылаясь на имевшиеся у него не полные данные, отмечало: румынские власти захватили фураж, предназначенный для 49-й русской дивизии; 194-й троице-сергиевский полк окружен, разоружен и отведен в тыл; арестован комитет 195-го полка и т. д. Советское правительство требовало освободить арестованных, прекратить беззакония, наказать виновников, дать гарантию, что подобные действия не повторятся. Совет народных комиссаров взял под арест членов военной и дипломатической миссий Румынии во главе с посланником Диаманди. Правда, из-за давления дипломатов других стран, вскоре это решение Ленин отменил. Но эта миролюбивая политика пользы не принесла. И тогда СНК 13 января 1918 года принял постановление о разрыве дипломатических отношений с Румынией. «Покрытая преступлениями румынская олигархии, — отмечалось в документе, — отрыла военные действия против Российской республики».

Удар по Кишинёву

В самой Бессарабии после Октябрьской революции был сформирован собственный парламент — Сфатул Цэрий («Совет страны»), который начал свою работу 3 декабря 1917 г. Парламент был сформирован местными националистами и эсерами. Председателем был эсер И. К. Инкулец, вице-председателем — националист, ведущий идеолог объединения Бессарабии с Румынией П. Н. Халиппа. Исполнительным органом стал Совет генеральных директоров (Директориат), состоящий из девяти министров во главе с П. Ерханом. По примеру Центральной рады, Сфатул Цэрий 15 декабря 1917 года принял декларацию, провозглашавшую образование Молдавской Народной Республики в составе России.

Лидеры Сфатул Цэрий начали вести тайные переговоры с румынским правительством о введении войск, что вызвало протес населения. Большинство населения Бессарабии было ориентировано на Россию. Кроме того, большую часть населения составляли русские (включая малороссов), гагаузы, болгары, евреи, которые не желали жить под власть Румынии. На тайном заседании Директориат (правительство) 19 декабря принял решение просить Щербачёва и румын помощи для противодействия «анархии». На следующий день на закрытом заседании Сфатул Цэрий большинство против голосов депутатов крестьянской фракции одобрило это решение. 24 декабря румынское правительство дало согласие на «просьбу» Сфатул Цэрия о направлении войск в Бессарабию.

«Приглашение» застало румынских оккупантов уже в пути. Румынские войска незаконно вторглись в Бессарабию ещё 7 декабря 1917 года под предлогом закупки продовольствия, охраны военных и продовольственных складов. Тогда два полка румынской армии пересекли Прут, заняли Леово и несколько приграничных сёл. Вовсю шло разоружение русских дивизий Румынского фронта, которые могли остановить вторжение и оккупацию Бессарабии. «Приглашение» использовали как формальный повод для оккупации. Сообщалось, что по соглашению с «правительством Молдавской республики Бессарабии и генералом Щербачёвым и чтобы не дать армии умереть с голоду», румынские войска вступили в эту область. «Комфронта» Щербачёв, окруженный французскими офицерами и охраняемый румынскими егерями, уже не имел реальной власти. Но мог дать ещё одну ширму для вторжения. Поэтому Щербачёв дал согласие на вторжение в Бессарабию.

Сначала румыны попытались взять Бессарабию малыми силами. С тыла должны были атаковать части, сформированные в тылу под Киевом из пленных трансильванцев. Против них выступили части фронтотдела Румчерода и молдавские отряды, которые были отправлены на поддержку румынским войскам правительством Бессарабии, но перешли на сторону большевиков. Они разоружили трансильванцев и отправили в Одессу. Кроме того, 6 января 1918 года румынские войска прибыли на станцию Гидигич и собирались двинуться на Кишинёв. В нескольких верстах от города они получили отпор от советских отрядов и местного ополчения. Румыны отступили к Пруту. Здесь их блокировали, но румынские войска с помощью подкреплений из-за Прута смогли вырваться из окружения. Лидеры Сфатул Цэрий стали отрицать свою причастность к интервенции и даже подписали телеграмму «протеста» Щербачёву и румынскому правительству. На некоторое время предатели притаились и исчезли с политической арены. Резиденция Сфатул Цэрия была занята советскими частями. Румынские офицеры, члены «межсоюзнической продовольственной закупочной комиссии», которые занимались не только своими прямыми обязанностями, но и разведкой, были арестованы и отправлены в Одессу.


Воззвание революционного штаба по охране Бессарабии, январь 1918 г.

Убедившись, что легко Бессарабию не взять, румынская верхушка приступила к масштабной операции. Через Прут двинули четыре дивизии. С 8 по 12 января 1918 года на подступах к Кишинёву шли бои. Не имея возможность противостоять масштабному вторжению, революционный штаб покинул Кишинёв и 13 января его заняли румынские войска. 15 января Сфатул Цэрий по инициативе Инкулеца провёл торжественное заседание в честь приёма румынского генерала Е. Броштяну. В своих заявлениях Сфатул Цэрий убеждал население, что румынские войска пришли лишь для борьбы с анархией и охраны железных дорог и складов. В это время север Молдавской Демократической Республики вплоть до Единец и Дондюшан был занят австро-венгерскими войсками, а румынские войска, занявшие остальную часть Молдавии, предоставляли коридор для передислокации германских войск в Одессу.

22 января 1918 года министр Ерхан информировал Сфатул Цэрий, что Украинская Народная Республика провозгласила независимость. На заседании в ночь с 23 на 24 января в условиях дислокации на территории республики румынских войск Сфатул Цэрий провозгласил независимость.

Тем временем население Молдавской Демократической Республики продолжало активное сопротивление оккупантам. Особенно ожесточённые бои шли под Бендерами, в Измаиле, Килие, Аккермане, Вилково и на севере Бессарабии. Так, в январе 1918 года произошло открытое восстание румынских моряков и рабочих в Новой Килии. В этот небольшой русский рыбачий поселок на Дунае и в Измаил в конце 1916 года была эвакуирована речная флотилия. В Килию же был эвакуирован арсенал из Галаца, вместе с рабочими и солдатами, которые составляли его персонал. 13 января флот в Новой Килии, Измаиле и Вилково восстал. На мачтах 13 кораблей подняли красные флаги. Власть взял в свои руки ревком. Румынскому командованию пришлось двинуть корабли из Старой Килии, одновременно войска шли по суше с севера и запада. Пока матросы митинговали, Новую Килию при помощи офицеров 25 января заняли правительственные войска.

Но в Вилково революционные матросы оказали упорное сопротивление. Местные жители – рыбаки и крестьяне, ненавидели румынские власти, поэтому активно помогали восставшим, организовали отряд Красной гвардии из 500 бойцов. Также восставших поддержал десант русских моряков. Они несколько дней дрались за окружающие Вилково села. 28 января начались бои уже с восставшими кораблями. В этот же день поступила телеграмма знаменитого А. Железнякова, посланного во главе с отрядом матросов на помощь революционным силам на юге России. В телеграмме говорилось: «Держитесь товарищи. Помощь идёт…». Вскоре на эсминце «Керчь» прибыл сам Железняков с 50 комендорами, а за ними транспорт с отрядом балтийцев. Ещё несколько дней продолжалось сражение. Лишь после того, как кольцо окружения на суше и на Дунае почти сомкнулось, русские корабли отошли по Очаковскому каналу.

Бои за Бессарабию ещё некоторое время продолжались. 23 января советские войска начали операцию по освобождению Бендер. Красногвардейцы и матросы форсировали Днестр и в упорном бою отбили город. При этом местные жители активно поддерживали красных. 22-я румынская бригада потерпела поражение. Через два дня, подтянув подкрепления и подвергнув город артиллерийскому обстрелу, румынские захватчики вторично ворвались в Бендеры. Румыны жестоко отомстили местному населению. Их кровожадности поразился сын и адъютант генерала Щербачёва: «Излив свою злобу, они возвратились в город, и жестокости, учиненные ими там, не поддаются описаниям. Лица, почему-либо не понравившиеся румынам, пропадали, и через несколько дней их находили в Днестре, под мостом».

Однако попытки румынских войск продвинуться дальше через Днестр на Тирасполь к успеху не привели. На левом берегу уже находились довольно крупные советские силы. На Украине красные одерживали вверх. «Самостийная» Центральная рада бежала из Киева. На румынском направлении была сформирована Особая армия под командованием А. И. Егорова. Румынская дивизия, пытавшаяся переправиться через Днестр у Рыбницы, была разбита. На севере Бессарабии оккупанты также натолкнулись на серьёзное сопротивление. Остатки 8-й русской армии, спешно формируемые отряды Красной гвардии и местные ополченцы дрались за каждую пядь земли. Австро-германские войска в это время держали благожелательный нейтралитет в отношении Румынии, позволяя румынской армии оккупировать Бессарабию.

Румыны, столкнувшись с серьёзным сопротивлением, вынуждены были пойти на переговоры с советским правительством. При помощи дипломатов Антанты переговоры начались. Советская сторона потребовала очистить Бессарабию; вернуть захваченное имущество; пропустить возвращающиеся русские войска; выдать Щербачёва и участников расстрела русских солдат и матросов в Измаиле. 5 марта 1918 года новый председатель совета министров Румынии генерал А. Авереску вынужден был подписать соглашение об очищении Бессарабии. 24 февраля (9 марта) этот документ подписали советские представители. Основные положения были следующими: Румыния обязалась очистить Бессарабию за два месяца; оставался только 10-тыс. отряд для охраны железных дорог и румынских военных складов; административные и судебные функции немедленно переходили к местным выборным органам; охрана порядка осуществляла местной милицией; румыны отказывались от вмешательства во внутренние дела и права производить аресты. Румынское правительство обязалось не предпринимать никаких вражеских действий против Советской России и не поддерживать таковых, если они будут совершены с чьей-либо стороны.

Авереску, который отличался разумностью и осторожностью, так аргументировал свой шаг: «Россия больна, без сомнения, она очень больна, но Россия не исчезла, и она выздоровеет. На маленькой державе, не пристало пользоваться этим состоянием паралича, в котором находится сосед».

Однако вскоре румынские власти получили возможность отказаться от этого соглашения. Бежавшая из Киева Центральная рада обратилась за помощью к германцам. Началось вторжение австро-германских войск на Украину. Одновременно германцы нарушили перемирие с Советской Россией и двинули войска на Петроград. Советское правительство вынуждено было пойти на тяжелый Брестский мир.


Декларация об объединении Бессарабии и Румынии

Итоги

Долго «независимость» Молдавии не продержалась. Румынские оккупанты уничтожили депутатов, которые наиболее активно выступали против присоединения Бессарабии к Румынии. Многие депутаты, опасавшиеся подобной судьбы, бежали из Бессарабии. 27 марта (9 апреля) 1918 года на заседании Сфатул Цэрий был поставлен вопрос об объединении Бессарабии с Румынией. Голосование проходило под румынским давлением: здание, где заседал Сфатул Цэрий, было окружено румынскими войсками с пулемётами, на самом голосовании присутствовали румынские военные. Голосование, вопреки протестам некоторых депутатов, было открытым, а не тайным. Представители немецкого, болгарского и гагаузского меньшинств заявили, что воздерживаются от голосования. Представитель крестьянской фракции В. Цыганко и представитель Русской культурной лиги А. Грекулов заявили, что вопрос объединения можно решить только путём всенародного референдума. Однако к их аргументам не прислушались, и было проведено открытое поимённое голосование. За присоединение проголосовало 86 депутатов, против — 3, воздержались — 36, отсутствовали на заседании — 25. В области начались массовые забастовки и восстания, но они были подавлены.

Во время подготовки к Парижской мирной конференции румынское правительство организовало созыв Сфатул Цэрий с целью принятия решения о безоговорочном объединении Бессарабии с Румынией без каких бы то ни было условий об автономии. На заседании 25—26 ноября 1918 года при отсутствии кворума 36 голосами было принято решение о безусловном присоединении Бессарабии к Румынии, ликвидировавшее все условия акта от 27 марта 1918 года. Вскоре после принятия этого решения Сфатул Цэрий прекратил своё существование.

29 декабря 1919 г. румынский парламент принял закон о присоединении Трансильвании, Буковины и Бессарабии к Румынии. 28 октября 1920 г. Англия, Франция, Италия и Япония подписали с Румынией Парижский протокол, согласно которому эти страны «полагая, что с точки зрения географической, этнографической, исторической и экономической присоединение Бессарабии к Румынии вполне оправдывается», признали суверенитет Румынии над Бессарабией.

Представители РСФСР и УССР 1 ноября 1920 г. заявили, что «они не могут признать имеющим какую-либо силу соглашение, касающееся Бессарабии, состоявшееся без их участия, и что они никоим образом не считают себя связанными договором, заключенным по этому предмету другими правительствами».

Таким образом, Советская Россия не признала оккупацию Бессарабии Румынией и квалифицировала её как аннексию. Однако вернуть регион сразу не могла. На картах, выпускаемых в СССР вплоть до 1940 года, Бессарабия обозначалась как территория, оккупированная Румынией. 26 июня 1940 года СССР предъявил Румынии ультиматум с требованием о возвращении Бессарабии, а также передаче Северной Буковины в состав СССР. Румыния была вынуждена принять эти требования и отвести из этих областей свои войска. Историческая справедливость восторжествовала.

Стоит отметить, что в настоящее время эти события так или иначе повторяются. Снова Россию охватила смута. Молдавия стала независимой. Румыния держит курс на аннексию бывшей Бессарабии. Основная часть населения Молдавии традиционно придерживается прорусских настроений. Однако большая часть молдавской «элиты» желает стать частью румынской верхушки, частью «просвещенной Европы» и предает интересы простого народа.


Карта Молдавской АССР c указанием румынской оккупации Бессарабии
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

68 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти