Крепкий орешек Русского фронта. Часть 3. Похороны «Зимних стратегических Канн»

В праснышских боях русские войска эффективно применяли новые технические средства вооруженной борьбы.

Так, командующий 12-й армией генерал от кавалерии П. А. Плеве принял участие в становлении автомобильной батареи для стрельбы по воздушному флоту под командованием капитана В. В. Тарновского. Батарея в конце операции была передана 12-й армии. Эффективные действия батареи (оборона войск, позиций тяжелой артиллерии, взаимодействие с войсковыми частями) привели к посещению ее командованием 12-й армии в лице командарма П. А. Плеве и его начальника штаба Е. К. Миллера. Генералы-фронтовики подробно ознакомились с батареей и спецификой ее стрельбы. Командование армии, высоко оценив первые успехи зенитчиков, наградило капитана В. В. Тарновского орденом Святой Анны 2-й степени, а штабс-капитанов Величко и Боровского (офицеров батареи) - орденами Святой Анны 3-й степени.



одно из орудий батареи стрельбы по воздушному флоту В. Тарновского

Активно использовались бронесилы.

9-го февраля 3 атаки германцев в районе г. Прасныш были отбиты русской пехотой при поддержке броневиков. Последние врывались в боевые порядки наступающих германцев и в упор расстреливали пехоту противника. А при отступлении врага из-под Прасныша броневики не позволили немцам остановиться и привести свои войска в порядок - в ночь на 13 февраля, преодолев 120 км, 4 пулеметных и орудийный броневики 1-й автопулеметной роты ворвались на неприятельскую укрепленную позицию у с. Добржанково. Потеряв 3 броневика, отряд захватил 2 моста, отрезав путь отступления германцев. В результате, 2-му и 3-му Сибирским стрелковым полкам досталась, сдавшись в плен, германская бригада. Эффект от действий бронетехники в рассмотренной операции был столь велик, что факт был отмечен в записях императора - о том, что успеху очень помогли пушечные и пулеметные броневики. Сводка Ставки также отметила факт, что успеху русских войск самоотверженно содействовали бронеавтомобили, расстреливающие немцев с близких расстояний - иногда до нескольких десятков шагов (см. Как русская броня воевала. Ч. 2. Под Праснышем и Томашевым).


броневики 1-й автопулеметной роты, замаскированные на дороге в районе Прасныша, февраль 1915 г.

Оперативно-стратегическое значение операции было очень велико. Она позволила стабилизировать стратегическую обстановку на северо-западном ТВД. Была одержана решительная победа над сильным противником и в значительной мере сглажены последствия неудачи Второй Августовской операции - первоначальный успех германцев над 10-й армией сменился их поражением от 12-й и 1-й армий. Французы именовали Вторую Праснышскую операцию - «Русская Марна».

Немецкий военный историк Х. Риттер писал: «началось стратегическое контрнаступление великого князя Николая от Наревской линии из окрестностей Ломжи в окрестности Цеханов-Красница. Армия Гальвица была вынуждена перейти к обороне и в продолжение всего марта месяца удерживала неприятельский напор боями в разных местах фронта. Тем не менее, для решения этой задачи были привлечены как правое крыло VIII-ой германской армии, стоявшее севернее Ломжи, так и почти все свободные силы Х-ой…Наступление на Осовец и линию Бобра пришлось прекратить».

План удара германцев на Седлец был сорван, и победа русских в данной операции наряду с прочими факторами разрушила план весенней кампании противника 1915 г. «Зимние стратегические Канны» врага провалились. Э. Фалькенгайн констатировал, что операции против флангов Русского фронта возлагавшихся на них «далеко устремленных» ожиданий не оправдали.

Германцам пришлось планировать новую (Горлицкую) операцию по прорыву Восточного фронта (причем на другом ТВД).

Деятельность русского командования в этой операции высоко оценена как представителями отечественной исторической науки (обычно довольно негативно характеризующей действия русского генералитета в годы Первой мировой), так и со стороны военного руководства противника. Участник войны и военный историк генерал от инфантерии А. М. Зайончковский отметил, что действия «западной группы русских войск» характеризует такой положительный факт как «вкоренение в привычку» военачальников на удар отвечать контрударом – примером чего является Праснышская операция. Другой специалист писал: «От Торна до Млавы армейская группа Гальвица [имела] сначала три корпуса и две кав. дивизии против I Туркестанского и I конного корпусов. Соотношение сил 3:1, но … сюда были подведены еще силы, и к концу операции было 9 - 10 немецких дивизий против 6,5 русских, но... Гальвиц был разбит». Г. К. Корольков отмечал, что германцы овладели было Праснышем, но в феврале 1915 г. русские вновь заняли последний - реализовав весьма искусный маневр.

Следует отметить блестящее боевое поведение командующего русской 12-й армией П. А. Плеве. Боевой генерал в очередной раз подтвердил репутацию «палочки-выручалочки». Его директивы были традиционно выдержаны в наступательном духе. Например, комкор 2-го Сибирского корпуса 13-го февраля получил от командарма приказ «бить противника, преследовать его самым настойчивым, беспощадным образом», стараясь не выпустить врага, а захватить или уничтожить – проявляя максимальную энергию и, захватив пути отступления германцев от Прасныша на север и северо-восток, не выпустить отступающих из полукольца и захватить их. Командарм пытается наносить фланговые удары и действовать на коммуникациях противника. Так, 11 февраля тот же комкор получил директиву о том, что после переправы через р. Оржиц целью действий корпуса должен быть не город Прасныш, а германские войска, которые следует атаковать во фланг и в тыл. Указывалось, что следует перехватить сообщения отходящего противника.

Полковник А. Борисов отмечал, что Праснышская операция оказала большое влияние на ход боевых действий для Северо-Западного фронта. После отступления из Восточной Пруссии русской 10-й армии (и гибели ее 20-го корпуса в Августовских лесах), победа под Праснышем укрепила положение русских войск на всем ТВД - и 2 марта 1-я, 10-я и 12-я армии перешли в наступление чтобы оттеснить германцев с линии р.р. Бобр и Нарев в Восточную Пруссию. Особенно наглядно значение Праснышской операции, если вспомнить стремление Э. Людендорфа весной 1915 г. удержать линию Влоцлавск – Млава – что было главной предпосылкой грандиозного плана по окружению русской группировки в Польше – и поражение у Прасныша расстроило германцам план весенней кампании года.


Отмечены праснышские бои и специальной записью в дневнике Николая II от 13. 02. 1915 г. – о том, что дела на Северо-Западном фронте значительно поправились и в районе Ломжа - Прасныш идут успешные наступательные бои, в ходе которых русские войска захватили много пленных, орудий и пулеметов.

Э. Людендорф отмечал «энергичные контратаки» русских и свои «значительные потери»; у Единорожца немцы «получили от русских урок». М. Гофман зафиксировал факт флангового охвата и обхода немцев русскими под Праснышем. Э. Фалькенгайн считал, что наступление армейской группы Гальвица не только имело ничтожные результаты - русские с помощью контратак «достигли перевеса».

Германскому командованию пришлось импровизировать. Немецкие архивные материалы свидетельствуют о создании противником севернее г. Ломжа сводной 35-ти тысячной войсковой группировки, включавшей 10 тыс. бойцов Гвардейского корпуса – элиты кайзеровской армии.

Праснышская победа дала значительный оперативно-тактический выигрыш русскому командованию - и в неудачном (в целом) для России 1915 г. именно обстановка на северо-западном направлении в первую половину года оставалась стабильной, а положение - прочным.

До поражения во Второй Праснышской операции германское командование верило в решительный успех в противоборстве с русскими и надеялось в марте, после окончании зимних операций, перебросить с Русского фронта на Запад значительные силы. Но операции на Северо-Западном ТВД, сковав значительное количество германских войск, похоронили эти надежды.

Источники

РГВИА. Ф. 2003. Оп. 2. Д. 426; Ф. 2152. Оп. 1. Д. 2-4;
РГВИА. Ф. 2007. Оп.1. Д. 42. Ч. 6;
Журнал боевых действий 2-й гвардейской пехотной дивизии 1915 г. Париж, б. г.;
Летопись войны. 1915. № 28 оф;
Год войны с 19 июля 1914 г. по 19 июля 1915 г. М., 1915;
Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914 – 1918. Вd 7. Berlin, 1931;
Фалькенгайн Э. фон. Верховное командование 1914 - 1916 в его важнейших решениях. М., 1923;
Гофман М. Война упущенных возможностей. М. - Л., 1925;
Попов К. Воспоминания кавказского гренадера 1914-1920. Белград, 1925;
Ходнев Д. Лейб-гвардии Финляндский полк в Великой и Гражданской войне 1914-1920. Белград, 1932;
Хольмсен И. А. Мировая война. Наши операции на Восточно-Прусском фронте зимою 1915 г. Париж, 1935;
Лейб-Эриванцы в Великой войне (материалы по истории полка в обработке полковой исторической комиссии). Париж, 1959;
Дневники императора Николая Второго. М., 1991;
Людендорф Э. фон. Мои воспоминания о войне 1914 - 1918 гг. М. – Мн., 2005.

Литература

Состав германских мобилизованных полевых корпусов, кавалерийских дивизий и резервных корпусов (по сведениям к 1 марта 1915 года). Сост. Генерального Штаба полковник Скалон. Типография Штаба Верховного Главнокомандующего, 1915;
Состав германской армии по сведениям к 1 мая 1915 г. Сост. Генерального Штаба капитан Б. А. Дуров. Варшава, 1915;
Боевое расписание германской пехоты по сведениям к 10 сентября 1915 г. Сост. Генерального Штаба полковник Скалон. Изд. Штаба Генерал-Квартирмейстера, Б. м., 1915;
Состав германской армии по сведениям к 1 декабря 1915 г. Сост. Генерального Штаба подполковник Б. А. Дуров. Б. м., 1916;
Великая война. 1915 год. Очерк главнейших операций. Русский Западный фронт. Пг., 1916;
Стратегический очерк войны 1914 - 1918 гг. Ч. 3. М., 1922;
Риттер Х. Критика мировой войны. Пг.: Военное издательство Петроградского военного округа, 1923;
Зайончковский А. М. Мировая война. Маневренный период 1914-1915 годов на русском (европейском) театре. М. - Л., 1929;
Борисов А. Д. Праснышская операция // Военно-исторический журнал. 1941. № 3;
Керсновский А. А. История Русской Армии. Тт. 3-4. М.: «Голос», 1994;
Барятинский М., Коломиец М. Бронеавтомобили русской армии 1906-1917 гг. М., 2000;
Олейников А. В. Мастер кризисных ситуаций. О полководце Первой мировой войны генерале П. А. Плеве // История. Научно-методическая газета для учителей истории и обществоведения. - 2008. - № 17 (857) 1-15 сентября;
Новиков П. А. Сибирские армейские корпуса в Первой мировой войне // Известия Уральского государственного университета. – 2009. - № 4 (66);
Олейников А. В. Забытый полководец забытой войны (генерал от кавалерии П. А. Плеве в Первой мировой войне) // Труды Института российской истории РАН. Вып. 9. М., 2010;
Олейников А. В. Плененные стяги. Трофейные знамена армий стран германского блока в первый период Первой мировой войны на Русском фронте (август 1914 г. – март 1915 г.) // Военно-исторический журнал. - 2012. - № 6;
Олейников А. В. Генерал П. А. Плеве в Праснышском сражении февраль-март 1915 г. // Materialy VII Miеdzynarodowej naukowi-praktycznej konferencji «Dynamika naukowych badan - 2011». - Volume 7. - Przemysl. - 2011;
Карпеев В. И. Конница: дивизии, бригады, корпуса. Соединения русской армии. 1810-1917. М., 2012;
Олейников А. В. Плеве Павел Адамович // 100 великих полководцев. 2013. http://100.histrf.ru/commanders/pleve-pavel-adamovich/;
The Great World War. A history. Volume 2. London, 1917;
Histories of Two Hundred and Fifty-One Divisions of the German Army which Participated in the War (1914-1918). Washington, 1920.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

12 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти